home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 2

К югу от Розенфорта начиналась каменистая безжизненная равнина, которая тянулась на протяжении более чем ста километров. Говорят, когда — то в прошлом здесь произошел магический катаклизм. Но благодаря записям старика я знал, что это явление вызвано человеческой глупостью. Искусственное осушение рек и вырубка лесов не проходят просто так для природы, пусть она и пытается максимально нивелировать ущерб от деятельности вируса зовущегося — разумные формы жизни. Сейчас был полдень, и в двух километрах от города на этой равнине собралась большая толпа авантюристов. Искателей приключений разных мастей тут было больше пятидесяти, так же явление врат решили почтить своим визитом церковники и местное городское начальство. Врата в блуждающий ильмарин Эрдессий открылись без каких — либо спецэффектов, просто в указанной ранее астрологами точке разошлась сама ткань пространства, разрываясь на две части, как тонкий лист пергамента. И хотя с виду все казалось легко и просто, но я — то знал, какое громадное количество магической энергии тратится на пробой и удерживание врат открытыми в течение трех дней.

Как только пробой произошел, толпа авантюристов, до этого хоть как — то сдерживаемая скудными силами отряда паладинов, продавив их, ринулась вперед за сокровищами и знаниями, оставленными темными эльфами своим потомкам. Странно смотреть как этот грязно ругающийся и дико выглядящий биологический мусор стремится, по сути, разворовать сокровища, им не принадлежащие. Но что поделать, таковы привилегии победителей. А в данный момент истории именно светлые являлись победителями. Ведь, как известно всем, кто победил тот и добро. Потому он и победил, что добра у него больше было. Ну а раз мы уже определились с категориями, то во имя добра победитель теперь грабит побежденного, чтобы этого самого добра у себя накопить побольше.

Тем временем прошло около пяти минут, а основные силы вторжения уже зашли на территорию древнего города. Увидев, что на этой стороне остались только официальные лица и несколько в суматохе затоптанных одиночек, выдвинулся к пространственному разрыву и я. Проходя мимо совсем еще молодого парня, я увидел его полностью раздробленную правую руку. Не повезло тебе дружище, но в стаде надо быть всегда впереди. И как такой идиот смог получить черный ранг, ведь с другими одиночек не пускали? Или, увидев его травму, дружки по группе попросту его бросили? Перед тем как всех тут собрать, церковники проверили у присутствующих авантюристов их статусы, и никакой новичок не смог бы даже близко подойти к вратам, на то она и равнина, что все тут видно.

Ну, да не мое это дело. Проверив еще раз амуницию, я смело шагнул в портал и оказался в предместьях блуждающего ильмарина. Эльфийские города не сильно отличались друг от друга. В центре всегда было дом — дерево, вокруг которого располагалось два линии жилых построек. Внешний круг для обычных жителей, внутренний отделенный стеной, для знати, ну и само дом — дерево по сути являлось дворцом главы правящего клана. Проход вывел меня на самый край внешнего кольца, дома здесь были в основном трех и пятиэтажные, сделанные из серого камня. Жилой сектор и казармы так сказать. Конечно, все это выглядело сейчас, как будто бы тут был эпицентр гигантского магического взрыва. Ну, оно и немудрено, ведь город долгое время находился в осадном положении. Повернув налево, я пошел по разбитой каменной дороге. Это распространенный стереотип, что эльфы живут в лесу, гармонию с природой чтят только лунные. Темные и светлые ничем подобным не занимаются, предпочитая тратить магию не на выращивание магического леса и домов, а на войны и внутрирасовые конфликты. Пройдя один микрорайон, я вышел на площадь, где порядка десяти авантюристов столкнулись со стаей однорогих псов. Здесь стоит отметить, что в ильмарин приходили, прежде всего, за артефактами и знаниями, но не редко некоторые группы искателей приключений охотились именно на магических зверей. Например, вот таких псов, их рога достаточно сильно ценились кузнецами и ювелирами. Из них получались хорошие декоративные изделия, а так же рукояти боевого оружия. Еще я слышал, что аптекари добавляют порошок из этих рогов в микстуру для потенции. Интересно, в мире, где правит магия, ее действительно кто — то употребляет?

Не став над этим особо задумываться, я быстро оценил обстановку и понял, что эти две группы довольно посредственные по силе участников, пройти мимо незамеченным не получиться, а ждать пока они друг друга покромсают долго. Поэтому достав свой прямой одноручник из ножен, я ринулся в атаку. Легко перепрыгнув переднюю линию, я влетел в самую гущу врагов, первым же ударом отсекая голову самой наглой, бросившейся на меня псины. Это самый эффективный метод их убийства, по силе они конечно превосходили демонических псов, обитающих вокруг Розенфорта, но суть все равно была одна и та же. Прокатившись под брюхом у второй собаки, я разрубил ее не вставая с земли, и тут же ногой ударил по морде третьей, которая пыталась заколоть меня своим рогом. Быстро поднявшись, я уже следующим взмахом отрубил голову и ей. С моей помощью дело пошло намного быстрее и уже через пять минут, три десятка трупов однорогих псов лежало перед нашими ногами. Вот и размялся. Кивнув сам себе, я устремился дальше, услышав в спину:

— Спасибо за помощь друг!

