home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 3

После того, как нас превратили в кровососов, выяснилась одна интересная деталь. Мои волосы. Мои волосы, были не блондинистые, они приобрели более глубокий оттенок красного. Это как бы не впервые за историю академии, у кого-то были черные, у кого-то рыжие, но соль в том, что красных волос, еще, ни у кого не случалось. Да и вообще такие напасти бывали только у танков. Кстати, и, сейчас, учится пара брюнетов. А я что? Я, в принципе, осталась довольна. Моя гордость, моё сокровище не пострадало. Они даже ещё круче стали, такие мягкие и шелковистые, прямо как в рекламе про шампунь от перхоти. Но давайте уже о главном.

Я отомстила Мальдирезу за сокрытие столь важной информации, как обращение, обыкновенным «почему», навек теперь запомнит, что маленьких рыжих девочек нельзя оставлять в неведении. Они бывают очень злыми, а ещё умеют, есть мозги чайной ложечкой.

Короче, в пытках я узнала вот что: Ванпайры, живые существа подобные вампирам. У них бьется сердце, им требуется обычная пища. Кровь они употребляют для пополнения жизненной энергии. Этакая плата за бессмертие и увеличение Магического Потенциала (далее МП), но и кровь, не абы какая, а себе подобных. Хотя человеческую кровь тоже можно употреблять, но она лишь утоляет жажду, МП от нее не восстанавливается. То есть одна тысяча двести семьдесят восемь адептов пьют кровь друг друга. Свихнуться можно. А еще мне предстоят игры, как и говорил Мальдирез, я должна буду защищать свою лебединую шею от чужих клыков, чтобы не стать чьей-либо собственностью. Да-да, именно собственностью. На целый год, до окончания первого курса. На мой вопрос «А что будет, ясли я укушу кого-то» Мальдирез усмехнулся и ответил, что этому не бывать. Шестой курс — это опытные бойцы, тренированные годами, они не позволят первогодке себя укусить. Но такой вариант вполне возможен, однако ничего не изменится, я просто сама выберу себе правообладателя. Что за каменный век в этом мире? Вот, я тебя, читатель спрашиваю, мне что делать? Конечно, из двух зол выбирают меньшее и мне нужно либо держать руку на пульсе до конца года, либо найти достойного «хозяина». В общем, здорово они проблему с конфликтами решили в боевой единице, в триаде, в смысле. Просто поставили боенергиков на второе место, путем нечестной игры и все. Изверги.

А ещё меня с момента обращения мучает жажда, которую не могу утолить водой. Я стала видеть и слышать столько разностей, что это начинает сводить с ума. Например, слышу, как бьется сердце Малисы, чувствую запахи крови, которые в этой академии витают, словно стойкие духи. Запахи постепенно усиливаются, это и правда выносит мозг.

Комнату нам с Малисой предоставили вполне уютную, по меркам моего мира. Обстановка в пастельных тонах. Две большие кровати, два рабочих стола, с нагромождением учебной литературы для первогодок, и общий шкаф для вещей. Причём, заметив его, мы с Малисой грустно переглянулись, так как, ни у меня, ни у нее вещей не было. Зато в нем лежала форма академии, при виде которой я почувствовала себя японской школьницей. Нет, не такой, как показывают в сериалах или мультфильмах, в коротких юбках и гольфах, а совсем как в реальной жизни. Мешковатая блузка, явно большего размера, чем мне нужно. Черная в белую клетку юбка-шорты в одностороннюю складку чуть выше колена, какие-то странные черные гольфо-чулки, которые длинной доходят ровно до конца юбки, и… КЕДЫ! Черные, мать вашу, кеды! Ну, может оно конечно тут очень даже мило, но я буду выглядеть в этом, как вешалка, чесслово. Ну, там, конечно еще какие-то вещи болтались, но я при виде первого комплекта, нервно сглотнула и захлопнула дверцу шкафа. Еще мне в глаза бросилось отсутствие санузла. Нет, ну это вообще, не честно! В книжках пишут про лучшие апартаменты для попаданок со всеми удобствами! Я че рыжая?! А… Ну да.

