home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



32

На заре Курчавый вышел из своего логова. Мемфис постепенно пробуждался. Высоко в небе летали ласточки. Разносили горячий хлеб и свежее молоко. Жители, еще слегка сонные, завязывали первые свои разговоры с соседями.

Продавец лепешек подал ему только что испеченную булочку.

— Действуем немедленно, — быстро шепнул он.

— Откуда такие сведения?

— Личный приказ ливанца.

— Первый подтверждающий пароль?

— Слава Провозвестнику!

— Второй подтверждающий пароль?

— Смерть Сесострису!

Курчавый, второпях жуя булку, пошел предупредить Ворчуна.

Наконец-то действовать! Обрадованные таким известием, они быстро расстались. Каждый знал, чем ему следовало сейчас заняться…


— Зашевелились! — объявил стражник, наблюдавший за подозрительным домом. — Наши наблюдатели видели, как Курчавый и Ворчун выходили из дома и отправились каждый в свою сторону. За ними пошли наши люди…

— Главное, — строго сказал Собек, — не потеряйте их из виду!

— Ну, тут никакого риска. Когда их брать?

— Брать их вы не будете.

— Даже если они набросятся на ни в чем не повинных людей или станут ломать их имущество?! Да мы им головы свернем!

— Вот что, слушай внимательно. Мой официальный приказ состоит в следующем. Вы не вмешиваетесь ни при каких обстоятельствах. Если кто-нибудь ослушается, его обвинят в измене и сурово накажут. Я достаточно ясно выразил свою мысль?

Стражник мрачно ответил:

— Все предельно ясно, визирь Собек.


Курчавый разбудил своих до поры таившихся подчиненных.

Бродячие торговцы, лавочники, ремесленники — все они давным-давно растворились среди коренного населения. Некоторые из них стали осведомителями стражи и либо поставляли ей успокаивающую бдительность информацию, либо сдавали ей случайных сообщников, чтобы завоевать доверие и убедить в искренности сотрудничества.

Теперь всех их радовало предчувствие больших неприятностей, которые они причинят ненавистному Египту. Жители Мемфиса считают себя в безопасности? Прекрасно, сейчас они убедятся в обратном! От неуверенности возникнет паника, а она будет способствовать победе сил тьмы!

Итак, первая операция началась в полночь, в порту…

Портовые рабочие ушли, и все затихло. Курчавый с пятью заговорщиками подожгли неохраняемый амбар с рулонами льняного полотна.

Дымом заволокло небо над Мемфисом, кто-то кричал и звал на помощь.

Сжав кулаки, до крови закусив губы и проклиная приказ своих начальников, стражники наблюдали, как совершалось преступление…


Новобрачные гуляли вдоль Нила. Их переполняло трепетное счастье. Они шли бок о бок, наслаждаясь и своей близостью, и свежестью прекрасной ночи, которая сулила им блаженство. Город спал, только они вдвоем и эти чудесные звезды…

Внезапно из темноты вынырнул человек, в руке блеснул нож.

Молодые хотели было отступить назад, но позади у них оказались Ворчун и еще трое его товарищей, у всех в руках дубинки…

Сопротивляться нечем, да и превосходство в силах значительное. К тому же рядом жена, которая легко может стать добычей преступников…

— Драгоценности и одежду! Если откажетесь — прибьем до смерти!

— Давай послушаемся, — шепнула жена.

— Я не позволю себя грабить!

Удар по ногам дубинкой — и вот несчастный уже воет от дикой боли… Его жена поспешно снимает ожерелье, браслеты и кольца…

— Забирайте все, — просила она, — но не убивайте нас!

— Твое платье, его тунику, сандалии! Быстро! — покрикивал Ворчун.

Нагие, униженные, обобранные до нитки жертвы пытались утешить друг друга, не глядя на удалявшихся преступников.

Стражник, которому выпало на долю следить за этой группой, скрипел зубами, но не вмешался…


Писец переписывал гири весов на базаре. Он был пунктуален и заносил сведения в свиток, который еженедельно проверял его начальник. За двадцать лет его верной и безупречной службы не было ни одной ошибки. И потому покупатели, уверенные в том, что их не обвешивают, относились к товарам с доверием.

А тут какие-то мелкие хитрецы пытаются его надуть или подсунуть ему фальшивые гири, чтобы обвинить его в фальшивых обмерах! Но он-то бдительный, он все выявит! И все эти мошенники окажутся в тюрьме, потому что управляющий хозяйством страны не шутит с обманом!

Закончив обследование, писец собирался закрыть дверь своей комнатки и подумывал уже о прекрасном обеде. Он наперед знал, из чего тот будет состоять: жареное мясо, фасоль, свежий творог и круглые медовые лепешки! Ведь сегодня день рождения его супруги — то-то будет праздник!