Какой я тебе друг недоавантюрист зеленый?! Всегда поражался тому, что большинство разумных оценивают неожиданно пришедшую со стороны помощь, как стремление сделать им доброе дело. Наивные идиоты. Вот пробежал бы я мимо, а они возьми да встреться мне еще раз, и конфликта не миновать. А оно мне надо, если там работы всего на пять минут было? Снова погрузившись в свои рассуждения, чуть не пропустил атаку с воздуха. Огромная двухметровая летучая мышь решила попробовать меня на вкус. Уйдя за секунду до контакта с траектории атаки, я развернулся и стал ждать нового захода. Когда она снова спикировала на меня я, призвав ветер, прыгнул на пять метров вверх и разрубил ее надвое. Приземлившись на разбитую дорогу, я внимательно осмотрелся, больше в округе монстров не наблюдалось. Только то тут, то там мелькали в развалинах домов группы авантюристов. Действительно наивные, все ценное, что было в пределах внешнего периметра, вынесли давным — давно. Понаблюдав за этой картиной с минуту, я продолжил свое продвижение. Обходя стычки там, где это было возможно и, стараясь особо не светиться, я примерно за полчаса нашел первую дыру в стене, окружавшей внутреннее кольцо. Так уж получилось, что перед стеной был еще двадцатиметровый ров с водой. Удобно, и дом — дерево питается и дополнительная система защиты. Любой мало — мальски разбирающийся в этом разумный сразу задаст вопрос, но откуда же тогда этот ров запитывается и почему он еще не пересох? Ответ прост и очевиден — магия. Тот же источник, который удерживает врата открытыми, отвечает еще и за ров и помимо всего прочего наполняет окружающее пространство маной, да такой плотности, что слабые авантюристы под ее воздействием вообще превращаются в отвратительных чудовищ. Поэтому сюда кого попало, и не пускают.

Осмотревшись вокруг еще раз, я понял, что другие авантюристы отстали. А раз я один, то можно не скрывать свои настоящие силы. Ведь по существу все находящиеся в пределах ильмарина искатели приключений друг другу враги. Второй причиной, по которой сюда пускали только одиночек черного ранга, было то, что не редко между авантюристами происходили конфликты, причем не обязательно из — за уже добытых трофеев. Наоборот, считалось хорошим тоном помогать друг другу в боях против монстров. А вот если две нечистые на руку группы встретятся на улице или в каком — то здании просто так, то беде точно не миновать. И где здесь логика?

Как следует разбежавшись, я снова прибегнул к магии ветра и легко перелетел водную преграду. Точнее это была не настоящая магия полета, я попросту высоко подпрыгнул и спикировал на соседний берег. Пусть даже это мое действие и осталось незамеченным другими авантюристами, того же самого нельзя было сказать об обитателях рва. Не успел я еще приземлиться, а из воды уже выскочило два неизвестных мне монстра. Они были не только неизвестными, но еще и непонятными. Как можно назвать пасть на двух ногах с хвостом скорпиона на конце? Да такую здоровую, что могла попросту перекусить меня пополам и не заметить. Ни глаз, ни рук, ни туловища, у них не было, да и для обитателей водной среды, слишком хорошо они двигались по суше. Тот, который находился ближе всех ко мне, прыгнул вперед и попытался ужалить меня своим шипом, который располагался на кончике хвоста. Или проткнуть? Судя по полуметровой длине этого оружия, достань меня оно, и зеленоватый яд, стекающий по нему, уже бы и не понадобился. Отпрыгнув вправо, я мечом отбил атаку хвоста быстро приблизившегося второго монстра и, сделав заднее сальто, приземлился сверху на первого, всаживая свое оружие в него по самую рукоятку. Издав пронзительный писк, монстр сделал шаг вперед и завалился набок. Оттолкнувшись от падающей туши, я на лету срубил хвост еще остававшемуся в живых второму и, приземлившись сбоку от него, нанес горизонтальный рубящий удар, снося верхнюю половину пасти под чистую. Бой окончен.

Не хилые тут охранники, интересно как будут перебираться остальные авантюристы или тут где — то есть неразрушенный мост? По идее при обороне города, мосты это первое, что уничтожается при отступлении. Я шел сюда налегке, взяв с собой только сухие лепешки да несколько полос вяленого мяса и флягу с водой. Поэтому оставшееся место в маленькой, плотно прилегающей к спине сумке, досталось пустым флаконам для жидкостей. Никогда ведь не знаешь, что подвернется под руку. Вот и сейчас видя как с конца жала на хвосте этого странного монстра стекает неведомый яд, я решил потратить немного времени и наполнить эти флаконы потенциально ценной изумрудной жидкостью. То, что ей заинтересуются алхимики факт практически не требующий подтверждения. Почему я был так в этом уверен? Да просто я знал фауну материка Кальдеран если не на сто, то уж на девяносто пять процентов минимум. Таких земноводных зверушек я еще не встречал и никакой информации по ним не находил, а прочел я поверьте мне достаточно. Если не по количеству, так уж по уникальности и качеству подбираемого материала, библиотека старика не имела себе равных совершенно точно.

Закончив со сбором образцов яда, я закинул свою сумку обратно за спину и закрепил ее растягивающейся через плечо веревкой. Конечно, если мне все же попадутся мифические сокровища, то я найду, в чем их унести, сумка ведь у меня не простая. При желании ее можно разделить на две, а их разложить, увеличивая объем в десять раз и добавляя еще одну крепежную веревку. Такая хитрая конструкция была подсмотрена мной в одной из работ старика. Но пока в этом нет необходимости, пусть остальные видят во мне лишь беспечного новичка. Ведь если нет с собой сумки или нанятого носильщика, то и соблазнов нападать намного меньше. Правильно говорили древние — «Не бойся животных, их поведение обусловлено легко предсказуемыми инстинктами. Бойся разумных, ведь к их инстинктам добавляются еще и их грехи». Носильщики в походах тоже не были редкостью, зачастую эту роль выполнял один из членов группы с хорошо развитым телосложением, но не редко аристократы попросту нанимали таких работников со стороны, предлагая разовый контракт. Но главное, что они должны были иметь соответствующий ранг в гильдии.

