home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 23. Не прощай…

— Можешь открывать глаза, — прошептал Азхар возле самого уха девушки.

Лана перестала жмуриться, с удивлением разглядывая комнату, в которой очутилась.

— Где мы? Почему не во дворце?

— Там все пространство перекрыто для перемещений, — ответил феникс, продолжая заворожено смотреть на эльфийку. Его пальцы аккуратно разглаживали пряди волос, немного спутанные после ночи в логове змея. Улыбка не сходила с его лица. — Мы у меня. В столице, у меня здесь небольшой дом.

Лана поняла, что ей приятно то мягкое тепло, что исходит от феникса, стоявшего рядом с ней. Одна его рука придерживала девушку за талию. И такой способ согреться после зимней стужи Алании нравился намного больше, чем быть сброшенной в горячий источник.

— Почему ты так странно смотришь на меня?

— Я думал, что больше никогда не увижу тебя.

— Я тоже так думала… — призналась Лана тихо. — И молилась, лишь бы ты остался жив.

Азхар ухмыльнулся.

— Маленькая, ты забыла, что я феникс? Я всегда сумею выжить, а вот ты… просто чудо.

— Спасибо.

Лана попробовала отстраниться от молодого человека, но Азхар только крепче прижал ее к себе.

— Почему ты не помог нам? Я… просила быть рядом…

— Я был. Но стоило вам отойти глубже в парк, как меня оглушили. Я даже не понял, кто именно. А придя в себя, увидел василиска и… Он не тронул тебя? — спросил Азхар, хмурясь.

— Ты зря переживаешь. Зверем Беар оказался гораздо более… милым.

— Милым?! — Азхар возмущенно взмахнул руками. Лана сказала это, не подумав. Все-таки парень мог серьезно пострадать из-за Лиама.

— Прости, — прошептала девушка, опуская голову.

Парень мягко коснулся ее подбородка, заставляя поднять взгляд на него.

— Тебе не за что просить прощения, — прошептал он. — Меня гораздо больше волнует другое…

— Что? — Лана часто заморгала, пытаясь понять, о чем говорит феникс.

— Ты дала себя поцеловать, — еще одна мягкая улыбка тронула губы Азхара.

— Ах, это… — Лана не знала, куда спрятаться, чтобы перестать краснеть. — Просто…

— Все еще не можешь разобраться в себе?

— Что? Нет, я…Это был просто поцелуй.

Азхар взял девушку за руки. Одну ее ладонь мужчина опустил к себе на грудь, возле сердца, а вторую — приложил к сердцу Ланы.

— Слушай себя, — он чуть приблизился, понижая голос. Склонив голову, феникс медленно и осторожно коснулся ее губ своими. Дыхание Ланы сбилось, но отстраниться она не пыталась. Азхар увереннее прижался к мягким губам, не спеша, давая им обоим насладиться моментом. А затем отступил. — Чувствуешь? Наши сердца бьются чаще. В унисон. А значит, это не «просто поцелуй»…

— Ты не можешь знать наверняка…

— Проживи ты столько же, сколько и я, поверила бы. Спустя много лет понимаешь, что любовь — единственное, что заставляет биться твое сердце чаще.

— Мне казалось, что ты говорил это про хорошие драки и красивых страстных женщин.

— Любые красавицы приедаются, если нет чувства. А бороться стоит только за любимую женщину. А я люблю тебя, Алания. И готов ждать, сколько потребуется…. Теперь, когда вижу, что чувства взаимны…


***

— Лиам, что случилось?

Айгерим вскочила со своего места, будто ужаленная, когда в гостиную ворвался Беар, переворачивая письменный стол одной рукой. Бумаги и оставленная на столе девушкой посуда разлетелись по полу. Старое дерево шумно ударилось о мрамор, рискуя треснуть. Лиам не ответил подруге, будто и не услышал ее вопроса. Его глаза жадно искали что-то, что можно еще сломать. Вслед за столом, под раздачу попал графин с водой, безжалостно отправленный в стену. Подвернувшееся под руку кресло оказалось опрокинуто пинком ноги.

— Ли! — Айгерим подбежала к другу, хватая его за плечи, в попытке чуть встряхнуть. С его немалым ростом это было сделать проблематично. — Ли, это я… все хорошо, — девушка смотрела в глаза мужчине и говорила спокойно. Это помогало, когда он оказывался на грани перехода в звериную ипостась. — Я с тобой. Успокойся… Дыши…

Ноздри Беара расширились, резко втягивая воздух. Айка пыталась вести себя, словно он вот-вот обратится. Но это не так. Сейчас своего зверя Лиам контролировал, как никогда прежде. А вот самого себя…

— Что стряслось? — прошептала рыжая, осторожно отпуская друга.

— Алания.

Опять эльфа? Айгерим подняла взгляд на мужчину, пытаясь понять. Он говорил, что с ней покончено, что сил бороться с упрямством эльфы больше нет.

— Я… Не сдержался, и выпустил зверя…

Рыжая моментально побледнела, отступая от Лиама.

— Ты…. Ты убил ее?

— Если бы… Он не тронул ее. И более того, он решил, что она его самка. Наша самка…

— И что в этом плохого? Это, наверное, самая лучшая новость за очень долгое время, Ли! Найти свою пару… Об этом каждый мечтает! — последнюю фразу Айка произнесла с грустью. Мечтают все, а как часто мечты сбываются? Наверное, ей никогда такой радости не испытать.

— Хорошая новость?! Что в ней хорошего?! Моя эльфа не желает иметь со мной ничего общего. Это для меня все изменилось, стоило ей… А для Ланы все по-прежнему. Ей милее этот петух крашеный!

— Может, ты ошибаешься?

— Если бы, — Лиам устало рухнул на диван. — Я могу ошибиться, но не зверь. Бездна. Я-то думал, что просто женюсь. Выполню свой долг, заведу наследника. Но нет. Демоновой эльфе нужно было все испортить!

— Ли, что за… это же бред! Лана не виновата, что так все сложилось…

— Конечно, не виновата! Она у нас ни в чем не виновата, — Беар вновь терял контроль над эмоциями. — От меня сбежала, и совсем в этом не виновата. С фениксом спуталась — тоже же не ее вина! А как провоцировать зверя, а потом лезть кусаться за хвост! Конечно, совершенно ни в чем не виновата!

