home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

— Если ты еще, хоть р-р-раз… — рычала я, вдавливая лохматого мордой в грязь. — Если ещё хоть р-р-раз посмеешь выкинуть нечто подобное, я тебя в пор-р-рошок сотру и по ветру р-р-развею, ты меня понял?!

— Понял! — хохоча, кричит понятливый похититель поцелуев.

— Повтори!

— Есть, не сметь целовать! — издевается, гад.

— Упор лежа! Пятьдесят отжиманий на кулаках! — взмах руки, рассекающей дождевую завесу. «Внимание!» — Отработка рукопашных приёмов в режиме реального боя! Исполнять! — ревела я наравне с сибирским медведем.

Вы думаете, наверное, что я слишком сильно взялась за воспитание парней? А вот и нет. Просто … Довели ур-р-роды!

Есть, конечно, в произошедшем и моя вина. Поддалась, не ожидала такого от Лютого, и он этим воспользовался. Пустяки, скажете вы. А вот ничего подобного!

Вспоминаем!

1) Сразу после того, как руки Лютого разжались, он начал хохотать в голос с остальными бойцами.

2) Зверь протянул Лютому золотую монету, что подтвердило факт подставной ситуации, а именно спор.

3) Разочарование в глазах ЧП — это почему-то задело меня больнее всего.

Я вот тоже умею «шутить»…

Сомкнула средний и большой палец на правой руке кольцом, и, сунув в рот, хорошенько дунула. Над академией раздался пронзительный свист. Парни замерли, догадываясь, что сейчас им будет очень плохо. Обвела всех озлобленным взглядом. Сейчас будет вам тренировка с майором Пэйном

Не прошло и минуты, как с неба на моё плечо пикировал крылатик.

— Рядовой «Ужас» прибыл на место временной дислокации отряда «нежить», жду дальнейших указаний! — чеканил вытянувшийся по стойке смирно, летучий мышь.

Я на это усмехнулась. Маленький пройдоха тоже полюбил игры в армию, ещё бы, с такими-то знаниями.

— Воспитать. — Громко скомандовала своему фамильяру, отчего все присутствующие непроизвольно дернулись. Потому что мышь, как, оказалось, действительно умел наводить ужас.

Сквозь шум воды послышалось частое хлопанье крыльев, … и началась самая долгая ночь в жизни бойцов отряда «нежить».

… Если не умеешь держать удар, зачем тебе руки?! В ж. у себе их засунь!..

… Чё ты как моль в обмороке?! Держи блок, чудовище криворукое …

…Ты ещё зареви, тряпка! Здесь армия, а не детский сад!..

… Я не понял, кто там вякает?!.. «шлеп» … На «губу» отправлю, ещё раз услышу …

Если летучей мыши дать власть над армией и государство во враги, смело могу предположить, что от врага и камня на камне не останется. Все знания, которыми он сейчас пользуется — мои, переданные с «живой» кровью. А знаете, что меня больше всего забавляет после тренировки с крылатиком? Лица парней, которые задумчиво окидывают меня взглядом. В глазах так и читается вопрос: «Если её фамильяр обладает такими знаниями, то что может она?». А этот поганец, каждый раз применяет всё более изощренные способы воспитания, мне бы духу не хватило, устраивать такую моральную порку.

— Чё ты бычишься? Думаешь, раз большой, то всё можно?!

«Шлёп»

— Я поймаю тебя, тварь! — зарычал Зверь.

А вот ещё одна особенность «Ужаса», он очень юркий. И если вдарит кому-то из парней по роже своим хлёстким крылом, на что провинившийся непременно разозлиться, его невозможно поймать. Он будет издеваться, тренировать твою скорость и ловкость, но хрена с два, ты его достанешь. Это он позволяет делать только мне, потому что я имею над ним некую власть, суть которой мне до сих пор не ясна.

— Трехчасовой перерыв на сон! — скомандовала я, когда дождь закончился. — Лютый, Стрела в караул. Остальные заняли самые удобные положения и отрубились на три часа. Ужас, ты со мной.

Я направилась к стене. Теперь, когда дождь закончился, мне хотелось хорошенько её рассмотреть, чтобы понять, как выбраться за её пределы. Ну, естественно, в обход основных ворот. Вот только …

— Зараза! — выругалась я, увидев преграду.

Стена была не просто стеной, она высотой больше китайской раза в два! И ни единой бреши по близости, ни одной выпуклости. Гладкая, идеальная и высокая … Такому монолитному строению не нужны никакие триады на территории академии. Никого не впустит и не выпустит, на первый взгляд.

— Ужас. — Обратилась я к крылатому. — А ты знаешь, что там, снаружи?

В ухо мне раздалось недовольное сопение.

— Только не говори мне …

— Не говорю. — Перебила я.

Картинное оборачивание крыльями и …

— Конкретно с этой стороны, находится небольшой город. А дальше поля.