Услышав вдалеке голоса, я не стал больше испытывать судьбу и прошмыгнул в двухметровую дыру в крепостной стене. Надо отдать ей должное, сделана она была на совесть. Монолитная скала двух метров в ширину и десяти в высоту. Снова не обошлось без магии. Внутренний город так же меня не удивил, тут в основном были одно и двухэтажные особняки знати. Архитектуру эльфов всегда легко можно было распознать по треугольным, резко вздымающимся вверх крышам. Все здания были в основном светлого оттенка, и что самое удивительное ни у одного из особняков не было ограды или забора. В них наверняка уже тоже покопались, но попытать счастье все же стоит. С такими мыслями я прошел около двухсот метров вдоль стены и, найдя более — менее целое здание, запрыгнул в круглое окно второго этажа. Это оказалась чья — то бывшая спальня, и что самое странное она была нетронута. Обычно, попадая в такое помещение первое, что ждешь увидеть это бардак от перевернутых верх дном вещей и мебели. Второе имя любого авантюриста — вандал. Но тут все было на своих местах. Гниющая деревянная мебель, полуразвалившаяся от времени кровать. Даже серебряное зеркало присутствовало. Скорее всего, спальня какой — нибудь высокородной эльфийки.

Где обычно прячут свои сокровища аристократы? Осмотрев комнату повнимательнее, я не мог ни улыбнуться. Ну, хоть бы для вида постарались! Подойдя к внутренней стене, я взялся за висящий чуть косо на ней металлический канделябр и потянул его вниз. Тут же с ужасным скрипом и скрежетом часть стены слева от меня отошла в сторону, образовывая небольшое метр на метр окошко. Заглянув внутрь, я увидел какие — то старинные и потертые свитки, а так же россыпь драгоценных камней. Несколько из них были достаточно крупными, чтобы их можно было использовать в качестве источников магической энергии. Передвинув сумку на грудь, я сложил туда все камни и стал аккуратно разворачивать свитки. Именно они могли бы представлять самую главную ценность. Эльфийский я знал в совершенстве, причем не современные диалекты, а классический язык древности. Именно он использовался в магическом искусстве при наложении рун и печатей. Развернув первый, я увидел опись движимого имущества отдельно взятой семьи, во втором была какая — то старинная поэма.

Мда, неудача. Хотя поэма была достаточно хороша, но повнимательнее вчитаться в нее мне не дала внезапная атака сзади. Еще в бытность героем, я научился такие моменты затылком чувствовать. Вот и сейчас развитое по максимуму восприятие меня не подвело. За долю секунды до атаки я просто присел и сделал перекат вправо, одновременно с этим выхватывая свое оружие. Та часть стены, около которой я только что стоял, превратилась в руины. Еще не успев понять, что же меня атаковало, я попытался выбраться наружу через окно, но был сбит с ног пролетающим мимо недогнившим креслом. А в полет оно было отправлено атакой механической змеи, хвост которой, пробив стену, ударил немного левее моего местоположения. Надо было заранее подумать, что неспроста второй этаж не тронут, наверняка в доме остался какой — то страж либо система ловушек. Механические големы довольно часто использовались для охраны, как жилых, так и складских помещений. Единственным их недостатком было отсутствие мозгов. Видя цель — нарушителя, они старались ее ликвидировать, не считаясь с издержками, возникающими в процессе охоты. Правда, знающий человек мог назвать как минимум еще один их недостаток. Им, несомненно, являлся источник магической энергии. Лишь мельком взглянув на змею, я сразу увидел, что находится он в голове. Конечно, наполненный магией драгоценный камень простым мечем не разрубить, но вот повредить гнездо, в которое он помещен, задача вполне реальная.

Оттолкнувшись руками от земли, я приземлился на каминный выступ, разминувшись с металлическим хвостом буквально на пару сантиметров. Есть секунда форы, но меч остался на полу. Вскинув руки вверх, и дернув кистями, я привел в действие скрытый механизм, на котором крепились два метательных ножа и обратным движением послал их в голову голему. После этого я спрыгнул обратно на пол и подобрал свое основное оружие. Финт не удался, и новая атака хвостом не заставила себя ждать. Уклониться я не успевал и все, что мне оставалось, это принять ее на меч. На этот раз удар оказался слабее, и меня всего лишь швырнуло обратно к камину. Наверно голем не успел до конца подготовить эту атаку. Но мне вполне хватило такой инерции, чтобы вместе с обломками провалиться в зал первого этажа. Находясь в легком нокдауне, единственным, что я ощущал, был зажатый в онемевших руках меч. Осмотревшись, я увидел в куче обломков металлический отблеск и сразу же прыгнул вперед и немного в бок, снова совсем на чуть — чуть разминувшись с убийственным хвостом охранника. Но в этот раз я не просто так уклонился, сделав кувырок, я оказался всего в каких — то паре метров от тела голема. Недолго думая, мой клинок вертикальным ударом впился в его металлическую голову, после чего я еще несколько раз для верности повторил этот удар. Этого страж пережить уже не смог. Убедившись, что голем перестал функционировать, я без сил рухнул рядом с ним.

— Не используй свои козыри, пока в этом нет острой необходимости!

Это было одно из правил, которые завещал мне старик. Эх, если бы я точно знал, что в течение дня на меня больше никто не нападет то, не задумываясь, применил бы пространственную магию! Как же плохо без постоянного источника магической энергии, слишком сильно я привык к той пещере.