— Я здесь точно копыта отброшу… — пробормотала я, бережно укладывая свой АК под кровать. — Отброшу, и никто обо мне не вспомнит. Чёрт, как же хочется домой!

Малиса в этот момент просматривала литературу на своём столе, а услышав мою реплику, вздрогнула.

— Ты не могла бы не поминать чертей и демонов? У нас не принято, так высказывать своё недовольство.

— Ну, вот почему ты такая нудная? Я, ведь, душу свою открыть тебе пытаюсь. Вот сказала, как на духу, а ты всё учишь меня, как соплячку.

Ну и фиг с вами, люди добрые. Вообще молчать буду. Даже губы поджала для показухи.

Малиса отложила книги в сторону, села на стул, сложила свои бледные руки на груди и в упор уставилась на меня.

— Ты совершенно ничего не знаешь о нашем мире. — Констатировала, рыж… блондинка. — Я шла поступать в эту академию, чтобы избежать той участи, которую обеспечила мне моя мачеха. МАТ — единственное, в нашем мире, учебное заведение, не выдающее своих студентов. Поступив сюда, мы теряем все связи с прошлым, никто и ничто больше не имеет на нас прав…

— Вот тебе легко говорить, — перебила я соседку. — А на меня правами обзаведется первый, кто коснется меня своими клыками. Будь я в своём мире, могла бы за такую подставу вышибить зубы наглецу, но я ещё опыт встречи с первым Ванпайром запомнила. Крайне сложно воспользоваться собственной силой, когда твой соперник гребаный вампир!

— Ты сама теперь такая же, а значит, ваши силы уравниваются. И, что еще за первая встреча? Ты говоришь о той триаде, которая пришла за тобой?

— Нет, это случилось ещё…

ДИН-ДОН! — разнеслось… да чёрт его знает, откуда этот звук взялся! Я даже подпрыгнула на месте.

— Ёжкин кот! Это ещё что такое?

— Это ужин. Нужно идти в столовую.

При упоминании об ужине, желудок требовательно заурчал. Но мне больше всего хотелось в душ, а уж потом есть, но так как я ничего в этом мире не знаю, тем более где и как искать столовую и душевую, пришлось топать за Малисой. Хотя рыж… э… блондинка тоже не ведала куда идти, она умудрялась следовать за потоком идущих студентов. А я шла и подмечала странные вещи. Ведь, когда нас вели в комнату, коридоры были абсолютно пустыми. Во-первых, почти все студенты блондинистые. Говорю «почти», хотя из всей массы я видела только одну тёмную гриву издалека. Во-вторых, общежитие смешанное, то есть тут и парни, и девушки живут. В-третьих, я здесь как бельмо на глазу, на меня с интересом пялятся, предполагаю, что всему виной моя одежда и волосы. Дура, надо было хотя бы майку на блузку сменить, ну или что там ещё из одежды было? С каждым шагом, жажда душила всё сильнее. Я чувствовала себя одиноким путником в пустыне под палящим солнцем. Горло сдавило до хрипоты, стоило войти в столовую.

— Малиса мне плохо… — запах крови и еды сводил с ума. Я не на шутку забеспокоилась о том, что мне не хватит выдержки, чтобы не сцапать первую попавшуюся под руку блондинистую жертву. Мой мозг услужливо нарисовал картинку, где я вгрызаюсь клыками в белую шею и высасываю кровь. От этой сцены перед глазами, начали зудеть клыки. Малиса вцепилась пальцами в мой локоть и попыталась оттащить в сторону, но я уже повела носом, словно хищник определивший присутствие своей добычи.

— Лиса, остановись! Сейчас всё будет, ещё пара минут и… — Малису оборвал мужской голос.

