home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 1.


Влада разбудил грохот - в дверь внизу кто-то сильно стучал. Из своей комнаты внизу вышла Арина и зевая, пошлёпала босыми ногами ко входу:

- Кто там? С ума сошли, что ли - так долбить?

- Это Семён. Буди господина Влада - у нас под стенами войско стоит!

- Ох, господи! - Арина побежала к лестнице наверх.

Влад убрал руку Маши со своей груди, скользнул с постели на пол и выглянул:

- Я всё слышал - Арин - буди госпожу Марьяну…и пусти, наконец, Семёна - чего он там торчит на улице.

Арина побежала к двери, в развевающейся рубашке на голое тело, открыла засов и быстро убежала в свою комнату, с глаз начальника охраны. Семён вошёл в горницу, осмотрелся, увидел спускающегося по деревянной лакированной лестнице Влада:

- Войско стоит под стенами, господин Влад. Видимо - ночью подошли, строятся в боевые порядки. Я поднял всех - магиков, расчёты пушек, всех лекарей, всю охрану. Скорее всего, они перед штурмом выдвинут какие-то требования, что то скажут. Так что готовьтесь. Наверное, граф Савалов всё-таки решился на нападение. Все наши уже на стенах, ждут вас.

- Я понял. Скоро буду. Сейчас соберёмся и придём. Жди нас там, следи за обстановкой.

Из комнаты выскочила Марьяна, она тоже уже была полуодета, увидела Влада:

- Савалов пришёл? Вот козлёнок! Только не отпускай его больше - иначе так и будет нам гадить. Ты пожалеешь его, уедешь по делам - а нам тут отдуваться.

- Марьян, Савалов идиот, пешка. Его настраивает кое-кто поумнее.

- Думаешь, Борислав?

- Да ну кто ещё-то? Я не верю в совпадения. Да и прошлый раз я его шибко задел. Ну раз пришёл - будем душить.

Влад надел свой боевой наряд - непробиваемое нижнее бельё, на тёплую куртку - кольчугу, нацепил перевязь с мечом, надел перевязь с метательными ножами. Амулет он с пальца и не снимал - только теперь он был модифицирован - работал и на защиту от магии, и от физического воздействия. Так что пробить его защиту было практически невозможно.

На улице ещё царила ночь. Небо серело, в лесу, через тракт, горели костры, перемещались какие-то люди, ржали лошади, звякало оружие. Влад осмотрел стену периметра - все были наготове. Под пушками горели жаровни, разогревая стволы, под бочками горел огонь. На стене ходили вооруженные охранники, все были спокойны и сосредоточены. На башню, где находился Влад, поднялся Семён:

- Мы готовы. Я высылал разведку - их несколько сотен, возможно около тысячи. Как и предполагалось - сотни четыре латников, остальные - ополчение. Опасаться надо профессиональных бойцов. Остальные так - мясо. Опасны лучники - я сказал персоналу, не прикрытому амулетами, не высовываться из домов.

Томительно шли минуты, переходя в часы. Скоро совсем рассветало, лагерь противника пришёл в движение, войско встало на расстоянии двух полётов стрелы. Оттуда отделились три человека и поскакали к крепости, с белой тряпкой на копье. Подскакав, они стали зачитывать послание:

- Именующему себя бароном Унгерном, самозванцу и негодяю, бесчестному и безродному хаму Владу!

Сиятельный граф Савалов предлагает тебе сдаться, чтобы ты, безродный, мог понести достойное наказание, за свои преступления! Если ты откажешься сдаться, то все, кто находятся в этой крепости, будут убиты, а их головы выставлены на обозрение всем проезжающим, дабы видно было, что бывает с теми, кто противится воле графа Савалова! На размышление вам даётся один час, после этого доблестное войско графа возьмёт приступом нечестивую крепость!

Всадники повернулись и поскакали обратно.

- Да он дурак - усмехнулся Семён - ну кто будет сдаваться на таких условиях!

- Готовь своих, сейчас пойдут.

Семён побежал по стене, раздавая приказы. На стене выстроились цепью, в готовности, все магики. Молнии действовали эффективно на небольшом расстоянии, так что они будут важны, когда неприятелю удастся приставить лестницы.

Неприятель высыпал из леса густой толпой, держа в руках лестницы с крюками для закидывания их на стену. Влад прикинул - они уже были в зоне поражения пушек, и скомандовал:

- Беглый огонь!