Немного отдохнув и приведя в порядок свою амуницию, я выбрался из злосчастного дома и продолжил свой путь. Все встречавшиеся мне по пути особняки не вызывали такого интереса, как первый, поэтому я их просто игнорировал. Проблуждав в одиночку еще какое — то время, я нарвался на группу их трех орков. Они являлись так же магически измененными существами, вот только получались орки лишь под действием концентрированной темной магии на неокрепший организм светлого авантюриста или любого другого разумного, не относящегося к темным расам. При воздействии темной магической энергии их организм сильно видоизменялся. Серела кожа, выпадали волосы, укреплялись мышцы и кости, увеличивался рост, деформировалось лицо, на теле появлялись разные наросты. Но самое главное — все подвергшиеся такому изменению теряли свой разум, в них оставались только голые первобытные инстинкты. Голод и продолжение рода. Даже женщины, становившиеся орками, пытались изнасиловать всех подряд, включая мужчин орков. И вот сейчас мне попалась тройка самцов, праздно расхаживающая по улицам внутреннего круга. Завидев меня они, размахивая своим оружием, ринулись в атаку. Орки относились к существам среднего уровня опасности, их кожа была достаточно крепкой, и не всякое оружие могло ее пробить. Но мне они были не особо страшны, чуть ускорившись, я перепрыгнул их и, оказавшись за спиной противников, первым же ударом снес голову тому, кто бежал по центру. Орки явно не ожидали от меня такой прыти, один из них попытался достать мою руку своим мечем, проведя удар с разворота, но я присев, пропустил его атаку над собой. С низкого положения трудно было сделать фатальный удар, поэтому я просто проткнул ногу самого нерасторопного, и перекатом ушел прямо под него. Орк, который пытался ударить меня мечем, продолжил свои атаки, но я ловко прикрывался телом менее активного товарища, постоянно находясь за его спиной. Моя задумка удалась не сразу, но через некоторое время противник окончательно вышел из себя и в одной из атак попал своему собрату в плечо. Тут же я вынырнул из — за спины неуклюжего и отрубил ему руку. Дальнейший исход боя уже не вызывал у меня сомнений. Мне потребовалось два точных удара, один в сердце, второй по шее. Из трофеев за хоть какое — то подобие ценности можно было посчитать только меч лидера. Правда, качество оного оставляло желать лучшего, так что брать с собой я его не стал.

Покинув очередное поле битвы, я снова отправился в путь и вскоре мое внимание привлек полуобвалившийся трехэтажный дом. Заглянув в целое окно первого этажа, я ничего кроме мусора и разбитой мебели не заметил, но этот бардак был вызван скорее разрушением дома, чем силами авантюристов. Нигде не было никаких признаков мародерства. Забравшись в окно третьего этажа, я обнаружил то же самое, через него я снова попал в чью — то спальню. Судьба что ли у меня такая? Обыскав тут все, я перебрался на второй этаж. Каким бы странным это не казалось, но на втором этаже окно вело в коридор, из него можно было попасть только в угловую комнату, остальные проходы не уцелели после обвала. В комнате было темно, но призвав пламя, я смог разглядеть несколько шкафов с разного рода книгами. Это я удачно зашел. Развернув сумку, я сначала достал оттуда все, что было внутри, потом разделил ее на две части и одну из них трансформировал в нормальный размер. Туда я стал складывать различные рукописи и интересующую меня литературу. «Воздействие общей магии на растительный мир», «Дневники Тоуэля. Странствия и приключения», эти и еще с десяток аналогичных книг оказались в моей сумке. Они представляли интерес для меня, а так же их можно было выгодно продать. Древняя эльфийская литература ценилась многими коллекционерами и ученными очень высоко. Сложив во вторую сумку все выложенное ранее добро, я повесил ее на спину и спустился с заметно потяжелевшим багажом на первый этаж. Уже собравшись уходить, в груде мусора мое внимание привлек овальный металлический предмет. Взявшись за него, я почувствовал сопротивление, как будто бы он был к чему — то прикреплен.

— Так и знал, тут есть подвал!

Расчистив место вокруг ручки, я обнаружил небольшой квадратный люк, открыв который, увидел железную лестницу, уходящую в темноту. Снова призвав огонь, я спустился по ней, и оказался в винном погребе. Правда, самого вина тут было прямо таки скажем не много. На первый взгляд целыми насчитывалось не более десятка бутылок. Видать обвал вызвал землетрясение, и большая часть драгоценного напитка попросту разбилась. Значит, тут и будет моя временная база. Здесь при желании можно было спрятать на время свои трофеи и даже переночевать, если на то будет необходимость.

Оставив в погребе сумку с книгами, я выбрался на первый этаж и хорошенько замаскировал обломками и различной ветошью входной люк. В этом измерении не было солнца или луны, день с ночью не менялись местами, поэтому сложно было сказать, сколько я уже провел тут времени. Глядя на коричнево — оранжевое пространство вокруг, создавалось впечатление, что весь город с частью земли под собой, просто парит в невесомости. Но, несмотря на все странности, по личным ощущениям, я сегодня мог совершить еще пару тройку подвигов. И первейшим из них следует выбрать разведку придворцовой местности. Направляясь к главной улице, я еще издалека услышал шум битвы, а подойдя ближе понял, что это не обычное сражение с монстрами. Несколько групп авантюристов объединились и сейчас старались убить существо более высокого порядка. Это был огромный грифон. Животное с туловищем льва, головой орла и огромными крыльями за спиной. Он был больше трех метров в высоту и обладал сильными магическими атаками. Когда я спросил у одного из магов, стоявших на крыше близлежащего здания, что тут происходит, он коротко ответил:

— Босса — охранника из дворца выманили, пытаемся убить. Помогай, если хочешь попасть туда.

Грифоны славились отличной магической защитой, к тому же этот хорошо прожаривал пытавшихся подойти к нему вплотную воинов молниями. Сложный соперник. Став рядом с магами, я вначале сотворил призыв воды максимальной мощности, теперь он не мог использовать свои молнии. Поняв это, монстр переключился на клинки из ветра, они тоже доставляли много хлопот, но бронированные авантюристы все же могли их блокировать. Подошедшая группа искателей приключений в металлических доспехах, тут же привлекла агрессию монстра на себя, поворачивая его к нам спиной. Недолго думая маги воспользовались этой возможностью и удвоили мощность своих атак. Я тоже помогал им, посылая в грифона редкие заклинания стихии огня. Битва продлилась в общей сложности около получаса, к тому времени сильно измотанный монстр попытался отступить, но один из авантюристов запрыгнул ему на спину и повредил крылья. После этого бедное животное прекратило все попытки к сопротивлению и покорно сложило свою голову в этом неравном бою.