— О-ой-ёо-ёой-ёй, девушка! Рано ещё, игры только завтра начнутся! — ко мне подлетел блондинчик и сунул в руки стакан с… да кровь там была! Самая настоящая кровь. От её вида в горле полыхнуло огнём. Я вцепилась в стакан, глубоко вдохнула и опрокинула, как рюмку водки, звонко стукнувшись клыками о край стакана. От собственных действий меня передёрнуло. Горлу стало гораздо легче, но проблема в том, что меня сводил с ума другой запах и я, ни как в этой толпе не могла его вычислить. — Эк, тебя пробрало-то!

Слизнув остатки вкусной жидкости с губ, я с благодарностью взглянула на блондина.

— С-спасибо, чувак. Сама не знаю, чего от себя ожидать.

Серые глаза пристально вглядывались в моё лицо, а я узнала блондина! Узнала, потому что видела в своём мире. И только я хотела наорать на него за бестактное поведение, эта сволочь впилась в мои губы, сильно стиснув в объятиях. И пока я пребывала в шоке, он оторвался от меня и тихо прошипел.

— Молчи,… Или я тебя прибью.

Намек был ясен. Значит, тут никто не знает, что эта блондинистая личность бывала в моём мире. Интересно почему?

Но, как бы, то, ни было, хранить чужие тайны, не было, ни малейшего желания. Поэтому вопросы о синеглазом брюнете тоже отпали сами собой. Да и нужно ли мне это было знать? Достаточно вспомнить тот хищный оскал и ощущение облапанности на остановке, чтобы понять — это хочется вообще из памяти вычеркнуть.

Я, молча, кивнула блондину, принимая его требование, и только сейчас обратила внимание на угрожающую тишину в столовой. Медленно огляделась и поняла, что все, без исключения, смотрят на меня. Нет, чувства неловкости я не испытывала, в конце концов, у меня за плечами опыт песнопений в ресторане перед публикой, но что-то натолкнуло на мысль, что смотрят на меня не из-за одежды или цвета волос, а из-за поцелуя с блондином, и от этого стало жутковато. Может, во всем виноваты откровенные ненавидящие взгляды большинства блондинистых девушек? Гадать на эту тему не хотелось, поэтому я взглянула на блондина и еще раз поблагодарила за спасение.

— Рад был помочь. — Ответил он и красноречиво продемонстрировал клыки в хищной улыбке. — Компанию составите?

Я перевела взгляд на Малису, она откровенно любовалась всё это время блондином, причём даже внимания на меня не обращала.

— Конечно. — Отозвалась бывшая рыжая.

Пришлось пожать плечами и направиться следом за соседкой по комнате чтобы, взяв ужин вернуться и сесть за стол к блондину.

Сижу… Сижу, смотрю по сторонам и понимаю, что в такой обстановке, мне кусок в горло не лезет. Глаза, глаза, везде глаза, куда не глянь. Смотрят так, будто я у них святость украла. Причем смотрят неотрывно, даже запихивая очередную ложку в рот. Ненависть, раздражение, злоба, всё это витало в воздухе, хоть ножом режь.

— Нет аппетита? — спросил блондин.

Угу. Я бы сейчас слона съела, если бы не эти…

Неопределенно покачала головой. И в очередной раз, ковырнув вилкой неопознанный мною овощ, подумала об играх. По большому счету мне не было до них дела, но, если хорошенько пораскинуть мозгами, можно понять, что мне их не избежать, как бы сильно я того не хотела. А все потому, что во мне определили мага энергии, а это значит, что танки будут вести на меня охоту.

— Можно хотя бы узнать, как тебя зовут? — спросила я у блондина. Малиса ошарашенно уставилась на меня

Мне снова хищно улыбнулись.

— Эйшетаро Марнинштайн. Боевой маг материи, седьмой курс. — Я поперхнулась воздухом и схватила стакан с кровавым напитком, чтобы скрыть запиванием першения в горле свою нервозность. Я-то думала, что он боенергик. И с чего спрашивается, взяла? — А как твое имя?

