home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



28

Согласно текстам «Книги сакральной географии», в которых объяснялось местонахождение реликвий Осириса, следующим этапом для Исиды должен стать город Дендера — столица шестой провинции Верхнего Египта, провинции Крокодила. Попутный ветер раздувал паруса и корабль летел вперед…

Вот и Дендера. Но на пристани — ни души.

Обеспокоенный Саренпут приказал двум своим людям обследовать берег.

Те вернулись с необычным известием: деревни покинуты, поля пустынны…

— Пойдемте в храм, — сказала Исида.

Великолепное жилище богини Хатхор возвышалось в самом центре роскошного сада. Веяло свежестью. Красота и покой располагали к размышлению и внутреннему сосредоточению.

Пока Исида молилась богине, готовясь двинуться дальше, лучники Саренпута заняли позиции вокруг нее, готовые в любой момент поразить враждебную цель.

Массивная двойная дверь была закрыта, но в этом не было ничего странного: она открывалась только в исключительных случаях — например, во время выезда божественной ладьи. Каждый год Хатхор поднималась по реке до самого Эдфу, чтобы там встретиться с Хором и воссоздать божественную супружескую пару.

Все подходы к храму, включая маленький портик, где совершали обряд очищения временные жрецы, были закрыты.

Вдруг на высокой стене ограды появилась явно испуганная жрица.

— Кто вы?

— Я — верховная жрица Абидоса.

— А зачем здесь воины?

— Это мой эскорт.

— А пчелы?.. Разве пчелы не напали на вас?

— Я не видела ни одной.

Жрица спустилась вниз, приоткрыла маленькую боковую дверь и пригласила Исиду войти.

Саренпут хотел следовать за ней.

— Вооруженным мужчинам нельзя входить на священную землю Хатхор!

— Что происходит?

— Вот уже несколько дней наши пчелы ведут себя словно безумные. Обычно они занимаются тем, что заготавливают растительное золото — мед. Слово «мед» пишется теми же иероглифами «золото богов», что и имя нашей богини, и потому мед служит нам незаменимым лекарством. Но теперь пчелы стали убивать любого, кто осмеливается выйти за эту ограду. Мы приютили здесь жителей долины и умоляем богиню положить конец нашей пытке.

— Узнали ли вы причину такого поведения пчел? — строго спросила Исида.

— К несчастью, нет! Мы исполняем ритуал умиротворения, играем на систрах и танцуем, но эта ужасная кара продолжается!

— Где находится реликвия Осириса?

— В священном лесу. Но сегодня туда не пройти! Его захватили десятки роев. Лишенные помощи, мы погибнем… Однако, если вас пчелы не кусают, может быть, вы нас спасете?

— Отведите меня в комнаты исцеления.

Волнуясь, жрица отвела Исиду в знаменитый оздоровительный приют Дендеры. Сюда собирались со всего Египта больные жрецы, жаждущие снова обрести здоровье.

В комнатах сидели сотни бледных от страха жителей провинции. Здесь были женщины, мужчины и дети — все умоляли Хатхор отвести несчастье и вернуть им их нормальную жизнь. Увидев Исиду, они почувствовали, что помощь близка, и успокоились. Разве не была она посланницей богини? Разве не был ее приход обещанием счастливого исхода?

Главной целительницей была тучная пожилая женщина. Она разрывалась между множеством больных, и ее помощницы тоже. Им некогда было даже присесть.

— Откройте мне комнату для выздоравливающих, — попросила Исида.

— Но там размещен больной!

— Я — верховная жрица Абидоса, и я хочу вопросить невидимое, хочу попытаться узнать, как исправить ситуацию.

Аргумент подействовал.

— Подождите минутку, я переведу больного.

Ждать пришлось недолго.

Главная целительница ввела Исиду в маленькую комнатку с низким потолком. Стены и потолок покрыты магическими заклинаниями. В центре комнаты — ванна, наполненная теплой водой.

— Раздевайтесь, ложитесь в ванну, расслабьтесь, закройте глаза и попытайтесь уснуть. Целительные ароматы наполнят комнату. Если богиня посчитает это уместным, она заговорит с вами. Но, увы, она уже давно молчит…

Исида сделала так, как посоветовала ей жрица.

Ванна несла телу и душе покой и приятное умиротворение. Расслабившись, она освободила свой разум и позволила ему плыть в неведомое. Видения нахлынули чередой…

Но вот на Исиду понеслась чудовищная пчела…

Стиснув края своей каменной ванны, Исида не пошевелилась. Она знала, что миражи попытаются испугать ее и заставить отступить от задуманного.

