home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 49

Что ж, было весело, думал Акс, когда он, Ново, Бун, Пэрадайз и Крэйг вышли из автобуса. Собрание растянулось на века, им установили новые правила пребывания в городе, подобрали и заказали новое оружие, а от рассмотренных оборонительных тактик гудела голова.

Но, по крайней мере, братья не отказались от своего решения допустить новобранцев на поле боя. Вовсе нет.

Хорошие новости? Сейчас он спешил домой к Элизе.

Бросив быстрое «пока» через плечо, Акс материализовался на газоне перед своим коттеджем. Почувствовал запах дыма и присутствие Элизы, он улыбнулся.

Удивительно, сколько один человек может принести в твою жизнь. Наполнить до краев. Заставить чувствовать себя сильным и умиротворенным одновременно.

Он взбежал по ступенькам и постучал в дверь, готовый к тому, как она встретит его…

Не дождавшись ответа, Акс нахмурился. Постучал еще раз. Потом достал ключи, которыми никогда не думал, что воспользуется. Открыв дверь, он…

Сначала он увидел, что Элизы не было перед камином, на покрывалах, где они занимались любовью.

Она сидела на диване, за пределами тепла.

Потом он заметил… что на ее коленях лежал плащ, в котором он ходил в «Ключи».

Акс медленно закрыл дверь.

Она подняла на него спокойный и уверенный взгляд. Но ее лицо было отчужденным, без эмоций, а глаза казались безжизненными.

— Что случилось? — спросил он намеренно спокойным голосом.

Скрестив руки, Акс прислонился спиной к двери. В голове гремела литания «Она бросает тебя, она все знает, она уходит, она знает… ты будешь страдать, как твой отец…», хор звучал неслаженно, невпопад и сводил с ума.

— Я наткнулась на это, — сказала Элиза, скользнув руками по черным складкам ткани. — А в плаще было это. Маска… и ключ.

Бум, бум, бум, бум

Акс оглянулся через плечо, думая, что кто-то долбится в заднюю дверь, в кухне коттеджа.

Но нет. Это грохотало его сердце.

— Я сидела здесь и думала, думала часами. — Она потерла переносицу. — Мысленно проигрывала в голове, что скажу тебе. Какие задам вопросы… к примеру, как ты мог стоять передо мной в квартире Эллисон и притворяться, будто не знаешь, что я нашла там? Как ты мог лгать мне…

Она замолкла, когда ее голос стал звучать выше и более нервозным, и заставила себя успокоиться.

— Поэтому я отправилась к Пэйтону, сразу после того, как обнаружила ключ… после того, как узнала, что ты лгал мне.

— Чудесно, — пробормотал он. Он мог представить, какой кайф словил тот ублюдок, крупно подставив его…

— Он не стал обсуждать это. Почти ничего не сказал. И я уважаю его за то, что он решил остаться в стороне. Я не имела права ставить его в такое положение. Но я не знала, к кому обратиться, и порой под влиянием эмоций люди принимают неверный выбор.

Акс ждал, когда на его шею опустится топор… и дождался.

— И, кажется… так я и поступила. — Элиза рукой обвела расстояние между ними. — В ту ночь, когда мы познакомились, я решила встречаться с Троем. Это было случайное, необдуманное решение. Сейчас я понимаю, что произошедшее с Эллисон и горе, охватившее мою семью, ослабило меня в некотором смысле. Я топталась на месте, искала выхода… а потом встретила тебя. И бросилась с головой в эти отношения… или что между нами было.

Ииииии, вот оно. Прошедшее время.

«Было». Не «есть».

— В конечном счете, — заключила она, — ты ничего мне не должен. Мы не состоим в официальных отношениях. Тот факт, что ты занимался сексом с Ново в том клубе, а потом вернулся домой и переспал со мной…

— Погоди, что?! — рявкнул он. — Когда такое было? Если ты намерена переписать историю, то хотя бы сообщи время и дату, чтобы я понимал, о чем речь.

Элиза одарила его скучающим взглядом.