— Ли, она же не знала…

— Какая теперь разница? Теперь уже ничего не изменишь. Я не смогу от нее отказаться, — Беар взял паузу, чтобы собраться с мыслями. — Мне плохо, Айка, — признался Лиам тихо. — Все эти сказки про истинную пару… Врагу не пожелаешь. Я до сих пор чувствую ее запах. И внутри все на части разрывается оттого, что ее нет рядом. Будь она василиской…. Мы бы уже были семьей. Но нет…. Нам нужно и дальше показывать свой характер!

Последнюю фразу Лиам прорычал.

— Мы что-нибудь придумаем, — пообещала Айгерим, хотя голос ее звучал неуверенно.

— Что здесь думать? Она — моя. И точка. Хватит. Мы через все это уже проходили. Менялся, старался стать другим. Давал ей много шансов, но она раз за разом делала неправильный выбор. Больше я этой ошибки не совершу.

— Лиам, — предупредила девушка. — В тебе сейчас говорит гнев, а не рассудок.

— В бездну. Надоело. Я не могу сидеть и ждать, пока Алания все осознает. Или пока феникс с ней не наиграется и выкинет, словно испорченную вещь, — мысль, что прямо сейчас его самки касается другой мужчина, практически заставляла Беара взвыть от бессилия.

— Лана будет против.

— Плевать! — Лиам перешел на крик, вновь поднимаясь на ноги. — Почему ей должно быть хорошо с кем-то другим, пока мне плохо?!

— Наверное, стоит поучиться у других, как вести себя с девушкой, — тихо прошипела Айка.

— Что ты сказала?!

— Перестань на меня орать! — Айгерим, переходя на визг, топнула ногой. — Ты один единственный раз почти поступил правильно, делая попытку отпустить девочку. И то, заметь, Лана об этом не знала. Сейчас в таком состоянии ты рискуешь испортить все безвозвратно. Поэтому я прошу тебя. Сядь. Успокойся. И давай подумаем, как лучше поступить в служившейся ситуации.

Лиам рухнул в кресло.

- Я больше не собираюсь терять время, — спокойно произнес он, и от этой внезапной перемены у Айки побежали мурашки по коже. Она много раз видела, как Лиам становился таким. Серьезным, собранным и готовым идти по головам. — Лана моя пара. А значит, что бы я ни сделал, со временем все равно простит. Сначала я заберу то, что мое по праву. А уже потом заставлю ее быть счастливой.

— Так нельзя…

— Или ты мне помогаешь, или проваливай в Бездну со своими упреками.


***

— Сколько заговорщиков поймали?

— Сто сорок шесть человек, Ваше Темнейшество.

Эйдан был недоволен. Райем, накинув на себя иллюзию полноватого секретаря, стоял рядом с троном, просматривая бумаги с допросами.

— Сколько среди них магов?

— Шестнадцать, Ваше Темнейшество.

Еще хуже… Не казнить их нельзя. А империя и так стоит на грани, каждый маг на счету. А теперь…. Не дай Творец, начнется война.

— Скольких еще предстоит допросить?

— Дан, ты мне скажи, чем занималась твоя разведка и безопасность все это время?

Император кинул взгляд на стоящего с неприятными вестями стража и подал ему знак, что тот может быть свободен.

— Без тебя здесь совсем все плохо, — вздохнул Эйдан. — Как видишь. Тебе я мог доверять, а сейчас…

— Что сейчас?

Двери тронного зала распахнулись, впуская нежданного гостя. Лорд Лиам Беар, взъерошенный и злой, как демон, стремительно направлялся в сторону трона. Эйдан и так будучи на пределе, вскочил со своего места, растворяясь в воздухе, чтобы через мгновение возникнуть перед лордом. В руке Императора оказался обнаженный короткий меч, который мужчина приставил к горлу василиска.

— Только попробуй начать перевоплощаться. Я пробью твой череп насквозь до того, как ты успеешь зашипеть.

Лиам не ответил, лишь поднял руки вверх, в знак того, что он безоружен.

— Ты чуть не убил мою жену, — прорычал Император, с наслаждением глядя, как тонкое лезвие царапает кожу Беара.

— Я не хотел.

— Не хотел? — с сомнением поинтересовался Дайрел.

— Я был в замке, когда увидел нападение, — оскалился мужчина, но взял себя в руки, чувствуя, как Император сильнее вдавил клинок в его горло. — И поспешил на помощь.

— Ты всегда держишь зверя под контролем. Если бы ты собирался защищать Императрицу, твоих способностей вполне хватило бы, чтобы вместе с Лисой отбить атаку. Но ты обернулся… Это же так удобно. Никаких свидетелей не осталось в живых, а всю вину можно спихнуть на бесконтрольное животное, — руки Дана чесались до расправы. Он не мог поверить, что лорд Беар тоже причастен к попытке переворота. Столько лет они сражались практически бок о бок. А теперь этот его поступок…

— Клянусь своей самкой и всеми будущими детьми, своим гнездом и своей жизнью. Я никогда не участвовал в заговоре против трона, вас или вашей семьи. Никогда не знал о его подготовке, и не слышал, чтобы при мне кто-то обсуждал что-то подобное, — произнес Лиам, наполняя свой голос внутренней энергией. С клятвой Император не сможет поспорить.

— Ты чуть не убил моего сына, — напомнил Эйдан, тем не менее, опуская оружие.

— И за это прошу у вас прощения. В любых других обстоятельствах, я бы никогда не подверг ребенка такой опасности.

— Почему ты обернулся?

— Из-за Алании. Зверь признал в ней свою пару. И решил, что должен защитить.

Эйдан еще раз смерил лорда тяжелым взглядом. Василиски про своих самок врать не станут. Гнездо и самка — для них святое. Темный отступил от лорда, и повернулся к нему спиной. Не в знак доверия, а для демонстрации, что не видит в Беаре угрозы. Возвращаясь к своему трону, Император спросил:

— Что с девочкой?

— Жива. Здорова. В ближайшие дни станет моей женой.

— Хорошо, — коротко кивнул Дан, задумчиво глядя на своего брата. — Твою клятву я принял. На этот раз, так как моя семья не пострадала, я тебя прощаю. Можешь быть свободен.

— Я еще не закончил.

Дан удивленно вскинул брови, поворачиваясь к василиску. Райем смотрел на обоих с большим интересом.

— Я пришел не только для того, чтобы подтвердить свою лояльность к трону, ваше Темнейшество. Я хочу предупредить вас.

— Предупредить меня? О чем? Тебе что-то известно о других заговорщиках? Готовится новое покушение?