Уже целый рой осаждал ее тело… Исида подумала об Икере, о предстоящем продолжении поисков и о необходимости собрать тело Осириса.

Закрыв глаза, она сконцентрировала мысли на главной цели.

Тонкий аромат лилии заставил ее вздрогнуть. Исида открыла глаза.

Перед ней возникло лицо богини Хатхор. Она спокойным голосом рассказала ей, как следует вести себя дальше.

Сокровищница храма Дендера хранила огромное разнообразие металлических изделий и драгоценных камней. Жрица открыла перед Исидой сундуки и позволила ей как верховной жрице Абидоса взять необходимое. Разве ее недавнее видение не было для них всех последней надеждой снять проклятие?

Исида спокойно и уверенно восстановила разрушенное Сетом око Хора. Хрусталиком стал кристалл чистейшего горного хрусталя, карбонат магния с содержащимися в нем оксидами железа обратился в капилляры, обсидиан — зрачок, коричнево-черная камедь подчеркивала радужную оболочку глаза, асимметрию зрачка и роговицы…[43] Верховная жрица строго соблюдала требования анатомии, используя для каждой медицинской составляющей материалы, которые уже давно стали символами.

Когда все было готово, она на руках вынесла из храма то, что получилось, и направилась в священный лес.

Со всех сторон к ней устремились пчелы.

Конечно, Исида испугалась, но, превозмогая страх, она сумела внешне сохранить полное спокойствие. Око Хора блестело так сильно, что даже обезумевшие насекомые не решались подлететь на близкое расстояние.

Священный лес был полон жужжания. Это был настоящий ад.

В самом центре леса находился холм, на котором росли акации. Когда верховная жрица возложила на него око Хора, пчелиные матки перестроили свои рои, и каждый из них обрел ранее утраченную гармонию. Пчелы поднялись в воздух и полетели к своим ульям, находившимся на границе с пустыней.

А возликовавшая Исида увидела у подножия самого высокого дерева источник.

На его берегу лежала священная реликвия — ноги Осириса.


Чтобы добраться до Батиу — «храма систра Могущества» — столицы седьмой провинции Верхнего Египта, кораблю потребовалось совсем немного времени.

На этот раз пристань и набережные были полны народа. Многочисленная толпа встречающих была так взволнована, что стражники не могли сдержать ее. Оттесненные к водам Нила, жрецы тщетно взывали к богам.

— Подойти ближе невозможно. Это небезопасно, — рассудительно заметил Саренпут.

— Но мы обязаны выяснить причины такого волнения, — возразила Исида. — И уж совершенно необходимо забрать реликвию.

Корабль речной стражи загородил им дорогу. На его борту оказался моряк, чья военная карьера начиналась в формированиях Саренпута…

Носы кораблей мягко коснулись друг друга.

— Саренпут! Как я рад вас видеть!

— Я вижу, твоя карьера пошла в гору, мой мальчик!

— Заниматься охраной этой провинции трудно, но интересно.

— Ну, если судить по сегодняшним волнениям, то уж, скорее, трудно.

— Наши жрецы только что совершили большой грех, вот население и опасается гнева богов.

— С нами верховная жрица Абидоса, она вернет провинции спокойствие. Скорее информируй людей о ее приезде.

Услышав такую хорошую весть, народ успокоился. Разве магия посланницы Осириса не победит несчастье?

Корабль Саренпута причалил к берегу.

Испуганных натиском толпы жрецов наконец высвободили, но они продолжали вздымать руки к небу и плакать. Исида подозвала их, чтобы выслушать их объяснения.

— Мы шли торжественной процессией, — начал один из них, обливаясь слезами. — Во главе, как всегда, шествовал наш верховный жрец, неся реликвию провинции — фаллос Осириса. Но внезапно ему стало так плохо, что, не успев никому ничего сказать, он потерял сознание, и реликвия соскользнула в Нил! о горе нам! Мы не смогли ее достать. Ее проглотила рыба! И мы никогда, никогда не вернем ее!

— Откуда такой пессимизм?

— Но ведь самые лучшие рыбаки не смогли ничего сделать! Эта рыба явно послана из того мира — она ускользает из сетей!

— Отведите меня к храму.

Да, Провозвестник манипулирует не только людьми… Он способен использовать и элементы различных стихий. На этот раз он воспользовался обитателем нильских вод. И все это ради того, чтобы помешать поискам Исиды и обречь Икера на небытие!