Пушки вразброд ухнули, в толпу понеслись, визжа в воздухе и вращаясь, книппели. Они достигли бегущей толпы и буквально выкосили ряды в наступающем войске. Люди были разорваны ударами свинцовых полушарий, цепь, протянутая между снарядами, отрывала головы, руки, ноги. Противник замедлил бег - грянул ещё залп четырёх пушек - эффект был ещё страшнее - было уже хорошо видно, как снаряды косили врага - месиво напоминало страшную бойню, Влад сам не ожидал такого эффекта от двух залпов - они не ожидали применения такого оружия и пёрли на крепость густой толпой, в которой книппели произвели страшные потери. Последний штрих довершила картечь - залпы почти в упор выкосили ряды, как град выбивает посадки огурцов. Враг побежал, бросив лестницы и скрылся за соснами. На поле осталось сотни четыре мёртвых и покалеченных бойцов. После получасового перерыва, 'саваловцы' показались снова - теперь они действовали осторожно и передвигались мелкими группами, всё время меняя направления бега и подбираясь к стене перебежками - явно этим болванам кто то подсказал, что у пушек может быть мёртвая зона. Кто то руководил их действиями издалека, и это не Савалов, а опытный, умелый воин, умеющий делать выводы из увиденного. Несколько групп всё равно нарвались на залпы картечи, но часть, подобрав лестницы и прикрываясь щитами от пускаемых сверху стрел охраны, подобрались прямо под стену. Впрочем - это им дорого давалось - стрелки охраны уже положили с десятка два нападавших. В основном, правда, ополченцев - латники были хорошо укрыты щитами и доспехами. В конце концов под стенами скопилось уже сотни две бойцов, они начали готовиться к штурму - и тут вступили в дело боевые маги. На коротком расстоянии - десять-пятнадцать метров - они были идеальными машинами убийства, что-то вроде пулёмётов этого мира. Все десять человек магиков, плюс сам Влад, ударили молниями по стоящим внизу штурмовикам. Стрелы наступавших не могли ничего сделать с магами - они все были защищены амулетами, а вот маги били со страшной эффективностью - молнии, сверкая косили людей в стальных латах, притягиваясь к ним, как к громоотводу. Содержимое лат поджаривалось, как курица в алюминиевой фольге в духовке. Люди шарахались в сторону, тут их настигали выстрелы лучников и арбалетчиков. Они даже не успели закинуть лестницы на стены, как побежали в сторону леса. Ушло всего человек двадцать. Площадь возле стены была завалена телами - Влада даже затошнило. Воняло горелым мясом и озоном. Несколько магиков рвало - они перегибались со стены и блевали…рвота летела на лежавшие под стеной обугленные трупы. От этого вида Владу стало совсем худо, и он сам чуть не выблевал, еле сдержавшись и глубоко подышав ртом.

Подошёл Семён:

- По всем правилам - войско наступающих разбито, их осталось всего сотни четыре, они потрясены, боевой дух упал…впрочем - они ещё, может, надеются на численный перевес? Неужели не ясно, что крепость не взять - даже до мечей дело не дошло, хватило и магиков. Что за идиот ими командует?

- А то ты не знаешь, что за идиот…вот только - кто там за ним стоит? А то ведь нападающие вдруг иногда проявляют зачатки разума, а вот это уже хуже. Сейчас, я бы, на их месте, попытался соорудить осадную башню. Как думаешь, додумаются? Полить её водой, заземлить - потом подкатить и вывалиться из неё толпой - кого-то мы завалим, а остальные сомнут массой. Что думаешь по этому поводу?

- Вполне разумно…если только не учитывать у нас наличие сверхсильных бойцов, но они-то этого не знают. Так что. Скорее всего, к вечеру ждём нападения. Пока что они точно не будут нападать - им нужно перевести дух и построить башню.

- Знаешь, я думаю, до завтра они не пойдут на приступ - постройка дело долгое, надо собраться, потом раненых подобрать. Вон, смотри - парламентёр вроде идёт.

От леса к крепости шёл человек с белой тряпкой на палке. Подойдя к стене, он громко крикнул:

- Эй, в крепости, разрешите подобрать раненых, не стреляйте!

- Собирайте, не тронем - Влад оглянулся на Семёна - пусть собирают…правда - кого собирать-то, после молний раненых не бывает.

Из леса вышли команды с носилками, собравшие немногочисленных раненых, задетых стрелами и болтами арбалетчиков. Потом вся вереница носильщиков и стонущих раненых втянулась за деревья.