— Нет, — отрезал Беар. — Я хочу предупредить вас по поводу Алании. Она моя. С этого момента девушка находится под моей защитой, и защитой клана. И я не позволю использовать ее для ваших политических игр.

— Это не вам решать, — прорычал Эйдан.

— Мне. Я стану главой клана. И если вы не хотите потерять черных василисков, то не посмеете тронуть мою жену.

— Вы мне угрожаете?

— Я предупреждаю. Она не ваша пешка для переговоров с Зеленым Троном. И вы позволите ее родителям вернуться в наш мир. После того, как мы с Ланой поженимся. Это не требование, конечно же, Ваше Темнейшество. Просто моя настоятельная просьба.

— Что-то еще?

— Да. Возможно, сегодня я убью командира Азхара. Готов понести за это наказание по всей строгости закона. Но это не отменяет то, что Алания останется под защитой клана.

— Что он сделал? — подал голос Райем.

Лиам смерил незнакомого мужчину гневным взглядом. Почему какой-то секретарь позволяет себе подавать голос, пока лорд ведет беседу с Императором? Но, видя заинтересованность во взгляде Дайрела, Беар все-таки удостоил обоих ответом:

— Он прикоснулся к моей женщине. И если попробует встать на моем пути, я развею его пепел между всеми мирами.

— Я услышал вас, лорд Беар. Ступайте. Я в неоплатном долгу перед вашей невестой за то, что она защитила мою семью. В том числе от вас. Ее родители могут вернуться, как только девушка этого попросит. Желаю вам счастливой семейной жизни.

Лиам Беар удовлетворено кивнул и покинул тронный зал.

— Ты позволишь ему так с собой разговаривать? — удивился Райем.

— Он не для себя просил…. Вмешиваться в чужие семьи — не мое дело, — отмахнулся Эйдан задумчиво. Беара он мог понять. Сам проходил через нечто подобное, когда Лиса появилась в его жизни. Истинные пары….Счастье и проклятье одновременно. Они окрыляют, делают тебя сильнее, и становятся твоей слабостью. Напрочь отключая мозги. Убить бы наглеца за такую выходку, но верный клан василисков сейчас нужен Империи, возможно больше, чем что-либо еще.

— Скажи, со мной было так же тяжело, когда я влюбился? — поинтересовался Дан у брата.

— Что ты! Беар — он же из оборотней, в них слишком сильно животное начало. Чистые, бесконтрольные инстинкты. С тобой все было намного хуже, — улыбнулся Райем.

— Серьезно?

— Абсолютно. Ты, вероятно, не помнишь, что творил, преследуя желание сделать Лису своей?

— Мы все ущербные, — с грустью признал Эйдан, опуская голову. — Это должно прекратиться.

— Я говорил тебе об этом, и не один раз. Рад, что ты, наконец, меня услышал.

Эйдан метнул в закрытые двери красный шар вызова, и через несколько секунд в тронный зал вбежал писарь, который всегда находился поблизости, если потребуется своему Императору.

— Пиши указ, — велел Эйдан, снимая с головы корону. Какой-то тонкий кусок золота, но он давил на мужчину каждый день, заставляя разрываться на части. Император, воин, муж, отец…. Столько ролей, и для каждой приходится меняться. Слишком он устал от всего этого. Империя погибала под тяжестью древних обычаев. Погибала, потому что за сотни лет темные лорды не научились жить миром. Только войной, только силой. Что ж, в таком случае, Эйдан покажет свою силу.

— Темнейший Император изъявляет свою волю. Каждая семья, наделенная титулом на землях Империи, должна в течение месяца явиться во дворец для дачи клятвы верности. Каждая семья, наделенная титулом на землях Империи, отдает трону на воспитание своих детей в возрасте от десяти до восемнадцати лет. Мальчиков и девочек.

— Дан! — окрикнул своего брата Райем. Но Эйдан велел ему молчать, поднимая руку с раскрытой ладонью.

— Впредь, за измену или подготовку заговора, казнить будут в первую очередь детей виновников. Заговорщики будут лишаться всех земель и титулов. Пока все. Указ передать совету семерых. Их дети должны быть переданы трону уже завтра. И велите арестовать Азхара. Немедленно, — на вопросительный взгляд брата, Эйдан ответил шепотом. — Он мне живым нужен. Это ненадолго. Беар угомонится, займется свадьбой, а феникс остается цел.

Райем не стал дожидаться, пока писарь выйдет, накинул на них с братом полог тишины и закричал.

- Ты совсем с ума сошел?!

— Нет. Я принял решение. Вы с Кристиной открываете нам доступ к Земле. Я подготовлю верных трону людей, и за этот месяц мы вместе организуем на Земле новую академию, где будут обучаться эти дети. Здесь пройдет год — там восемь лет. Дети вырастут в настоящих воинов, верных трону. И мы укрепим Империю.

— Как ты думаешь их там учить? На Земле практически нет магии…

— Алия смогла обучить свою дочь. И Лана, ни разу в жизни не исполнив ни одного заклинания на Земле, смогла в стычке со мной продержаться почти тридцать секунд. Значит, темные тоже смогут обучиться.

— Это слишком… Ты не станешь казнить детей!

— Пока дети лордов заперты на Земле, никто не станет затевать заговор. Мы лишь выиграем несколько лет, Рай. И потом, взросление среди людей — пойдет темным на пользу. Ты сам видишь, мы все монстры. Нам нельзя доверять воспитание собственных детей. Иначе мы так и будем ходить по кругу. Жесткость, насилие… С этим пора заканчивать.

— Ты не думаешь, что мы слишком сильно изменим жизнь на Земле, если там появятся тысячи новых магов?

— Не все дети окажутся магами. Мы будем контролировать их, по мере возможностей. А о других мирах я начну беспокоиться, когда буду уверен, что с моим родным домом все будет в порядке.


***

Опять этот мир…. Как же Лиам не любил Землю. Глаза б его не видели снующих повсюду людишек. Бесполезные создания, уничтожающие собственные жизни. И родную планету. Но в данный момент у василиска осталось не так много вариантов, как можно добиться желаемого, не прибегая к насилию. И Бездна раздери того, кто после скажет, что он не испробовал все способы мирного решения в сложившейся ситуации. К чему все ухищрения, Лиам, правда, так до конца и не понимал. Лана его пара, его самка. Взял, отвез в гнездо и сделал своей. Во всех смыслах. Но нет, что-то внутри упорно не давало покоя, раз за разом повторяя «так нельзя». Отвратительное состояние.

