home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 7

Учебный центр Братства Черного Кинжала представлял собой высокотехнологичный бункер, растянувшийся на сто тысяч квадратных футов, с помещениями и оборудованием из разряда срань-Господня-это-же-правительственный-уровень. Расположенное под землей и с чередой ворот на подъезде, которые с каждым следующим этапом становились все прочнее и явственнее заявляли «Вали отсюда на хрен», это место было вне доступа для вампиров, людей и лессеров.

Как и курсантов, которым технически разрешалось здесь находиться.

Когда «школьный автобус» притормозил у очередных ворот, по углу наклона Акс понял, что они приближались к входу в здание. Затемненные окна рядом с ним мало что показывали, но Акс представлял, что последние два пропускных пункта были как в «Парке Юрского периода», бетонные стены высотой с дамбу Гувера[24]и с колючей проволокой на вершине.

Весь последний месяц ученики встречались в заранее оговоренных местах в Колдвелле или пригороде, садились в непримечательный желтый школьный аквариум на колесах с пуленепробиваемым кузовом, окнами толщиной в руку и глубокими ковшеобразными сиденьями.

Да, Фритц — старый дворецкий за рулем — с успехом мог бы поработать на центральные школы Колдвелла, да только сейчас время экзаменов.

И, вот так сюрприз, весь сегодняшний путь от заброшенного завода в старой промышленной части города, Пэйтон сверлил взглядом затылок Акса.

Старые-добрые времена.

Остальные занимались своим делом. Ново погрузилась в музыку в наушниках. Бун читал…«Или-или»[25]Кьеркегора[26], что бы это ни было. Пэрадайз и Крэйг периодически передавали из рук в руки айФон — словно искали «Поке-стопы»[27]по дороге, но связь периодически пропадала.

Пэйтон, с другой стороны? Очевидно, не придумал ничего лучше, чем испускать пар, как кусок теплого собачьего дерьма на сугробе.

Акс с успехом игнорировал злобные взгляды и намеривался держать кирпичную стену до утра…

— Я серьезно, — выдавил Пэйтон.

Откинув голову на подголовник, Акс пожалел, что не отсел подальше, когда Мистер Соблюдай Границы устроился через проход, на сиденье рядом с ним. Похоже, в таком случае ему пришлось бы ехать на заднем бампере.

— Ты высказался прошлой ночью, — пробормотал Акс. — И я с тобой согласился, или тебя склероз замучил?

— Ни хрена ты не сказал.

— Катись к черту, я повторю на бис. — Он лениво повернул голову к парню. — Я к ней не притронусь.

— Тогда зачем последовал за Элизой на улицу?

— Воздухом подышать. Хотел…

— Черт подери, я серьезно…

— Слууушайте, у меня предложение. Давай не будем играть в Эмилио Эстевеза и Джадда Нэльсона в средней школе Мэн.

— Ты сейчас о чем вообще?

Бун ответил, не поднимая головы:

— Клуб «Завтрак»[28]. Считается лучшим школьным фильмом. Снят в Средней школе Мэн в Де-Плейнс[29], Иллинойс, в 1984 году. Джад Нельсон играл типичного преступника…

— Кстати, — прервал его Акс, — это моя роль. Ты, Пэй-Пэй, будешь спортсменом. Субъективным мудаком, которого испортили родители.

Пэйтон приподнял бровь.

— Мне понятно, откуда он знает про фильм, — он указал на Буна. — Ты-то откуда?

— Знаешь, я не всю жизнь был помешан на сексе. Когда был наркоманом, постоянно зависал перед зомбоящиком. И, сделай нам обоим одолжение, завязывай с этим дерьмом. Я не стану трахать твою чистую-как-снег кузину. Она — не мой типаж.

Так. Ладно. Он, конечно, весь день пялился в потолок, вспоминая, как она повернулась к нему на том тротуаре. Посмотрела на него. Говорила с ним.

И да, было определенное рукоблудие с его стороны. Но что ему оставалось: либо разобраться с железным стояком, либо появиться на занятиях с бейсбольной битой в штанах.

Но она тут не при чем. Не-а. Это всего лишь знак, что ему нужно больше времени в «Ключах».

Автобус остановился, и древний дворецкий убрал перегородку, одновременно открывая дверь напротив водительского сиденья.

— Мы приехали! Приятного вечера!

Доджен каждый вечер говорил одно и то же, одним и тем же радостным голосом, и Акс, поднявшись с места, прошел к двери и вышел раньше остальных, осознавая, что это был своеобразный ритуал. Вербальный эквивалент потирания кроличьей лапки на удачу.

На парковке стояло несколько машин, включая «скорую», которая фактически являлась передвижным хирургическим центром, новый пуленепробиваемый «Хаммер», два пикапа, сиявшие так, словно только сошли с конвейера «Форд Моторс», и экскаватор типа «Катерпиллер». Была и другая техника, но Акс никогда не обращал на нее особого внимания.

Даже имей он права, у него не было машины и каких-либо перспектив получить оную.

