home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10

— Пора домой! — сказал я, бросил шланг и помчался обратно к дому, чтобы выключить воду. Потом вскочил на мотоцикл и сказал Оберону, чтобы бежал, что есть сил. Пришлось уйти из дома вдовы или она может стать случайной жертвой.

— Ты знаешь, кто идет за нами? — спросил Оберон. Его длинные лапы едва касались земли, когда он бежал, пытаясь не отставать.

— Фир Болгз, — мысленно ответил я, чтобы не терять концентрацию на дороге.

— Кажется, они догоняют. Теперь перешли на бег.

— Значит, заметили нас. Не оглядывайся, просто продолжай бежать. И слушай меня внимательно: эти парни вооружены копьями. Ты не сможешь их увидеть, но поверь, они у них будут. А они, в свою очередь, не смогут увидеть тебя. Если придется защищаться, кусай их за левую ногу, чуть выше щиколотки.

— Ахиллесово сухожилие? Я помню.

— Молодчина. Но кусать будешь за икры. Эти ребята намного больше, чем выглядят. Где у обычного человека расположены икры, там и будут Ахиллесовы сухожилия у этих гигантов. Кусай только один раз и сразу отбегай. Не хочу, чтобы кто-то из них упал на тебя или задел копьем.

— А если на них броня?

— Они ее не носят. Что бы ты ни увидел — это иллюзия. Большинство будет без обуви — их кожа намного грубей.

Я рискнул посмотреть назад, когда поворачивал на Рузвельт Стрит. Обычным зрением в свете уличных фонарей я рассмотрел девятерых громил на Харли-Девидсонах, которые гнались за мной, словно я посмел опрокинуть их «железных коней» у входа в бар. А вот «фей-радар» показал девять Фир Болгз, почти голых, если не считать набедренных повязок и боевой раскраски. В правой руке у них были копья, а в левой — деревянные щиты. И все они злобно ухмылялись, зная, что мне от них не оторваться.

Когда я добрался до дома, сразу повернул на газон и спрыгнул с мотоцикла, который с грохотом въехал в забор и заглох. С крыльца сразу же посыпались проклятия, и я вытащил Фрагарах из ножен, удивившись, кто мог поджидать меня там.

— Черт тебя подери, Аттикус, какого хрена ты творишь? — послышался знакомый голос и внезапно мотоцикл полетел обратно в воздух, едва не угодив в меня.

Я почувствовал, как напряженное выражение на лице сменилось радостной улыбкой.

— Лейф! — крикнул я, в голосе все еще слышалась тревога. — Как же я рад, что это ты! — я совсем забыл, что просил Холла прислать его, как только сядет солнце. — Надеюсь, ты подходяще одет для драки?

— Драки? Так вот почему по всей улице слышен этот топот?

Мой адвокат-вампир выступил из тени крыльца в тусклое уличное освещение. Длинные светлые волосы обрамляли бледное лицо, на котором застыло хмурое выражение. На нем был безупречно сшитый костюм, явно не рассчитанный на участие в драке.

Фир Болгз завернули за угол, и шум от их приближения стал настолько громким, что чувствительный к звукам вампир поморщился.

— Не я начал драку, Лейф, — сказал я. — Но, если ты мне не поможешь сейчас, то можешь потерять своего лучшего клиента. Буквально. Я заплачу тебе двумя бокалами.

— Помимо одного стандартного? — спросил он, выгнув бровь.

— Нет уж, один, как обычно, и один — за помощь в драке.

Времени на раздумья не оставалось. Он коротко кивнул и сказал.

— Что-то они не кажутся невероятно сильными.

— Это все иллюзия. На самом деле, они гиганты, так что не верь тому, что видишь. Задействуй другие чувства. Попробуй учуять их кровь?

Они были практически перед домом, но ожидание ответа стоило потраченного времени. Глаза Лейфа округлились, когда он поймал запах их крови.

— Да, они сильные, — сказал он. — Спасибо, Аттикус.

Вампир улыбнулся, и два белых клыка блеснули в лунном свете.

— Я как раз собирался позавтракать.

— Считай, что это шведский стол, — ответил я. Больше времени на разговоры не было. Пришло время действовать. Лейф взлетел, словно супермен, целясь в предводителя банды. Он прыгнул гораздо выше его головы, но, так как шея гиганта находилась совсем не там, где у его человеческой копии, попал в самую точку. Остальные Фир Болгз притормозили, потрясенные зрелищем их предводителя, опрокинутого джентльменом в изысканном брючном костюме. Но притормозили, не значит остановились.

— Вперед, Оберон! Пора на охоту!

