home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 40

Когда Элиза встала, все еще замотанная в покрывало, которое он дал ей, Акс не мог подобрать слова, чтобы выразить то, что хотел ей сказать.

— Боже, как же я злюсь на себя, — прошептала Элиза, отворачиваясь. — И я уйду прежде, чем…

Он схватил ее за руку.

— Я не хочу, чтоб ты уходила.

Она оглянулась через плечо, сбитая с толку.

— Но…

— Я хочу… — Он прокашлялся. — Я хочу показать тебе кое-что.

Держа ее за руку, он повел Элизу мимо лестницы, в кухню, к двери в подвал. Во многих смыслах ему не верилось в то, что он сделал. Что рассказал. Совсем, ни на йоту не мог поверить, что она не сбежала от него в ужасе.

Также, казалось, Элиза нисколько его не осуждала.

И поэтому он хотел еще больше погрузиться в прошлое — вместе с ней.

Хотя это, казалось, не имело никакого смысла.

Открыв дверь в подвал, Акс зажег фонарь, оставленный на вершине лестницы, а потом повел Элизу вниз по деревянным ступеням. Когда желтый свет озарил комнату, Элиза охнула.

— Он сделал все это? Твой отец?

Она отпустила его руку и прошла вперед, к полкам с законченными фигурками.

— Это… невероятно.

Акс держался поодаль, осознавая, что показывал частичку себя, и Элиза принялась осматривать лесной пейзаж с живностью, которую вырезал его отец, пытаясь смыть — а, может, обострить — свое горе.

— Он был художником, — услышал он свой голос. — Настоящим мастером. Но растратил свой талант, пуская по ней сопли.

— Поэтому ты против брака? — прошептала Элиза, когда ее изящная ручка обхватила кролика с навостренными ушами, сидевшего на лапах. — Ты боишься, что шеллан оставит тебя, и все будет так же, как с ним?

— Я не… — Акс пожал плечами, хотя она на него не смотрела. — Я почти об этом не думаю.

Трус, — сказал он себе.

Трус и к тому же лжец.

Именно в этом причина. И… и поэтому он никогда не встречался с аристократками вроде нее.

Поставив деревянного кролика рядом с оленем и енотом, Элиза подошла к нему своей плавной походкой. Когда она положила руки на его предплечья, Акс дернулся от прикосновения, но не отстранился.

— Акс, я не буду пытаться исправить тебя. Это не мое дело. Но если я почувствую, что ты ошибаешься, я сразу скажу тебе об этом, а дальше сам решай, как поступить с этой информацией. Я не стану осуждать тебя.

— Что ж, сейчас ты знаешь все мои грязные тайны.

— И я все еще рядом, разве нет?

Протянув руку, желая погладить ее по щеке, он не удивился дрожи в своей конечности.

— Женщина, ты пугаешь меня до усрачки.

Он лучше встретит тысячу лессеров, чем ее в покрывале перед отцовской Стеной Несчастья. И все же он не ушел. И сто процентов не попросит уйти ее.

— Очень страшно открываться другому, — сказала Элиза, поглаживая его руки, успокаивая его. — Когда пускаешь людей внутрь, они могут причинить боль. В твоем случае, ты вырос с уверенностью, что это естественные последствия любви к другому. Подводят тебя. Подводишь ты. И все рушится. Но не всегда бывает именно так.

Положив руки на ее талию, Акс притянул девушку к себе. Посмотрел в ее голубые глаза и прошептал:

— Я солгал.

— В чем?

— Ты не просто пугаешь, я в откровенном ужасе.

Она покачала головой.

— Ты можешь доверять мне. Я не оставлю тебя.

Акс поцеловал ее. Потому что хотел поцеловать. И потому что отчаянно хотел прекратить разговор.

— Пошли отсюда. Здесь холодно.

