home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



23

Провинции Египта были земной проекцией вселенной. Сочетая в себе этот и тот миры, соответствующие друг другу и гармоничные, Обе Земли были любимы богами. Они являлись чем-то вроде тела Осириса, которое любое разделение подвергало опасности уничтожения. Фараон, прочно соединяя Север и Юг, осуществлял реальность воскрешения.

Каждая провинция хранила несколько реликвий, в том числе одну часть тела Осириса, тщательно скрываемую и охраняемую. Благодаря указаниям «Книги Тота» Исида узнала, что четырнадцать таких частей имели особое значение, потому что их хватило бы для создания неизменнной в своей форме и состоянии мумии, способной принять на себя смерть Икера.

Но опасные враги вставали у нее на пути.

Во-первых, время. Благодаря скипетру «Магия» Исиде удалось если не победить, то обуздать его. И все же она не могла терять ни минуты.

Во-вторых, местные правители. Хоть и подчиненные формально власти фараона, официальным представителем которого была Исида, они вовсе не обязательно поспешат ей помочь. И даже могут попытаться ввести Исиду в заблуждение.

И, в-третьих, союзники Сета во время ее исканий не оставляли ей полной свободы. Исида, конечно, использует эффект неожиданности, потому что они не знали о цели ее приезда. Но рано или поздно тайна все равно раскроется.

Итак, первый этап — Элефантина.

Мягкое солнце заливает столицу первой провинции Верхнего Египта, стоящую на южной границе государства Обеих Земель — на первом пороге Нила. Канал Сесостриса делал навигацию круглогодичной, а крепость и кирпичная стена обеспечивали безопасность сообщения и торговли, благоприятствующих процветанию Нубии.

Сразу по приезде молодая женщина отправилась во дворец правителя провинции Саренпута.

Ее встретили Добрый Друг и Газель — огромный черный с вытянутым элегантным телом пес и неразлучная с ним его подружка — маленькая, кругленькая и верткая. Несмотря на свой возраст, они оставались прекрасными сторожами. Саренпут не слишком доверял тем из посетителей, которых они облаивали.

Исида вызвала у животных целую бурю эмоций. Добрый Друг встал на задние лапы, положив передние Исиде на плечи. Газель вертелась вокруг ног и пыталась лизать руки.

Вот вышел и хозяин дворца — все такой же массивный, с тяжелой квадратной головой, низким лбом, выступающими скулами. Его плечи были по-прежнему широки и сильны, а взгляд решителен.

— Я польщен визитом верховной жрицы Абидоса, — почтительно произнес он. — Чем я обязан столь высокой чести?

Исида не стала от него скрывать подробности происшедшей трагедии.

Потрясенный Саренпут потерял дар речи. Он подошел к столу, налил себе крепкого пива. Исиде показалось, что прошла вечность… Наконец он заговорил.

— Усилия Сесостриса под угрозой. Страна может не выдержать и развалиться. А если это произойдет — Египту конец! Как же бороться с этим магическим врагом?

— Воссоздавая нового Осириса, — ответила Исида. — Я должна начать с реликвии, которая хранится в Элефантине. Согласен ли ты мне ее отдать?

Исида опасалась реакции правителя, который ревностно относился к своим привилегиям…

— Я вас немедленно сам отведу к святилищу.

Молодая женщина села в ладью правителя, а он взял в руки весла. Ладья поплыла быстро.

При виде священного острова Осириса Исида с новой болью вспомнила о своем печальном вдовстве. Потом она в памяти возник тот случай, когда — для того чтобы вернуть прилив Нила, — она хотела пожертвовать своей жизнью, но Икер ее спас, выплыв с ней на поверхность. Сегодня же она старается спасти усопшего.

Ладья причалила к берегу возле скалы, закрывавшей вход в пещеру, носившую название «Та, что укрывает своего повелителя». За прибывшими наблюдали с ветвей унаби сокол и коршун.

— Лучших охранников просто нет, — пояснил Исиде Саренпут. — Один не в меру любознательный человек попытался было проникнуть в тайну скалы, но эти хищные птицы не оставили ему ни одного шанса. При виде его трупа у остальных любопытных пропадало всякое желание повторять опыт. С тех пор больше никаких инцидентов. Теперь ваша очередь действовать, моя госпожа. Я подожду снаружи.

Исида пошла по узкому проходу между огромными каменными глыбами. Там жило эхо пения ручья. Исида не знала места, но шла уверенно. Ей было безразлично, что скалы сырые и скользкие, а воздуха становилось все меньше.

Но вот проход расширился, и из глубины забил свет.