Волю юной жрицы направлял божественный свет. Она отказывалась принимать свершившееся, пыталась найти решение, цепляясь за малейшую надежду. А что если заставить звучать систр, украшенный головой Хатхор — символом этой провинции? Возможно, от вибрации потянется новая тропинка…

Жрецы, которых тяжким грузом давило сознание совершенного преступления, были в полной прострации, помощи от них ждать не приходилось.

Исида прошла по аллеям сада, в котором были вырыты бассейны. Там сплошным ковром цвели лотосы. Листья белых цветов имели вытянутые края и округлые чашелистики и лепестки. Они почти не издавали запаха. У голубых лотосов форма была другая: округлые листья и лепестки с заостренными кончиками. Они издавали сладкий аромат. Прекрасные белые цветы открывались утром и закрывались на заре, а голубые, наоборот, расцветали утром. От этого сад в любой час дня и ночи выглядел как прекрасное божественное творение.

Но лотосы были дороги жрецам не только своей красотой. Согласно старинным текстам, голубой лотос символизировал созидающий член, поднявшийся в первый час творения.

Исида выбрала прекрасный голубой лотос и вопросила его. Ответ был такой, на какой она надеялась: нет, реликвия не пропала; ее скрыли темные силы, а рыба — это всего лишь уловка.

Одна из жриц принесла Исиде систр Могущества. С первыми же звуками засиял целый сноп ярко-красных лучей света, похожих на пламя. По поверхности бассейна поплыли отблески…

Исида собрала вокруг себя жрецов.

— Выйдите наконец из оцепенения! — потребовала она. — Разве вы не слышите призыва в этих звуках?!

Пронзительные звуки резали слух…

— Если вы не скажете мне правду, ваши чувства свяжут вас. Что вы от меня скрываете?

— Дерево Сета, — признался один из жрецов. — Нам казалось, что лучше забыть о его существовании, чем мучиться ужасом, что Сет смутит наш покой и лишит нас реликвии Осириса! Преуменьшая опасность, мы совершили непоправимое…

— Покажите мне это место.

— О, я не советую вам приближаться к нему, оно…

— Нам нужно спешить, ведите меня!

К северу от храма было пустынное место. Ни цветка, ни травинки. Только выжженная солнцем земля…

— Эта жара исходит из ноздрей Сета, — объяснил жрец. Исида увидела перед собой выросшее из расщелины черное, сухое, словно обугленное дерево со скрученными неведомой силой ветвями. Рядом лежало странное четвероногое животное с мордой окапи и длинными ушами…

— Вы позволите?.. Можно, я уйду? — спросил сопровождавший Исиду жрец в ужасе.

Исида отпустила его, и он бросился наутек.

— Я знаю тебя, Сет! — твердым голосом произнесла верховная жрица Абидоса. — И я дарю тебе голубой лотос. Ты царствуешь над золотом пустыни и придаешь ему силу. Через тебя действует созидающий огонь, способный победить смерть. Разреши мне взять реликвию твоего брата!

Зверь встал и встряхнулся. Его красные глаза были устремлены на вторгшуюся в его пределы Исиду…

Исида сделала шаг, зверь шагнул ей навстречу… Они начали медленно сближаться.

Жрица ощутила обжигающее дыхание стража сухого дерева. Но Хатхор берегла ее… Исида осмелилась погладить животное и почувствовала, что кожа его покрыта каким-то притиранием. Оторвав от своей туники один рукав, Исида собрала священную мазь и, намазавшись, быстро пересекла расстояние, отделявшее ее от дерева.

Она шла спиной к зверю Сета и могла стать его легкой добычей, но животное на нее не бросилось…

Оказавшись рядом с деревом, Исида услышала громкий треск. Это трещали сучья: черное дерево разломалось на куски и рухнуло в пыль… Поднялась красноватая пыль, все заволокло…

Но поднялся ветер, принесший с собой аромат голубого лотоса, и пыль рассеялась…

На самом краю пропасти Исида увидела фаллос Осириса. Он был сделан из электрума — сплава золота и серебра.

Исида завернула его в кусок ткани. Притирание, взятое у зверя Сета, придало сил божественному члену. Вокруг все покрылось растительностью и зазеленело…

Странное животное исчезло.

Вот впереди и священная земля Абидоса — столица восьмой провинции Верхнего Египта, место высшего счастья и безмерного горя. Ах, как хотела бы Исида долго и счастливо жить там вместе с Икером! Как хорошо было бы им вдвоем, вдали от грешного мира!..

На пристани большое число воинов.

Среди них грустно и одиноко стояли, понурившись, Секари, Северный Ветер и Кровавый…


предыдущая глава | Великое таинство | cледующая глава