Неожиданно в голове Влада заговорил дракон:

- Привет. Я передал нашему народу, то, что видел, то, что ты мне показывал и то, что сейчас происходит, все потрясены. Весной будет большой сбор вождей племён. Они приглашают тебя на него, чтобы обсудить сотрудничество с людьми. Как только зацветёт черёмуха, я извещу тебя о месте встрече и сопровожу туда.

- А меня там не сожрут ваши?

- Нет. Приглашённый на сбор неприкосновенен. Если кто-то попытается напасть на него - он будет сам убит, кто бы это ни был. Продумай за это время, что можешь предложить нашему народу, как видишь сотрудничество драконов и людей. От этого зависит будущее и драконов, и человеческого рода. Есть такие вожди племён, которые предлагают уничтожить вас, как вредных животных, пока вы не уничтожили нас, есть те, кто настроен на мирное существование, твоя задача сделать так, чтобы было правильно.

- А как правильно?

- А это ты думай. Если ты не сможешь заинтересовать драконов, начнётся война. Прольётся много крови, и людской, и драконьей. И виноват будешь ты. Ты внёс в этот мир смятение в умах, внёс новое оружие. Тебя проклянут и те и другие, понимаешь?

- Дааа…картинку ты нарисовал жуткую. Меня таким монстром выставил…аж на душе противно.

- Ты должен осознать важность задачи, тут не место для ошибок. Решай. Удачи.

Дракон отключился, и Влад замер, с ужасом понимая - а ведь он прав. Ради своих иллюзорных целей и рассуждений о правильности, он поставил на грань войны две разумные расы. Конечно, если что, он примет сторону людей…но и драконов жаль. Неужели нужно исчезнуть расе разумных рептилий, расе, которая насчитывает сотни миллионов лет!

Владу опять вспомнилось своё прошлое - вроде и не бывало этих лет, прошедших с тех пор, как он, ударенный шаровой молнией, был перенесён с Земли в этот мир, где царит магия, где тираннозавры разумны и называются драконами, где главенствует право сильного и рабство процветает, как и в русском средневековье. Он прошёл путь от больного, несчастного человека, заброшенного судьбой в неизвестный, враждебный мир, до мага, самого мощного мага того времени, владеющего и драконьей магией, и способностями лекаря, недоступными его современникам. Он, теперь, умеет переделывать тела людей, наделять их невероятными умениями, может подчинять волю людей, может разговаривать с драконами - владея их магией, всё более и более укореняющейся в его мозге. Что будет дальше? Он не задумывался - будет - так как будет. Надо поступать правильно, и будь что будет.

На стене остались дозорные, остальные разошлись по своим домам в ожидании сигнала. Влад с Марьяной ушли к себе - Фёкла собирала на стол, Арина и Маша копошились у себя в комнатах, потом вышли к столу, одетые в юбки и свитерки в обтяжку, по земной моде. Это выглядело очень соблазнительно, у него даже немного защемило сердце - вспомнилась Земля, всё-таки он тосковал по ней, такой бессмысленной, экологически вредной и шумной. Впрочем - тосковал он даже не по Земле, а по близким, родне, друзьям.

Все расселись за столом, горящий борщ в чашке подмигивал глазком сметаны, квас в глиняной кружке пенился радужными пузырьками, а в прозрачные глазкИ оконца светило почти весеннее солнце…и как будто не было сотен смертей, никто не умирал часы назад и не мучился сейчас, крича от боли в обожженном и пробитом стрелами теле.

Влад хлебал борщ, чувствуя, как живительная горячая жидкость проваливается в голодное нутро, и наслаждался - теплом, едой, компанией прекрасных женщин, каждая из которых считала счастьем лечь с ним в постель, своей силой и востребованностью в жизни. Девушки обсуждали какие-то мелкие проблемы клиники, парней, которые пытались ухаживать за ними - пока не узнавали, что это женщины Влада - тогда страшно пугались и прятались по щелям. Что приводило девчонок в восторг и подвигало их на язвительные и ехидные шуточки в адрес 'женихов'.

Сегодня, после утреннего боя, было решено посвятить день отдыху и валянию на кровати - больных всех из Клиники временно выгнали - чтобы не подвергать их опасности при нападении, делать было особо нечего, так что все занимались тем, что хотели. Таких выходных выпадало Владу немного, он решил этим воспользоваться и, пройдя в свою комнату, снял тапки-опорки, сделанные из обрезанных валенок, и плюхнулся на постель, не раздеваясь до конца, в рубахе и штанах. Через двадцать минут он уснул, сквозь сон ощутив, как кто то тёплый и упругий лёг рядом с ним - Марьяна - подкралась к нему под бочок и прижалась, уткнувшись носом в подмышку. Так они и проспали до вечера, пока их не разбудил Семён, пришедший с последними донесениями.