Радостно повизгивая, он метнулся к громилам, а я начал призывать энергию земли, чувствуя, как ликует тело, когда она начинает струиться внутри, пройдя по сложному узору моей татуировки.

Она начинается на подошве правой ступни и тянется вверх, по внешней и внутренней стороне ноги, обвивая ее словно змея, затем по правой грудной мышце, поднимаясь до самого плеча, где, словно водопад, обрушивается на середину бицепса. Там она пять раз обвивает мышцу и спускается по предплечью, заканчиваясь (если это вообще применимо к кельтской вязи) петлей на внутренней стороне ладони.

Татуировка появилась у меня одним из самых «интимных» способов, какие только можно представить. Через нее я получаю доступ к бесчисленным энергетическим запасам земли, когда угодно и в любом количестве, которое мне нужно, стоит только коснуться босой ногой земли. Это значит, что в бою силы мои не иссякают, мне не знакома усталость, а, если нужно, могу на скорую руку соорудить парочку довольно действенных заклинаний или вызвать временный прилив энергии, делающий меня достаточно сильным, чтобы голыми руками одолеть медведя.

С тех пор, когда последний раз мне требовалось столько энергии, прошло много, очень много времени. Но опять же, я еще ни разу не был в подобной переделке с тех пор, как пытался выбраться из бушующей толпы фанатов на грандиозном рок-концерте Pantera. Девять Фир Болгз — ладно, уже восемь — это немного больше, чем я ожидал.

Я повернулся так, чтобы сзади оказалось мескитовое дерево, которое станет хорошей преградой, если им вдруг вздумается окружить меня. Затем ткнул пальцем в ближайшего Фир Болгз и крикнул «Койниг» — дословно, «Схватить и задержать» — и земля повиновалась. Она расступилась вокруг гиганта и снова сомкнулась вокруг его ног, плотно пригвоздив к поверхности.

Сказать, что он был удивлен, значит, ничего не сказать. Костям его ног не оставалось ничего, кроме как с треском хрустнуть. Часть их так и осталась торчать из земли, когда сам он с грохотом рухнул прямо передо мной лицом вниз, огласив тишину вокруг пронзительным криком. Получилось не совсем так, как я планировал.

Я надеялся, что он застрянет и послужит чем-то вроде стены между мной и его товарищами. Не повезло. Они продолжали наступать, скорее еще более разозленные, чем обеспокоенные случившимся с одним из их банды. И теперь придется уворачиваться сразу от трех копий, которыми они попытаются проткнуть мои жизненно важные органы.

Настоящие драки не похожи на те, что показывают в фильмах. Там хорошо отрепетированные, особенно те, в которых используются боевые искусства, поставленные сцены, в которых бой выглядит словно танец. В реальном бою, ты не останавливаешься, не принимаешь угрожающую стойку и не поддразниваешь противника. Просто пытаешься убить его, пока он не убил тебя. И даже, если ты победил, обманув противника, никто тебя в этом не упрекнет. Вот, что позволило мне победить Бреса так быстро, — он так и не усвоил этот урок. У Фир Болгз его вычурности не было и в помине, — а если и была, они быстро позабыли о ней, как только Лейф прикончил одного из них, а второй, воя, катался по земле, сжимая сломанные ноги. Нет, эти ребята ставили на то, что я не смогу увернуться от трех копий сразу, направленных с разных сторон. Допустим, я смог бы отразить удар одного, увернуться от второго, но третье, непременно, угодило бы в цель.

Если я попытаюсь обойти их спереди или сзади, мескитовое дерево преградит мне путь к отступлению. И перекатиться под ногами не получится — кто-нибудь просто наступит, и прощай моя задница. Судя по виду, весят они килограмм под триста — и жуть как не хочется превратиться в лепешку. Значит в следующие пару секунд мне придется совершить невозможное, чтобы выжить. Те, что посередине и слева, прочно стояли на ногах, а вот правому пришлось поставить одну ногу прямо на его извивающегося по земле и орущего безногого товарища. Мимо него и постараюсь проскочить. Я, как мог высоко, прыгнул влево, застав их врасплох.

Раз уж гигант справа оставался вне досягаемости, я замахнулся мечом и, к безумной своей радости, увидел, как наконечники копий оставшихся двух покатились на землю. Но это было бы слишком просто: срезы получились настолько острыми, что копья, будучи направленными как раз на меня, все-таки попали в цель — одна палка попала в плечо, другая под ребра. Фир Болгз швырнули меня спиной прямо на дерево сзади. Послышался предательский хруст. Но без этого мой план не сработал бы.