После победы примерно половина участвовавших в бою авантюристов подошла к грифону, в надежде добыть себе какое — нибудь количество редких ингредиентов из уже мертвой туши. Кто — то направился к дворцу, желая первым исследовать все его секреты, а кто — то просто отдыхал, привалившись к стенам полуразрушенных домов. Мое внимание привлекла одна группа, состоящая из пяти авантюристов, они удалялись в направлении особняков аристократов. На первый взгляд в них не было ничего необычного, стандартные искатели приключений, стандартная одежда, стандартное оружие. Но меня привлек не их внешний вид, а диалог, который они вели между собой. Их лидер с явным нетерпением говорил про то, как ему надоел сегодняшний день, и как было бы замечательно уже вставить той эльфийке. Деньги на нее потратили, а пользы никакой за весь день не принесла. Они что притащили с собой сюда эльфийку? С учетом того, что церковь всех проверяла перед открытием врат, эльфийка могла быть только темной и только рабом. И если мои умозаключения верны, то это несомненное везение! Проследив примерно их траекторию движения, я поспешил занять самое удобное место для начала спектакля. Побежав по параллельной улице, я обогнал их и, добравшись до перекрестка, притворился раненым.

— Эй, Кейн смотри, по — моему, там авантюрист подыхает. — Сказал один из них, с повязкой на глазу.

— А ведь точно! Надо бы помочь собрату. — Ответил ему здоровяк в кольчужной броне со щитом на спине.

После его слов вся пятерка дружно засмеялась. Ну, точно мои клиенты, чутье меня никогда не подводит. Подойдя почти вплотную, здоровяк потряс меня за плечо и спросил:

— Друг, ты живой? Говорить можешь?

— Д… да. Воды, пожалуйста. — Дрожащим голосом ответил я.

— Дайте кто — нибудь флягу. Вот друг. Что случилось, ты один тут?

Ага, вот и самый главный вопрос, после ответа на который, решится моя судьба. Но я вам такой возможности не дам и сыграю на самом главном чувстве — жадности.

— Один, на меня напали орки. Кажется, я ногу сломал, и ребра еще сильно болят, а так же тяжело дышать. Добрые люди, помогите добраться до выхода. Может, я еще успею найти целителя и вернуться, у меня в тайнике добра осталось на пару тысяч систернов. Половину вам отдам. — Сделав пару глотков, ответил я и притворился, что потерял сознание.

— Друг. Эй, друг! Где тайник, скажи, — стал бить меня по щекам здоровяк, видимо он был их главарем. — Отрубился. Думаю, надо забрать его к нам на базу, а как придет в себя, узнаем местонахождение тайника и убьем.

— Согласен.

— И я за!

— Ребят, а в уверены, что это не развод? Уж очень крупная сумма у него получается. Мы всей командой дай бог, чтобы на две сотни трофеев наскребли, а он в одиночку две тысячи заработал.

Только этого мне еще не хватало, оказывается у них в компании, кто — то умеет думать головой.

— А чем мы рискуем? Нас пятеро, а он один.

— Не дрейфь Маркуня. Если что случиться, то мы тебя защитим.

После этого я почувствовал, что кто — то их них взвалил меня на плечо, как мешок с зерном и вся компания двинулась дальше по направлению к их логову. Первый этап плана удался на славу. В первую очередь мне следовало чем — то заинтересовать этих нечистых на руку авантюристов и попасть к ним на базу. Если бы я поубивал их всех на этом перекрестке, то мог привлечь этим ненужное внимание других групп. Вот в их логове будет уже совсем другое дело.

— Вы видели его жетон кстати? Может у него группа есть? — Спросил один из членов банды, с гнусавым голосом.

— Да какая разница? У нас красная команда, будь он хоть черного статуса, что он сможет против нас, да еще и раненый? — Ответил ему Кейн.

— Точно — точно, если вдруг дернется, то я ему вырву сердце! Ха — ха — ха. — Стал изображать из себя крутого тот, что был с повязкой на глазу.

Какие они все герои тут. Я посмотрю на них, когда доберемся до места. Путь на базу занял примерно десять минут. Ей они выбрали двухэтажный особняк с разрушенной лестницей на второй этаж. Вниз была скинута веревка, по которой они туда и забирались. Довольно хорошая задумка. Меня они попросту обвязали ей под руками и, затянув наверх, прислонили спиной к стене. Чтобы не привлекать внимания, я постарался осмотреться через полуприкрытые глаза. Комната, в которой я оказался, была полностью очищена от хлама. Лишь посередине валялся полупрогнивший матрас, а рядом с ним прямо на полу лежала одетая в лохмотья девушка. Судя по всему, это и есть та рабыня эльфийка.

— Выпьем за первый день рейда!

Достав еще одну флягу, но уже вероятнее всего с вином, Кейн приложился к ней и смачно рыгнул. Его примеру последовали и остальные участники группы. Тут же комнату заполнил сладковатый запах перегара.

— Пока наш товарищ в отключке, предлагаю разыграть в кости, кто первый будет драть эту длинноухую. — После тоста предложил гнусавый.

— А ведь и правда. Пусть отрабатывает свои двести систернов, я на эту сумму в борделе мог бы трое суток отдыхать. — Поддержал товарища одноглазый.

Сев кругом, они стали играть в кости. Эта игра подразумевала выбрасывание большего числа на шести кубиках с первой попытки. Она была распространена по всему континенту, а корни ее терялись в глубокой древности. Тем временем, похоже, определился первый победитель. Им стал гнусавый.

— А ну вставай шлюха.

Подойдя к девушке, он пнул ее, чтобы та перевернулась, так как до этого она лежала на боку. Видя, что она не реагирует, он сам стал ее затаскивать на матрас.

— Фу, во имя святой силы! Ребята эта шлюха обмочилась!

Сказал он, отпрыгивая на метр в бок. А ты как думал, оставлять практически голую девушку в рабском ошейнике на холодном полу и приказывать не двигаться. Прощайте почки. Так, это уже никуда не годится. Надо начинать представление, а то моя эльфийка того и гляди отъедет в мир иной до того, как я ее освобожу. Видя как разозленный гнусавый начал пинать девушку, остальная захмелевшая компания засмеялась, как будто бы перед ними была какая — то комедия. Тем временем эльфийка уже начала хрипеть и плеваться кровью. В этот момент я громко закашлял и разомкнул глаза.

