home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



36

Великий казначей Сенанкх был идеальным образцом в соблюдении порядка и установленных методов работы. Поэтому в помещениях администрации Обеих Земель царили строгий порядок и чистота. Каждый чиновник отлично знал свои функции, а обязанности почитал выше прав. Ничто не выводило из себя Сенанкха больше, чем мелкие начальники, пытавшиеся злоупотреблять своим положением и пользоваться выгодами в ущерб другим, которыми, как они считали, можно было помыкать. Сенанкх всегда пытался выявить таких чинуш и одним ударом прекращал их карьеру. Ни одна должность не спасала служащего от наказания, потому что ни одна должность не давалась пожизненно. Поэтому все чиновники сознавали собственную ответственность перед страной за процветание государства Обеих Земель.

Когда в одну из комнат, где размещался архив управления, ворвались пятеро вооруженных людей, начальник подразделения вначале не поверил своим глазам. Оглушив стражника и двух писцов, мужчины прижали начальника к стене и приставили к его горлу нож. Потом часть из них стала разрывать папирусы и раскидывать клочья по всем углам помещения. После этого они подожгли обрывки и убежали.

Не заботясь о собственном спасении, начальник снял с себя тунику и попытался сбить огонь. У него это никак не выходило, потому что рук было только две, а огонь разгорался со всех сторон. В отчаянии от того, что погибают бесценные документы, он обжигал себе руки, выхватывая из огня еще не обуглившиеся свитки. Он не в силах был даже кричать — дым забил ему все легкие. Если бы не подоспела помощь — дворцовая стража заметила дым, — он бы погиб…

Собек, официально считавшийся при смерти, работал только с двумя-тремя верными и преданными ему сотрудниками, которых он обучал еще со времени реорганизации стражи. Они были знающими, толковыми и неразговорчивыми, абсолютно надежными и верными товарищами. Чтобы не вызывать подозрений у остальных служащих дворца, частые посещения Собека маскировались как уход за больным…

— Сегодняшняя террористическая акция чрезвычайно нагло и умело выполнена, — отрапортовал один из верных помощников Собеку. — Она, разумеется, произведет на горожан большое впечатление. Нападение совершено среди бела дня и на государственное управление, которое охраняется большим числом опытных воинов. К счастью, жизни раненых ничего не угрожает. Но это наглое покушение на государственность Египта потрясло даже самих заговорщиков. Один из них прислал нам письмо, где выдает своих товарищей. Нам теперь известны не только имена преступников, но их адреса!

— Этой информации можно верить? — удивленно спросил Собек.

— Мы проверяли, сведения подтверждаются. Но я полагаю, что мы применим прежнюю тактику и не будем вмешиваться?

Визирь обдумывал ситуацию. Ему нельзя ошибиться — слишком много поставлено на кон…

— Обычно они организуют свои нападения серийно, — медленно произнес он. — На этот раз мы имеем дело с изолированным ударом. Плюс выдача заговорщиков… Это невероятно… Проверка?.. Да, именно проверка! Тот, кто возглавляет подпольную организацию, прощупывает нашу реальную способность к действию. Если мы останемся безучастными и инертными перед лицом такой наглой вылазки, то… он сочтет это отношение ненормальным, почует западню и… не станет начинать главного наступления! Нам на редкость повезло, что мы наконец вышли на верный след, и нельзя упускать такой шанс. Поэтому мы попытаемся арестовать преступников. Ты не ослышался: я сказал «попытаемся»!


Лакомясь паштетом из гусиной печенки, ливанец слушал отчет своего привратника.

Так, сработало… Вооружась приказом, стража мечется по городу, окружая дома террористов, которых об облаве никто не предупредил. Хорошо… Он специально устроил эту проверку. Вот и хорошо, проверка так проверка, по всем статьям!

Действия стражи были несогласованны, имели место недоразумения между начальниками отдельных подразделений, их тактика была противоречивой, поэтому ничего не вышло. Тем не менее встревоженные облавой часовые подняли отряд по тревоге. Люди стали уходить, и одного из соратников пришлось прикончить — он был слаб и болен. Как бы там ни было, уход из-под носа стражников удался, и отряд сохранил свои силы. Воинов можно было поздравить.

Так, теперь о выводах…

Ну, во-первых, у стражи не было никакого серьезного следа. Поэтому, доверившись первому попавшемуся письму, она бросилась туда, куда ее послали. Во-вторых, Собек-Защитник явно не управлял действиями своих стражников, потому что отряды стражи выглядели неорганизованно, сообщение между ними — хаотичным, а действия — несогласованными. Видимо, все же верно то, что стража предоставлена сама себе.

Очевидно, Медес все-таки прав…

Приближался решающий момент: овладеть Мемфисом, подготовить все террористические группы и бросить их в главное наступление! В такой атаке не уцелеет ни главная казарма, ни дворец фараона. Нужно будет ударить одновременно — сильно и быстро! Посеять ужас, да так, чтобы последние защитники столицы не были в силах оказать реальное сопротивление.