Это жилище Хапи[38], бога Нила — энергии плодотворного прилива! Ободрившись, Исида скользнула вдоль нависшей скалы и оказалась в широком гроте с голубоватого цвета стенами.

Прямо перед ней — джед, так похожий на джед Абидоса!

Исида осторожно сняла покров с вершины колонны и увидела ноги Осириса, выполненные из золота, серебра и драгоценных камней.

— Мне очень жаль вам это говорить, — сказал Саренпут, — но мне кажется, что некоторые правители и верховные жрецы провинций не будут склонны к пониманию и сотрудничеству. Я не отрицаю ваших замечательных качеств, но, по мнению некоторых упрямцев, они будут значить немного…

— Что же ты предлагаешь?

— Я поеду с вами. Военный корабль и полк профессиональных воинов успокоят самые горячие головы и сделают гордецов более сговорчивыми.

Исида не стала отказываться от такой драгоценной для нее помощи.

— Проблема, однако, в том, — заметил Саренпут, — что нет попутного южного ветра. Мы поплывем по течению, плюс к тому гребцы выложатся полностью, но все равно наша скорость при таких условиях будет минимальной.

— Я попытаюсь улучшить ситуацию.

Стоя на носу своего корабля, Исида направила скипетр «Магия» на нильский порог…

Мощным порывом ветра наполнились паруса, и оба корабля плавно и быстро двинулись в направлении Эдфу, столицы второй провинции Верхнего Египта, носившей название Трон Хора.

Вокруг носа корабля описывал круги сокол.

— Плывем за ним, — приказала Исида.

Хищная птица уводила корабли от главной пристани. Саренпут был недоволен.

Описав еще несколько широких кругов над прибрежными посадками виноградников, сокол уселся на вершину самой высокой акации.

— Причаливаем, — сказала Исида.

Место было не слишком удобным, но умелые моряки удачно выполнили нужный маневр. Был спущен трап, по нему первыми спустились лучники, готовые стрелять при малейшей опасности.

Но берег казался спокойным.

— Здесь нет никаких шансов найти реликвию Осириса, — сомневался Саренпут. — Но, видимо, производят хорошее вино. В этой провинции я закупаю немало бочек, и жалеть мне не приходилось.

Виноградник провинции Трон Хора был обнесен стеной, здесь произрастало двадцать сортов винограда. Кроме того, здесь же росли финиковые пальмы. В январе и феврале старые лозы тщательно подрезали, а из земли росли новые побеги. Множество канавок осуществляли ирригацию, принося почве кислород и воду. Голубиный помет служил для удобрения, а опрыскивания соляным раствором, доставлявшимся из лаборатории храма, предупреждали инфекционные заболевания.

Работники заканчивали поздний сбор винограда. Его давили и получали ароматный густой сок.

Исида и Саренпут подошли к большому прессу.

Виноделы приносили сюда крупные кисти созревших ягод и укладывали в широкий чан, а другие под звуки песен давили плоды ногами. Через множество отверстий вытекал сок, который два-три дня выдерживали в открытых глиняных кувшинах. Тогда наступит черед работы специалистов, которые станут разливать это будущее вино по другим кувшинам различной формы.

Ученики и подмастерья собирали в кожаную сумку жмых. Из него они отожмут для себя вкусную жидкость.

— Хотите? — спросил паренек со спутанными волосами и веселой рожицей.

— Только не отказывайтесь, — шепнул Исиде Саренпут.

— С удовольствием, — ответила Исида.

Их угостили вкуснейшим соком.

Подошел мастер-винодел.

— Что означает высадка этих солдат? У меня все в порядке с налогами!

— Не беспокойся, к тебе у нас нет никаких упреков.

— Ты знаешь, каково истинное имя винограда, который перерабатывают в давильне? — спросила Исида.

Взгляд винодела потеплел.

— То, что вы задали этот вопрос, означает, что вы принадлежите к…

— К жрицам Абидоса. Это так и есть.

— Его истинное имя — Осирис. Он одновременно хлеб и вино. Божественная мощь, которая воплощается в твердую и жидкую пищу. Давя этот виноград, мы подвергаем его смерти, и это испытание отделяет смертное от бессмертного. Затем мы пьем Осирис. Вино нам открывает одну из дорог бессмертия. Сегодня мы совершаем подношение великолепного вина усопшим. Оно отведет от нас призраки умерших злой смертью. Добрые усопшие, Великие Абидоса, световые сущности будут по-прежнему опекать наш виноградник. Если позабудешь ублажить их, то навлечешь на себя несчастье.

— А кроме этого вина, какие подношения ты им делаешь?

— Я жду процессию жрецов Хора. Они принесут все необходимое.