И, что более важно, он суеверно опасался, что отношения его родителей, подобно проклятью, могли транслироваться на него и Элизу. Вирус отношений или что-то в этом духе.

Поднявшись по лестнице, он поспешно отвел Элизу в гостиную. Солнце уже вставало, и там были самые плотные шторы.

Черт, раньше он об этом не задумывался, но сейчас он не чувствовал, что она могла в безопасности оставаться здесь в течение дня. Он хотел оказаться с ней за стальными дверями, укрыться от солнца в подвале так глубоко, чтобы показалось, что огромный смертоносный шар и не существует вовсе.

Они снова устроились перед камином, улеглись рядом, и он сказал:

— Я не употреблял наркотики с той ночи, когда узнал о его смерти. Я завязал. Иногда я могу позволить себе выпить, но не в тех масштабах, что раньше.

— И в этом весь смысл, — заметила Элиза.

— Наверное, да.

Он не рассказал ей про секс в клубе, отчего зашевелилась совесть. Но он туда больше не вернется. Отправившись сегодня в «Ключи», Акс осознал, что сейчас, когда у него есть настоящие отношения, эта чушь ему больше не нужна…

Он нахмурился, когда в другом конце комнаты зазвонил телефон.

Это был его мобильный.

Который Крэйг принес ему в начале ночи.

Телефон замолк. Чтобы зазвонить снова.

— Да что ж такое, — ворчал Акс, поднимаясь.

Порывшись в карманах плаща, он достал телефон и тут же нахмурился.

— Ново? Ты в порядке? Да, я в норме… нет, я дома. Где ты? Уже уходишь? Ново, не дури, рассвет на носу. Что, черт возьми, ты делаешь… а? Да, там время летит незаметно, но, Господи, закругляйся. Не заставляй меня пожалеть, что я провел тебя… Хорошо. Бросай трубку и набери мне, когда будешь дома. Бестолочь.

Он закончил разговор и прихватил с собой трубку, возвращаясь к Элизе и снова укладываясь рядом.

— Прости. Учимся вместе. Совсем как я, и дури в голове не меньше. Я просто… ну, не хочу, чтобы кто-то пострадал.

Элиза кивнула.

— Конечно. Не хочешь проверить, как он добрался?

Акс закатил глаза.

— С Ново ничего не случится, пока…

Снова затрещал мобильный, и Акс ответил прежде, чем он перестал трезвонить.

— Где ты? — вдохнул он. — Хорошо. Больше так не задерживайся, ладно? Всегда можно вернуться, но для этого надо быть живым. Увидимся завтра. Балда.

Посмеиваясь, он повесил трубку.

— Психушка плачет.

Элиза улыбнулась, но как-то отстраненно.

— Нужно иметь особую породу, чтобы заниматься тем, что делаете вы и Братья.

Акс понял, что ее настроение изменилось, и захотел утешить ее.

— Не волнуйся. Я знаю, о чем ты думаешь, но я в безопасности. Я осторожен…

— Акс… кажется, я влюбляюсь в тебя.


***


О дааааааааааааааа, подумала Элиза. Она не это собиралась сказать. И близко нет.

И когда бомба упала между ними, Акс моргнул, словно она заговорила на иностранном языке. Ну да, именно такую реакцию ждешь от мужчины, которому признаешься в любви.

— О, Боже. — Элиза накрыла лицо руками. — Не могу поверить, что я только что ляпнула.

Слегка надавив, он заставил ее опустить руки. А выражение его лица….

Ну, он улыбался.

Еле заметно, не сверкая клыками. Но это определенно была скромная улыбка исподтишка, предназначенная только ей… и, она подозревала, вызвана была тоже ее действиями.

Об этом она и говорила, подумала Элиза, улыбаясь в ответ.

— Повтори, — прошептал Акс. — Одари меня еще раз солнечным светом, чтобы я убедился, что мне не послышалось.

