home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



3

Абидос был «Горой слонов» до того, как повелителем прилежащих к нему земель стал Шакал, глава клана, не желавший войны и считавший своей первоочередной задачей исполнение обрядов поклонения умершим, «правогласным»[2]. Шакалу были известны тайны путей потустороннего мира. Знал он и то, какие безжалостные существа их охраняют. Он взвешивал сердца, судил людей и направлял тех, чьи помыслы были чисты.

Считалось, что повелитель Абидоса владеет ключом к бессмертию, которое заключено в ларец, являющийся источником огромной разрушительной силы. И прикасаться к этому ларцу безнаказанно мог только Шакал. Желая обеспечить вечную жизнь своему клану, Орике предпринял попытку завладеть священными землями и потерпел неудачу: немногочисленные, но мужественные воины Шакала отразили эту атаку.

Когда началась война кланов и Шакал со своими воинами присоединился к армии Быка, Лев отправил хорошо вооруженный отряд с приказом захватить покинутый священный город. Нармер видел трупы львиц и солдат, сраженных сиянием Предка.

Огромный, в длинном плаще и маске в виде треугольника, направленного острием вверх, он стоял и смотрел на юношу своими похожими на белые жемчужины глазами.

Испуганный и в то же самое время словно завороженный, Нармер преклонил колени.

— Ты прошел испытания совы и скарабея, — проговорил Предок голосом глубоким и таким сильным, что содрогнулась земля. — Что открылось тебе в глубинах Храма?

Нармер рассказал ему о своих видениях.

— Тебе, хранителю душ исчезнувших кланов, предстоит участвовать во многих сражениях, ибо мирное время закончилось, — продолжал Предок. — Убийство Газели положило конец надеждам мирным путем договориться со Львом, Крокодилом и их союзниками чибисами. Если они достигнут своей цели, вся страна падет жертвой проклятия и всепожирающих бедствий, лишится защиты предков. Готов ли ты сражаться, рискуя жизнью?

— Готов.

— Суть третьего испытания — победить чибисов и научиться управлять тем, в чем заключается их сила, — массой. Ты научишься этому и сам не станешь рабом этой силы, поймешь разницу между такими понятиями, как «знание» и «умение». Первое подарит тебе творческую интуицию и доступ в мир богов, второе — средства для достижения цели. Не стоит недооценивать чибисов: со стороны кажется, что они слабы, трусливы и разрозненны, но они многочисленны и способны на предательство, и в этом таится настоящая угроза. На службе у Льва и Крокодила они станут опасной и смертоносной силой, противостоять которой нелегко, а потому исход предстоящей битвы пока неясен. Уверен ли ты в том, что хочешь вступить с ними в схватку?

— Я в этом уверен.

— До тебя ни одному человеку не удавалось пройти сквозь мрак Храма Скарабеев и выбраться наружу. И все же не думай, что ты уже познал страх и отчаяние во всех их обличи-ях. Во время третьего испытания, когда ты будешь сражаться с чибисами, тебе предстоит столкнуться с их наихудшими проявлениями. Храбрости и решительности может оказаться недостаточно.

— Разве вы не открыли мне Священные символы, разве не продолжают жить во мне души погибших кланов? Я хочу лишь одного: поскорее вернуться в Нехен, к Быку и моему товарищу Скорпиону, воевать и победить! Вы предостерегли меня, и я расскажу им, какую опасность представляют собой орды чибисов.

— Раскрой свою правую ладонь!

Нармер выполнил приказание.

— Пятиконечная звезда навсегда запечатлена на ней, — сказал Предок. — Она связывает тебя с небесными вратами и поможет пройти путь, ведущий к разгадке тайны. Однако силы, вознамерившиеся уничтожить эту страну, столь разрушительны, что солнце и звезды, возможно, обречены на исчезновение.

Боль и страх наполнили сердце Нармера, однако желание сражаться не пропало. Общение с Предком придало ему новых сил.

И юноша осмелился задать мучивший его вопрос:

— Я видел призрак с лицом жрицы богини Нейт. Она… Она жива?

В каменных глазах Предка, казалось, блеснул огонек. Он кивнул.

— Не совершай необдуманных поступков, — потребовал он. — Сразиться с противником — вот твоя первоочередная задача. Тем самым ты спасешь Абидос. Ничто не сможет возродиться, если на его священных землях будут властвовать враги.

