home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



8

Лев нервно поглаживал костяную рукоять своего кремневого ножа, которым он не так давно перерезал горло Газели, прекрасной и наивной настолько, что она сделала целью своего существования сохранение мира между кланами. Утопическая, никому не нужная затея… Статный и могучий, с гривой ярко-рыжих волос, глава воинственного клана был рад положить этому конец. Как только нежная сторонница мирных переговоров стала не нужна, он с легкостью от нее избавился.

Лев никогда не придерживался строго условий договора, заключенного между кланами. Он самоуверенно полагал, что сможет завладеть всеми территориями страны, если, конечно, удастся уничтожить армию Быка, правителя северных земель, которые теперь были захвачены ливийцами. Солдаты Льва были храбры и испытаны в боях, однако их было слишком мало для осуществления столь амбициозного замысла, поэтому их господину пришлось заключить союз с весьма опасной персоной, манипулировать которой не представлялось возможным, — главой клана крокодилов. Будучи противником всех форм дипломатии, Крокодил посылал своих убийц на Юг и на Север, никогда не признавал границ, установленных сообща главами кланов, и никому не доверял.

И все же Льву удалось втайне от всех договориться с Крокодилом объединить силы их кланов и уничтожить противников.

Когда это будет сделано — тема, которая занимала умы обоих заговорщиков и которую они оба умело обходили в разговоре, — один из них устранит другого. Однако убрать Крокодила со своего пути представлялось Льву делом настолько трудным, что он предпочитал не думать об этом накануне сражения, которое вот-вот должно было разразиться у ворот священного города Нехен, по-прежнему закрытых.

Пока удача была на стороне Льва. Покинув свои обширные владения, Бык попал в ловушку. Он рассчитывал на помощь Душ Нехена, а вместо этого оказался в окружении и, судя по всему, не мог решить, как ему поступить. Лев полагал, что он вряд ли отважится на штурм священного города Юга, поэтому рано или поздно ему придется предпринять попытку прорвать окружение. А число вражеских солдат, осаждающих Нехен, росло с каждым часом…

Еще одним подарком судьбы был переход чибисов под знамена Крокодила. Эта многотысячная масса должна была погрести под собой армию Быка, пусть даже ценой больших потерь. А потом он, Лев, нанесет удар, который решит дело. Оставалось только совладать с собственным нетерпением: с наступлением не стоило торопиться.

Вот уже на протяжении четырех дней Льву не удавалось поговорить с Крокодилом. Командиры его армии не знали, куда он направился, и каждую минуту ожидали его возвращения. Лев нервничал, понимая, что если он дерзнет взять на себя командование обеими армиями, то этим вызовет ярость Крокодила, и тогда их союзу придет конец.

Лев без конца одергивал и отчитывал своих офицеров и солдат, требуя неукоснительного соблюдения дисциплины и субординации; один взгляд в сторону — и виновного ожидало жестокое наказание. Его боялись как огня. Но что, если Бык выйдет из состояния летаргии и попытается прорвать окружение? Льву придется ответить на вызов, надеясь, что солдаты Крокодила станут выполнять его распоряжения. Хотя приходилось признать, что пока офицеры его союзника держались по отношению к нему довольно холодно и не было никаких гарантий, что со временем они станут более благожелательными.

— Тревога! — подала сигнал одна из львиц-часовых.

Лев бросился к аванпосту. Когда солдаты увидят, что их господин сражается в авангарде, это поможет им сохранить выдержку при столкновении с боевыми быками противника.

Показался Крокодил с несколькими чибисами. Испуганная львица упала к ногам Льва, моля его о прощении. Он передернул плечами и устремил взгляд на своего союзника.

Низколобый, большеносый, с обветренной жесткой кожей и блуждающим взглядом, Крокодил всегда казался сонным. Но это впечатление было обманчивым: слух и обоняние у него были прекрасные, и в случае необходимости он действовал стремительно. Враги, которые были настолько глупы, что недооценили его способности и силу, давно лишились жизни. У Крокодила было в обычае не спать две ночи подряд на одном месте, в неурочное время устраивать проверки своим подданным и содержать множество шпионов, которые следили в том числе и за соплеменниками, настолько он боялся предательства. Он полагал, что крайняя подозрительность во всем и есть наилучшее оружие, способное защитить от многих неприятностей.

Следом за повелителем клана шли трое чибисов, продавшие ему свой презренный народ, прозябающий в нищете на берегах Нила. Слабак, Прожора и Горлан так боялись своего нового господина, что готовы были целовать ему ноги и выполнять любые требования.

Высокий, сутулый, с огромным носом и тяжелыми веками, Слабак был трусом и любил загребать жар чужими руками. Он солгал своим соплеменникам, пообещав им процветание в обмен на участие в войне между «тираном» Быком и Крокодилом-«освободителем» — естественно, на стороне последнего. Все захваченные ценности он, разумеется, рассчитывал оставить себе и уже в мирной жизни продолжать заниматься своим любимым делом — врать.

