home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 21

Акс был в аду. Давился болью.

Сидя в дальнем углу ресторана, он наблюдал, как Элиза улыбается этому человеку. Наклоняет голову, когда ее профессор говорит что-то особенно заинтересовавшее ее. Жестикулирует. Смеется.

Она смотрела в глаза другому мужчине. Чокалась с ним бокалами. Таскала еду с его тарелки.

И при этом была невообразимо красива, мерцание свечи на столе бликами света играло на ее лице и шее, плечах и волосах.

Было ненавистно видеть ее с другим. Бесило, что они разделили трапезу… этот ужин казался намного интимней его обычного секса. Мысли, которые наверняка роились в голове этого мужика, доводили Акса до белого каления.

Но он любил боль. Ревность несла агонию, ранившую самым приятным образом, и Акс раскрыл объятия перед этой болью, наблюдая за ними со стороны.

Хотя он едва знал Элизу, в это мгновение он ее любил. Она была проводником к источнику пыток, и какой бы привлекательной он ни считал ее внешне, именно ее власть над ним превращала эту женщину в богиню.

— Желаете что-нибудь еще? — спросил официант.

Акс покачал головой.

— Только счет.

— Прошу.

У его локтя положили кожаную папку, и парень поспешно отошел. Но он не винил человека. Акс взял только воду и булочки… а потом даже раскошелился на кофе.

Итог — пять долларов. Он оставил единственную десятидолларовую купюру с мыслью, как это недурно — получить пятьдесят процентов на чай. Да он просто транжира.

Сделав очередной глоток воды, Акс наслаждался несвойственным ему малоприятным самоанализом: когда Элиза в очередной раз засмеялась, он смутно осознал, что его текущее положение дело — полная засада.

Она была королевой мира в своем особенном, почти невинном стиле. Ставила его на колени. Требовала все его внимание, пусть и не осознанно.

И в ответ он тоже выскажет свое требование. Как только они останутся наедине.

И она ему также не посмеет отказать.

К столику Элизы принесли счет, и, расплатившись, пара поднялась… что послужила сигналом для Акса выскользнуть из ресторана через пожарный выход. Он толкнул дверь, и, не услышав рева сигнализации, вышел навстречу бодрящему воздуху, благодаря которому он осознал, насколько сильно в ресторане пахло мясом.

Тело гудело, поэтому Акс совсем не ощущал холода, и, оставаясь в тени, он обошел одноэтажное здание, с хрустом сминая ботинками замерзшую землю. У парадного входа в ресторан был навес без боковых стенок, а от двери по асфальту растянулась толстая ковровая дорожка — бедная родственница красных дорожек, какие можно встретить на кинопремьерах.

Счастливая-мать-его-парочка появилась через мгновенье, и Трой обнял Элизу за талию, когда они сделали три шага к дорожке.

От этого жеста клыки мгновенно выступили из челюсти, но Акс удержал себя на месте.

Порыв ветра подхватил волосы Элизы, сметая пряди в сторону профессора, кончики коснулись его плеча.

Смеясь, Элиза поправила выбившиеся пряди, скрутила и спрятала под воротником пальто. А потом они продолжили болтать. Суть разговора была очевидна. Человек указал на парковку, будто предлагал подвезти Элизу до дома. Она покачала головой. Профессор снова указал на машины. Она положила руку на его предплечье и снова качнула головой.

Элиза выдавала ему искусную ложь о том, почему он не может отвезти ее домой.

Акс улыбнулся, сверкая в темноте зубами. Нет, она никуда не поедет со старым-добрым Троем. И она знала, где стоял Акс, ветер донес до нее запах его возбуждения, в то время как человек даже не подозревал о его присутствии.

Эти бесхвостые крысы слишком примитивны.

И да, ему не светит поцелуй на первом свидании.

Очевидно, что Трой подумывал поцеловать ее. Но Элиза отступила назад и спрятала руки в карманах пальто, и мужчина с уважением отнесся к ее границам, помахав рукой на прощание.

Чем спас свою жалкую жизнь.

Элиза стояла на ветру, под навесом, когда парень сел в почтенную «Субару» и задом выехал со своего места. Потом он подъехал к навесу и, опустив стекло, сказал что-то с ухмылкой, на что Элиза рассмеялась в ответ. Помахала.

Пока-пока.

Элиза дождалась, когда машина вырулит с парковки на главную дорогу.

