home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 31

— Я здесь не останусь.

Акс попытался сесть, но хор имени Хера-ли-ты-творишь от абсолютной каждой кости, сухожилия и дюйма кожи оказался слишком громким, чтобы он смог расслышать, без сомнений, логичное объяснение доктора Манелло, почему именно он должен расслабиться и получать удовольствие.

— Нет. — Акс потянулся к катетеру в своей руке. — Я пошел отсюда.

Доктор Манелло с силой сжал его запястье.

— Что, черт возьми, ты творишь?

— Вытащу все сам, раз ты отказываешься.

— Слушай, сынок, я всего час назад оперировал тебя в гребаном переулке.

— Я прекрасно себя чувствую.

— У тебя губы посинели.

— Мое тело, мне и решать.

Они продолжали спорить, а откровенный больничный декор палаты и койка все сильнее раздражали Акса. Как и больничная сорочка. Босые ноги. А также сама мысль, что он застрянет здесь на целый день.

В общем, его бесило решительно все.

— Да ладно? — По крайней мере, хирург отпустил его запястье. — Таков твой аргумент? «Твое тело, тебе и решать»?

Это что, его слова? Черт, он не помнил.

Да плевать.

— Он показался мне резонным. — Акс покачал головой. — Да ладно, я же кормился там от Избранной. Все исцелится за шесть часов. И внутри, и снаружи. Костей сломанных нет, ты сам сказал, что сотрясения тоже нет, и я спас жизнь члену Братства Черного Кинжала.

— И ты думаешь, что это дает тебе полномочия покинуть палату ВРВ?

— Что такое ВРВ…

— Вопреки. Рекомендации. Врачей. Придурок.

— Ну, это уже ВРВП получается…

— Провоцируешь. Я горю желанием треснуть по твоему бедру.

— Какая лирика. И разве вы, человеческие доктора, не даете клятву Гипотетика или что там еще?

— Гиппократа. И, гипотетически, тебе стоит остаться здесь на следующие три часа, в случае появления осложнений может потребоваться повторная операция. Но нет, ты будешь сидеть дома, засунув палец в задницу и истекая кровью.

— Мой палец и близко не приближался к заднице.

— А ты попробуй. Может, простимулируешь мозговую активность.

Акс не смог сдержаться. Он заржал в голос, а потом к нему присоединился доктор Манелло… пока Акс не закашлялся и не схватился за проколотый бок.

— А я что говорил? — мрачно заметил Манелло.

— Просто щиплет. — Акс сделал глубокий вдох и даже не поморщился. Ну почти. — Слушай, Док, просто выпусти меня. Я запрыгну на челнок и уеду…

— Ты не сможешь дематериализоваться.

Дерьмо. Похоже, парень был прав.

— Почему ты так рвешься домой? — требовательно спросил Манелло. — Тебя там кошка ждет? Пес, который грызет мебель?

— Я просто хочу в свою кровать. — И плевать, что он спал на полу. — Все просто.

Доктор Манелло прислонился спиной к стене, нахмурившись так, словно собеседник, разговаривавший с ним на другом языке, собирался уронить наковальню себе на ногу… и хирург пытался сообразить, как же сказать «черт, нет, не делай этого».

— Ты на полном серьезе намереваешься уйти, — пробормотал мужчина.

— Даже если придется пешком плестись до самого дома.

Повисла длинная пауза. А потом доктор Манелло сказал:

— Ладно. Отвезу тебя на скорой.

— Что? Черт, Док, я не могу просить об этом…

— Слушай, упертая ты заноза в заднице, это мое решение. Ты же просто собирался прохромать до гребаного автобуса, тайком, если потребуется, и уехать куда-то в Колди… чтобы уже на месте обнаружить, что ходить ты не можешь, и помирать тебе под солнечными лучами в виде обгоревшего панкейка. После того, как я истратил на тебя семь футов лучшего шовного материала и трижды поседел, пытаясь сшалтайболтаить[67]тебя к норме.