Саренпут не успел хорошенько распробовать вино, как появились жрецы. Их возглавлял старец со взглядом сокола. Его свита несла внушительное количество кувшинов, ткани и цветы. В центре процессии несли ладью.

Исида открыла старцу свою миссию.

— Верховная жрица Абидоса — среди нас! Какое счастье! Не доставите ли нам радость и не примете ли участие в ритуале сегодня ночью? Мы зажжем множество факелов и будем пировать в память усопших, посвящая им лучшие вина.

— У вашей ладьи особая форма, не правда ли?

— Это копия ладьи Осириса! Символ воссозданного божественного тела! Она примет корону оправдания и удержит наш храм вне смерти. Согласитесь ли вы возложить эту ладью на алтарь и произнести над ней заклинания?

— Моя миссия предполагает другой ритуал. Вот «корзина таинств», в которую собирается то, что рассеяно. Согласитесь ли вы отдать мне грудь Осириса, священную реликвию вашей провинции?

За всю свою долгую жизнь Верховный жрец Эдфу слышал немало странных речей и думал, что пережил все.

Но на этот раз он был поражен, не в силах прийти в себя от удивления.

— Речь идет о спасении Египта, — прибавила Исида шепотом.

— Но реликвия… Реликвия принадлежит нам!

— Учитывая сложившиеся обстоятельства, она должна на время вернуться в Абидос.

— Я посоветуюсь со своими коллегами жрецами.

Один из носильщиков был гонцом по профессии. Он плавал на быстроходных судах Медеса, передавая указы фараона и умножая свое жалованье тем, что поставлял капитанам разную информацию относительно провинции Эдфу. Вознаграждение колебалось в зависимости от важности сообщения.

Увидев, что в винограднике, где должна была происходить мирная церемония, царит оживление, гонец почуял прибыльное дельце.

Обойдя подозрительно глядевших лучников, он смешался с толпой виноделов и выпил с ними виноградного сока. А виноделы, обычно большие любители пошутить, были какие-то недовольные.

— Странные посетители, — сказал гонец.

— Элита, — отозвался один винодел. — С этими не пошутишь! Лучше уж их не задевать. Мой старший брат узнал вот этого высокого… Это правитель провинции Саренпут. Он посылает к нам свой корабль, а мы нагружаем его кувшинами с вином. Но на этот раз он привел с собой военный корабль! Это плохо пахнет…

— А эта красавица?

— Это жрица из Абидоса. Один жрец тут слышал, что она, вроде бы, сама верховная! Чувствуешь? Мы ее и видеть-то никогда не могли! Определенно, что-то происходит необычное!

У гонца просто слюнки потекли. Сколько такая информация может стоить? Целое состояние, это уж точно! Он еще поторгуется и получит все, что пожелает. Ну а потом можно и на пенсию. Наймет себе несколько слуг и будет отдыхать. Хорошо! Ему просто-таки повезло, что он оказался в нужном месте и в нужное время!

Беседы с еще одним виноделом, а потом и с другими подтвердили слова первого. Стало быть, чего ж тут медлить?

Гонец незаметно покинул виноградник и побежал к берегу. Он стремился к главной пристани, где стоял один из кораблей Медеса. Конечно, торг займет какое-то время, но он будет непреклонен. Гонец уже воображал себя лежащим в тени перголы с виноградом и наблюдающим за работой слуг…

Сокол взмыл вверх.

Способный видеть невидимое, он замечает свою жертву далеко внизу.

Над гонцом раздался странный крик — печальный и резкий.

Сдерживая дыхание, гонец поднял голову. Его ослепило солнце, и ему показалось, что на него с неба летит на огромной скорости камень…

С пробитым черепом он упал мертвый.

Сокол Хора, выполнив свой долг защитника Исиды, вернулся на вершину акации.


— Эти обсуждения ни к чему не приведут, — рассудил Саренпут. — Я подтолкну этих пустомель, и вы возьмете свою реликвию.

— Терпение, — посоветовала Исида. — Этот жрец сам поймет всю серьезность ситуации.

— Вы слишком любите людей! Но они — только сборище болтунов, которым нельзя давать возможности организовывать дискуссии по любому поводу.

Наконец жрец со взглядом сокола вернулся к Исиде.

— Прошу вас, следуйте за мной.

Он привел молодую женщину к миниатюрной ладье, повернул ее так, чтобы можно было добраться до ее цоколя, и достал ларец из сикоморы. Из него великий жрец провинции достал грудь Осириса, украшенную драгоценными камнями.

— Совет жрецов Эдфу единогласно решил передать вам это бесценное сокровище. Используйте его как можно лучше и сохраните Обе Земли от грозящего им несчастья!


предыдущая глава | Великое таинство | cледующая глава