— Где я?

— О, наш друг очнулся. — Обратив на меня внимание, сказал Кейн.

После этого пытки эльфийки прекратились и все подошли ко мне.

— Ты на нашей базе друг. Мы спасли тебя, когда ты умирал на том перекрестке. Скажи где тайник с твоими сокровищами, и мы все вместе поможем тебе транспортировать их отсюда. — Продолжил он улыбаясь.

— Я не могу вам сказать, сначала доставьте меня к лекарю или дайте эликсир. — Я постарался говорить как можно тише и прерывистее, чтобы еще сильнее усыпить бдительность бандитов.

— Э, нет. Так не пойдет, а вдруг ты нас обманываешь? Сначала расскажи, где находится тайник, потом мы тебя вылечим.

— Вы ведь попросту убьете меня после того как я вам про него расскажу.

— А наш друг то оказывается смышленый. — Вставил свой комментарий одноглазый и все они дружно рассмеялись.

— Послушай сюда друг, сначала я отрежу тебе по очереди все пальцы на ногах и руках, потом медленно начну на живую сдирать кожу, и все это время не буду давать тебе отключаться. Я работал раньше палачом в Кантервильской тюрьме, и свое дело знаю очень хорошо. — Достав нож и приставив мне его к лицу, сказал Кейн.

Повисла напряженная пауза, затянувшаяся на десять секунд, после чего я громко рассмеялся.

— Чего это он? — Повернувшись к своим подельникам, спросил бывший палач.

— Наверно с ума сошел от страха. — Ответил гнусавый.

— Как жалко звучат человеческие угрозы. Почему, как только несколько разумных сбиваются в стадо, то они сразу же начинают чувствовать себя всемогущими и стараются доминировать над другими? Вы действительно верите, что сильнее меня, только потому, что вас пятеро? Подумайте вот над чем, кто сильнее сотня овец или пятеро волков? Ответ очевиден? А если так: пятеро волков или один орк? Намек понятен?

— Да что мы слушаем этого сумасшедшего, молчун поднимай его. — Приказал стоявшему слева бандиту Кейн.

Подняв за плечи, Молчун поставил меня перед главарем, который в это время попытался стащить мой правый сапог, дабы начать претворять в жизнь угрозы. Вот только я вырвал свою ногу и ударил его что было сил прямо в лицо.

— Ах ты шакалье дерьмо!

Держась левой рукой за разбитый нос, правой он попытался проткнуть меня. Вот только я одновременно с этим использовал пространственную магию и ушел в другое измерение, став для всех прозрачным как призрак. Удар прошел сквозь мое тело и нож Кейна воткнулся прямо в горло Молчуну. Сделав шаг в сторону, я выбросил свою правую руку вперед. Когда она вошла в грудь одноглазого, я снова перешел в нормальное состояние и с силой выдернул ее обратно.

— Кажется, это ты хотел вырвать мне сердце и заставить съесть?

Выхватив меч, я одним взмахом расширил рот гнусавого, сделав его улыбку шириной от уха до уха, и с силой вдавил еще теплое сердце одноглазого тому в глотку. Отползавший на карачках Маркуня так же не скрылся от моего взора. Схватив того за волосы, я следующим ударом отрубил ему голову. Фонтан крови брызнул из отрубленной шеи вверх, окропляя нас теплой, красной жидкостью. Находящийся в шоке от убийства своего товарища Кейн еще не пришел в себя. Взяв его за шкирку, я придавил этого горе бандита к стене, всаживая в правое плечо свой меч, а в левое меч гнусавого. Адская вспышка боли наконец — то приводит его в чувство, и он начинает кричать во все горло и звать на помощь.

— Ты, палач, хотел отрезать мне пальцы?

— Нет, нет, я же просто шутил, мы ведь приятели друг, не надо. Аааааа.

Взяв его же нож, я стал по одному отрезать его пальцы на левой руке.

— Ну что герой? Кто сильнее пять волков или один орк? — Задал я ему вопрос, когда закончил с ней. Кейн лишь хрипел, а изо рта у него шла пена. — Все еще не знаешь?

Затем пришел черед правой руки, и новая порция криков боли и отчаяния наполнила помещение. Не скажу, что мне это не нравилось. Если бы они не хвастались своими силами и не говорили в мой адрес таких возмутительных слов, умерли бы быстро и безболезненно. Обработав вторую руку, я всадил нож прямо в сердце Кейна, обрывая тем самым его мучения. Нет, я не сжалился над ублюдком, просто времени поиграть больше не оставалось. Его крики могли привлечь внимание других авантюристов, находящихся поблизости. Подойдя к испачканной в собственных выделениях и бандитской крови эльфийке, я взялся за рабский ошейник и, использовав основной элемент, уничтожил находящееся внутри заклинание. После этого я разорвал его на две части, тем самым освобождая ее из рабства. Ошейники полностью подавляют волю надевшего их разумного. Они все помнят но, не имея каких — либо чувств, живут словно в тумане. Единственным абсолютом в этом сером мире для них является приказ хозяина. Как только я снял рабский ошейник, глаза эльфийки тут же прояснились, но не переставали быть стеклянными. Оглядевшись и не выказав не единой эмоции, она уставилась на меня. Я достал из маленькой сумки на спине исцеляющее зелье и, запрокинув ей голову, заставил выпить.

— Сейчас немного потерпи.