— Василиса Д… Василиса Нир — Выкрутилась я — Можно просто Ва… э… Лиса.

Нда. Нда… Выкрутилась, блин. Чуть не ляпнула настоящую фамилию. Идиотка.

— А ее зовут Малиса — ткнула я в сторону блондинки вилкой. — Мы на первом курсе.

Малиса недоуменно смотрела на парня и не могла выдавить ни слова. Такая реакция мне показалась весьма странной.

— Малис, что не так?

Она кивнула на парня и через мгновение ответила.

— Мой танк.

Блондин медленно повернул голову к девушке, очень пристально посмотрел и во все тридцать два улыбнулся.

— Ну, наконец-то. — Выдал он. — И где тебя носило все семь лет?

Оказывается, многие танки обходятся без щитов, и некоторые щиты попадают не в свои команды в силу того, что не все приходят в академию. В данном случае Эйшетаро семь лет учился сражаться без защиты. Интересно как это было? Танки обзаводятся боенергиками только на шестом году обучения. И каждый год им необходимо подтверждать свое право на добычу в очередной игре. Единственное, что менялось, так это тактика игры. На первом курсе — охота ведется весь год только в стенах академии. На втором курсе — охота длится две недели за ее стенами, а если тебя не присваивают — то, у тебя есть право выбрать любого из провалившихся (хреновые перспективы скажу я вам). На третьем курсе — игры становятся масштабными, проводятся отборочные турниры на каком-то полигоне. Причем тут турниры танк против боенергика, и что там особенного, я не стала спрашивать. Четвертый курс — снова кошки мышки до конца года. А вот на пятом курсе — проходят какое-то особенное посвящение, где команда уже подтверждает свое единство. И оставшиеся пять лет они учатся вместе. Да-да. Танки проходят обучение в академии не десять, а пятнадцать лет! Уму не постижимо! Для меня десять лет это что-то жуткое, но вполне приемлемое. В моем мире немногие, но все же, получают два высших образования, но пятнадцать лет?! Интересно, а как Мальдирез понял, что ни одна из нас не является танком?

— А ты значит боемаг материи… — неверно констатировал блондин.

Малиса уже открыла рот, чтобы поправить блондина, но я остановила ее жестом руки.

— А как ты догадался?

Эйшетаро ухмыльнулся.

— Только они испытывают такую жажду при столкновении с добычей. А ты с ходу определила, что здесь есть кто-то близкий по крови. Это удивительно редкое явление, знаешь ли.

— Близкий по крови? То есть эту жажду я испытывала к одному из Ванпайров?

Блондин кивнул.

— На самом деле я боенергик и не имею ни малейшего понятия, как такое могло произойти…

Из рук блондина выпала вилка, рот в попытке что-то сказать чуть приоткрылся, но…

— Вы только посмотрите на это, вроде иномирянка, а все туда же! Эй, а тебе никто не говорил, что парней клеить не хорошо.

Да, это обращение на грубое «Эй» предназначалось мне. Блондинистая девица с короткой стрижкой типа «каре» нависла над нашим столом, сверкая карими глазами. И что-то мне подсказывало, что разговор этот ни к чему хорошему не приведет.

— Ларилиэль, успокойся. Я им помог и попросил составить компанию. Ты же не хотела идти со мной на ужин. — Девица сверкнула на блондина грозным взглядом.

— А с каких это пор ты, дорогой, печешься о первокурсницах?

Блондин скривился.

— Мне не хотелось портить аппетит перед едой, вот и все. А Лиса была готова кого-то растерзать.

Блондинка… Боже, я свихнусь. В общем, змея с короткой стрижкой вновь удостоила меня взглядом.

— Боемаг материи? Интерес-с-сно.

— Нет, она боенергик, как и ты.

— А может кто-нибудь объяснит мне, что такого? — вклинилась я, наконец, в разговор.

Ответом удостоила змея.

