home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



53

— Хватит!

Скорпион отодвинулся от Ирис, нежно массировавшей ему ногу.

Рывком он вскочил и с удовлетворением отметил, что может идти.

— Аистиха сказала, что тебе нужно лежать!

— Мне нужны свежий воздух и движение!

Прихрамывая, он вышел из хижины, в которой две его возлюбленных и пожилая целительница, сменяя друг друга, старательно за ним ухаживали.

Выполняя распоряжения Нармера, члены клана Быка привели заброшенное поселение в порядок. Всем было предписано строго соблюдать правила гигиены, все ели вдоволь, не исключая и шумерского пленника. Скорпион настоял на том, чтобы Гильгамеш оставался привязанным к столбу день и ночь, и бедный художник с ужасом представлял, какие муки и пытки его ждут.

Увидев, что к нему направляется сам Скорпион, юноша задрожал от страха. Он уже почти смирился со своим положением пленника и надеялся, что со временем о нем просто забудут.

Скорпион развязал ему руки и протянул чашу с вином.

— Старик говорит, что оно прекрасное, а он знает толк в вине!

Гильгамеш медленно осушил чашу, любуясь против воли диковатой красотой своего собеседника. Но не кроется ли за этой неожиданной любезностью коварство?

— Что ты умеешь делать, Гильгамеш?

— Рисовать мелом и красками, лепить из глины…

— Владеешь оружием?

— На это я не способен. Я ненавижу войну.

— Но ведь ты — солдат шумерской армии!

— Я не солдат! Я — друг генерала Энки! Когда наводнение разрушило нашу страну, он собрал тех, кто уцелел, и решил перейти через пустыню и завоевать богатые земли, где нет природных бедствий. Путь был очень труден, и многие наши умерли. Только благодаря упорству нашего генерала мы дошли до цели. Сто раз мы хотели бросить в пустыне тяжелый груз, казавшийся бесполезным, — части разборных лодок, которые Энки считал главным нашим богатством. И он оказался прав! Имея лодки, мы можем теперь спокойно плавать по реке, и благодаря им мы захватили Нехен.

— Каковы планы твоего повелителя?

— Он намеревается создать новый Шумер, такой же величественный, как и разрушенный, привить местным наши обычаи, заставить исполнять наши законы. Чибисам первым придется смириться с новыми порядками, и они станут нашими рабами. Вот! Теперь я все сказал!

Скорпион поморщился.

— Честно говоря, не слишком много я от тебя узнал. Зачем кормить бесполезный рот, тем более рот врага?

— Я… я еще кое-что знаю!

— Говори!

Гильгамеш сообщил точное количество лодок и солдат, описал, какое у них есть оружие и какой тактики боя они обычно придерживаются.

— Уже лучше! — заметил Скорпион. — А из какого металла они делают свои мечи?

— Это сплав двух металлов — меди и олова, которые добывают в копях специально обученные рабочие. И этот сплав называется бронза.

— Научи меня вашей письменности!

Для Гильгамеша было удовольствием чертить на песке символы и объяснять их значение человеку, оказавшемуся на удивление одаренным. Несколько уроков — и он овладеет всеми тонкостями клинописи, шумерской письменности.

— У генерала Энки есть жена и дети?

— Они умерли во время наводнения, и это стало для него тяжелым ударом. Теперь он думает только об одном — восстановить былое могущество своего народа и дать ему новые земли.

— У него есть друзья и близкие?

— Скажу не хвалясь: я — единственный, кто может говорить с ним откровенно.

— Что ж, я это учту.

Услышав это, Гильгамеш обрадовался:

— Значит, ты не убьешь меня?

— Какое божество покровительствует Энки?

— Великая Богиня Шумера, ласковая и в то же время жестокая. Она держит на расстоянии его врагов, а самому генералу дает силы победить.

— Я получил от тебя ценные сведения, — сказал Скорпион.

— Значит… я буду жить?

Сомнение в голосе Скорпиона встревожило молодого художника.

— Знаешь, я не могу избавиться от мысли, что ты скрываешь от меня что-то важное.

— Нет! Я…

— Для нас война не закончилась, Гильгамеш, и я сделаю что угодно, лишь бы ее выиграть.