Не-а, хрен ему, а не тачка. В его мире находились деньги только на необходимую одежду и человеческий налог на дом, построенный отцом для женщины, которой всегда было плевать на него. А, и еще на лапшу быстрого приготовления. Электричество снова отключили, и в этот раз Акс не станет платить по счету. Он мог жить и в темноте… лучше так, чем ночевать в учебном центре как бездомный. К тому же, газ и водоснабжение субсидировались муниципалитетом, поэтому горячая вода и камин вполне согревали его.

Он выживет.

Акс подошел к двери, укрепленной сталью, и его не заставили ждать. Панель открыли изнутри, Дэстроер толкнул тяжелую дверь так, словно она легче листа бумаги.

— Здор'oво, — сказал Брат Бутч. — Занимаемся в первой аудитории.

Кивнув, Акс двинулся вперед по длинному коридору, проходя мимо комнат для допроса, других учебных классов и новой лаборатории, в которой они в буквальном смысле взрывали всякое дерьмо.

Они использовали аудиторию, обставленную по всем канонам учебных заведений… по крайней мере, что-то аналогичное он видел по ТВ в героиновый период своей жизни. В помещении перед старомодной классной доской стояло два ряда длинных столов с парой стульев за каждым. На потолке горели флуоресцентные лампы, пол выложен линолеумом.

Но здесь не учили чтению-письму-арифметике.

Скорее теории рукопашного боя, стратегическим маневрам, основам первой помощи, групповой динамике[30].

Акс сел в конце аудитории, и — слава Богу — Пэйтон припарковался впереди. Остальные тоже расселись, приготовившись к занятиям.

Брат Бутч закрыл дверь и сел на стол, стоявший в стороне. У него на голове была кепка «Ред Сокс», футболка с напечатанным на ней Биг Папи[31], черные спортивные штаны «Адидас», кроссовки от «Брукс» в розовом и кислотно-красном цветах.

— Сегодня ночью, — сказал Брат, — мы проведем разбор ваших косяков в той смехотворной засаде. На что уйдет часов десять-двенадцать. Потом, если останется время, продолжим тему по ядам, в частности рассмотрим аэрозоли и контактные яды. Но сначала у меня есть вакансия.

Акс нахмурился.

Деньги не помешают, подумал он.

— Работа потребует от вас предельной сосредоточенности и чувство такта. — Брат навел серьёзный взгляд на группу. — А также отличные навыки самообороны.


***


Рейдж охренеть как ненавидел клинику Хэйверса. Да, подземный комплекс был безопасным, и даже несмотря на неприязнь к парню, не возникало никаких претензий к качеству помощи, оказываемой его пациентам. Но Рейдж сидел в коридоре снаружи смотровой комнаты, в которой Битти и Мэри скрылись, казалось, сто тысяч лет назад, и было очевидно, что его бесила любая мелочь.

Во-первых, он ненавидел синтетический запах стерильности, дезинфицирующее средство с химической лимонной вонью въедалось в его синусовые пазухи. Черт, все было настолько плохо, что он представлял сотню крошечных желтых миньонов с кирко-мотыгами и распылителями, которые безобразничали в его ноздрях.

Во-вторых, тихая суматоха доводила его до белого каления, хотя на это, конечно, было хорошее дело. Все это — шарканье ног в обуви с мягкой подошвой, тихие разговоры, тележки с медицинскими инструментами и медикаменты, которые толкали туда-сюда по коридору.

Но, что было хуже всего? Он сходил с ума от внимания, которое привлекал к своей персоне.

Медсестры, конечно, не вытаскивали груди из униформы и не пытались запрыгнуть на него, но, черт, ему не нужны эти долгие оценивающие взгляды, необоснованные дефиле туда-сюда, щебетанье и хихиканье.

Он всю свою жизнь сталкивался с подобным отношением… ну, как минимум, с момента превращения. И До Мэри он пользовался сексуальным вниманием, так часто, что заработал не просто репутацию — целый культ. Но После Мэри он потерял всякий интерес к женскому полу. В действительности, он начал воспринимать свое тело как симпатичную оболочку, управляемую мозгом. Но его сущность, его душа, сердце не имели никакого отношения к его внешности.

И в этом вся проблема.

Когда твоя дочь находится по другую сторону двери, одетая в тонкую больничную сорочку, с круглыми глазами от страха и пост-травмы, когда в ее личное пространство вторгаются посторонние, последнее, что тебе нужно — чтобы толпа женщин пускала на тебя слюни потому, что считала тебя гребаным плодом любви Ченинга Татума и Криса Хэмсворта.

Может, стоило надеть бумажный пакет на голову…

Когда на плечо опустилась чья-то рука, Рейдж подпрыгнул… и с шоком обнаружил, что рядом с ним, на жестком полу коридора сидел Зэйдист.

Напротив Ви и Лэсситер спорили о чем-то, брат зажал в зубах самокрутку… а потом вытащил, вспомнив, что здесь нельзя курить… ангел уверенно держал оборону, выдавая тысячу слов в минуту …

У Рейджа не было ни сил, ни желания следить за ходом спора.