Когда в его комнатку, угрожающе держа ножи, вошли Курчавый с двумя парнями, писец остолбенел.

— Немедленно выйдите!

Удар кулаком в живот — и Курчавый заставил чиновника замолчать.

Задохнувшись, несчастный тяжело осел. Падая, он ударился головой о стену и потерял сознание.

— Наведем-ка здесь порядок! — ухмыльнулся террорист.

Они рвали свитки и бросали обрывки на тело своей жертвы…

Снаружи, глядя из укрытия на происходящее, ни во что не вмешиваясь, наблюдали стражники…


Генерал Несмонту и Сехотеп внимательно выслушали подробный доклад визиря. Итак, по городу поджоги, нападения на горожан, кражи, разгром рабочих мест мелких чиновников… По всему Мемфису говорили только об этом и на чем свет стоит ругали бездействие сил правопорядка.

— Из своих укрытий вышли только Курчавый и Ворчун, — подытожил Собек. — Ни одна другая группа действий не начинала. Совершив свои злодеяния, обе банды вернулись в свое логово. Как я и предполагал, их руководитель весьма осторожен. Он прощупывает нашу способность реагировать. Поэтому я разослал патрули по всему городу. Они, разумеется, ничего не обнаружат, а это будет преступниками понято как полная наша растерянность.

— И даже после таких серьезных инцидентов, — с горечью и возмущением произнес Несмонту, — ты отказываешься действовать?

— Секари обнаружил только одно гнездо террористов. Но их, разумеется, существует несколько. Провозвестник наводнил своими людьми весь город, и успех нашей операции будет зависеть от скорости, с какой мы будем действовать.

— Как же ты их опередишь?

Собек сдержанно улыбнулся.

— А это уж, генерал, твое дело! Я принес тебе подробный план города, а ты мне укажешь, как лучше распределить твоих солдат, чтобы они незаметно заняли наиболее выгодные позиции.

— Вот тут есть, от чего проснуться мертвому! — вдохновенно воскликнул Несмонту.

— Конечно, конечно! С первой секунды выступления заговорщиков ты снова берешь в руки командование.

— А как мои преемники?

— Все идет согласно плану. Высшие офицеры ругаются между собой. Каждый старается отбить у других место главнокомандующего. Фараона нет, визирь при смерти. На горизонте — никаких перспектив. Армия и стража парализованы, указы не рассылаются…

— Ты посвятил Медеса в тайну? — спросил Сехотеп.

— Я счел предпочтительным, чтобы он ни о чем не догадывался. Поэтому его поведение будет неизменным. Если шпионы Провозвестника за ним наблюдают, то заметят прогрессирующую дезорганизацию государственных служб.

— А как же Сехотеп? — забеспокоился генерал.

— Правосудие должно идти своим путем, — серьезно ответил визирь.


Экипаж смотрел на Исиду с восхищением. Преодолеть пылающий остров, поднять южный ветер, раздобыть легкие и быстроходные весла, которыми было так легко и невероятно просто управлять!.. Да, эта жрица совершала чудеса!

Корабль шел к двадцать первой провинции Верхнего Египта — Розовому Лавру дальнему. Это была одна из самых плодородных земель страны, потому что ее омывал Файюмский канал.

Секари хорошо знал местность, и сейчас он вспоминал, как много приключений пережил рядом с Икером. А все-таки ему тогда удалось перехитрить заговорщиков и спасти Икера! Кто бы мог подумать, что самым опасным местом для него станет Абидос!

— Не упрекай себя, — сказала Исида. — Тебе не в чем винить себя.

— Я не был рядом с ним в тот момент, который выбрал для него Провозвестник. А значит, я не выполнил в полной мере то, что мне было поручено. Когда фараон снова соберет Золотой круг Абидоса, я попрошу его об отставке…

— И совершишь непоправимую ошибку, Секари.

— Я ее уже совершил.

— Я так не считаю. Неужели ты думаешь, что Провозвестник так мало значит?

Вопрос покоробил секретного агента.

— Ну нет, ни в коей мере. Победить его можете только фараон и ты. А Золотой круг лишь неустанно будет вам помогать.

— Вот видишь! Поэтому никаких отставок и слабостей. Иначе ты предашь Икера.

Корабль приближался к Крокодилополю — столице провинции, испещренной каналами. Небольшой город, выстроенный на самой вершине высокого холма, дремал на солнце. В нем почитали и усердно вскармливали огромного крокодила — воплощение бога Себека.

— Какую реликвию мы должны здесь забрать? — спросил Секари.