— Ты водил ее в клуб. Две ночи тому назад. И не притворяйся, что этого не было. Я была рядом, когда она позвонила тебе, и ты хотел убедиться, что она в безопасности добралась до дома. В то время я еще ничего не знала, потому что не запомнила ее имя, когда нас представили в нашу первую встречу.

— Я не занимался с ней сексом. Ни в ту ночь, ни когда бы то ни было.

— Может, это и правда. Но я не могу верить тебе. Ни одному твоему слову. Ты даже не исправил меня, когда я называла ее мужским местоимением. Ты солгал мне про ключ, найденный у Эллисон. Как я могу знать, что ты говоришь правду?

Акс резко рассмеялся.

— Я рассказал тебе то, чего никому не рассказывал.

— Да? Или пытался заслужить мое доверие и пробудить симпатию?

— Ты, блин, издеваешься?

Она пожала плечами.

— В этом проблема лжи. Обманешь однажды, и окружающие начнут гадать, а где еще ты мог солгать. Я родилась в семье, где царят ложь и недомолвки. Я не могу допустить это в близких отношениях с мужчиной. Более того, я не допущу этого. Я сказала тебе в самом начале, что для меня нет ничего важнее честности…

— Честности? Ты хочешь поговорить о честности? Как долго ты тайком покидала родительский дом? И ты созналась лишь потому, что тебя поймали за руку. Ты менялась телефонами со своим дружком Пэйтоном, чтобы никто не узнал, что ты со мной. Ты вломилась в квартиру своей кузины. — Акс направил на нее указательный палец. — Хочешь сделать из меня мудака, да пожалуйста. Вперед и с песней. Но не смей притворяться святошей. Потому что, моя дорогая, это ложь. Между нами разница лишь в том, что я не наезжаю на тебя и не делаю безосновательных выводов.

Элиза посмотрела на затухающий камин. Спустя мгновенье, кивнула.

— Ты прав.

— Ой, спасибо за одобрение. Куда же я без него.

Элиза поднялась, откладывая плащ и положив сверху гребаный ключ.

— Это ничего не меняет. Реальность такова, что я не злюсь на тебя за то, что ты спал с Ново, ходил в клуб или притворялся незнайкой…

— Уверена в этом?

— Уверена. — Элиза повернулась к нему. И по ее взгляду он понял, что это — без сомнений последний раз, когда они находятся наедине в одной комнате. — Я злюсь на себя. Злюсь за то, что не заметила, как пытаюсь решить эмоциональную проблему касательно моей ущербной семьи посредством отвлечения на спонтанный роман, основанный на физиологическом влечении.

— Да, похоже, ты действительно разложила все по полочкам. Даже подписала зубодробительными психологическими терминами. Умница.

Да, он вел себя как обиженный сукин сын, но что ему оставалось? Судья, присяжные, обвинительный приговор… суд окончен, решение принято. И его отправят в камеру смертников.

Потому что такой будет его жизнь без Элизы.

Смерть.


***


Элиза медленно покачала головой и надела пальто.

— У меня нет желания участвовать в чьем-то обмане. И, как я уже говорила, я ни в чем тебя не виню. Ты ничего мне не обещал. Не то, чтобы мы с тобой не вели разговор о важности моногамии, после которого ты пошел налево. Мы знакомы всего неделю, поэтому… просто так вышло. Я усвоила урок.

Акс прищурился.

— Какой же урок ты усвоила?

— На самом деле, в этом мире ты можешь доверять только себе. Главное помнить эту истину, тогда все будет хорошо. Что бы ни случилось.

Договорив, Элиза посмотрела на Акса… и ей казалось, будто перед ней стоит незнакомец.

Это было ближе к реальности, чем чувство родства и близости, созданное благодаря действительно хорошему сексу. Но, да ладно? Дева-Летописеца, прародительница расы, сделала все правильно. Беременность была возможна лишь после секса в жаждущий период, а выносить и вырастить ребенка было невероятно сложно, поэтому мужчинам и женщинам нужно было очень сильно захотеть, чтобы раса выжила.