Да, предстоит большая работа… Но зато какой блестящий возможен успех! Здесь, в Мемфисе, решается судьба всего Египта. И, победив его, ливанец станет его господином. Повелителем! И новая религия, которую людям даст Провозвестник, не будет его смущать — ему для удовольствия достаточно будет казней неверных!


Две статуи Сесостриса защищали главный храм одиннадцатой провинции Нижнего Египта — провинции Быка. Главный жрец встретил Исиду с распростертыми объятиями и сразу же отдал ей драгоценную реликвию — пальцы Осириса, мизинцы которых соответствовали колоннам Нут, богини неба.

Секари, удивленной той легкостью, с которой им досталась реликвия, стал опасаться, что на последующих этапах путешествия их ждут серьезные испытания. Следующим этапом был город Джеду, столица девятой провинции Идущий.

Как бы ни опасался Секари, но место было одним из самых приятных и самых благоприятных, потому что его называли «жилищем Осириса, повелителя колонны».[47] Это был центр культа Осириса, где каждый год проходил праздник в его честь. Город Джеду, связанный с Абидосом, выглядел гостеприимно. Здесь уже начиналась подготовка к церемониям месяца хойяк.

На площадке перед храмом стоял странный человек. На нем был головной убор, украшенный двумя перьями Маат, пастушечий схенти, деревенские сандалии. В руках он держал длинную палку, на которую опирался при ходьбе. Всем своим обликом он воплощал образ неутомимого странника, бродящего по стране в постижении таинств Осириса. Его имя было Идущий.

— Я начальствую над божественным словом, — заявил он. — Кто знает, тот достигнет небес и пребудет вместе с Ра. Сумеете ли вы передать божественное слово — от носа до кормы священной ладьи?

— Ладья этого храма зовется «Освещающая Обе Земли», — ответила Исида. — Она возносит это великое слово к холму Осириса.

Идущий указал своей палкой на Секари.

— Пусть этот непосвященный отойдет.

— Золотой круг Абидоса очищает и объединяет, — возразил Секари.

Пораженный услышанным Идущий глубоко поклонился Секари. Он и подумать не мог, что человек, посвященный в таинства, знающий заклинание открытия дорог, может иметь такой жалкий вид.

— На нас обрушилось великое несчастье, — сказал Идущий. — Золотое растение[48] Осириса исчезло, птица света больше не прилетает на холм с акациями. У Сета теперь развязаны руки, и Осирис навсегда останется безучастным.

Храмовый сад заполонили козы, которые уже начали объедать листья акаций и обгладывать их кору.

— Они больше не боятся моей палки, — с печалью в голосе произнес Идущий. — И я не могу их выгнать.

— Попробуем использовать другое оружие, — предложил Секари, поднося к губам флейту.

Как только раздались первые звуки медленной и строгой мелодии, животные перестали жевать и, ступая в такт музыке, покинули священное место.

В самом центре сада, рядом с вековым деревом акации, из земли показалось золотое растение Осириса.

Но, увы, птица света не прилетела к нему.

— Может быть, осквернено святилище? — спросила Исида.

— Может ли верховная жрица Абидоса обойти его и восстановить гармонию?

Нанеся свой удар по Джеду, городу Осириса в Дельте, Провозвестник ослаблял Абидос. Неужели он повредил реликвию?

Исида вошла в главные ворота, прошла по территории тишины и спустилась по лестнице. Она вела в крипту, вход в которую преграждал бог-шакал Анубис. Шакал пропустил Исиду, и она увидела саркофаг со славным телом бога воскресения.

Но цветы, из которых был сплетен венец повелителя Запада, были выдраны и раскиданы.

Исида собрала их, восстановила венец и положила его на крышку саркофага.

Когда она вышла из святилища, огромный прекрасный ибис комата пролетел над священным холмом. У него были красный клюв и красные лапки, ярко-зеленое оперение.

— Это души Ра и Осириса! Они снова общаются с нами! — воскликнул Идущий.

Птица AX, которой известны намерения богов, источала свет, который обычно не дано видеть живущим и который им нужно заслужить. Но без этой птицы Икер никогда не выйдет из царства смерти!

Прекрасный ибис сел на вершину холма.

Вот здесь Исида и нашла реликвию провинции — позвоночный столб Осириса — столб Тет.

А Идущий подарил ей два пера Маат из своего головного убора.

— Только вы сумеете использовать их энергию.


Привратник ливанца имел довольный вид. Докладывая хозяину о событиях сегодняшнего дня, он не мог сдержать веселого блеска в глазах.

— Три четверти наших ячеек уже пришли в боевую готовность. Все радуются тому, что мы наконец переходим к действию.

— Строго ли соблюдаются меры безопасности?

— Наши люди чрезвычайно осторожны.

— Никаких тревожных признаков?

— Ни малейшего! Стража ведет себя как всегда: патрули, осмотры улиц, досмотр подозрительных прохожих, у себя на плацу — небольшой парад для поддержания боевого духа. Власти продолжают топтаться на месте.

— Пусть наши связные будут внимательны. Я запрещаю пренебрегать осторожностью. Один неверный шаг — и вся операция под угрозой!