Оставшийся гигант справа совсем растерялся, пытаясь пронзить пустоту, где еще недавно стоял я, но затем сошел с поверженного соратника, готовясь замахнуться снова. «Койниг» крикнул я, указывая на громилу, и он тот час оказался в ловушке, неспособный пошевелиться. Пока он пытался разобраться, как выбраться из земляного плена, я повернулся к оставшимся двум Фир Болгз, теперь вооруженными лишь длинными деревянными палками. Уверен, оставшимся четверым Фир Болгз тоже не терпелось добраться до меня, но Оберону и Лейфу удавалось их сдерживать. Мне пока хватало этих двух.

Тот, что был в центре, попытался достать копье у своего безногого друга, который продолжал беспомощно лежать на земле, истекая кровью. Когда он нагнулся за оружием, тот, что справа, решил поиграть в гольф моей головой. С этим я мог справиться. Лезвие Фрагараха легко разрубило остатки копья пополам, а я смог выгадать пару секунд, чтобы справиться с болью. Мышца плеча была сильно повреждена — пока ее не подлечить, толку от руки немного. Но вот удар под ребра оказался гораздо серьезней — срез вошел довольно глубоко, и кровь, пульсируя, вытекала из раны. Повезло, что после встречи с мескитовым деревом позвоночник остался цел. Похоже, сейчас я выглядел, как эротический сон мануального терапевта.

Хотел бы я быть вроде феи-крестной из сказок — махнул волшебной палочкой, вокруг звездочки, блестки, и бум — все снова в порядке. Но так магия друидов не работает. Можно начать лечение, ускорить его, насколько возможно, заставить тело не реагировать на боль, но раны просто так не исчезнут. Все, что я успел за пару секунд, это включить излечивающую подвеску на амулете, которая блокировала боль, запустить процесс восстановления, и начать снова уворачиваться от ударов. Любитель гольфа снова попытался замахнуться укороченной версией копья. Второй вооружившись копьем безногого, готовился проткнуть меня им, а тот, что застрял, решил бросить свое с размаху, насколько это получится в его положении. Пришло время, перейти в наступление.

Я снова прыгнул, но теперь уже не хуже Лейфа. С помощью энергии земли я буквально выстрелил в воздух, нацелившись на будущего Тайгера Вудса. Он заметил атаку и выставил щит — сама предсказуемость. Что есть сил, я рассек щит ударом Фрагараха, а затем ударил снова, но уже разрубая пополам череп гиганта, и больно приземлившись пострадавшим плечом сполз на землю вместе с телом Фир Болгза.

Надо признать, в жестокой битве им не было равных — последний оставшийся, словно не замечал, как один за одним гибнут его товарищи, а лишь высматривал уязвимые места моей стратегии. Я выгнул руку, отражая удар копья, брошенного неподвижно стоявшим громилой, и резко опустил, стараясь разрубить оружие второго.

«Койнинг» крикнул я еще раз, и последний Фир Болгз врос в землю. Теперь я мог спокойно отползти в сторону, отдышаться и прикончить их позже. Еще один гигант попытался проткнуть меня копьем, незаметно подкравшись сбоку, но оказался так близко к дому, что активировал защитные чары. Через несколько секунд он уже пытался выпутаться из виноградных лоз, старавшихся обвить и задушить его.

Я доплелся до улицы, пытаясь понять, где находились оставшиеся враги, и увидел лишь двух. Один был практически расчленен, другому в горло мертвой хваткой вцепился Лейф.

Был еще один, неуклюже вертевшийся вокруг, спотыкающийся обо что-то невидимое на своем пути. Оберон метко целился, кусая Болгза за сухожилия.

Боль от ран несравнима с болью, когда вы теряете друга, так что я поспешил на помощь. В следующий раз, когда он замахнулся для удара, я схватил его за локоть и отсек руку точным ударом меча.

— Спасибо, — сказал Оберон, когда гигант рухнул посреди улицы. — Прокусить их кожу было гораздо сложнее, чем я думал. Все, что я мог, это защекотать его до смерти.

— И этого было бы достаточно, мой друг. Оставайся здесь, пока я не разберусь с остальными.

Потом создал вокруг себя заклинание невидимости и, незаметно подкравшись сзади к двум застрявшим в земле Фир Болгз, пронзил их мечом. Подло говорите? Да ладно. Вот, что я вам скажу: можете попытаться жить по кодексу чести, и посмотрим, кто из нас проживет дольше.