Погода оставляла желать лучшего. Словно сама природа отображала внутренний настрой Беара. Да что это за место такое? С неба одновременно падали вода, снег и лёд. Проклятое место. Василиски любили тепло, всегда селились на юге. Большинство из них в жизни не видели снега. Лиам только по долгу службы выбирался в холодные края и очень не любил подобные командировки.

Стараясь удержать в руках человеческую конструкцию, для защиты от непогоды, василиск пробирался через влажные сугробы, из-за которых ноги моментально промокли. Как назло, магия не срабатывала, чтобы дать себе просохнуть или согреться. И почему только родители Алании выбрали эту дыру для жизни? Беар видел земные карты. Это не единственный лес на планете. Так почему было не дать дочери нормальные условия для жизни?

Мужчина потратил несколько часов, чтобы добраться в эту глушь. До ближайшего населенного пункта не одна сотня километров. Лошадью, если бы таковая вообще нашлась, Лиам потратил время, которого у него и так в обрез. Пока он здесь, играет в благородство, руки феникса касаются его невесты. Эта мысль заставила хищника заскрипеть зубами. Хорошо, что хоть полный резерв позволил создать портал до нужной точки.

Хижина эльфов смотрелась откровенно жалко. Собираясь постучать в дверь, Лиам поморщился. Старое дерево давно пора менять, оно все рассохлось и вряд ли может служить хорошей защитой от посторонних. Неужели родители не могли дать своей дочери лучшего? В конце концов, они же в лесу живут. Здесь куда не плюнь — дерево. Уж на одну нормальную дверь точно хватит.

— Я посмотрю, — раздался женский голос, прежде чем дверь отрылась. На пороге появилась эльфийка. В мятом, запачканном мукой фартуке, со светлыми волосами, стянутыми в простой хвост. Лиам не сразу узнал Алию. Ему приходилось видеть ее при дворе, но, судя по всему, с тех пор много воды утекло. Сейчас эльфийка едва походила на ту горделивую королеву и все больше напоминала простого человека, которых полным-полно на этой планете. Встретившись взглядом с гостем, женщина замерла, неловко вытирая руки о передник. — Я… простите, — она вся подобралась, расправила плечи и вздернула подбородок. Это выглядело… странно. Комично и неестественно. Королева, пекущая пирожки. — Чем могу помочь?

Вряд ли она помнила его, все-таки Лиам был всего лишь очередной темный из общей свиты тогда еще старого Императора, и Дайрел никогда не представлял своего брата по оружию тогдашней невесте.

— Леди Алия, меня зовут Лиам Беар. Я хочу поговорить с вами по поводу вашей дочери.

Женщина моментально побледнела, плечи чуть сникли. Но эльфийка через силу заставила себя улыбнуться.

— Проходите, — коротко и решительно бросила она. «Совсем как Алания», — подумал про себя Лиам. Алия поспешно повернулась к гостю спиной, быстрым шагом скрываясь в доме.

Лиам принял приглашение, заходя внутрь и попадая в небольшую гостиную. Ветхая мебель, вся обстановка была простой, без излишеств. Осматривая помещение, Беар лишний раз убедился, что Лана не врала ему. Они с семьей жили, мягко говоря, скромно.

В гостиную вошел беловолосый мужчина. Высокий и статный, в его крепкой фигуре угадывалась военная подготовка. Вслед за ним вышла Алия. Лицо бывшей королевы приобрело спокойное и холодное выражение, а легкая краснота вокруг глаз сильно выделялась на бледной коже. Женщина обняла эльфа за локоть обеими руками, пока они подходили к обеденному столу.

— Прошу вас, присаживайтесь, — севшим голосом пригласил мужчина Лиама.

— Вероятно, вы меня неправильно поняли, — поспешил сказать Лиам, опускаясь на шаткий человеческий табурет. И что это за материал такой? Холодный, скрипучий. Беар нахмурился. Ему нужно сосредоточиться на родителях своей невесты, а не на попытке не свалиться на пол. — С Аланией все в порядке.

— В порядке? — не поверила Алия. — Но… как же…

— Даю вам мое слово. Ваша дочь пребывает в добром здравии.

— Но почему тогда вы здесь? — не унималась женщина. Видимо, новость о том, что ее дочь жива — не достаточно хороша, чтобы начать вести себя чуть дружелюбнее к гостю.

— Я пришел просить у вас ее руки, — спокойно ответил Лиам.

— Руки? — Алия посмотрела на василиска оценивающим взглядом, в котором отчетливо читалось презрение. — Да кто вы такой, чтобы приходить и спрашивать такое?!

— Дорогая… — попытался вмешаться в разговор ее муж.

— Все в порядке, — кивнул Лиам. В обычной ситуации он бы вел беседу только с отцом невесты. Но его Алания — особый случай. Мать королева, пусть и бывшая, а отец — Беар понятия не имел, кто это такой. — Я понимаю, что новость для вас неожиданная. Алания предполагала, что вы можете отреагировать… негативно. Но я все-таки порядочный мужчина, и хотел бы соблюсти некоторые формальности.

— Почему Алания сама не пришла, чтобы мы могли обсудить этот вопрос в семейном кругу? — василиск смотрел в глаза эльфийке, и чувствовал, как сильно ей не нравится. Яблоко от яблони, как говорится. Теперь ясно, в кого Лана такая. Копировать интонации матери у нее получалось в совершенстве. А вот холодную и расчетливую мимику — не очень. Все-таки Лана была живой, настоящей и яркой. А на Алию смотреть жалко. Стареющая фарфоровая кукла.

— Она хотела, но, боюсь, в ее положении, перемещения между мирами — не рекомендуются.

— В ее положении?

— Да. Увы, мы не были слишком осторожны, и я понимаю, что вся вина лежит только на мне. Но я счастлив, что Алания носит моего ребенка, — Лиам искренне улыбнулся. Мысли о том, что совсем скоро эти слова перестанут быть ложью — согревала изнутри.

— И после этого вы называете себя порядочным человеком?!

— Поверьте, мое желание жениться на вашей дочери никак не связано с ее нынешним состоянием. — Лиам смерил женщину строгим взглядом. Раздражение нарастало, но показывать это будет неразумно. — И ваше одобрение, если быть откровенным, для меня лишь дань уважения, а не необходимость.

