home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 2

Особняк Братства Черного Кинжала


— А это что?

Услышав голос своей дочери, Рейдж, прятавший пистолет в кобуру подмышкой, застыл на полпути. Поначалу он хотел притвориться, будто вообще не услышал ее… но легче от этого не станет. За последние пару месяцев, прошедшие с тех пор, как они с Мэри взяли Битти к себе, они оба выяснили, что малышка была умна не по годам и приставуча, словно липучка.

В обычное время он был в восторге от этих ее качеств. Но когда дело доходило до описания тринадцатилетней малышке технических характеристик сорокамиллиметрового и его убийственных свойств? Увольте. В такие моменты он жалел, что она была неглупа и не страдала от СДВ[4].

— Э-э…

Он посмотрел в зеркало над бюро, надеясь, вопреки здравому смыслу, что Битти переключится на что-нибудь еще, что угодно. Не-а. Битти сидела на их новой кровати, располагавшейся в покоях на третьем этаже — тех самых, которые Трэз великодушно уступил им, чтобы у них троих были смежные комнаты. Малышка была такой крохотной, и, глядя на ее худенькие ручки и ножки, ему хотелось переехать в тропики из Охрененно-Морозного-Севера-Нью-Йорка. Черт, даже под кучей слоев из флиса она казалась невероятно хрупкой.

Но на этом утонченность заканчивалась. Ее карий взгляд был прямым, как у любого взрослого, древним, как горный хребет, и по-орлиному острым. Темные волосы, густые и блестящие, почти того же цвета, что и у Мэри, спускались по плечам. А ее аура… ну, ее жизненная сила, дух, душа… была настолько же осязаемой, насколько эфемерной казалась телесная оболочка.

Рейдж гордился тем, что чем дольше она жила с ними, тем больше раскрывалась. Не как цветок.

Как гребаный дуб.

Ноооооооо это не значило, что он собирался в красках описывать свою профессиональную деятельность по убийству лессеров.

И да, разговоры про пестики-тычинки его тоже не вдохновляли. Ну, по крайней мере, до этого у них в запасе еще лет двенадцать, не меньше.

— Папа? — позвала она.

Рейдж закрыл глаза. Ладно, каждый раз, когда она называла его «папой», сердце раздувалось в груди, и его охватывало невероятное ощущение, что он выиграл в лотерею. Он всегда вспоминал их с Мэри свадебную церемонию и то, как он впервые назвал ее своей шеллан.

Чистый, ничем незамутненный кайф.

— Что это? — спросила снова Битти.

Счастливый пузырь из розовой жвачки сдулся, когда он устроил пистолет в кобуре и закрепил лямку поверх обоймы.

— Это оружие.

— Я знаю… это пистолет. Но какой?

— Сороковой «Смит и Вессон».

— Сколько в нем пуль?

— Достаточно. — Он улыбнулся, подхватив кожаную куртку. — Хэй, ты готова устроить ночь кино после моего возвращения?

— Почему ты не хочешь рассказывать мне про свой пистолет?

Потому что рассказывая о технических характеристиках, я не смогу абстрагироваться от того, что я им делаю.

— Здесь нет ничего интересного.

— Но он же спасает тебе жизнь, да? — Малышка зацепилась взглядом за черные кинжалы, пристегнутые к его груди рукоятками вниз. — Как и твои ножи.

— Помимо всего прочего.

— Значит это интересно. По крайней мере, для меня.

— Слушай, давай поговорим об этом, когда твоя мама тоже будет здесь? Ну, чуть позже, ночью?

— Но как я буду знать, что ты вернешься домой целым?

Рейдж моргнул.

— Я всегда буду возвращаться к тебе и к Мэри.

— Но если ты умрешь?

Первым делом ему хотелось завопить: МЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭРИ!

Его Мэри, профессиональный терапевт… ради всего святого, она даже лечила Зэйдиста и его демонов… она бы справилась с этим лучше бойца-дуболома вроде него. Но его шеллан уехала в Убежище, и он не хотел звонить ей и отвлекать по пустякам, только в случае артериального кровотечения или пожара. Зомби апокалипсиса. Ядерной бомбы, рванувшей за территорией Братства.

И, ну в случае, если закончится чизкейк.