Представила себе эту картину и безумно захотелось выбраться за территорию. Стало любопытно, как в этом мире выглядит современный город. Как наши в средневековье? Или как-то иначе? Ведь отсутствие технологий подразумевает и отсутствие высоких зданий … Эх. Надо выпросить у О’Шена путевку за стены, хотя бы под предлогом полевых учений.

С тоской взглянула ещё раз на непреступный барьер и отправилась обратно к отряду.

Когда мы вернулись обратно, застала ребят спящими на импровизированных подстилках в виде влажного от дождя хвороста. Кактус и болтун вообще на деревья залезли. Интересно, а если свалятся?

— Ужас… — шепнула я. — А ну-ка напугай тех двоих.

Мышь довольно оскалился и вспорхнул с моего плеча, долетел до веток и во всю мощь своей глотки, как рявкнет:

— РОТА ПОДЪЁМ!

Такую команду эти бойцы ещё не слышали, но это не помешало им соскочить и смачно шлепнуться об землю с трехметровой высоты. Потом стояла, что называется, непереводимая игра слов, от которых у маленьких девочек должны уши вянуть. Я стоически слушала сию цензуру, от которой у меня чуть воображение в испуге не сдохло, и примерно пыталась представить позу, в которую ВСЕ ребята пожелали свернуться крылатику. Да-да, своим ультразвуком он поднял всех спящих.

— Бедокур, это её просьба была — сдал меня находка для партизана, сжавшись от напора на ветке одного из деревьев.

Возмущенно на него посмотрела и … Ничего не придумала, кроме как, извинится.

— Ну ладно вам, я только этих двоих хотела напугать, ибо нехер спать на ветках. Хотите, я вам сказку про солдата расскажу, чтобы легче засыпалось?

Меня наградили подозрительным прищуром, но все, же приняли в качестве извинений сказку.

Все были скучкованы на небольшой поляне, верхняя одежда, то есть, толстовки заброшены на ветки обсыхать. Парни где-то набрали сухого хвороста и разожгли костёр, что для меня, после проливного дождя стало полной неожиданностью, в общем, все были в предвкушении … Но я — не я, если не обломаю кайф наивным солдатам чужой «армии»!

— Шел бравый солдат лесами и полями, тропами тайными, дорогами широкими, долго шел. Путь его с войны домой лежал. Однажды встретилась ему на пути старуха. Страшная, как… демон, глаза черные, зубы острые, кожа сморщенная и нос крючком…

— Ты кто — спрашивает её удивленный солдат.

— Щ-щ-щастье твое. — Отвечает печально карга.

Скривился солдат. Не так он себе счастье свое представлял.

— А как? — спрашивает Лютый.

Хитро ему улыбнулась, но ответила.

О жене солдат мечтал! Чтоб коса до пояса, формы округлые, да взгляд ласковый. А тут старуха, как улыбнется во все двадцать уцелевших зубов, солдату и поплохело от одной мысли, что с такой женой и спать страшно.

— Фу-фу-фу — сморщился он.

А старуха, и возьми, разразись горючими слезами.

— Жлая ведьма меня жаколдовала. Проведи со мной одну нощь, шолдатик, я на утро шамой кращивой буду. — Взмолилась старуха.

Представил себе солдат, что старуха красавицей станет, да и согласился на одну ночь.

А на утро смотрит на каргу старую с отвращением, да и говорит возмущенно:

— Ты же сказала, что красавицей станешь!

— Эх, шолдат-шолдат … Такой большой, а в шкащки веришь!

Несколько секунд на поляне стояла почти оглушительная тишина, если бы не потрескивание костра. Я даже посмотрела на ошарашенных парней. А затем раздался дружный ржач тринадцати мужиков, даже мышь от хохота с ветки свалился.

Успокоится, они не могли долго, я ждать даже устала, когда они перестанут хохотать и меня начало в сон клонить. А поскольку везде грязь и сырость, мозг мой напрочь отказался укладывать тело в горизонтальное положение, но на мое счастье, рядом сидел Темный, вот он-то и стал жертвой командирского произвола. Я положила голову на его подрагивающее плечо, нагло забыв спросить разрешения, да так и задремала.

— Удобно? — слышу вопрос сквозь сонную негу.

— Угу.

Чувствую, как меня погладили по волосам, чуть не мурлыкнула от удовольствия, а может и мурлыкнула, не знаю.

И мне уже снятся розовые крылатики, воспевающие «подвиги» наивных солдат и их бравых говорящих коней. Тут конь меня спрашивает:

— Устала? Хочешь, на мне поспи …

— Лучше бы ты был принцем. — Весело отвечаю коню.

А тот берет меня, на себя укладывает так, что я за его гриву шелковистую цепляюсь и носом в его шею уткнулась.

— А я и есть принц, просто заколдованный. Ты проведи со мной …

— Угу. Ты сказку перепутал, конь.

Конь вопреки моим ожиданиям, заржал, как табун таких же… коней.

— Спи, сказочница.

И повез он меня куда-то в закат …


Глава 8 | Только МАТ или иномирянка со своим уставом | * * *