Потом повернулась к нему.

Подошла к нему.

И Акс позволил ей пересечь расстояние, оставаясь на месте.

Когда Элиза встала перед ним, Акс низко прорычал:

— Как прошел ужин? Понравилось?

Ее губы приоткрылись, дыхание вырывалось изо рта.

— Трой — хороший собеседник.

— Я не спрашивал о нем. Я спрашиваю про стейк.

С этими словами он поднял руку и обхватил ее затылок. Притянув Элизу к себе, он подался бедрами навстречу, давая ей прочувствовать, к чему он клонит.

Элиза охнула и, прикрыв глаза, обмякла в его руках.

Акс прижал ее к стене и, удерживая своим телом, распустил волосы.

Их обдувал ветер.

Упершись руками в стену по обе стороны от ее головы, Акс наклонился вперед, касаясь губами ее уха.

— Так, как он тебе… — протянул Акс.

Прежде чем Элиза успела ответить, Акс сжал мочку ее уха зубами и втянул в рот, прошелся по коже клыком.

— М-м? — Вытянув язык, Акс лизнул ее. — Как он тебе?

Вместо ответа Элиза положила руки ему на плечи и так сильно вцепилась в него, что Акс почувствовал ее ногти сквозь кожаную куртку. О… твою мать, он хотел быть голым, и чтобы она впилась в него вот так, чтобы она оставила кровавые метки-полумесяцы на его коже. А после он хотел, чтобы она укусила его в шею, взяла его вену.

Акс мазнул губами по ее подбородку и задержался в миллиметре от ее рта.

— Элиза, ты не ответила на вопрос.

Она тоже задыхалась, отдавая ему свое тело, ее лоно было полностью возбуждено. И, если говорить об удовлетворении? Мистер Идеальный в симпатичных туфельках и шарфе, сидевший напротив нее за ужином, пытавшийся очаровать ее своими умом и смекалкой, никогда не добьется от нее такой реакции.

Ни за что. В жизни.

— Ты планируешь увидеться с ним еще? — протянул Акс. — Думаю, тебе стоит.

Элиза отшатнулась от него.

— Что..?

— Мне нравится видеть тебя с ним.

— Почему?

— Потому что от этого больно. А сейчас дай мне, что я хочу, — прорычал Акс, сокращая расстояние между ними и жестко целуя ее.


***


Возле длинной барной стойки в клубе было полно людей и шума, здесь только время терять… плюс был всего один — в алкоголе. И жестом попросив у бармена новую порцию виски, Ново окинула взглядом вереницу мужчин и женщин, большая часть которых толпилась как коровы в стойле.

Она бы окатила их презрением.

Не находись сама в этом стаде.

— Держи, — сказал бармен. — За счет заведения.

Парень был высоким, худее, чем она предпочитала в мужчинах, но с бритой головой, татуировками на груди и туннелями в ушах.

— Спасибо. — Ново отсалютовала ему низким бокалом. — Во сколько освобождаешься?

— В четыре.

— Клёво.

Она вернулась туда, где ей находиться совсем не хотелось, но и уйти она была не в силах.

Пэйтон по своему обыкновению собрал всех в техно-клубе «Голубой Лед», без которого он, казалось, не мог прожить и дня. И — как обычно — он провел их в ВИП-зону с сиденьями, за бархатную веревку, перекрывавшую проход простым смертным.

Когда она подошла к вышибале, тот пропустил ее:

— Рано вернулась?

— Выпивка есть, мне больше не надо.

Мужчина озадаченно посмотрел на нее, но она оставила его наедине пережевывать причины, почему она ушла за виски, когда бутылка высококлассного алкоголя стояла в вип-зоне Пэйтона для потрахушек.

Сексом, конечно, никто не занимался.

Бун потягивал «Гуся» с клюквенным соком, с которого и начал ночь, бесстрастно сканируя толпу людей, как энтомолог[55]в лаборатории. Пэрадайз и Крэйг расслабились на сиденьях и никуда не спешили — так всегда бывает, когда двое могут потрахаться в любое угодное им время. А Пэйтон? Пэйтон тусил с тремя пародиями на себя самого, нарочито гетеросексуальными парнями, разряженными в дорогие костюмы с узкими брюками.

Это сборище выгнутых бровей, лаконичных жестов и с превосходством на рожах воспринималось тяжелее их безобразного парфюма.