— Дорогая, может, нальешь нам чая? — предложил беловолосый эльф, вмешиваясь в беседу. — Мне кажется, нам все-таки стоит выслушать мужчину, который готов рассказать о нашей дочери чуть больше, чем те пара однообразных фраз от императора, что мы слышали последние два года.

Алия молча покинула комнату, вероятно, направляясь на кухню.

- Что ж… Лорд Беар. Как вы понимаете, мы уже очень давно перестали надеяться, что… Лана действительно в порядке. И хотели бы узнать более подробно, каким образом сложилось, что наша дочь не только оказалась в другом мире, но и собирается замуж, если, конечно, верить вашим словам…

— Даже не знаю с чего начать, — признался Лиам.

— С начала, лорд Беар. Как вы познакомились?

— На вокзале. Я был в командировке на Земле, когда случайно столкнулся с вашей дочерью на перроне.

— И? — леди Алия вернулась, неся в руках цветные толстые чашки.

— И я сразу понял, что эта девушка станет моей женой.

Ответ заставил эльфа улыбнуться. А Лиам смотрел на него и не мог понять, что его так радует? Вообще, что это за родители такие, если отпустили свою дочь в столь далекое путешествие без сопровождения? Если Аната однажды смилостивиться и наградит Лиама дочерьми, василиск не уверен, что выпустит их из родного гнезда без целого гарнизона охраны. Ох, нелегко же придется девочкам…

— И каким чудом вы уговорили ее посетить родной мир? Мы потратили годы, чтобы убедить ее вернуться, но она такая упертая, — произнесла эльфийка, разливая кипяток по кружкам.

— Если быть до конца откровенным, я не спрашивал ее мнения, — в очередной раз признался Лиам. Зачем лишний раз врать?

— Какое варварство!

— Ну, в сравнении с обычаями Темной Империи и моих предков, я был более чем деликатен. Тем более что ваша дочь уже успела высказать своё недовольство, попытавшись сжечь мое поместье. Но, поверьте, Алания была вольна вернуться домой в любой момент. И находилась не только под моей опекой, но и под опекой императора. Я не позволял себе ничего лишнего, относясь к ней как к леди. Она немного попутешествовала, надолго задержалась в столице темных, как вы, должно быть, знаете. Со временем мы сблизились и… вот я здесь.

Лиам расстегнул пальто, чтобы извлечь из внутреннего кармана сложенный брачный договор.

- Я достаточно состоятельный человек, леди Алия. С высоким положением при дворе Императора Дайрела. Вашей дочери я хочу дать только самое лучшее. Алания против заключения договора, но я считаю себя лордом старой закалки. Это дань уважения вам, как ее родителям. И гарантии для меня и наших с Ланой детей, что их примут, как законнорожденных. За выкупом дело не станет. Назовите любую сумму. Император Дайрел заверил меня, что позволит вам вернуться домой. И мой клан всегда окажет поддержку в ваших притязаниях на трон…

— Ваш клан?

— Да. Черные василиски, один из сильнейших в Темной Империи, — с гордостью произнес Лиам.

— Василиски? Моя дочь спуталась с василисками?!

— С вашего позволения, я мог бы так же возмутиться, что судьба свела меня с эльфийкой. Но Лана — моя истинная пара, и это выше всяких предрассудков.

— Разбирайся сам, — махнула женщина своему мужу, вставая из-за стола. — Твоя дочь, тебе решать.

После чего Алия поднялась на второй этаж, оставляя мужчин одних.

— Не против, если мы выйдем на улицу? — предложил эльф. — Вы курите?

— Нет.

Оба мужчины покинули дом, оказываясь на свежем воздухе, и Лиам поежился от неприятного холода. Услышав скрип пола сбоку, он обернулся, чтобы увидеть рыжее чудовище, которое лениво подкрадывалось к нему.

— Не бойтесь, — только за одну подобную фразу эльфа стоило бы убить. Разве позволено обвинять лорда в том, что он боится какой-то земной твари? — Это Гриша.

Животное со странным названием «Гриша» подошло к Лиаму, обнюхивая его ладонь. Гигантская кошка довольно фыркнула, лизнула Беара и легла у его ног.

— Вы ему нравитесь. От вас пахнет Аланией, — прокомментировал эльф, прикуривая сигарету. — Это ее любимец. Она нас иной раз видеть не хотела, только с ним и общалась. Могла по две недели с Гришкой по лесам бегать, даже не заглядывая домой.

— Она скучает по вам, — зачем-то произнес Лиам, продолжая с недоверием смотреть на Гришу.

— Знаете, вы успокоили мою душу, — признался мужчина. — Мы столько времени не видели Лану, не знали что с ней. И такое облегчение слышать, что она встретила свою пару. Всё это время я не мог спать спокойно…

— Вы отец, это нормально — переживать за своих детей.

— Вы не совсем понимаете. Я знаю, это, должно быть, прозвучит ужасно, но… Исчезновение Ланы сильно изменило нашу жизнь… Алия, она…

— Сломлена? — предположил Лиам, вспоминая былую королеву, которая величественно ходила по императорскому дворцу в золотом облачении.

— Сломлена? Нет, что вы… Она изменилась, это да. Но я не думаю, что можно назвать ее «сломленной». Вы понимаете…. Мы почти пятьдесят лет живем на Земле. И один Творец помнит, сколько я прослужил в ее свите до этого. Поначалу Алия тешила себя надеждой, что вернется к власти, потом она пыталась воплотить свои амбиции в нашей дочери. И только потеряв все… Начала меняться. Перестала прятаться за свою броню. Приняла меня, не только как своего слугу и отца ее ребенка, но и как мужчину. Согласилась стать моей женой. Все-таки на месте личной трагедии всегда зарождается нечто новое. У нее не осталось выбора, и она осознала новую действительность. Как говорят у нас тут: что не убивает — делает сильнее. И сейчас…. Наверное, я проживаю самые счастливые годы своей жизни. И теперь, слыша, что у Алании все в порядке, я, наконец, перестану испытывать муки совести….

Все так просто? Лиам не верил. Он и до этого не был уверен в том, что Лане достались заботливые родители, но сейчас…

— Вы считаете, что мне можно верить? — поинтересовался Лиам. — Все-таки вы видите меня впервые в жизни. И принимаете слова незнакомца за чистую монету?