Сказав это, я применил магию и, собрав окружающую нас влагу, окатил ее струей воды. После небольшого импровизированного душа я взвалил эльфийку себе на плечо и, спрыгнув вниз, бегом направился на свою базу. Девушка практически ничего не весила, буквально впившись своими выступающими ребрами в мою ключицу. Судя по всему, эти бандиты не были первыми ее хозяевами, и она уже давно находится в рабстве. На своей базе я первым делом поднялся наверх и отыскал несколько платьев и плащ из натуральных материалов в гардеробе спальни на третьем этаже. Как не странно, но эльфийская одежда, сделанная их натуральных материалов, имеет высокую прочность и долго не портится. Насколько мне известно, при производстве они используют свою магию, примерно то же самое делают лучшие кузнецы с металлом, перековывая его в броню или оружие. В частности мифрил, как раз является одним из таких материалов. Завернув уже успевшую заснуть эльфийку в плащ, я поужинал и принялся за медитацию. Все, что мог — я сделал, теперь настал черед зелья. Побочным эффектом от его употребления была сильная сонливость. Довольно неудобно на самом деле, в бою такое не употребишь, зато оно намного лучше зелья восстановления, которое просто подлечивает небольшие травмы.

Садясь на пол и скрестив ноги, я ровно выпрямил спину, постаравшись расслабиться. Мне сон как таковой не требовался, его заменяла медитация в Круге бытия. Именно этому навыку я научился в первую очередь, после того как стал изучать наследие старика. С помощью него можно было восстанавливать не только потраченную магическую энергию, но и физическое состояние организма, вплоть до сильных повреждений. Эта концепция строилась на теории пространства, чрезвычайно сложного и объемного теоретического трактата, разработанного стариком на основе записей древних. Теория пространства говорила о том, что есть не три, а как минимум десять измерений обуславливающих наш мир. Например, четвертым измерением является время, а заглянув в пятое можно попасть будто бы в кривое зеркало, шестое покажет всю картину кривых зеркал на плоскости. В седьмом и восьмом можно будет увидеть другие плоскости кривых зеркал и точки их соприкосновения, девятое покажет систему целиком, а в десятом видит только творец, ибо оно есть все. Вторая теория рассказывает, что помимо нашего мира, есть бесконечное множество других, путешествия в которые невозможно без знания первой, так как в привычных измерениях троп между ними не разглядеть. Помимо целой горы непонятных мне слов, стариком был так же разработан медитативный комплекс познания, названный им Круг бытия. Этот комплекс позволял с помощью накопления и циркуляции маны расширить собственное восприятие. В данный момент, за тринадцать лет я смог только одной ногой выйти за пределы четырех измерений, получив доступ к пятому. Это и являлось одним из двух моих коронных навыков.

Как мы все знаем, система магии мира строится на правиле пяти начал. Четыре стихийных элемента: Земля, Вода, Огонь, Воздух и пятый управляющий всеми остальными. Светлые называли этот элемент Светом, темные соответственно Тьмой. Но по сути это просто была сырая магическая энергия, добываемая ими из разных источников. Управление стихиями не было чем — то удивительным, и многие авантюристы, просто маги и солдаты в армии могли управлять как одним, так и несколькими стихийными элементами. Меня в церкви научили этому в первую очередь. Помимо управления стихиями основной элемент мог и сам творить чудеса. Именно благодаря ему я могу использовать пространственную магию, хоть на нее и уходит практически весь мой запас маны. Я могу на непродолжительное время воспроизвести состояние, достигаемое мной в Круге бытия и благодаря пятому измерению миновать любую атаку или преграду. Это как будто ты находишься в многомерном пространстве и, видя направленный на тебя нож, можешь шагнуть не только вперед или вбок, а просто миновать его, пройдя мимо. Со стороны, кажется, будто бы я стал прозрачным, но на самом деле все конечно несколько сложнее. Сейчас я стараюсь постичь шестое измерение, и каждую ночь вместо сна медитирую для этого. Правда, ночи в этом месте не было, но мои биологические часы в отличие от окружающей среды, не могли соврать.

Закончив с медитацией и полностью восстановив физические и магические резервы организма, я наконец — то решил обратить внимание на свою гостью. То, что она уже проснулась и смотрит на меня, я ощутил давно, но пока решил ничего не делать и просто понаблюдать, тем более в таком состоянии она мне все равно навредить не сможет.

— Ты меня понимаешь? — Обратился я к ней, протягивая флягу с водой.

Взяв ее, она сделала несколько внушительных глотков и шумно выдохнув, вернула обратно.

— Да. Я так полагаю, ты спас меня из рабства и уничтожил ошейник. Зачем ты это сделал?

— Потому что мне нужна твоя помощь. Знаешь, где мы сейчас находимся?

— Ошейник на память не влияет. Я помню все восемь лет своего рабства. Блуждающий ильмарин Эрдессий.

— Все верно. Бывший город темных эльфов, а ты как раз принадлежишь к этой расе.

— Если ты считаешь, что все темные эльфы разбираются в древних городах, то сильно заблуждаешься. Я была простолюдинкой, никогда не посещавшей даже внутренний периметр, не говоря уже о дворце. Да и этому городу уже несколько сотен лет. Когда его осадили, я даже не родилась еще.

Ох, какая интересная эльфийка мне попалась. Пришла за одну ночь в себя после восьми лет рабства, не сойдя при этом с ума и не покончив с собой, хотя темные эльфы намного более гордый народ, чем светлые. Оценила ситуацию, выработала стратегию, пока я медитировал и сейчас не моргнув даже глазом, стала воплощать ее в жизнь. За последние десять лет моей жизни мне особенно понравилась линия предательства. Будь — то нерушимая дружба или сильная любовь. В мире нет ничего вечного и абсолютного, у каждого поступка и человека есть своя цена. Просто зачастую она не выражается именно в материальном эквиваленте. Эта длинноухая сейчас поступает прямо таки по всем канонам жанра. Ну что же, поиграем. Я покажу тебе настоящую бездну отчаяния.

— Я все равно считаю, что ты могла бы быть полезной. Я собираюсь отправиться во дворец не за сокровищами, мне нужно добраться до сердца дома — дерева. Твое мнение на маршруте мне пригодится. После этого рейда я тебя отпущу на волю. Как ты правильно заметила, я освободил тебя, сняв рабский ошейник. Он был из серии для сексуального рабства, поэтому полностью подавлял волю, а мне нужна была твоя ясная голова. Рядом с тобой лежит платье, одень его.

