home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



33

За завтраком Сенанкх, обычно такой веселый и разговорчивый, едва притронулся к пище, но зато пил значительно больше обыкновенного.

— Ах, Медес! Жители Мемфиса изнывают от страха, а мы не способны обеспечить их покой!

— Разве Великий царь не должен был бы сейчас вмешаться?

— Нам неизвестно, где сейчас фараон, — шепотом признался министр. — Дом царя не получает от него никаких указаний.

— А царица?

— Она молчаливо сидит в своей комнате и никого не желает видеть. Боги прогневались на Египет: визирь умирает, Сехотепа ждет приговор… Мне нужно было бы взять на себя какие-то государственные дела, но у меня руки связаны в отношении безопасности. Ни армия, ни стража меня и слушать не хотят.

Медес сделал вид, что сильно испуган.

— А Сесострис… Сесострис?

— Никто не смеет произнести рокового слова. Возможно, он удалился в какой-нибудь храм… Как бы то ни было, смерть Икера сломала его, и государство осталось без правителя…

— Значит, нужно назначить преемника Несмонту и использовать армию, — решительно произнес Медес.

— Это бы, конечно, так… Но каждый высший офицер имеет за собой целый клан своих родных и ставленников, которые рвут его на части! Признаюсь тебе: мы находимся на грани гражданской войны, и я не вижу никаких средств, чтобы ей противостоять. К нашему счастью, заговорщики наносят пока только одиночные, точечные, удары… Если бы у них лучше была поставлена информация, они уже давно развернули бы наступление всеми своими силами и с легкостью завладели Мемфисом!

— Немыслимо! — воскликнул Медес. — Ну, давайте хотя бы мы с вами будем действовать сообща!

— Эх… Стража слушается только Собека, а армия — только Несмонту. В их глазах мы с тобой всего лишь насекомые, и нами можно пренебречь.

— Я не осмеливаюсь вас понять…

— Оставаться в Мемфисе — безумие. Нам с тобой никуда не деться ни от нападения террористов, ни от бунтов. Режим вот-вот падет, нам нужно уезжать.

— Нет, что касается меня, то я отказываюсь. Сесострис вернется, и порядок восстановится!

— Твоя отчаянная храбрость меня восхищает. Но пойми: при некоторых обстоятельствах это становится глупостью. Отрицать очевидное бесполезно.

Медес прекратил жевать и кубок за кубком стал залпом пить вино… Наконец он остановился.

— Определенно существует какой-нибудь выход, — произнес он дрожащим голосом. — Мы же не можем вот так все бросить!

— Это не мы, это Маат нас оставила, — горько вздохнул Сенанкх.

— А если террористы не так сильны, как нам кажется? Если их планы не идут дальше того, чтобы просто вредить по мелочам?

— Их глава — Провозвестник! Он хочет смерти Осириса, падения фараона и разрушения нашей цивилизации. И скоро — увы, совсем скоро! — он добьется своего!

— Ну уж нет! — Медес даже покраснел от напряжения. — Бежать — это нас недостойно! Да к тому же куда бежать? Давайте уж сражаться здесь. Соберем все верные Сесострису силы и во всеуслышание объявим о нашей решимости!

Реакция секретаря Дома царя изумила Сенанкха. Правда, он считал его добросовестным чиновником и ловким придворным, но полагал, что он слишком привязан к комфорту и не расположен жертвовать собой.

— Пусть наши возможности и сведены к минимуму, — продолжал Медес, — но они существуют. Хоть мы не можем издавать указы, но ничто нам не мешает утверждать силу и решимость власти. Фараон довольно часто покидал Мемфис и раньше, но царица всегда осуществляла управление государством. Прошу вас, поговорите с ней и убедите ее держаться. Враг еще не победил…

— Но способны ли мы реально ему сопротивляться?

— Я уверен в этом! Воины и стражники нуждаются в том, чтобы ими руководили.

— Что ж, я, пожалуй, попробую, — неуверенно пообещал Сенанкх.

— А я, со своей стороны, — заверил Медес, — буду распространять ободряющие слухи. Наша вера в будущее сыграет важнейшую роль.

Великий казначей вышел из-за стола в недоумении.