— Лорд Беар. Мне не понаслышке известно, что из себя представляют темные. И как ваш народ добивается желаемого. Насилие, ложь… Будь у меня право выбора, я бы никогда не пожелал своей дочери такого мужа. Но вы здесь. Разыскали в Творцом забытой глуши двух беспомощных эльфов, чтобы слушать наши оскорбления. Так что я делаю вывод, что вам не все равно. Даже самые отчаянные отморозки не станут врать об истинной связи. И я рад, что моей дочери посчастливилось найти свою пару. Вы будете заботиться о ней?

— Клянусь своей жизнью.

— Хорошо. Мне большего не нужно. Обижать вы ее тоже не станете.

— Конечно. И я понимаю, что в случае чего, вы будете иметь полное право на месть…

— Месть? — выпуская густой дым, мужчина рассмеялся. — Лорд Беар, если вы когда-нибудь обидите мою дочь, я даже не успею оказаться рядом с вами, чтобы отомстить. Моя девочка умеет за себя постоять, и упорства в достижении цели ей не занимать. В этом она полностью пошла в свою мать. Их эльфийское упрямство даже меня порой в ступор заводит. Я сорок лет ждал от Алии, чтобы она призналась мне в любви. Представьте себе, сколько вам придется ждать, чтобы моя дочь вас простила?

Лиам уже представил. Мужчина протянул Беару сложенный втрое договор, оставив на последней странице свою подпись.

— Выкупа за невесту не надо. У нас есть всё, что нам нужно для счастья. Передайте Лане, что мы ее любим. Но свадьбу посетить не сможем. Мы тоже ждем ребенка, лорд Беар. Жаль, конечно, но надеюсь, вы посетите нас, чтобы мы познакомились с внуками. А если хотите сделать настоящий подарок Алании, то заберите с собой Гришу. Она его очень любит.

Что ж, с тестем Лиаму очень повезло. И его слова успокоили Беара. Не оставить выбора — разве это не то, что он собирался сделать? Лишить надежды и построить нечто новое и светлое. Отец Алании — весьма мудрый человек.


***

— И все же, нам нужно попасть во дворец, — в очередной раз повторила Лана. Азхар уже успел дважды накормить ее, и в третий раз предлагал посидеть за чашкой горячего вина, чтобы девушка «отогрелась». Но холодно Лане уже давно не было, а настойчивость феникса с алкоголем — по-настоящему начинала пугать.

— Может, завтра? — продолжал уговаривать Азхар. — Мы оба чуть не погибли еще вчера. Я был уверен, что больше никогда тебя не увижу. И не хочу делить наше время с кем-либо еще. Да и вечер уже…

— Вот именно. Я столицы не знаю, а во дворце мне наверняка выделят комнату. Не могу же я бегать сейчас по городу и искать себе гостиницу.

— Ты можешь остаться здесь, — прошептал Азхар, обжигая шею эльфийки своим дыханием. — Тебя никто не гонит.

— У тебя здесь только одна кровать. И девушке неприлично оставаться наедине с мужчиной в его доме.

— Ты уже это сделала. И приятно слышать, что ты, наконец, видишь во мне мужчину, а не своего адепта.

Лана в очередной раз проигнорировала намеки Азхара. Ей нужно как можно скорее выбраться к людям, пока парень от «я готов ждать» не перешел к более активным действиям.

— На улицу. Живо, — коротко бросила Лана, ударяя ладонью в грудь фениксу, чтобы освободить себе дорогу к двери. И не успела девушка схватиться за ручку, как раздался стук. Эльфийка открыла дверь, не успев понять, что кто-то пришел.

— Айка? Что ты здесь делаешь? — Лана смотрела на рыжую девушку, которая неведомо, каким образом оказалась на пороге. — Как ты меня нашла?

— А как тебя не найти?! Это же верх гениальности — прятаться в городском доме своего феникса.

— Айгерим? Ты тут какими судьбами? — подал голос Азхар.

— Вы знакомы? — удивилась Лана.

— Еще как, — поморщилась Айка, бросая гневный взгляд на парня. Эльфийка тоже повернулась к своему другу.

— У нас с ней ничего не было, — уверенно произнес Азхар, скрещивая руки на груди.

— Конечно, не было! Ты же меня только в комнаты завел и сбежал, остановившись не полпути.

Лана густо покраснела, понимая, о каком знакомстве говорила Айка. Не то, чтобы эльфийку волновало, чем занимался Азхар в свободное время, но слушать перепалку оказалось неприятно.

- Знаешь, нужно предупреждать, что ты из василисков. Пусть полукровка, но все же…

— Азхар! — с укором бросила Лана фениксу. Про то, что Айка тоже василиск, девушка не знала, но говорить с таким пренебрежением о чей-либо расе — низко.

- Не надо мне тут этого твоёго «Азхар!» — передразнил парень. — Милая, — уже обращаясь к рыжей гостье. — Против хвостатых чешуйчатых ничего не имею. Почти ничего, — поправился феникс, вспоминая одного конкретного змея. — Но у вас есть маленькая и очень досаждающая особенность: беременеть от фениксов. А портить еще один мир возрождением в нем драконов — я не намерен.

— В любом случае, я здесь не для того, чтобы устраивать разборки с тобой, пернатый. Лана, тебе нужно собираться, и бежать отсюда, как можно скорее.

— Успокойся и объясни, что случилось.

— Лиам…. Он как с цепи сорвался. И боюсь… Нет, я уверена, что в этом состоянии Ли наделает глупостей.

— С чего вдруг? Его зверь меня не тронул. Ну, подумаешь, покормила я его крысой, это же не повод бросаться теперь на меня.

- Наивная… Он не тронул тебя, потому что признал в тебе свою самку. Я, конечно, говорила тебе, что влюбить в себя Беара — это выход из положения. Но ты перегнула палку.

— Я ничего не сделала!

— Мама не учила, что всякую дрянь в рот тянуть не надо? За хвост василиска кто кусал? — услышав это, Азхар присвистнул.

— Я… И что такого?

— Да ничего, в принципе. Разве что вместо периода ухаживаний с влюбленным по уши Беаром, ты получаешь василиска, который настроен как можно скорее свить с тобой гнездо и посадить тебя высиживать яйца. И, кстати, гнездо у него уже есть.

— Яйца?! Я эльф, а не наседка! Мы не несем яйца!

— Это она образно, — уточнил Азхар, притягивая эльфийку к себе, чтобы успокоить.

— А тебе, цыпа, я бы советовала убрать свои лапы от самки моего лучшего друга. Подобные вольности у нас в принципе не приветствуются, а в брачный период так вообще… Лана, как выберемся из города, тебе бы помыться, чтобы его запаха не осталось.