В ином случае никто не стал бы рисковать. Никогда.

Сексуальное напряжение и выражение сексуального влечения — мощные вещи… и потенциально разрушительные, когда то, что должно было обеспечить процветание расы, обесценивалось двумя людьми, не планировавшими совместное будущее.

Элиза была живым доказательством этого утверждения.

И да, она хотела погрузиться в чувство боли, неприятия и предательства Акса. Она хотела кричать, бросаться вещами. Может, ударить его. Но знала, что помимо наказания, это также тактика убеждения и переговоров: открыв ему свою боль, вместо того чтобы сдержаться, она будет ждать, что он сделает поворот на сто восемьдесят и снова станет тем, кем — как она верила — он был с самого начала.

Как там говорят? Когда человек показывает свое истинное Я, не ставьте это под сомнение[87].

Акс показал свою истинную сущность. И то лишь потому, что по стечению обстоятельств вскрылся его обман.

Сегодня ночью Элиза похоронила Эллисон в своих мыслях. И сейчас она укладывала в тот же гроб эти… отношения… между ней и Аксом.

— Вот, что я имею, — сказала она. — Я пойду. Желаю тебе всего хорошего, и я не стану предавать произошедшее между нами огласке. Ты же поступай, как знаешь. Мне ни к чему твоя защита. Я большая девочка и смогу справиться с последствиями.

Потому что на самом деле ее ситуация с ним — не единственная проблема, которую она обдумывала, ожидая его возвращение.

Она пришла и к другим решениям.

— Прощай, Акс.

Ее тело дрожало, когда она подошла к нему, но не потому, что боялась, что Акс причинит ей боль или скажет что-то ужасное: было трудно перенести его близость… хотя мозгами она была далека от Акса, ее тело по-прежнему хотело его.

Но этому больше не бывать.

— Я думаю, ты нашла свое призвание, — сказал он, отходя в сторону.

— Ты о чем?

Он посмотрел ей в глаза.

— Ты станешь отличным профессором. Ты преуспела в ведении одностороннего разговора, и у тебя есть ответы на все вопросы. Ты влепила мне «неуд», выставила вон из класса и приготовилась принять следующего студента. И ты балдеешь от этого.

— Нет, — ответила она тихо. — Не балдею. Но самое главное наше заблуждение — что мы должны постоянно испытывать счастье.

— Никогда в это не верил. И ты только что подтвердила правильность моей позиции.

Наклонившись, Акс открыл дверь, а потом ушел, не оглядываясь.

Ну и ладно.

Она поступит так же.

Оказавшись на улице, Элиза дематериализовалась домой, и, миновав парадную дверь, направилась прямиком в кабинет своего отца. Постучав по закрытым панелям, она подождала… а потом просто вошла внутрь.

Он по обыкновению сидел за своим столом. Одетый с иголочки. Перебирал бумаги. Изучал инвестиции.

— Добрый вечер, дочь моя. Как поживаешь?

Элиза, минуя предисловие, села перед ним, не дожидаясь приглашения.

— Я переезжаю сразу же, как найду подходящее жилье. У меня осталось немного денег от мамэн, и я также возьму себе дополнительные оплачиваемые часы в университете. Я поживу здесь еще немного, пока не подберу квартиру, но если ты против, то я найду, где остановиться.

Когда отец выронил ручку, и у него отвисла челюсть, Элиза кивнула:

— И да, я приняла решение. Прости, если приношу тебе горе и навлекаю позор на нашу семью… и я бы хотела поддерживать с тобой отношения. Но это решение остается за тобой, и если ты решишь дистанцироваться от меня — временно или навсегда — я пойму, хоть это и разобьет мне сердце.

Она поднялась.

— Я должна жить своей собственной жизнью, на своих условиях… и ни ты, ни кто-то другой не может разрешать или запрещать мне что-либо. Решать мне, мне одной. И… на самом деле, я сыта по горло.


Глава 48 | Клятва Крови | Глава 50