Может быть, он должен был посвятить Медеса в план Собека-Защитника? Но, верный своему слову, Сенанкх промолчал. Сейчас, еще раз обдумывая все происшедшее, он радовался тому, что может считать Медеса сторонником фараона и одним из самых ревностных его защитников.


Корабль Исиды входил в воды другой земли — земли Нижнего Египта. Пропетляв по пустыне, Нил наконец свободно покатил свои воды и растекся широкой дельтой. В этом месте могучая река образовывала семь рукавов, питавших бесчисленное множество каналов, поивших, в свою очередь, зеленые долины, в которых росли пальмы…

Во втором порту Мемфиса Секари произвел смену экипажа. Лучники Саренпута были счастливы, что возвращаются домой, но им тяжело было расставаться с верховной жрицей, об отваге которой они все время помнили. Каждый из них подошел к ней, чтобы попрощаться и поблагодарить за покровительство.

Вновь прибывшие моряки принадлежали к специальному формированию, подготовленному Несмонту. Новый капитан прекрасно знал эти места, которые часто не отличались гостеприимством, и умел вести корабль как днем, так и ночью. Он был родом из деревеньки с прибрежных болот, а потому не боялся ни змей, ни насекомых. К тому же ему не нужны были карты — местность он знал назубок.

— Женщина? — воскликнул он, увидев вдову. — Уж не думает ли она плыть на моем корабле?

— Это ее корабль, — уточнил Секари, — и ты будешь ей повиноваться.

— Ты шутишь?

— Нимало. Тем более что я на службе у верховной жрицы Абидоса.

Капитан посмотрел на Исиду подозрительно.

— Терпеть не могу, когда надо мной насмехаются. Что вообще все это значит?

Настал черед Исиде давать объяснения.

— Наша страна в большой опасности, — сказала она. — Я должна очень быстро собрать реликвии Осириса, рассеянные по Нижнему Египту. Без вашей помощи мне это не удастся.

— Тогда, вы, видимо, действительно…

— Ты готов ехать?

— Мой друг Секари сам отобрал экипаж, и я ему доверяю. И все же…

— Давай договоримся. Я говорю тебе, в каком направлении нужно плыть, а ты командуешь. Весла облегчила магия Ра, ветра будут благоприятными. Но вместе с тем нас попытаются уничтожить множество врагов.

Капитал почесал в затылке.

— На моем счету немало опасных миссий — чего только не повидал я на своем веку! Но это приключение, видимо, превзойдет все. Ладно, хватит болтать, едем. Если я правильно понял, время нам дорого? Какова первая цель?

— Летополь, столица Бедра, второй провинции Нижнего Египта.

Мягкий, расслабленный главный жрец встретил верховную жрицу Абидоса с радостью. Она приехала к нему не за реликвией тела Осириса, а за одним из скипетров бога.

— Если вы решились предпринять такое трудное путешествие, то на это должны быть веские причины?

— К несчастью, вы правы.

— Опасность угрожает земле Осириса?

— Моя миссия состоит в том, чтобы ее защитить. Отдав мне символ тройного рождения[46], вы окажете мне неоценимую помощь.

— Исполнять ваши желания — великая честь.

Исида и великий жрец были посвящены в таинства света, звездной и земной матриц.

Великий жрец открыл двери часовни, достал ларец и вынул скипетр с тремя медными хвостами.

Исида дотронулась до первого.

И не почувствовала скрытой силы, материя была мертва.

— Попробуйте следующий!

Молодая женщина дотронулась до другого… Тот же результат.

— Ах, нужно было начинать с третьего!

Жрица последовала этому совету.

Снова ничего…

У главного жреца все поплыло перед глазами.

— Нет, — бормотал он. — Не верю!

— Просто это подделка, — сказала Исида. — Скажите, кто кроме вас имел право входить в эту часовню?

— Двое моих помощников. Одному из них около девяноста лет, он родился в Летополе. А второй — молодой временный жрец. Но я вполне доверял им обоим!

— Послушайте! Раскройте же наконец глаза!

— Но не предполагаете же вы…

— Один из них украл настоящий скипетр, заменив его копией, которая лишена всякой силы.

— О боги! Такое святотатство! В моем храме!

Жрецу стало плохо, и, если бы Исида не поддержала его, он бы упал.