Будто бы с самого начала ожидая этих слов, она скинула с себя плащ, демонстрируя без смущения свою тощую фигуру, и стала надевать через голову платье. Кончено, если заняться ее здоровьем вплотную, из нее вышла бы знатная красавица. Сейчас же спутанные черные волосы больше напоминали гнездо птицы, чрезмерная худоба выдавала в ней скорее голодную жертву, чем прекрасную эльфийку. Единственным плюсом в такой ситуации можно было посчитать отсутствие на теле синяков и ушибов, да и то только благодаря моему зелью.

— Вот, поешь.

Помня о рационе темных эльфов, я передал ей две сухие лепешки, себе же оставив вяленое мясо. Это было одно из отличий ее расы от светлых. Темные эльфы не употребляли в пищу мяса, довольствуясь только тем, что подарила им мать земля, от которой они брали свою магическую энергию. Этим они выказывали дань уважения выбору своих предков. Светлые же наоборот были ярыми мясоедами, практически не употребляя какой — либо растительной пищи. Позавтракав, мы выбрались из моего убежища и осторожно направились к дворцу. По пути нам встретилось шестеро орков, но в этот раз все они были без оружия. Так, а если испытать эльфийку еще и на отвагу? Пусть увидит мою силу.

Резко ускорившись, я на ходу достал меч, и подпрыгнул прямо перед группой врагов, на лету срубая первую голову. Приземлившись в центре, я использовал призы огня и поджег двух оставшихся слева противников. После этого перекатом ушел вправо, и легко уворачиваясь от неуклюжих атак руками, одного за другим убил их всех. Для начинающего авантюриста убить орка практически невозможно, ведь их кожа и кости после магической трансформации приобретают внушительную прочность. Если эта девушка та, кем я ее считаю, то она должна будет хотя бы примерно представить себе предел моих сил. Интересно, не захочет ли она после этого отменить свой план?

— Догоняй, чего застыла? — Сказал я, приветливо улыбнувшись находящейся в ступоре эльфийке.

Больше по пути к дворцу никаких монстров нам не встретилось. И хоть сейчас большинство искателей отдыхали после рейда либо готовились к новому, я все равно решил не рисковать и зашел сбоку. Сам дворец был попросту вырублен в огромном доме — дереве, и конечно в нем не могло не быть, так любимых эльфами круглых окошек. Забравшись через него внутрь, мы попали в помещение неясного мне предназначения. Посередине большого зала находилось углубление около десяти метров в длину, а над ним проходила одна из ветвей дерева, по которой вниз капля за каплей стекала какая — то жидкость.

— Это святой источник. Сок дома — дерева пропитан магией. Он используется нашим народом во многих аспектах жизнедеятельности. — Увидев мой озадаченный взгляд, ответила эльфийка.

— Спасибо. Так это из него вы делаете великий нектар исцеления?

Я читал про такой сок, а исцеляющее зелье на его основе говорят, может поднять за пару часов на ноги человека находящегося одной ногой в могиле.

— Да. — Коротко ответила она.

Странно, она реально еще не поняла, что прокололась на этих знаниях или это часть ее плана? Желание усыпить мою бдительность готовностью к сотрудничеству?

— Кстати, как тебя зовут? Сложно наладить общение, когда не знаешь своего партнера. Я — Вайл, авантюрист.

— Лаэле. — Отводя глаза, сказал эльфийка.

Эх, жаль, я думал и тут забудется. Обычно у эльфов односложные имена, но аристократы всегда упоминают название клана, к которому принадлежат приставкой.

— Хорошо Лала, вот и познакомились.

Услышав, как я переиначил ее имя, на лице эльфийки на миг проскользнула гримаса отвращения. Вот это уже лучше.

— Как думаешь, где может быть проход к сердцу?

— Не знаю, но если это комната по сбору священного сока, то мы, скорее всего, попали в технические помещения дворца.

Ясно, что ничего не ясно. В записях старика не было никакой информации о внутреннем устройстве дома — дерева или эльфийских дворцов, поэтому я и забрал ее у тех бандитов. Но она по — прежнему не хотела идти на контакт. Значит, продолжим играть.

— Хорошо, тогда иди за мной.

Выйдя из этого помещения, я пошел по коридору вглубь дворца. Через двадцать метров он закончился еще одним просторным помещением, в котором раньше располагался обеденный зал. К такому мнению я пришел, потому что на столах, стоявших в этом месте, до сих пор сохранились остатки посуды, а так же несколько перевернутых глиняных кубков. Гостями здесь оказались совсем не авантюристы, а местные эльфы, только в форме нежити. Да — да и такая магия существовала в мире Иола, точнее ее относили к темным видам магии. Сами по себе умершие не вставали из могил, но вот если рядом был какой — нибудь некромант, то для него оживить эту тройку не составило бы труда. Скорее всего, они тут гуляют еще со времен вторжения. Самое лучшее средство против нежити огонь, поэтому недолго думая я использовал на них струю огня, поджигая так же, как и недавно побежденных орков. Конечно, исходя из того, что нас окружают внутренности дерева, лучше было бы их заморозить, но на это нужно намного больше магических сил, а у нас сейчас рейд в самом разгаре. Не дожидаясь пока они сгорят, мы прошли вдоль стены, и вышли в другой коридор, который через некоторое время разделился на два идущих в разные стороны прохода. Один конец его уходил влево, другой вправо. Вот оно классическое перепутье.

— Как думаешь Лала, куда нам?

— Налево. — Твердо заявила моя временная напарница.

Ее уверенность несколько меня озадачила и даже заставила тревожно проснуться до этого спящее чувство самосохранения. Немного подумав, я повернул направо.


Тринадцат ь лет спустя. | Хааг и наследие Владыки | * * *