- Я послал разведчиков: как и думали - сколачивают осадную башню, к вечеру была ещё не готова, значит, скорее всего, ночью доколотят, а утром штурм будет. Так что - сегодня спокойно можно отдыхать, хотя я и поставил дежурных у пушек на всякий случай.

Семён встал со стула, нахлобучил шапку:

- Отдыхайте, утром я разбужу.

Утром, не дожидаясь Семёна, все уже были на ногах, Марьяна с Владом надевали боевую экипировку, девушки - Арина с Машей суетились вместе с Фёклой, обихаживая их, напаивая чаем с плюшками и свежим маслом.

На улице было светло, рассвет, почти весенний, быстро разгорался, пламенея багровым солнечным диском. В первых, низких лучах солнца было видно, как за лесом что то шевелится, бегают люди, наконец - к крепости медленно двинулись два левиафана - осадные башни. Из памяти Влада всплыло описание осадных башен: 'Осадная башня представляла собой крупную деревянную конструкцию, обычно прямоугольную в основании. Высотой осадная башня, как правило, равнялась осаждаемой стене или была чуть выше, чтобы лучники осаждающих могли вести стрельбу по защитникам с верхней площадки. Так как материалом для её изготовления служило дерево, для защиты от огня башню покрывали негорючим материалом, обычно это были свежесодранные шкуры скота'. Двигающиеся на них конструкции в точности повторяли описание - два деревянных монстра очень медленно двигались, перемещаемые силой воинов, скрытых за ними. В этом мире осадные башни представляли собой совершенные штурмовые механизмы, которые позволяли с минимальными потерями взять крепость - если у них нет катапульт или требушетов. Катапульт и требушетов у осаждаемых не было, а на пушки графское войско почему-то не обратило внимания - на свою беду.

- Заряжай одиночными ядрами! - скомандовал Влад, пушки подняли 'хоботы, потом опустили их и стали ожидать приближения конструкций. Они подползли только через час, по метру преодолевая заснеженную поверхность почвы. Колёса не требовались - снег давал возможность скользить и без них. Наконец, башни оказались в пределах досягаемости пушек, Влад скомандовал:

- Огонь! - и махнул рукой. Четыре свинцовых шара, с шелестом понеслись к башням, и все четыре попали в цель. С грохотом полетели доски, щиты спереди были разбиты и из-за них вывалились кричащие от ужаса, покалеченные люди.

- Зарядить книппели, беглый огонь! - к башням, завывая полетели полушария, соединённые цепью. Они сносили всё на своём пути, разбивали доски, разрывали покрытие из шкур. Башни остановились, люди за ними побежали назад, но пушки, перенеся огонь на них, выкашивали их как траву. Лучники выбивали отдельно бегущих солдат, и те падали с стрелами в спине. Разгром был полнейшим. На поле остались не менее трёхсот нападавших - от войска графа остались одни воспоминания и кучи трупов, которые защитникам придётся убирать целый день. Солнце уже поднялось к полудню, когда отряд защитников крепости вышел из ворот и направился к разбитым башням. Влад шёл в окружении своих телохранителей, внимательно осматривавших окрестности, готовых к любому нападению. После модификации, они двигались не менее быстро, чем Влад, их зрение было усиленно, их оружие модифицировано - каждый стоил пятидесяти обычных воинов. Влад даже поселил их отдельно, вне казармы, как своих личных телохранителей, и один из них всегда находился рядом с ним, или возле входа в дом, в сторожевой будке.

Башни были полуразрушены, в них, и вокруг, валялись части человеческих тел. Пахло кровью, испражнениями, свежими шкурами, которые содрали с несчастных коров, чтобы укрыть башни - 'Видимо разорили Карауловку, где же ещё им столько коров набрать-то' - подумал Влад. Некоторые из осаждавших ещё дышали, стонали, с переломанными руками, ногами, рёбрами. Владу неожиданно пришла в голову мысль:

- Давай их всех, раненых, в Клинику!

- Да на кой чёрт, добить их и всё. Вот ещё с ними вошкаться - отреагировал Семён.

- Давай, давай, нечего рассуждать - всех в Клинику. Я потом объясню.