Так, ему нужно собрать сопли в кулак. Что происходило прямо сейчас? Это было Отцовское Дерьмо, и он не только подписался на подобные щекотливые разговоры, когда они с Мэри начали процедуру удочерения, он также не желал так рано признаваться, что у него кишка тонка для этой роли.

Так, заметка на будущее: найти он-лайн курс по отцовству. Наверняка существуют образовательные курсы по теме.

— Я просто беспокоюсь, — сказала Битти. — Это пугает меня, понимаешь?

Господи, он тоже боялся. Сейчас, когда она появилась в его жизни, ему было что терять.

Рейдж подошел к малышке и присел на колени. Битти обнимала себя руками и уверенно держала взгляд, давая понять, что не потерпит пустую болтовню…

Открыв рот, он…

Захлопнул его. Задумался, как бы запустить с толкача свой мозг. Может, приложиться о стену?

— Ты же знаешь мою машину? — спросил он.

Когда Битти кивнула, Рейдж представил, как повторяет рекорд Пускара Непала[5], забивая себя ногой до потери сознания: почему среди всех мыслей в его подсознании — или что там руководило его программой — мозг выдал ассоциацию с «ГТО»?!

— Помнишь, как я учил тебя водить?

Да, Битс, прямо перед тем, как те подростки напали на Мэри, и ты выяснила, что у меня есть дракон в качестве Альтер-эго? Ха-ха, веселые были деньки, веселые воспоминания.

Боже, его затошнило.

Когда она снова кивнула, Рейдж продолжил:

— Помнишь, как разбиралась с передачами, рулем и тормозами? Снова и снова, раз за разом, пока не дошел смысл?

— Да.

— Ты знаешь, как я управляю автомобилем?

— О, да. — Сейчас она улыбнулась. — Быстро. Шустро и весело. Как ракета.

— Ну, однажды ты тоже научишься так. Ты научишься чувствовать передачи, управляться с рулем и сцеплением без раздумий. А если кто-то подрежет тебя, то ты среагируешь также быстро и уверенно, на автомате. Если кто-то вдарит по тормозам, ты мгновенно перестроишься. А если машину занесет на шоссе в дождь, ты будешь знать, что нужно чуть отпустить газ, но ни в коем случае не давить на тормоз. И все это придет с опытом, практика и еще раз практика сделает тебя профи в этом деле.

— Я буду тренироваться. Чтобы лучше водить.

— Верно. Даже если народ вокруг тебя придерживается опасной езды, ты будешь сосредоточенна, начеку, ты будешь знать, как справиться с чем угодно. — Он положил ладонь над кинжалами, на сердце. — Битти, я сражаюсь больше века. И все, что я беру с собой на поле… оружие, одежда, поддержка в виде моих братьев… все это убережет меня. Эта система идеальна? Далеко нет. Но лучше не бывает, будь уверена.

Битти расслабила руки и опустила глаза. Розово-зеленый браслет из граненых бусин сиял на ее руке, словно настоящие драгоценные камни. Затеребив украшение, она сделала глубокий вдох.

— А ты… хорош в этом? Ну, в бою?

Боже, ну почему он не простой бухгалтер? Он реально жалел. Потому что будь он очкастым счетоводом, ему бы не пришлось говорить малышке, что он преуспел в убийствах.

— Так что?

— Я в состоянии обеспечить свою безопасность и безопасность своих братьев. Я настолько хорош в этом, что они сделали меня учителем для подрастающего поколения.

Она снова кивнула.

— Они говорили об этом. На Последней Трапезе прошлой ночью. Я слышала, как народ говорил о том, что вы с Братьями учите кого-то.

— Туда я и направляюсь. Пока ты посидишь с Беллой и Наллой, я встречу учеников в Колдвелле и покажу им, как защитить себя.

Битти склонила голову, ее каштановые волосы каскадом ссыпались с плеча. И он позволил ей смотреть на себя столько, сколько потребуется. Даже если придется опоздать на работу, плевать.

— Должно быть, ты очень хорош в этом, раз учишь других.

— Да. Клянусь, Битти. Я эффективен и воспользуюсь любой возможностью, чтобы успешно выполнить свою работу.

— И зверь будет беречь тебя, да?

Рейдж кивнул.