— Стой, Шалтай-Болтай ведь упал и разбился? Скорее, будет уместней использовать метафору с суперклеем? Или изолентой?

Улыбнувшись, доктор Манелло указал пальцем на капельницу:

— Как думаешь, что за дерьмо я засунул в твой мешочек?

— Звучит пошло. И в последнее время я по девочкам, так что ты пролетаешь.

Хирург, посмеиваясь, направился к двери.

— Я организую все за десять минут. Элена придет, чтобы отстегнуть тебя… а если тронешь катетер в вене? Черта с два я тебя выпущу. Сделаем все должным образом и на моих условиях, ясно?

— Яснее некуда.

Прежде чем человек успел открыть дверь, Акс спросил:

— Я могу увидеть Рейджа? Перед отъездом?

Доктор Манелло посмотрел через плечо.

— Да, он спрашивал о тебе. Можешь не торопиться… отвезем тебя на инвалидном кресле. О, и закрой рот прежде, чем начнешь жаловаться.

— Я не сказал ни слова.

— Это пока.

Когда дверь закрылась, Акс порадовался тому, что, по крайней мере, парень понимает его.

И, вот неожиданность, после того как его «отстегнули», он скинул ноги на пол и осознал, что стоять на своих двоих — та еще задачка.

Как выяснилось, хирург оказался прав в том, что далеко он не уйдет.

Элена, его медсестра, терпеливо ждала, пока он с хрипами перелазил с кровати в инвалидное кресло, а потом отвезла его вниз по коридору, к палате, располагавшейся в двух дверях от выхода, и постучала.

— Войдите, — донесся женский голос.

Медсестра открыла дверь, и Акс самостоятельно заехал внутрь. Возле больничной койки развернулась живописная картина в стиле Нормана Роквелла[68], Рейдж лежал на спине в ужасном состоянии, краше только в гроб кладут, возле него сидели его возлюбленная шеллан и темноволосая дочка.

И, забавно, Акс верил, что ядерной может быть только бомба… но при виде этой троицы он расчувствовался. В конце концов, к этому все и стремятся… потому что он видел, насколько близки они были, Рейдж держал малышку за руку, а Мэри, которую Акс встречал пару раз в прошлом, обнимала свою дочку.

— Не хотел мешать вам, — пробормотал Акс.

— Нет… — Рейдж подозвал его рукой. — Иди сюда…

Акс подкатился на кресле так близко, насколько это было возможно, и… послал все к чертям. Он выставил тормоза, а потом попытался встать с кресла, используя для страховки поручни на койке.

Вау. Тошнота.

— Спасибо, сынок, — хрипло прошептал Рейдж. — Ты спас мне жизнь.

Блин, у него такие голубые глаза, что кажутся ненастоящими. И они блестели от непролитых слез.

— Да все нормально. Я просто рад, что ты… ну… — Черт, он тоже задумал плакать? — Слушай, мне пора…

Рейдж сжал его руку в шокирующе твердой хватке и повторил:

— Спасибо, что спас мне жизнь. И, сделай нам обоим одолжение, перестань притворяться, будто это не так. Я жив только благодаря тебе.

Акс просто стоял, как статуя. Понятия не имел, как себя вести.

Мэри нарушила молчание. Она заговорила, стоя по другую сторону от больничной койки:

— Я не знаю, как отблагодарить тебя.

— Не стоит. Мадам, мне ничего не нужно. — Акс посмотрел вверх, очень высоко, пытаясь остановить поток слез. — Мне пора. Я собираюсь домой.

— Они отпускают тебя? — удивленно спросил Рейдж. — Сынок, без обид, но не похоже, что ты способен дышать самостоятельно, не то, чтобы отправиться домой без присмотра.

— Я справлюсь.

Брат рассмеялся.

— Говоришь как один из нас.