— Каждому из нас известны ваши требования, и все их признают справедливыми. Могу я впустить к вам посетителя?

— А ты его обыскал?

— У него нет оружия, и он правильно назвал пароль.

— Пусть войдет.

В комнате появился молодой, энергичный, атлетического сложения земляк ливанца, который работал на него уже с давних пор.

— Хорошие новости?

— К несчастью, не очень.

— Неужели эта жрица все еще продолжает свое немыслимое путешествие?

— Она скоро будет уже около Атрибиса, столицы десятой провинции Нижнего Египта, и Гелиополя, древней столицы божественного солнца. Там она получит опасную магическую силу.

— Опасную! Опасную! Ну, не нужно преувеличивать. Эта Исида — всего лишь женщина, и ее путешествие похоже на бег сумасшедшей, которая не может прийти в себя после смерти мужа!

— Однако, по слухам, — продолжал настаивать информатор, — ее приезд поднимает настроение среди служащих храмов. Она, кажется, способна разрушать чары и избегать подстроенных ловушек. Большего я не добился, потому что воины ее стражи не дали мне подойти ближе. А окружающие не слишком много знают…

Эта деталь насторожила ливанца.

Значит, Исида исполняет какую-то определенную миссию, и ее строго охраняют… Что же, она пытается просто поднять дух главных жрецов и жриц? Или она привезла им какое-то личное послание фараона? А может быть, она призывает принимать меры предосторожности против возможного наступления сторонников Провозвестника?

Если предположить, что она безумна, то поле деятельности вдовы окажется ограниченным… Но ливанец был слишком осторожен, чтобы подвергаться риску.

— Мы подготовим для нее сюрприз, — хитро прищурившись, сказал он. — У нас ведь в Гелиополе есть агент?

— Есть. И он — самый лучший в Нижнем Египте!

— Если уж наша жрица так любит путешествовать, то… я предоставлю ей случай совершить длительное путешествие в мир иной. Без возврата.


Несмонту не мог больше стоять на месте. Никогда еще за всю его долгую карьеру он не находился так долго вне поля своей деятельности. Он был лишен всего: своей штаб-квартиры, казарм, своих верных воинов. Он чувствовал себя бесполезным. Комфорт жилища Сехотепа стал ему ненавистен. Единственный выход — это ежедневные многочасовые тренировки, которые с трудом мог бы перенести и молодой солдат.

Бывший же хранитель царской печати, наоборот, свел свои физические движения к минимуму, предпочитая им движение своего духа. Он читал и перечитывал тексты мудрецов.

Только дружба, связывающая этих двух братьев Золотого круга Абидоса, их искренняя и длительная привязанность друг к другу позволила им устоять в этой сложной ситуации.

И вот наконец приехал Собек!

— Руководитель террористического подполья — опытный игрок, — заявил визирь. — Он хитер, недоверчив. Ситуация показалась ему слишком благоприятной.

— Отсутствие реакции с нашей стороны заинтриговало его, — отозвался Несмонту. — К тому же он не верит в саморазрушение государства! Иначе говоря, наша стратегия ни к чему не привела.

— Напротив, — возразил Собек-Защитник. — И это подтвердили события последних дней.

— А ты тоже, — улыбнувшись, сказал Сехотеп, — ты тоже опасный игрок! Думаешь, сумеешь выиграть партию?

— Этого я не знаю, — признал Собек. — Но мне кажется, что ошибок я не сделал. Вот только заглотит ли крючок мой противник?

— Меры предосторожности? — забеспокоился Несмонту.

— Приняты, — успокоил его визирь. — Сейчас объясню вам подробно.

Изложение плана заняло почти час, но генерал все прекрасно запомнил.

— Есть еще с десяток слабых мест, — задумчиво произнес он. — От нашего внимания не должен ускользнуть ни один квартал Мемфиса. Когда террористы выползут из своих нор, они должны оказаться либо в тисках, либо столкнуться с непреодолимой преградой.

Собек тщательно записал замечания к своему плану.

— Генерал, эта вынужденная пауза нисколько не притупила ясности твоего видения военной ситуации!

— Только этого еще не хватало! Ох, если бы ты знал, с каким нетерпением я жду этого вражеского нападения… Наконец-то мы увидим лица этих убийц и будем сражаться с этой армией тьмы на открытом поле!

— Но риск мне представляется довольно значительным, — сказал визирь. — Нам не известны точное число сторонников Провозвестника и их истинные намерения.

— Царский дворец, служба визиря и главная казарма! — быстро отозвался Несмонту. — Овладев этими стратегическими позициями, они вызовут в столице хаос. Поэтому мои замаскированные полки сосредоточатся именно вокруг этих зданий. Но главное — нельзя увеличивать видимую численность стражи визиря!

Несмонту уже руководил операцией.

Визирь обратился к Сехотепу.

— Процедура суда постепенно продвигается вперед.

— К лучшему, надеюсь?

— Я ни во что не вмешивался, — сказал Собек. — Скоро трибунал вызовет тебя и произнесет свой приговор.


предыдущая глава | Великое таинство | cледующая глава