Только, когда последний из Фир Болгз умер, я позволил себе ослабить связь с землей, которая тут же радостно выплюнула ноги гигантов. Невидимость спала, и я сполз на землю, осматриваясь вокруг, на предмет притаившейся угрозы. Но все выглядело мирно, если так можно описать развернувшуюся вокруг сцену — девять гигантских поверженных тел и все залито кровью. Маскировка Фир Болгз тоже исчезла, оставив на меня генеральную уборку девяти гигантских трупов.

Я не хотел просить землю поглотить их; она и так уже многое сделала для меня, да и времени на это не было. Я не столь умел, как Флида, когда дело доходит до перемещения огромных пластов земли. Плюс, кто-нибудь из соседей, наверняка, успел вызвать полицию.

Как по заказу, вдалеке послышался вой сирен. Я перевел взгляд на дом через улицу, где за занавесками прятался сосед и таращился на меня, как на монстра. Зашибись.

— Лейф? — позвал я. — Эй, Лейф, ты что, еще не напился?

— Аххх, — адвокат оторвался от горла своей жертвы, негромко икнув. — Напился, благодарю.

— Отлично, тогда, не сочти за грубость, ты не поможешь мне тут прибраться? Полиция уже едет, а нам тут МНОГО улик прятать.

— Ой, — только и сказал вампир, озираясь по сторонам. А ведь это его работа, уберегать меня от тюрьмы. Он перевел взгляд на свой изысканный костюм, который теперь покрывали потеки крови, и перевел взгляд на мою рубашку, которая выглядела не лучше.

— Да, у них будет мнооооого улик.

— Иди в дом и переоденься. У меня в шкафу есть костюм. И захвати мне чистую рубашку, а эту спрячь, — сказал я, стянув свою через голову. — А потом сгоняй к соседу и сделай эту свою фигню с его памятью. Он единственный свидетель.

Лейф исчез так быстро, как могут только вампиры. Он знал, что в нашем распоряжении минут десять, от силы, до приезда полиции. А нам еще приводить в порядок все вокруг, словно здесь сегодня никто не умер. Я уселся на траву, снова призвав к энергии земли. Получилось перетащить тела гигантов в дальнюю часть двора, которая хуже всего просматривается с улицы, и водрузить их одного на другого. Те, что остались на улице — проблема Лейфа — без земли под ногами я быстро израсходую весь запас подвески с медведем. Но, оставаясь на газоне перед домом, я смогу замаскировать тела и лужи крови. О, и меч, пожалуй, тоже. Не на что тут смотреть, копы. Ложный вызов.

Лейф вернулся через минуту, переодевшись в костюм, который я купил на распродаже в ближайшем торговом центре.

— Ведь я этого не достоин, — передразнил он рекламный слоган, и бросил в меня чистой майкой. Костюм на нем не сидел — ткань на груди натянулась, и ростом он оказался выше меня — викинг, как-никак.

Сирены приближались с каждой секундой.

— Успеешь перетащить гигантов с дороги туда? — спросил я, указав на кучу Фир Болгз. — А потом иди к соседу и загипнотизируй его.

— Легко, — ответил он и начал перетаскивать громил с дороги, стараясь снова не запачкаться кровью.

Я переоделся в чистую майку, стараясь не упускать из вида соседские окна. Мой сосед, мистер Семерджян, всегда был странным. С того самого дня, как я переехал в новый дом, он начал относиться ко мне подозрительно только потому, что я предпочитал автомобилю мотоцикл.

Я начал маскировать все лужи крови, которые только мог найти, а потом перешел на гору Фир Болгз в углу. Лейф побежал через дорогу, чтобы «подправить» память мистеру Семерджяну: «Смотри мне в глаза. Ты ничего не видел». Ха! Прям, как джедай.

Когда первая полицейская машина показалась из-за угла, я был практически уверен, что позаботился обо всех возможных уликах. Если они начнут обыскивать газон, то в дальней части наткнуться на огромную кучу невидимых улик. Но надеюсь, это им не придет в голову. Как только остальные машины подъехали к дому, я усилил запах растительности вокруг, чтобы хоть как-то замаскировать запах пролитой крови.

По моей просьбе Оберон уселся перед входом в дом, чтобы случайно не попасть под ноги, пока я и Лейф будем разбираться с офицерами. Как только все закончится, придется его снова купать.

Вой трех сирен, наконец, привлек внимание соседей, которые до этого упорно старались не обращать внимания на шум драки на улице. Шесть полицейских выбежали из машин, направив на нас пистолеты.

— Не двигаться! — закричал один из них, хоть мы и стояли смирно.

— Руки над головой! — прорычал второй, а третий добавил.

— Меч на землю!



Глава 9 | Преследуемый | Глава 11