— Так-то Беар уже видел, как миловались, — в очередной раз подал голос Азхар. Феникс, в отличие от девушек, не выказывал ни малейших признаков волнения. И даже выглядел удовлетворенным. Мысль, что его персона умудрилась вывести из себя черного василиска, явно радовала парня.

— А, — кивнула Айгерим. — Тогда трупы мы в расчет не берем. Вдвоем будет только легче скрыться.

— Успокойся, — Алания никуда не собиралась уходить. И тем более бежать. — Беар ничего не сделает. Я под защитой императора.

— Императора? — фыркнула Айгерим. — Как думаешь, а чья идея была вас свести?

— Что?!

— У нас нет времени, чтобы ты приходила в себя после услышанного. Я хочу спрятать тебя куда-нибудь подальше, пока Лиам не придет в себя хоть чуть-чуть. Нет, тебе он, конечно, в жизни не посмеет навредить. Но то, что дров наломает, а думать начнет после — это я тебе гарантирую. А ты будешь потом обижаться. Кому это надо? Ты недельку-другую отсидишься, осознаешь, как сильно любишь этого горячего змея и жить без него не можешь. А после уже тетка Айгерим понянчит маленьких Беарчиков.

Лана хотела было начать возмущаться, только на этот раз распахнувшаяся дверь помешала. В гостиную вошли несколько императорских стражников, не ожидая, когда их пригласят.

— Командир Азхар, вы арестованы по приказу Императора, — начал вещать один из них, пока остальные заходили в помещение и окружали феникса.

— Я говорила тебе, — шепнула Айка, отводя эльфийку к выходу. — Это все Лиам. Нам нужно убираться отсюда.

— Азхар! Перенеси нас на Землю, — крикнула Лана.

Ее голос только отвлек феникса, и он пропустил тот момент, когда один из стражников подошел слишком близко, захлопывая на мужчине тонкий белый ошейник. Эльфийка схватилась за собственное горло. Она носила подобный. Проклятый металл, лишающий сил.

— Пойдем уже! — толкала Айка девушку на улицу.

— Я приду за тобой, — тихо пообещал феникс, прежде чем девушки скрылись из виду.

***

Столица казалась особенно взволнованной. Дом феникса располагался недалеко от центра города, его парадная выходила на просторную проезжую улицу. И уже видя перед собой цель, Лиам довольно улыбнулся. Все инстинкты обострились, он чувствовал, что Лана поблизости. Творец, дай ему сил не наделать глупостей.

Знакомая рыжая фигура скользнула на улицу, утаскивая за собой Аланию. Эта картина заставила Лиама замереть на секунду и оскалиться. Айгерим ясно дала понять, что не собирается ему помогать. Но чтобы пойти против…. Этого Беар не ожидал. Не теряя времени, он прибавил шага, чтобы нагнать беглянок. Нюх своей самки он не стал недооценивать, так что Беар накинул на себя воздушный щит. Пусть радостное воссоединение станет сюрпризом.

Догнав девушек через квартал, Лиам прижал к себе Аланию, схватил за шкирку Айгерим и открыл портал. Хорошо, что хоть столицу для перемещений открыли, не хватало на себе два брыкающихся тела через весь город волочить.

Портал выпустил троицу, оставляя их стоять в заснеженном поле. В месте открытия прохода земля оттаяла, превращаясь в вязкую кашу из грязи и воды. Айгерим быстро вырвалась из бесцеремонной хватки Беара, а Лана продолжала брыкаться в руках василиска. Отпускать эльфийку Лиаму очень не хотелось. Мужчина оглядел местность. Знакомые поля. Он не дотянул портал до своего поместья буквально пару километров. Наверное, после всех перемещений за сегодня — внутренний ориентир сбился. Или это близость Алании окончательно отвлекает от поставленных целей.

— Ты, — Лиам посмотрел на Айгерим. — Отправляешься домой. И чтобы я тебя не видел ближайшую неделю. Или две.

— Отпусти девушку, — прошипела рыжая, начиная меняться.

— Ты серьезно?

Лиам разжал руки, давая Лане отойти в сторону. Девушка поспешила отбежать, помня, какие василиски необузданные твари. И уже с расстояния смотрела, как рыжая Айгерим превращается в изящную белоснежную василиску. Ее одежда спала, соскользнула на снег. Опираясь на две руки, черными когтями царапая землю, Айка оказалась между Ланой и Лиамом, грозно шипя на мужчину.

К удивлению эльфийки, Айгерим в змеиной шкуре оказалось совсем не такой, как Беар. Стоя на хвосте, змейка была едва выше самой Ланы. И, в отличие от своего друга, казалось, Айка прекрасно контролирует себя в этом состоянии.

— Ууу-й-шшш-д-и-и-и, — протянула василиска, раскрывая свой белый кожаный капюшон. Ее способность говорить только больше ввела эльфийку в ступор.

- Айгерим, прочь с моей дороги, — тихо приказал Лиам. Он даже и не думал перекидываться. Драться с подругой он не намерен.

— Ос-с-с-с-та-а-а-вь, — прохрипела змея. Звуки довались ей с трудом. — Не-е-е…тр-р-ронь.

Лиам устало потер двумя пальцами переносицу. Как же не хотелось ссориться с Айкой, но сейчас она переходила все рамки дозволенного.

— Лана — моя, — произнес он, рыча.

В ответ Айгерим еще раз зашипела, раскрывая клыкастую пасть шире. Лана, стоя за спиной василиски, готовила оглушающее заклинание на тот случай, если ее защитница все-таки отступит.

Лиам достал из кармана бумаги и протянул их Айке. Вид, как белая змея берет в руки документы, аккуратно разворачивает сложенные листки и начинает вчитываться в текст, заставил Лану упустить контроль и растерять почти законченное плетение. Василиска выглядела… удивленной. Если вообще по змеиной морде можно считывать мимику.

Белая змейка повернулась к Лане, протягивая ей бумаги.

— Пр-р-р-о-с-с-сти-и-и, — прогудела она.

— Поверить не могу, что ты решила, будто я наврежу ей, — произнес Лиам, открывая портал. — Скройся. И чтобы я тебя в ближайшее время не видел.

Айгерим, склонив голову, проскользила в портал, оставляя эльфийку наедине с Беаром. Лиам удовлетворенно улыбнулся, поворачиваясь к своей невесте. Девушка смотрела на протянутый ей договор, дрожащими руками переворачивая станицы.