— Какое бесчестие! Какой стыд! Какой…

— Где живут ваши помощники?

— Возле священного озера.

— Давайте расспросим их.

Жрец согласился.

Они отправились к озеру. Сначала жрец еле шел, потому что ноги отказывались двигаться. Потом на смену волнению и отчаянию пришел мрачный гнев. Оскорбление, которое было нанесено его чести, заставляло его стремиться наказать виновного и передать его в руки правосудия.

Жрец-старец, к которому они пришли, был в полной памяти. Он перечислил часы своей службы, не забыв поблагодарить богов за то, что они даровали ему такое счастье. С его точки зрения, никаких происшествий не было. Летополь жил своей обычной размеренной жизнью…

Главный жрец постучал в дверь жилища второго своего помощника.

Ответа не последовало.

— Странно… Он должен быть дома.

— Давайте войдем.

— Нарушить его покой…

— Но ведь событие чрезвычайной важности!

Маленькая комнатка была пуста, пусты были и сундуки.

— Сбежал! — воскликнул главный жрец. — Стало быть, он — вор!

— Давайте постараемся найти какую-нибудь его вещь. Может быть, он что-нибудь оставил…

Нашлась только старая циновка.

— Ее мне достаточно, — сказала Исида.

Она свернула циновку в трубочку и поднесла ее к глазам. Понемногу она вошла в контакт с владельцем вещи, ясно увидела его и различила то, что его окружает…

Вор как завороженный смотрел на скипетр, который он удачно вынул из его футляра и подменил точной копией.

Вор был последователем Провозвестника и надеялся за свою добычу получить солидное вознаграждение. Еще бы! Уничтожить символ могущества Осириса!

До сегодняшнего дня дело его обстояло как нельзя проще. Наивность главного жреца, отсутствие охраны часовни, новое жилище за пределами города… Теперь нужно ждать. Скоро за ним придут и уведут его далеко от Летополя — туда, где он пополнит ряды будущих хозяев Египта.

Предвкушая свое великое будущее, вор тем не менее не решался сломать такое дивное сокровище.

За время, пока он служил временным жрецом, он узнал так много, что ему было очень трудно заставить себя надругаться над священным предметом. Конечно, новая религия привлекала его, особенно тем, что, давала исключительные права мужчинам и обеспечивала полное подчинение женщин, этих извращенных по своей природе тварей, которые только и думают, как бы выставить напоказ свои прелести. Что ж, раз он уже обратился в новую веру, то он сумеет позабыть о прежнем долге и своей прошлой жизни! Он сумеет уничтожить какую-то простую ветку акации, к которой прицепили три медных хвоста!

Но… Уже в десятый раз он заносил свой нож!

И в десятый раз он его опустил…

Рассердившись на самого себя, он полоснул себя по рукам и по груди. Запах крови и боль успокоили его. Завтра! Завтра потоки крови этих неверных затопят весь мир!

Уверенность в этом вернула ему порыв.

Он сумеет победить магию Осириса! Снова схватив свой нож, он замахнулся. Сейчас он наконец избавится от тяготившего его краденого имущества.

В это мгновение кто-то вышиб ногой дверь.

От неожиданности бывший жрец так и замер с поднятой рукой. В одну секунду на него бросился какой-то здоровяк и железными руками прижал к полу. От боли вор выронил нож. Секари накинул ему на горло петлю…

Исида подняла скипетр.

Вор забился в конвульсиях и стал проклинать своих врагов, восхваляя Провозвестника. Секари не стал слушать его гнусностей и оглушил его…

Когда Исида дотронулась до первого хвоста, символа светоносного рождения, небесная синева стала более глубокой, а солнце ярче. Золотые лучи наполнили весь храм, а под ним глаза статуй зажили своей сверхъестественной жизнью.

Когда она дотронулась до второго хвоста, то среди дня засияли на небе тысячи звезд… А в звездной матрице, окружающей небо и землю, каждое мгновение рождались бесчисленные формы жизни…

Когда она коснулась третьего хвоста, то из земли поднялись цветы, и сад, который находился перед святилищем, украсила целая палитра красок…

Вдова положила скипетр в «корзинку таинств» и отправилась на корабль.


предыдущая глава | Великое таинство | cледующая глава