Повисло очередное молчание, в течение которого Акс отчаянно пытался сдержать слезы.

— Сынок, подойти ко мне.

Рейдж с хрипом сел, и по какой-то тупой, бредовой, непонятной ему причине… Акс с хрипом подался вперед. Когда они обнялись, Акс услышал свой голос:

— Что, если бы я не успел? Об этом… я постоянно об этом думаю.

— Но ты успел.

— А если бы не успел? Ты бы умер, и по моей вине.

Рейдж обмяк, рухнув на койку.

— Нет, виноват был бы я. Мы обсудим все позднее, но, поверь, мне прекрасно известна такая модель мышления… это определение к слову «глупость» — винить себя в чем-то, что зависит только от прихоти судьбы.

— Да.

— Знаешь… — Брат резко выдохнул. — Я бы хотел сказать, что воевать становится проще. Но это не так. Ты должен привыкнуть к подобной жести. Большего обещать не могу. И, эй, посмотри на себя. Ты почти победил в первом бою. Лучше так, чем оказаться с… — Он перевел взгляд на свою дочку. — Ну, метлой в заднице. Скалкой. Хоккейной клюшкой. Шестом для палатки. Да, с шестом.

Акс рассмеялся и снова опустился в кресло… испытывая и облегчение, и боль в заднице… все как только что описал Рейдж, буквально.

И, черт подери, бедро порадуется, если его перестанут нагружать тяжестями. И что там опять с сердцебиением?

— Этой ночью занятий не будет, — сказал Рейдж.

— Да… слушай, правда, что кроме нас с тобой никто не пострадал?

— Было несколько стычек, но никто не побывал в настоящем бою. Остальные убийцы разбежались так, будто боялись, что их разгонят по домам. Похоже, Омега эволюционирует, или вроде того. Не знаю.

Акс кивнул со знанием дела, будто мог внести вклад в разговор об Омеге, Обществе Лессенинг и другой специфике войны. По факту, ему было нечего добавить. Этой ночью он просто оказался в нужном месте в нужное время и не слажал.

Казалось, народ рисует из него героя… но героем он точно не был.

Он прекрасно знал, что это большая ложь.

— Ну, я поеду. Доктор Манелло отвезет меня домой.

— Сынок, уверен, что это хорошая идея?

Акс посмотрел на семью Рейджа.

— Я… эм, меня ждет кое-кто.

Рейдж лениво и понимающе улыбнулся.

— Повезло тебе, сынок.

— Слишком повезло, я бы сказал.

— О, как я тебя понимаю. Повторюсь, верь мне на слово.

Акс кивнул женщинам и потом откатился от кровати, чтобы сделать разворот в два приема и…

Малышка подошла к нему. Она была такой крошечной и хрупкой на вид, запястья, казалось, были толщиной с его палец, а плечи — чуть шире его ладони. Но ее красивые карие глаза лучились умом, а густые волосы блестели. В лосинах и уютном красном рождественском свитере со снежинками…

…она вгоняла его в больший ужас, чем толпа лессеров.

Что, если он сломает ей что-нибудь? Хотя она и не просила поднять ее. Но что, если он, ну, дыхнет не в ту сторону, и она разобьется, как хрустальная ваза?

Что ж… полудохлый или нет, но Рейдж выберется из койки и свернет ему шею.

— Эээ… — Акс в панике посмотрел на ее родителей. — Эээ…

— Можно обнять тебя? За то, что спас моего отца? — спросила девочка.

Он снова перевел взгляд на Рейджа. И да, наверное, Акс слишком настырно качал головой. Так, словно у него спрашивали «хочешь подержать бешеную черепаху?». Или… «есть добровольцы на малярию?». Или популярное «прыгнешь в яму с аллигаторами?».

С привязанной к шее свининой и ростбифом в заднице…

Акс нахмурился. На лице Мэри и Рейджа было такое выражение, словно кто-то внезапно умер. Что за ерунда?