— Будь уверена. Ты видела его. Ты знаешь, каков он.

Она улыбнулась, радость сменила беспокойство на ее лице.

— Я ему нравлюсь.

— Он любит тебя. Но он не любит агрессию по отношению ко мне от других.

— От этого мне легче.

— Хорошо. — Рейдж поднял ладонь, и когда она «дала пять», сказал: — Битти, ты никогда не будешь одна. Обещаю.

В это мгновение он хотел унять ее тревогу, целиком или отчасти… а заодно и свою… и едва не проболтался об одной особенности ее приемных родителей, о которой Битти еще не знала. Да, у ее нового старика жил настоящий дракон под кожей, но ее новая мама хранила тайну покруче.

Мэри была уникальной по своей сути бессмертной. Спасибо Деве-Летописеце… и ничего не изменилось, несмотря на то, что мамэн Ви сложила с себя полномочия… Мэри не старела и могла сама выбрать, когда перейти в Забвение. Это был бесценный подарок, который делал их семью особенной.

Но Рейдж промолчал. Хотя это знание могло помочь Битти в этот момент, ему казалось, что об этом должна рассказать именно Мэри.

— Битти, ты никогда не будешь одна, — повторил он. — Я клянусь тебе.


***


Мэри села за свой стол в Убежище, поставила сумку на пол и скинула парку с плеч. Вытянув руку, она закатала рукав своей водолазки и улыбнулась при виде розово-зеленого браслета, сверкнувшего на ее запястье.

На днях они с Битти сделали парные браслеты, сидя в кухне Фритца, разложив по столу набор украшений «Сделай сам», в полиэтиленовых пакетиках всеми цветами радуги переливались бусины. Они говорили о всякой чепухе, приветствовали всех, кто заглядывал на огонек, и разделили на двоих пачку «Комбо»[6]и бутылку «Маунтин-Дью». Они также сделали ожерелье для Рейджа, браслет для Лэсситера в другой цветовой гамме и шнурок, с которым могла поиграться Налла. К ним даже заходил Бу, черный кот свернулся в клубок, наблюдая за происходящим.

В особняке, полном бесценных вещей? Проведенное вместе время было самым ценным и важным.

Посмотрев через стол, Мэри протянула руку и взяла фотографию Битти двухнедельной давности, когда малышка делала селфи на телефон Рейджа. Бит кривлялась, ее темные волосы были зачесаны назад так, что она напоминала звезду из глэм-метал группы восьмидесятых.

А Лэсситер был слева, с фирменным выражением а-ля-Никки-Сикс[7]на лице.

Глаза защипало от непрошеных слез. Она в жизни не думала, что станет женщиной, на рабочем столе которой будет стоять фотография ее дочери. Эта гипотетическая и благословленная сверх меры незнакомая женщина с мужем и семьей, в постоянном ожидании выходных, с самодельными украшениями на запястье? Нет, ею всегда был кто-то другой, незнакомка, за чьей жизнью она наблюдала по ТВ, видела в рекламе «Мэйтэг»[8]или подслушала за соседним столом в ресторане.

Пока ужинала в одиночестве.

Мэри Льюс была медсестрой, ухаживавшей за мамой, которая умерла слишком рано и в муках. Мэри Льюс пережила рак, став бесплодной после химиотерапии. Мэри Льюс была призраком, зависшим между мирами, никому незаметной тенью, аллегорией на то, кем никто не захочет стать по своей воле.

Но жизнь вывернула все наизнанку лучшим из возможных способов. Сейчас? Она находилась именно там, где никогда не надеялась оказаться.

И да, эта нежданная-негаданная судьба пришла с хорошей дозой ПТСР. Черт, порой, когда она просыпалась рядом со своим невероятным мужем-вампиром? Особенно сейчас, прокрадываясь на носочках в соседнюю спальню, чтобы проверить Битти? Она все ждала, что очнется от сна и окажется в кошмаре настоящей жизни.

Но нет, подумала Мэри, поставив фотографию. Это была настоящая жизнь. Здесь и сейчас она проживала свою жизнь.

И это было… изумительно. Столько любви, у нее появилась семья и счастье, казалось, что в центре ее груди поселилось солнце.