— Нет…

— Да, Алания. Теперь ты моя. Твои родители отдали тебя мне.

— Отец не мог, — видимо, девушка дошла до подписи на брачном договоре.

— Я уже говорил. Им не до тебя. Они сыграли свою свадьбу, ждут нового ребенка.

— Ты все врешь, — Лана повысила голос. — И… У вас запрещены браки по договору. Указ Императора.

— Он свое слово дал, свое слово забрал, — лениво протянул Лиам, подходя к своей невесте вплотную. Договор он забрал себе, пряча обратно во внутренний карман. — И потом, ты не темная, чтобы пытаться скрыться за нашим законодательством.

Пока змей возился с бумажками, Лана достала маленький нож, и попыталась ударить мужчину в сердце. Так просто. Между ними почти не оставалось расстояния, и ей не потребуется много сил, чтобы пробить тонкую одежду. Но змей оказался быстрее. Лиам выхватил кинжал из рук эльфийки, затыкая его к себе за пояс.

— Мышка. Уже все решено. Ты видела договор. Ты будешь моей женой. И точка.

— Я не согласна.

— Опозоришь свой род отказом?

— Я не желаю быть частью рода, который так поступает со своими детьми. Если им плевать на меня, то мне плевать на их договоренности с тобой.

Лана сделала еще один выпад, сплетая несколько воздушных потоков одновременно. Но не с целью ударить по Беару, а в попытке отлететь от мужчины дальше. Ей нужно расстояние, чтобы выиграть в этой схватке.

— Алания. Я сильнее тебя. И опытнее, — напомнил Лиам. — Перестань.

Не слушая василиска, эльфийка поспешно готовила новое проклятье. От него василиск не сможет укрыться. Родовая магия — особенная, так просто не защитишься. Плетение было быстро закончено и отправилось в лорда. Выставленный щит послушно пропустил эльфийскую вязь, ударяя Беара в грудь.

Помня, как подобное заклинание подействовало на феникса во время их самой первой практики, василиск поспешно укрепил защиту, чтобы молния не ударила в него. Но за проклятьем, въевшимся в его грудь, ничего не последовало. Подождав с минуту, Лиам разошелся в звонком смехе.

— Осечка вышла? — поинтересовался он, чувствуя, насколько глупо эльфийка растратила свой резерв на пустую попытку. Один короткий портал, и Беар оказался возле Ланы.

Девушка опешила от своей ошибки. Столько лет она оттачивала каждое движение, но почему сейчас проклятье не подействовало?

Беар крепко схватил девушку за плечи, заставляя взглянуть в его глаза.

— А теперь слушай меня. Ты будешь моей женой. Я никогда не причиню тебе боли. И ты будешь со мной счастлива. Хочешь ты этого, или нет. Но если сейчас для того, чтобы ты прекратила истерику и смирилась с новой действительностью, тебе нужен стимул — пожалуйста. Или ты становишься моей женой. Или я прямо сейчас отправлюсь на Землю и принесу тебе голову твоего Гриши. Если этого тебе покажется недостаточно, следом с жизнью распрощаются твои родители. И на закуску, я убью твоего Азхара. И поверь, я сделаю это с удовольствием и так, что он никогда не сможет больше возродиться.

На глазах девушки проступили слезы. Опустив голову, словно сломанная кукла, Лана заплакала. Ее тело сотрясалось, а Лиам не придумал ничего лучше, чем прижать девушку к себе. Его собственные глаза неприятно защипало, сердце щемило от неожиданно нахлынувшей тоски.

— Не плачь, — попросил он. — Я не сделаю этого, если ты просто дашь мне возможность быть тебе мужем. Дай мне шанс показать тебе, что я — твоя истинная пара.

Девушка оттолкнула мужчину, только сильнее заливаясь рыданием. Она осела на землю, пряча лицо за ладонями. Страх и бессилие сковывали хуже любого ошейника. Боль в груди Беара нарастала, так что у василиска перехватило дыхание. Он согнулся пополам, хватаясь за сердце, и не понимая, что происходит.

Когда он упал на колени, Лана, наконец, обратила на него внимание. Его лицо было перекошено мукой, пальцы пытались разорвать на себе рубашку, чтобы хоть как-то добраться до неизвестного источника боли. Глядя на это, Лану посетила догадка. Она поднесла свою левую руку, зубами впиваясь в кожу почти до самой крови.

Беар зарычал, отдергивая свою левую руку, и теряя опору, завалился на землю.

Эльфийка улыбнулась, получая наслаждение от этой картины. И чем больше наблюдала распростертого на земле василиска, тем легче ей становилось. Громкий смех затмил слезы.

— Что смешного?! — прошипел Лиам, неуверенно поднимаясь на ноги.

— Ты сказал, что не причинишь боли…

— Я никогда…

— Боль бывает разная, Беар. А моё проклятье сработало. Намерение… Ты не хотел мне навредить, лишь собирался заставить чувствовать… Любить тебя? — Лана снова засмеялась. — Этого никогда не случится…

— Ты ошибаешься.

— Нет, — с улыбкой ответила девушка. — Зато ты будешь жить, и каждый день ощущать на своей шкуре всё, что делаешь со мной. Всё, Беар. Устраивай этот брак, делай, что хочешь. Но помни, что до конца своих дней ты по-настоящему будешь знать, как сильно я тебя ненавижу.

— Сними проклятье! — приказал Лиам.

— Ни за что, — уверенно произнесла Алания. Спасибо предкам за столь совершенное оружие мести. Он хотел заставить ее понять, что он чувствует. И теперь сам испытает на себе каждое мгновение той боли, что он ей причинит, той ненависти и презрения, что Лана будет к нему испытывать.

Лиам ответил не сразу.

— Ну, что ж, дорогая. В таком случае, мне остается только радоваться, что я не живу так долго, как эльфы.

— То, что ты не проживешь долго — я могу тебе гарантировать. Однажды ты потеряешь бдительность, и я не упущу шанса перерезать твою глотку.

— Шипи, угрожай — сколько влезет. Главное, что ты будешь моей. Это сделает счастливым меня. А я буду делать счастливой тебя. Не важно, сколько на это уйдет сил и времени. Ты будешь моей женой. И будешь любить меня.


Глава 22. Не целуй… | Дикая. Будешь моей женой!+бонус | Эпилог. Не сбегай со своей свадьбы…