Черт, он не хотел оскорбить их.

Акс посмотрел на девочку.

— Эээ… да, конечно. Не вопрос…

В следующее мгновенье малышка стиснула его в объятии, ее удивительно сильная хватка выбила из его легких весь воздух. Протянув руку, Акс похлопал ее по выступающим лопаткам.

А потом застыл, когда она прошептала ему на ухо:

— Он спас мою жизнь. Надеюсь, я когда-нибудь смогу спасти его, как это сделал ты.

Она также быстро отошла от него, и в центре своей груди Акс чувствовал странное… он не знал, что именно. Но это было теплое чувство, прямо противоположное обжигающе холодной ненависти к себе, которая обычно царила в его сердце.

Малышка вернулась к своим родителям. И прежде чем он совсем расчувствовался, Акс помахал семье на прощание… а потом малышка снова вышла вперед и придержала дверь, потому как сам он бы ни за что не выбрался из комнаты.

В коридоре его ждал доктор Манелло.

— Готов?

— Да.

— Тогда погнали.

Они вышли вместе, добрый доктор в каких-то новомодных лоферах толкал каталку, Акс наслаждался поездкой в кресле, которое адски скрипело по начищенному полу.

Доктор Манелло заставил его ехать в самом фургоне, в хирургическом отсеке, потому что на переднем сиденье не было затемненных стекол.

Акс же не горел желанием узнать точное расположение учебного центра.

И у него появилось время подумать.

По неясной причине сказанное Рейджем крепко засело в его голове.

«Это определение к слову «глупость» — винить себя в чем-то, что зависит только от прихоти судьбы».

Застонав, Акс потер глаза. Боже, как он устал…

— Эй, мы приехали.

Акс подскочил… и смачно выругался от боли, когда тело вспыхнуло от агонии, все болевые рецепторы трубили тревогу.

Доктор Манелло стоял в отсеке скорой, рядом с инвалидным креслом.

— Помочь тебе выбраться?

— Нет. — Акс стиснул зубы и уперся руками в мягкие подлокотники. — Я сам.

Хирург отошел в сторону, его внимательный, ничего не пропускающий взгляд осматривал его на предмет каких-либо неполадок, пока Акс пытался встать на ноги.

— Оставь себе сорочку и тапочки… черт, и кресло прихвати… пожалуйста.

Акс с хрипом зашагал к задним дверям.

— Подарок на память? И да, кресло я оставляю здесь.

Когда хирург проворно обежал его и открыл задние двери, Акс почувствовал себя двухсотлетним стариком. Но он умудрился почти без помощи спуститься на землю… а потом похромал к…

Почему из трубы идет дым?

Сейчас всего три утра?

Отмахнувшись от болей в теле, он сосредоточился, выясняя, кто был в его доме… да, это его Элиза.

Точнее, не «его».

Похоже, она решила прийти пораньше…

— Сам справишься? — спросил хирург, выдыхая воздух с белыми клубами. — Помочь тебе устроиться?

— Нет. Док, спасибо. — Акс посмотрел на человека и протянул ладонь. — Я перед тобой в долгу.

— Да, действительно. Но мне эта работа в радость, и я не беру денег. Просто зайди ко мне первым делом, как наступит ночь, уж постарайся. Знаю, что занятий не будет, но нам нужно снять швы.

— Заметано.

Они пожали друг другу руки, хирург закрыл двери и успел уехать за то время, что Акс пробирался к парадной двери.

Дерьмо. Ему бы не помешало расчесаться и почистить зубы перед встречей с Элизой. А если эти повязки…

Ха, а она переживала из-за пореза под его глазом.

Зато она не обвинит его в том, что он не поддерживает остроту в их отношениях. Что ж, по крайней мере… он сохраняет элемент неожиданности.


Глава 30 | Клятва Крови | Глава 32