Элиза понимала, что у нее было два варианта. Она могла отказаться от своих слов, обесценить их, выбрать безопасность для себя. А могла позволить себе взлететь.

Она выбрала изумительный полет взамен страха.

— Я влюбляюсь в тебя.

Акс улыбнулся чуть шире, а потом поцеловал ее, опрокидывая на тюфяк. Он уверенными движениями отбросил покрывало в сторону, а потом накрыл ее своим тяжелым телом, устраивая горячую, твердую эрекцию в развилке ее ног.

Это было самым естественным для нее действием — ответить на поцелуй и пустить его в себя. И в этот раз не было лихорадочного ритма, нежные движения сначала согрели ее, а потом заставили пылать.

И пока они занимались любовью перед камином, весь мир казался ей совершенным: да, это слишком быстрый шаг в их отношениях, но благодаря честности и открытости не было ничего невозможного.

Особенно когда Акс уронил голову и прошептал ей на ухо:

— Я тоже влюбляюсь в тебя.

Элиза захихикала.

Да, она рассмеялась по-девчачьи, такое хихиканье больше подходит женщине с модным маникюром, окрашенными прядями, в кокетливой юбке и на шпильках.

Услышав ее несуразный смех, Акс замер и отклонился назад.

— Это то, о чем я подумал?

— Нет.

— Мой доктор психологии только что…

— Да нет же. — Она накрыла его рот ладошкой.

— Да.

— Нет.

— Да…

Когда он ворвался в нее до упора, Элиза выгнулась под ним, удовольствие затопило ее вены.

— Акс…

— Признай это.

— Что? — пробормотала она.

Он повел бедрами. Потом опять замер.

— Ты хихикала.

— Так нечестно… — Акс снова вошел в нее, и в этот раз она впилась ногтями в его ягодицы. — Закончи, что начал!

— Признай, что хихикала!

— Зачем?!

Они смеялись так сильно, что было уже все равно, о чем шла речь. Их охватил пузырь счастья, окружая радостью, отгораживая от внешних обстоятельств.

— Ладно, я хихикала…

В ответ на ее капитуляцию, Акс занялся делом, погружаясь в нее… а потом обхватил ее ногу, поднимая вверх так, что она оказалась на боку, и он смог войти еще глубже.

Даже охваченная удовольствием, Элиза не сводила с него глаз. Он был великолепным в свете камина, тело воина доминировало над ней, мускулы резко выделялись, огромные вены выступили на его загорелой шее и руках.

Когда Акс обнажил клыки, она знала, что он хочет ее вену, и, желая того же, Элиза наклонила голову в бок, открываясь для него…

Укус вышел таким мощным, клыки вонзились очень глубоко, и она закричала… не от боли, хоть и было больно в самом восхитительном смысле.

Он метил ее именно так, как она об этом слышала.

Мужчина предъявлял права на женщину, владел ею. И да, он удерживал ее на месте зубами, и также метил ее изнутри, кончая в нее.

Но Акс не успокоился на этом.

Когда Элиза смогла перевести дух, он вышел из нее, перевернул и поставил на четвереньки. Подобравшись сзади, он снова укусил ее и опять насадил на себя, одной рукой скользнув между ее колыхавшимися грудями и обхватив за горло, другой рукой упершись в пол, поддерживая их обоих.

Элиза стояла лицом к камину, и зрение колебалось при каждом резком толчке… пламя подпрыгивало перед ее глазами, волосы разметались, в итоге, несколько прядей даже попало в ее распахнутый рот.

В какой-то момент она просто рухнула на покрывало, ее бедра оказались поднятыми вверх, полностью в его распоряжении, и Акс не переставал вбиваться в нее, кончая столько раз, что целиком и полностью покрыл ее своим связующим запахом.

Элиза сбилась со счету, не зная, сколько раз кончила сама.

Ее волновало одно — чтобы он никогда, ни за что не останавливался.


Глава 39 | Клятва Крови | Глава 41