Коренастый, толстый, круглолицый Прожора хотел власти. Его роль заключалась в том, чтобы собрать побольше чибисов и отправить их на бойню. Его давний приятель Горлан, низколобый и толстогубый, думал только о еде, выпивке и женщинах. Горлан всюду следовал за Прожорой, а тот восхищался Слабаком. Несмотря на то что каждый из них готов был начать собственную игру, они осознавали ценность своего содружества. Действуя «в связке», они дополняли друг друга, но опасались, что, если дороги их разойдутся, всех троих ждет жалкая участь. Шпионя друг за другом, они продолжали друг другу помогать и при каждом удобном случае старались подольститься к приводившему их в ужас Крокодилу.

Лев дал выход своей ярости:

— Так больше не может продолжаться! Если бы Бык начал сражение, мне пришлось бы отдавать приказ о контрнаступлении! Мы ведь договаривались, что будем всячески помогать друг другу!

— Успокойся, мой дорогой союзник! Мне нужно было уладить одно очень важное дело, а наши преданные слуги принесли нам прекрасные новости.

Слабак с трудом отвесил поклон.

— Господин, весь мой народ теперь повинуется вам. Если вы обеспечите чибисов пищей, они будут сражаться не жалея сил. Мы с друзьями убедили своих, что, воюя под вашим началом, они заслужат себе лучшую жизнь.

— Я пришел как раз вовремя, — сказал Крокодил. — И я разделил наших новых подданных на две группы: первая рассредоточится по берегам Нила и отрежет противнику путь к отступлению, а вторая пойдет на приступ.

— У нас троих нет опыта участия в боевых действиях, — напомнил Слабак. — Поэтому мы хотим заниматься провизией.

— Пусть так и будет, — решил Лев. — Проследите, чтобы никто из ваших не нарушал дисциплины.

— Будет исполнено! — пообещал Горлан.

Лев сделал им знак удалиться, и трое заговорщиков ушли, радуясь, что их планы претворяются в жизнь. До того, кто из этих двоих, Лев или Крокодил станет единовластным правителем страны, им не было дела; они пригодятся любому, поскольку и впредь будут посредниками между главой клана и чибисами. Завтрашний день принесет им еще больше почестей и наград за то, что они помогли своим новым хозяевам победить в их войне. А пока Слабаку хотелось спать, Горлану — напиться финиковой водки, а Прожоре — добраться до склада со съестными припасами и наесться вволю.

— Мне редко доводилось видеть тебя таким любезным, — сказал Лев Крокодилу.

— Нам нужна эта масса чибисов! Многие тысячи их погибнут, Бык понесет тяжелые потери и выдохнется. Тогда мы нанесем ослабевшему колоссу решающий удар, и он рухнет. Оставшиеся в живых чибисы станут нашими послушными рабами.

Этот план Льва вполне устраивал.

— Нам следует избавиться от этих трех червяков!

— С этим можно подождать, — возразил Крокодил. — Их слабоволие еще может принести нам пользу. Если у них хватит ума не предать нас и сидеть смирно, мы будем и дальше их использовать.

Обед главам двух кланов подали в тени сикоморы. Они с удовольствием отведали мяса недавно убитой антилопы.

— У нас появилось новое оружие, — тихо сказал Крокодил. — Возможно, его можно будет использовать не сразу, но, думается мне, оно будет действенным.

— Покажи мне его!

— Это невозможно.

Лев вспыхнул:

— Ты мне не доверяешь?

— Наоборот! Открыв тебе этот секрет, я доказал тебе, что наш союз крепок.

— Но ты отказываешься показать мне это оружие!

— У меня нет такой возможности, поскольку оно находится на вражеской территории.

Лев с трудом совладал со своим возмущением:

— Ты хочешь сказать, что им завладел Бык?

— Нет, конечно! Он не подозревает о его существовании.

— То есть ты говоришь о… предателе?

— Я восхищен твоей проницательностью!

Лев все еще не мог поверить в услышанное.

— Неужели ты подкупил кого-то из его клана?

Крокодил ухмыльнулся так плотоядно, словно видел перед собой добычу и готовился проглотить ее.

— Он будет портить оружие и защитные сооружения.

— А что он хочет в обмен на свои услуги?

— Создать свой собственный клан и получить большую территорию.

— И ты пойдешь на это?

— Я опасаюсь предателей, — процедил сквозь зубы Крокодил. — Земли мы поделим между собой, и только наши два клана будут хозяевами этих земель. В день нашего триумфа я отдам этого продажного мерзавца моим рептилиям.

— Его имя?

Крокодил замялся.

— Ты ведь говорил о доверии! — напомнил ему Лев.

— Ты действительно хочешь его знать?

— Да.

Крокодил назвал имя.

Потрясенный Лев молча посмотрел на него.


* * * | Ночь скорпиона | cледующая глава