Определенно не в ее вкусе.

Устроившись рядом с Буном, Ново скрестила ноги и откинулась на мягкую спинку дивана. Какой идиот додумался покрывать грязе— и пылесборниками сидушки, предназначенные для пьяниц? С другой стороны, как и сам Пэйтон, конкретно этот клуб был крайне придирчив к дресс-коду. Очередь на входе легко спутать с кастингом для «Холостяка»… но благодаря Пэйтону, их компанию этот вопрос обошел стороной… на парковке клуба можно найти целую выставку «Мерседесов», и если она увидит еще хоть одну копию Скотта Дисика[56]с загорелой телочкой с пятым размером, ее стош…

Срань Господня.

Она развлекает себя внутренним разговором. Почему она до сих пор не ушла?

Ответ на этот вопрос располагался на другой стороне узкого пространства, укрытого ковром. И, разумеется, Пэйтон не смотрел в ее сторону.

Нет, Пэйтон наклонился вперед, выглядывая из-за своего приятеля в костюме… и, несмотря на очки с синими стеклами и лазерные лучи, вспарывающие задымленный воздух, было очевидно, на кого он смотрел.

Кого он хотел.

Пэрадайз.

И чем дольше Ново наблюдала за тем, как мужчина пялится на их сокурсницу, тем сильнее Ново убеждалась, что эта одержимость была частью внешней привлекательности ублюдка. В конце концов, он представлял собой все, что ей не нравилось в людях, и, тем не менее, она всегда чувствовала, когда он заходил в комнату и когда выходил из нее. Знала, какую одежду он носил. Как сражался. В каком был настроении, ел ли он, когда говорил по телефону. Она замечала, когда он стригся, а когда — забивал на это. Когда был ранен, устал или не спал всю ночь.

Знала, когда он трахал человеческих женщин в уборных в задней части ночного клуба.

Ново воспринимала его как маяк… но чертова хрень зазывала ее в дом, в который она даже не хотела заходить, не то, чтобы переехать сюда.

Поэтому да, учитывая всеобъемлющую одержимость Пэрадайз, эта недоступность Пэйтона должна была притягивать.

Просто обязана…

Пэрадайз подалась вперед и обратилась к Пэйтону… и что бы она ни сказала, ему, черт возьми, это понравилось, он запрокинул голову и рассмеялся, словно женщина сострила, как внебрачное дитя Луи Си Кея[57]и воскресшего Джорджа Карлина[58].

Ново выпила полстакана махом.

Когда она снова подняла взгляд, Пэйтон стоял перед ней.

— Хэй, мы уходим. Увидимся на занятиях.

Он хлопнул ее по плечу и ушел, похожие друг на друга приятели последовали за ним, как косяк рыб.

Бун поднялся и потянулся.

— Я тоже пойду. Хорошей ночи.

— Мы тоже уходим. — Пэрадайз с улыбкой приняла руку Крэйга. — Желаю хорошо провести время.

Иииииии уж она проведет.

Одно преимущество в самодостаточности и независимости — тебе плевать, когда тебя бросают одну. Но, по неясной причине, этой ночью ей подумалось, что никто из них не кинул бы вот так Пэрадайз.

Не то, чтобы Ново испытывала неприязнь к женщине или считала объект нежной любви Пэйтона мягкотелой. Это просто казалось бы… странным. Типа того.

Да пофиг.

Ново посмотрела поверх опустевших кресел на людей, тусовавшихся по ту сторону вип-зоны. Здесь было примерно три сотни парней на выбор, если ей приспичит потрахаться, включая Мистера-В-Четыре-Утра, то есть бармена. Женщин примерно столько же, если она окажется в нужном настроении.

Очень жаль, что ее ни к кому не тянуло…

Пэйтон из ниоткуда появился в ее зоне видимости… она даже засомневалась, может, это плод воспаленного сознания.

— Забыл телефон.

О, значит, все по-настоящему… потому что голограмма не станет оправдываться.

Но вместо того, чтобы подойти к дивану, Пэйтон остался на месте.

— Действительно? — протянула Ново.

— Что делаешь?

— Расслабляюсь. — Она указала на зону отдыха. — Очевидно же.

Когда он скользнул взглядом по ее телу, Ново сузила глаза.

— Скорее, вопрос в том… что здесь делаешь ты, Пэйтон?


Глава 20 | Клятва Крови | Глава 22