— Боемаг материи всегда мужчина, большая редкость, когда способности этого типа проявляются у женщин. — Хм… так вот почему Мальдирез сходу сказал о десяти годах обучения. — А твоя жажда огромная редкость. Хотя иномиряне всегда уроды, тут и удивляться нечему.

— На себя посмотри, гадюка белобрысая — не осталась я в долгу.

— Что, правда глаза колет?

— В твоей правде столько же яда, сколь и в мозгах, нечисть отравленная. — Я звонко шмякнула вилкой о тарелку и встала из-за стола, бросив взгляд на блондина.

— Спасибо, что немного поведал мне об особенностях жизни в академии.

Проследила за тем, как встает Малиса и, развернувшись, мы пошли прочь из столовой под сопровождением насмешливых взглядов и не менее насмешливых комментариев.

— Ларилиэль снова отшила вешалок от короля.

— Не стоило ждать иного от этой мегеры.

Малиса презрительно фыркнула, ухватила меня за руку и ускорила шаг.

В комнате была абсолютная тишина, за окном темно, свет погашен, а мы с Малисой лежали в кроватях. Не знаю, сколько было времени, но спать не хотелось абсолютно. Малиса молчала, не желая разговаривать со мной. На все вопросы отвечала односложно, в конце концов, я сдалась и отвернулась к стене. В голове было пусто, будто кто-то высосал все мысли пылесосом, и я просто выводила пальцем круги на мокрых после душа волосах, когда раздался осторожный стук в дверь. Мы с Малисой одновременно подскочили с кроватей, и если та торопливо натягивала халат, то я просто завернулась в одеяло и отправилась открывать.

На пороге стоял Эйшетаро с еще одним белобрысым парнем. У последнего на лице была отличительная черта в виде родимого пятна на щеке.

— Привет. — Поздоровался «актер», скользя взглядом по одеялу.

— Да виделись вроде.

— Слушай, я тут рассказывал Алдориону про тебя и понял, что ты, наверное, ничего о своей магии не знаешь. — Я вопросительно вздернула бровь. — В общем, мы решили помочь тебе.

Помочь — это хорошо.

Я сделала шаг в сторону, пропуская гостей. Малиса уже в халате с символикой МАТа сидела на постели и разглядывала визитеров.

— Алдорион тебе все расскажет, и мы немного попрактикуемся.

— С чего такая забота? — сделалась подозрительной я.

— Ну, считай это проявлением симпатии. — Лукаво улыбнулся блондин. — К тому же, я семь лет в этой академии, со временем стало банально скучно, Алдорион только в прошлом году скрасил мое одиночество.

Так значит он боенергик Эйшетаро? Ну вот, вся триада собралась в моей комнате, очень хорошо.

Благодаря ночным гостям я узнала, как боенергики пользуются своими способностями, но мне удавалось это крайне плохо. Алдорион постоянно требовал от меня концентрации, что было крайне сложно делать, когда Эйшетаро откровенно подкалывал меня по поводу и без. Малиса тоже разошлась и тыкала меня мордой в мои ошибки.

— Если ты не можешь сосредоточиться в компанейской обстановке, что будет на тренировочных боях? Расслабься и представь себя в другом месте, например, вообрази себя посреди леса или на берегу океана.

И я представила. Я представила себя на сцене в свете софитов. В зале темно, но я точно знаю, что сейчас там полно народу и все смотрят на меня, ожидая представления. Миг спустя, пространство вокруг озарилось разноцветными нитями, хотя они были похожими на струны, такие же натянутые. Они были блеклыми и хлипкими на вид, но были!

— Вижу их — сказала Алдориону.

— Притяни их к себе.

Я попыталась ухватить одну из них рукой, но резанула воздух.

— Это нужно делать мысленно — усмехнулся боенергик.

И я попробовала представить, как нити скользят к моим рукам и вышло! У меня получилось!

— Отлично. — Услышала я голос Эйшетаро. — Теперь вспомни где я, и из своих рук отправь их ко мне.