— Я согласен помогать тебе, я…

— Храбрость шумерских солдат, их великолепные оружие и лодки — все это говорит о том, что есть какая-то сила, которая поддерживает твоих соплеменников и направляет руку генерала Энки. Ты знаешь, что это за сила, и пытаешься от меня это скрыть.

Гильгамеш опустил глаза.

— Я рассказал тебе о Великой Богине.

— Как Энки получает от нее силу?

— Он молится ей и…

— Не считай меня глупцом, Гильгамеш. У каждого выдающегося воина есть талисман, сообщающий ему силу божества, которому он поклоняется. Когда я разбиваю черепа врагов своей палицей, в ней живет пламя моего покровителя!

— Ты просишь меня предать Энки!

— Так ты хочешь жить или нет?

— Если я расскажу тебе, что ты хочешь знать, ты оставишь меня в живых?

— Я решу это потом.

— Ты и твои товарищи, забудьте про Нехен и уходите подальше от этого города и от этих земель! У Энки есть то, что не позволит вам отвоевать их. Даже если вы соберете солдат больше, чем песчинок в пустыне, даже если у вас будет невиданное оружие, вас ждет поражение!

— Мы подошли к самому интересному! — обрадовался Скорпион. — Неужели у шумеров такая сильная магия?

— Перед тем как наша земля ушла под воду, Энки собрал ее гнев и ее страдание, чтобы привлечь разрушительную силу Великой Богини. Не становись у него на пути, иначе погибнешь!

— Я победил не в одной битве, которую считали заранее проигранной, и не прочь попытаться еще разок!

— Ты не понимаешь, ты…

— Нет, Гильгамеш, я все прекрасно понимаю. И мне осталось узнать только одно: что собой представляет этот вредоносный талисман.

— Я не имею права о нем говорить.

— Неужели ты сам его сделал?

На лице художника отразилось страдание.

— Энки заставил меня его сделать. И когда я закончил, у меня так горели руки, что я боялся навсегда их лишиться!

— Что именно ты сделал, Гильгамеш?

— Я должен сохранить верность Энки. Мое признание не спасет твой народ от ужасной гибели. Вы все заболеете, ваша кровь застынет в жилах. Я рассказал тебе достаточно, чтобы остаться в живых, ты так не думаешь?

— Я не думаю, что ты можешь диктовать мне условия.

— Но я больше ничего не могу тебе рассказать!

— Мне жаль, Гильгамеш. — Скорпион нахмурился.

— Ты… Ты будешь меня пытать?

— Я? Нет. Я отдам тебя в руки мастеру этого дела.

Скорпион подозвал к себе Старика, который недавно проснулся после хорошей попойки, и вручил ему острый нож.

— Нарежь из кожи пленника ремней! — приказал он.

— Ты шутишь?

— Я похож на шутника?

— Нарезать ремней?

— И очень тонких.

— Что он должен рассказать? — спросил Старик.

— Ничего. Он отказывается говорить, значит, будет наказан. И не торопись.

— Грязная работенка!

— Вдвое больше вина и три дня безделья!

Старик почесал подбородок.

— Ну, тогда я буду стараться!

Скорпион медленно пошел прочь, а Старик уставился на кремневое лезвие ножа.

— Вернись, прошу тебя! — вскричал Гильгамеш.

Скорпион продолжал идти.

— Так ты расскажешь?

— Ты узнаешь правду!

Скорпион подошел к шумеру.

— Иди спать, Старик!

— А как же моя награда?

— Ты ее получишь.

По щекам Гильгамеша потекли слезы. Он понимал, что, раскрыв эту тайну, навсегда отдалится от спасителя своего народа.

— Я вылепил вазу, в которую Энки собрал гнев и злую силу Великой Богини. На ней изображено лицо со страшным перекошенным ртом и полными ненависти глазами — лживое злое лицо, забыть которое нельзя! Генерал собирался поставить эту вазу в одну из усыпальниц Нехена, чтобы она излучала смерть и наводила порчу, которая должна поразить любого врага шумеров.

Гильгамеш замолчал.

— На этот раз я сказал тебе всю правду. Ты оставишь меня в живых?

Скорпион снова связал художнику руки.


* * * | Ночь скорпиона | cледующая глава