— До сих пор я собирала те, что перечислены в «Книге сакральной географии» Абидоса. А в храме этого города ежегодно празднуется поминовение первого сложения божественных частей. Обновляя древнее солнце в глубинах великого озера, крокодил Себек побеждает тьму и провозглашает царство Осириса — обновленного и воскресшего.

На пристани обычная суета. Портовые рабочие разгружают баржи, писцы записывают название и вес прибывших грузов…

— Подожди-ка, я осмотрю берег.

— Ты чего-то опасаешься?

— Учитывая, какая ситуация у нас сложилась, я имею основание не доверять слишком спокойным местам.

Пока Секари отсутствовал, экипаж подкреплялся. Северный Ветер и Кровавый — тоже. Но пес исполнял и свою миссию охранника — ни один из любопытных не посмел слишком близко подойти к судну.

Секари вернулся встревоженный.

— Храм закрыт. Нам нужно разузнать, не привлекая к себе внимания, потому что я повсюду чувствовал на себе враждебные взгляды.

В сопровождении Северного Ветра Исида прогуливалась рядом со святилищем. Чуть позади них держался Кровавый, чей нюх, зрение, зубы и когти были в боевой готовности.

Будто случайно Исида обратилась к проходившей мимо торговке рыбой.

— Ах, вот удача! Скажите, что мне делать? Я бы хотела поднести храму жертву.

— Ты должна будешь подождать, милочка! Жрецы покинули храм и эти места из-за злодеяния. Если они не вернутся, беды не миновать! Крокодил всех нас съест…

— А куда же они ушли?

— В долину огня. Так называется остров, затерянный на севере великого озера. Если не поможет чудо, они все утонут.

— Надо же! А кто сможет меня туда отвести?

— Есть тут один человек, перевозчик, но он терпеть не может молодых да хорошеньких! С них он всегда берет втридорога. Забудь о нем, красавица, и уходи отсюда. Мой тебе совет: уходи поскорее! Скоро здесь будут демоны, ждать недолго…

Спокойное поведение осла и пса успокоило Исиду — за ними никто не шел. Даже Секари не удавалось высмотреть кого-нибудь подозрительного.

— Провозвестник нас опередил, — повторял он.

— Я должна изменить свой внешний вид. Хочу убедить перевозчика, чтобы он показал мне место, куда отправились жрецы.

— Но это — западня!

— Там увидим, — решительно сказала Исида.

Седые волосы, землистый цвет лица, бедное платье — Исида была неузнаваема! Перед Секари стояла старая женщина… Когда она села в лодку перевозчика — мужчины неопределенного возраста и высокого роста, — Секари остался сидеть и даже не посмотрел в ее сторону.

— Ты согласишься отвезти меня в долину огня?

— Это далеко и дорого. У тебя денег не хватит.

— А сколько нужно?

— Мне — лишь кусок хлеба да кружку холодной воды! А нет ли у тебя золотого кольца?

— Вот оно.

Перевозчик внимательно и долго его рассматривал…

— А еще мне нужна первосортная ткань, что по цене равна пятидесяти меркам полбы и бронзовой вазе!

— Вот.

Перевозчик пощупал ткань и сложил ее.

— Тебе известны Числа?

— Небо — это Единица. Двойка означает созидательный огонь и сияющий светом воздух. Тройка — это все боги. Четверка — это направления пространства. Пятерка открывает разум…

— Раз ты умеешь управлять лодкой, она довезет тебя до цели. Избегай комнаты убийства — там поджидают тебя союзники Сета.

Перевозчик сошел с лодки, которая сама собой поплыла в сторону великого озера… Секари остался на берегу.

Долину огня покрывал густой туман. Лодка сама выбирала себе дорогу в путанице рукавов реки и остановилась перед поросшим травой островом. Там, отчаянно жестикулируя, жрецы храма Себека взывали о помощи.

Ловко управляя рулем, Исида направила лодку в их сторону. Презирая опасность, она хотела спасти их.

Но, спрятавшись за спинами своих заложников, которые были вынуждены им помогать, союзники Сета потрясали копьями. Еще секунда — и…

Но над островом пролетел пеликан. Из своего клюва он выпустил солнечный луч, чья сила немедленно рассеяла туман и сожгла комнату убийства и ее пыточные приспособления.

Жрецы, целые и невредимые, радостно приветствовали свою спасительницу.

— Пусть клюв пеликана снова откроется для тебя! — сказал Исиде глава священной коллегии. — Пусть засияет над тобой возрожденный день! Пеликан, отдавая свою плоть, чтобы прокормить своих птенцов, воплощает в себе благородство Осириса. Так возрождаются реликвии Верхнего Египта. И ты, придя сюда, вдохнула в них удивительную силу.


предыдущая глава | Великое таинство | cледующая глава