Это было необычно. До моих рук нити были натянутыми, а когда направлялись к Эйшетаро, стали мягкими и податливыми.

— Все. Ты молодец. Просто отличный результат для первого раза. — Похвалил боенергик.

Я открыла глаза и с удивлением заметила в руках «актера» блестящий клинок. Оказывается, преобразования мной энергия, наполняет материю танка магией.

Минут через двадцать, мы с Малисой проводили гостей и отправились спать, к тому моменту глаза уже сами собой закрывались.


Утром нас разбудил настойчивый стук в дверь и голос какого-то парня.

— Подъём! Первый день занятий! — я так поняла, что нам предстоят ещё и дежурства.

Моё тело само встало, заправило постель и отправилось умываться. Мозг прокручивал в сознании, когда-то мною написанную, но давно уже забытую песню. После всех проделанных процедур, переодевания в мешковатую форму и плотного завтрака, утолившего душераздирающую жажду, я, наконец, соизволила проснуться. Малиса долго оценивала мой внешний вид, на все мои вопросы в духе «почему моя одежда, как мешок на мне, а твоя очень хорошо на тебе сидит?», проявляла партизанскую настойчивость и не выдавала секрета.

Прямо в столовой началось столпотворение, когда один из преподавателей потребовал первокурсников боенергиков и танков с шестого курса проследовать за ним.

А вел он нас в огромный зал со сводчатыми потолками, под которым, словно светлячки копошились магические шарики, призванные освятить пространство вокруг. Было ярко и… торжественно, что ли.

Танков поставили в четыре ряда по пятнадцать человек, мы встали напротив, тоже в четыре ряда.

Пока я задавалась вопросом на тему происходящего, зал наполнился громогласным голосом кого-то из преподавателей.

— Перед тем, как стартуют игры, вы ознакомитесь друг с другом путем тренировочных боев.

Об этом я уже знаю.

— Пофамильно буду вызывать на площадку. Задача продемонстрировать способности. — Маг позволил себе короткую паузу, глядя в книгу перед собой и начал называть фамилии.

Первыми вышли четыре блондина, учитывая, что народу в зале много, я не стала себя утруждать запоминанием их имен. Танки встали в боевые стойки напротив друг друга, а позади них встали боенергики. Прозвучала команда «бой» и началось… Это, не было похоже на бой, скорее танец. В руках танков изначально были мечи, самые обыкновенные заточенные. Два противника сошлись в равном бою и лязг металла начал резать воздух, больно врезаясь в ушные перепонки. Я наблюдала за отточенными движениями, за искрами, встречающихся в бою орудий и сосредоточенным выражением лица танков. В душе разгорался восторг, естественное чувство для тех, кто любит поучаствовать в подобных состязаниях. Вот только, я никогда не обучалась боям на мечах. У нас ведь продвинутый мир…

Боенергики тихо стоявшие все это время позади с прикрытыми глазами, резко вскинули руки, и я заметила, как воздух вокруг них закружился и заплясал. С пальцев сорвались искрящиеся потоки и влились в танков. После этого действия, словно по щелчку пальцев, мечи в их руках резко изменили форму, на более внушительные по размеру. Они были необычными. Металл неуловимо искрился магией. Странное на вид оружие, при скрещивании начинало звучать куда более громко, словно издавая боевой клич. При каждом последующем вскидывании рук боенергиками, мечи принимали все более угрожающий вид. Через какое-то время все закончилось. Танки больше не могли применить магию, и это означало конец боя.

Еще семь подобных сражений спустя, под сводами зала прозвучало имя Василиса, прозвучало без фамилии, как у шлюхи какой-то безродной.

Я все понимаю, но всему есть предел. И выйдя в центр зала, я демонстративно поклонилась учителям.

— Василиса НИР — насмешливо представилась я.

Я и до этого чувствовала на себе взгляды, но выйдя в центр, меня начали, прям пожирать.