— Храм Нейт не под вашим покровительством?

— Внимательно слушай Шакала, он скажет тебе, что следует делать.

Ослепляющий свет окутал Предка, заставляя Нармера отступить.

— Нам нельзя здесь оставаться! — сказал ему Шакал.

Они направились к дюне, склон которой пересекали извилистые ленты следов, оставленных крупными змеями. Ослик Северный Ветер последовал за своим хозяином.

— Запомни это место! — потребовал глава клана.

Нармер огляделся, стараясь запомнить расположение сразу нескольких ориентиров — крыши главного городского храма и могил шакалов.

— Я его не забуду, — пообещал он.

Шакал начал рыть песок. Его движения были точными, ритмичными, ловкими. Вскоре стал виден таинственный ларец — вместилище расчлененного и воссозданного божества.

— Это — наиценнейшая реликвия из всех, Нармер. Она одна является воплощением перехода от смерти в жизни. Она никогда не покинет Абидос, который я и мой народ вынуждены оставить ради того, чтобы сражаться вместе с Быком и его кланом. Если мы погибнем, ты знаешь, где найти ларец; по если погибнешь и ты, страной овладеют силы Зла.

— Разве не ты один можешь прикасаться к этой святыне без риска сгореть в тот же миг?

Шакал едва заметно улыбнулся и сказал:

— У тебя на руке начертана звезда, верно? Прикоснись ею к таинственному ларцу!

Нармер с опаской подчинился.

Дерево показалось ему горячим, но не обожгло.

— Зарой его сам!

И вот сокровище снова оказалось под слоем песка.

— Увидит ли он когда-либо свет? — задумчиво проговорил Шакал. — Но хорошо уже то, что враги его ни за что не найдут.

Нармеру передалась печаль главы клана, желавшего жить со всеми в мире и совершать обряды. Война вынудила его вернуться к своему народу, изгнанному в Нехен.

— Нам придется взять с собой кое-какую поклажу, — сообщил он.

Эти слова удивили Нармера. Юноша проследовал за Шакалом в ближайший храм. Властитель священного города снял деревянные засовы. Внутри оказались несколько десятков корзин и аккуратно свернутые отрезы ткани.

— Множество животных и людей погибнут в битвах, — сказал Шакал. — И наш долг — достойно их похоронить. Поэтому нам нужно взять все это с собой.

— Но на чем мы это повезем? Северный Ветер при всем желании не сможет увезти такой груз!

— Среди соседних холмов живет стадо диких ослов. Сумеет ли твой четвероногий товарищ стать их вожаком?

Понимая, как много зависит от успеха этого предприятия, Нармер попросил главу клана объяснить Северному Ветру, что от него требуется, и не скрывать, что задача эта не из легких.

Ослик внимательно выслушал Шакала и в знак согласия поднял правое ухо.

— Время не ждет, — поторопил его Нармер.

Осел надул щеки, напряг мускулы и оглушительно заревел, а потом галопом помчался к холмам.

— Если у него не получится, он не вернется, — сказал Шакал. — Дикие ослы разозлятся и убьют его.

Несколько бесконечных часов Нармер ждал, глядя на линию горизонта. Увы, он был лишен возможности помочь своему верному товарищу и спутнику. Потеря ослика стала бы для него ужасным ударом; лишившись незаменимого наперсника, необыкновенно сообразительного и мужественно переносящего все испытания, он лишился бы и части своей силы.

Шакал сидел, скрестив ноги перед собой, и медитировал, проникаясь духом своих земель, которые ему, возможно, больше не суждено было увидеть.

Когда солнце склонилось к закату, вдалеке показалось облачко кружащейся на ветру пыли. Как будто выходя из желтого сияющего солнечного диска, к ним направлялась вереница из трех десятков осликов. Северный Ветер горделиво выступал впереди своих собратьев. Бока его были искусаны в кровь, но и он нанес не меньше ран тем упрямцам, которых пришлось убеждать с помощью крепких зубов.

Было очевидно, что он очень устал, и все же глаза его по-прежнему были живыми и ясными.

— Я сейчас полечу тебя, — пообещал ему Нармер. — Ночью ты хорошенько выспишься, а завтра мы двинемся в Нехен.


предыдущая глава | Ночь скорпиона | cледующая глава