Он мог думать лишь о…

— Она достаточно настрадалась, — услышал он свой голос. — Боже… сколько они уже там?

Посмотрев брату в глаза, Рейдж увидел, что вместо желтых, глаза Зи стали иссиня-черными.

Но да, Рейдж умел доводить окружающих. Как долго он ноет об одном и том же? Неудивительно, что брат злился на него.

— Прости. — Рейдж потер лицо. — Мне самое время заткнуться. Не хотел бесить тебя.

Зи посмотрел на него так, словно у Рейджа на лбу вырос рог.

— Не ты. Я просто хочу выкопать ее отца и снова убить гада. Если бы с Наллой обращались так жестоко? Если бы на всех ее костях остались следы прошлых переломов?

Брат замолк, но продолжать и не нужно было. Рейджа снова затошнило.

— Когда это твой ребенок, то все переходит на принципиально иной уровень. — Рейдж начал биться затылком о стену, но потом испугался, что потревожит таким образом Битти и врачей. — Знаешь, я не был готов к этому. В смысле, я считал, что самое сложное в должности отца — споры и ссоры…например, когда она захочет привести домой какого-нибудь мудака, ожидая, что я не отрежу его мохнатые помидоры и не закапаю в саду. Но это? Я бы хотел оказаться там вместо нее. Это нечестно.

Зи направил на него взгляд, уверенный, настолько далекий от безумного, насколько далеко брат ушел от своего девиантного поведения.

— Ты же знаешь, из тебя вышел потрясающий отец. Ты отлично справляешься.

Рейдж мгновенно отвел взгляд. Прокашлялся.

— Такое ощущение, что я подвел ее.

— Ты рядом с ней в тот момент, когда она в этом нуждается больше всего.

— Нет, в таком случае это я бы лежал на том экзаменационном столе. Подставил бы свое тело вместо нее.

— Это невозможно, и тебе это известно. — Зи тихо выругался. — Самое сложное в отцовстве — невозможность сделать все правильно для них. Порой все, что тебе остаётся — просто быть рядом.

— Должно быть что-то большее.

— Если есть и ты узнаешь, что это, то дай знать.

— Ха! Ты лучший отец, кого я когда-либо видел.

— Скажу вот что: позову тебя в следующий раз, когда буду мучиться бессонницей, рассуждая на тему, как я сто раз мог все запороть.

— Но с тобой иной случай.

— Почему? — Когда Рейдж не ответил, Зи не оставил невысказанное повиснуть между ними: — Почему? Потому что Налла — моя биологическая дочь? Давай, скажи вслух. Потому что когда ты услышишь это дерьмо, то сам поймешь, какая это дурость.

— Я просто… порой думаю, получалось бы у меня лучше, будь я… ну, ее родным отцом.

— О, как ее биологический отец? Как тот ублюдок, из-за которого она сейчас лежит на столе? Ты хочешь быть, как он? О да, вот это перемена для парня, который только что сидел в коридоре с таким видом, словно ему делают операцию на сердце без анестезии из-за того, что его малышке сейчас очень сложно?

Рейдж потер волосы так сильно, когда он остановился, показалось, что все руки были в шерсти.

— Тебе не понять. Ты никогда не окажешься на моем месте.

— Я об этом и говорю. Не важно, сам ты приложил руку к рождению ребенка, или принял в свою семью, все мы в одинаковых условиях.

Рейдж уставился на закрытую дверь перед ним.

— Зи, я боюсь. Я просто… охренеть как боюсь. Что, если обнаружится что-то непоправимое? Об этом беспокоится Док Джейн. Она боится, что превращение так сильно искалечит руки и ноги Битти… что в конечном итоге придется ампутировать их.

Глаза защипало от слез, когда он представил, как Битти в танце пересекает фойе. Она сейчас такая деятельная… он не мог представить ее в инвалидном кресле, управляемом не руками, а дыхательной трубкой. Это убивало его.

— О чем… о чем, черт подери, ты говоришь? — требовательно спросил Зи.

— Что-то связанное с пластинами роста костей. Были переломы прямо на… — он жестом указал на бедра, предплечья и икры… — ну, пластинах роста, и они срослись неправильно. Поэтому когда наступит превращение, кости треснут и уже не срастутся.

— Дерьмо.

— Мэри не знает. — Рейдж снова запустил руку в волосы. — Да, я должен был рассказать ей раньше, просто не знал, как. Я обещал Доку Джейн, что расскажу. Вот такой я гребаный трус, когда дело касается моих девочек. Я надеялся… ну, на хорошие новости, но чем больше времени они там находятся, тем больше я думаю…

Дверь в смотровую открылась, и оттуда вышла Док Джейн.

Одного взгляда на ее лицо было достаточно, чтобы понять — опасения оправдались.

— Насколько все плохо? — выдавил Рейдж, вскакивая на ноги. — И что мы можем сделать?


Глава 6 | Клятва Крови | Глава 8