Пока я разглядывала учителей, передо мной встал блондин танк, перед ним другой танк, за ним боенергик.

Танки, поприветствовав друг друга поклоном, встали в стойку, словно хищники и дождались команду «бой», чтобы скрестить мечи в битве. Я же в это время закрыла глаза и развела руки в стороны, пытаясь ощутить струны энергии, что наполняли собой пространство вокруг меня. Но шум мешал их четко ощутить, они казались размазанными, разрозненными и хлипкими. Нужно сконцентрироваться. В это время по залу пронеслись смешки, значит боенергик противника, уже сделал свой ход. Как и говорил Эйшетаро, я попыталась представить шум океана. Накатывающие шипящие волны, вскидывали пену, ветер трепал мои волосы, а соленые брызги орошали лицо… нет, не могу. Слишком шумно. Поразмыслив немного, я начала тихо петь песню, когда-то давно мной написанную. Не зря она у меня с утра на языке крутится.

Забудь.

Каким бы не был твой путь,

Оставь все страхи и грусть.

Береги себя, так надо.

Я, не открывая глаз, мысленно ухватилась за пучок энергетических струн и просто швырнула их вперед, зная, что попаду в цель.

Отдам.

Тебе все силы отдам.

И их хватило бы нам,

Собирать мерцанье в рассветах.

В какой-то миг, я ощутила, как ко мне тянуться струны. Сами! Наполняя своими беззвучными нотами тугое пространство. Легонько касаясь моих рук, будто ласковая кошка, требующая погладить, взять на руки и заставить мурчать. Мне собственно плевать на этот бой, поэтому я взяла эти струны. Каким-то непостижимым образом длинные нити свернулись в мягкий комок.

Молю.

Тебя об одном лишь молю,

Береги свое тело и душу.

Их покой и я не нарушу.

Комок ласково прильнул к моему подбородку и мягко соскользнул с рук в направлении моего временного танка.

Запри.

В себе все свои чувства изнутри.

Я хочу лишь сияния света,

И плевать на чьи-то запреты.

За комком потянулась тонкая ниточка, оставшаяся в моих руках.

Смотри.

Вперед, своим порывам вопреки,

Береги меня от боли.

Чтобы я не знала горя.

Раздался яростный рык, а я спешно распахнула глаза. Двое танков сцепились в яростной схватке, их контуры смазались сопровождаемые яростным ревом и оглушающим звоном мечей, которых я, кстати, не различала среди смазанных пятен. Закрыла глаза, чтобы еще раз увидеть нить.

Люби.

Подними глаза свои,

И всем сердцем, всей душою,

Люби.

Песня закончилась, а нить в моей руке ярко вспыхнула и вырвалась, устремившись к танку. Меня охватила легкая грусть, но я вновь открыла глаза, заметив, что боя больше нет, и удивилась, узрев три пары потрясенных взглядов. Собственно, все присутствующие молчали. Я что-то не то сделала? Мой взгляд скользнул по моему танку, и я чуть не вскрикнула, увидев, что стало с его мечом. Это были когти! Длинные, с мягким красным сиянием на кончиках. Мне нестерпимо захотелось оглянуться, что я и сделала, скрип моей обуви по полированному полу был единственным звуком в этом зале. Учителя смотрели на меня с явным интересом, ряд танков с восхищением, боенергиков с досадой. И в этом зале я одна не понимала, что происходит.

— Бой окончен — наконец опомнился кто-то и учителей. — Василиса, ступайте на следующее занятие и… Будьте осторожны.

От этой просьбы меня передернуло. Давя в себе желание, сорваться на бег, я поспешила к выходу. Осознание того, что я сама объявила на себя охоту, пришло позже, когда Малиса сообщила мне, что меч при соприкосновении с магией боенергика не меняет форму столь кардинально.

Глупая ты Вася, лучше бы просто молча, стояла.


Глава 2 | Только МАТ или иномирянка со своим уставом | * * *