Они многое пережили, она, Рейдж и Битти. Она — свою болезнь. Рейдж — проклятье, с которым ему приходилось уживаться. Битти — невообразимое уму домашнее насилие, ведь она и ее мамэн пострадали от рук ее биологического отца. В итоге три жизни пересеклись в одной точке, в Убежище, когда Битти и ее мамэн пришли сюда в поисках приюта. А потом мама Битти умерла, оставив девочку сиротой.

Возможность взять малышку к себе казалась слишком хорошей, чтобы оказаться правдой. До сих пор кажется.

Если они перетерпят шестимесячный испытательный срок, то завершат процедуру удочерения, и Мэри сможет, наконец, расслабиться. По крайней мере, у Битти не было родственников. Хотя вначале она говорила про какого-то дядю, ее мама не упоминала ни о каком брате или ближайших родственниках, ни когда впервые обратилась к ним, ни во время сеансов терапии. Объявления в закрытых группах в «Фейсбук» и «Яху!» также не дали результатов.

Все так и останется, если будет на то воля Божья.

И на этой ноте Мэри ввела пароль в компьютерную систему, и сердце забилось за ребрами, живот скрутило, ее начало подташнивать. Для истинных любителей социальных сетей, она считалась в этом деле дилетанткой, анти-Кардашьян… и, тем не менее, каждый вечер, но всего раз в сутки, она заходила в «Фейсбук».

И молилась, чтобы ничего не обнаружить.

Она вошла в группу в «Фейсбук», предназначенную только для членов расы. Созданная Ви после набегов, группа находилась под модерацией Фритца, информационная служба позволяла связываться в пределах вампирского сообщества относительно всего — начиная с координат Убежища — зашифрованных, разумеется — и до гаражных распродаж.

Просмотрев сообщения за последние сутки, Мэри шумно выдохнула. Ничего.

От облегчения закружилась голова и офис вокруг… но потом она зашла в группу на «Яху!». Рецепт для медленноварки. Встреча вязального кружка… продажа снегоуборщика… вопрос о том, где можно починить компьютер…

Тоже ничего.

— Спасибо, господи, — прошептала она, пометив очередной галочкой цифру на календаре.

Почти конец декабря, и значит, прошло два месяца. К маю? Они перейдут на следующий этап.

Когда тахикардия отпустила сердце, Мэри задумалась, как, черт возьми, ей пережить эту Ай-Ти-пытку еще сто тридцать раз? Но у нее не было выбора. Хорошо хоть, что у нее получалось придерживаться графика проверки один-раз-за-ночь. Иначе она бы заглядывала в гребаный телефон каждые пятнадцать минут.

Но она должна вести себя честно по отношению к возможным родственникам. Аннулирование родительских притязаний — серьезное дело, не имевшее прецедентов в истории вампиров, поэтому ей, Мариссе, как главе Убежища, Рофу, Слепому Королю, и Сэкстону, главному юрисконсульту Короля, придется разработать алгоритм, предоставляющий приемлемый срок уведомления.

Но у чувств нет срока ожидания, и родители, любившие своих детей, не могли притормозить свои сердца.

Марисса, словно уловив ее мысли, показалась в дверном проёме.

— Есть что-нибудь?

Мэри улыбнулась своей начальнице и по совместительству лучшей подруге.

— Ничего. Клянусь, я никогда и ничего не ждала так, как жду этого мая.

— Знаешь, у меня всегда было хорошее предчувствие по этому вопросу.

— Я боюсь сглазить, поэтому промолчу. — Мэри снова сосредоточилась на календаре. — Слушай, следующим вечером меня не будет. У Битти назначен медосмотр.

— А, точно. Удачи… Жаль, что приходится ехать ради этого к Хэйверсу.

— Док Джейн сказала, что ей не хватает знаний. Педиатрия у вампиров, очевидно, имеет свои особенности.

Марисса нежно улыбнулась.

— Что ж, у нас с братом все сложно в отношениях, но я никогда не ставила под сомнение его способность предоставить пациентам должное лечение. Битти в надежных руках.

— Я все равно осталась бы с ней в учебном центре. Но, в конечном итоге, первостепенное значение имеет то, что правильно для нее.

— Это называется «быть хорошим родителем».

Мэри посмотрела на свой браслет.

— Воистину.


Глава 1 | Клятва Крови | Глава 3