Семён отдал распоряжение, и в Клинику потянулись подводы с стонущими врагами. Влад тоже последовал за ними, собрал в Клинике лекарей и объяснил ситуацию. Затем встал рядом с ними и стал ждать. Первый вылеченный, ещё не выведенный из состояния сна, оказался перед ним. Он вошёл в его мозг и начал внушать: 'Ты никогда больше не сможешь вредить клинике, ты никогда не нанесёшь вреда Владу, его близким, его делу'. Слова падали в мозг вылеченному, как огненные капли, погружались внутрь и впитывались навсегда. Он отобрал отдельно пять человек - как Влад понял - это были люди из командования графскими войсками. С этими он поработал индивидуально: каждому была впечатана команда: 'Где бы ты не увидел графа Савалова. Ты должен его убить! Убить любым способом, не заботясь о последствиях! Это главная цель твоей жизни - убить графа Савалова! Ты должен оставить все дела и убить графа Савалова! Ты только тогда успокоишься, когда убьёшь графа Савалова!' - и стандартные 'Ты никогда не причинишь вреда персоналу Клиники, господину Владу, его близким и его делу…'

Раненых, было человек пятьдесят. Некоторые были покалечены совсем - оторваны руки и ноги - но Влад не стал выращивать им новые - ну, во-первых, нельзя было раскрывать, то что он это умеет. А во-вторых - с какого хрена, они пришли вообще-то не разговоры с ним разговаривать, а убивать, разрушать всё, что ему дорого. Через несколько часов всё было закончено - здоровые и не очень, воины, отправлены по домам…а с ними вместе - живые торпеды, манкурты, нацеленные на убийство графа. Влад был уверен, что они явятся к двору графа, он пожелает их расспросить о том, как они спаслись и так далее - тут-то они его и положат. Судьба манкуртов Влада совершенно не беспокоила, как и угрызения совести - он их не звал к себе, и может защищаться любым доступным способом. А если этого грёбаного графа не положить, дурак так и будет слать войско за войском, пока не положит под стенами Клиники всех своих крестьян и всех глупых или жадных наёмников, которые согласятся участвовать в затеях графа. Фактически, Влад этим спасал множество людей. Возможно, что кто то из манкуртов и спасётся - как только граф умрёт, заклятие утеряет смысл - убивать будет некого и они займутся своими делами.

Весь этот день, а потом и следующий, люди Клиники были заняты тем, что собирали и сжигали трупы. Снаряжение с них собирали, чистили, сломанное отправляли в кузницу для ремонта - кузница так же была построена, и заправлял там кузнец Гордей, жену которого некогда спас Влад.

Влад вызвал к себе начальника охраны, Семёна:

- Семён, есть информация, что отряд Борислава Володина участвовал в нападении, под знаменем графа Савалова, более того, всё нападение было спровоцировано Бориславом, который спасся и с остатками своей группы отошёл к северу, в деревню Махрютово, где он и базировался перед налётом на нас. Деревня принадлежит Савалову, что ещё больше доказывает связь между графом и этим наёмником. По моим сведениям у него осталось около пятидесяти человек. Я предлагаю - добить его до конца, чтобы больше не было никаких поползновений напасть на нас. Каждый из моей личной охраны стоит минимум тридцати человек, я не сомневаюсь, что мы их всех вырежем. Что думаешь по этому поводу?

- А что думать - пойду седлать лошадей. Сколько возьмём магиков?

- Трёх парней. Хватит нам - ещё ведь и я буду. Остальные пусть работают - лечат. Возьми ещё человек пятнадцать из простой охраны. Итого - семеро моих телохранителей, пятнадцать охранников и трое магиков. Выезжаем в ночь - хочу с рассветом их потревожить. Главное чтобы застать их на месте, а то свалят куда-нибудь, потом снова ожидай гадостей.

- Думаю - никуда они не денутся. Нападения они не ожидают, а им надо залечивать раны, отдыхать после штурма. Успеем. Ну всё, господин Влад? Тогда я пошёл готовить вылазку.

Они разошлись. Влад отправился к себе домой, Семён в казармы. Лекарь не стал говорить - откуда у него информация, а получилось так, что когда Влад занимался с ранеными, привезёнными с поля боя, он узнал одного из наёмников, приходивших с Бориславом в клинику, когда тот был при смерти. Влад просканировал его мозг и узнал нужную информацию. Говорить об этом он не стал - потребовалось бы что то объяснять, рассказывать, а он этого не хотел, ограничившись сухим изложением факта, как бы заранее отметая вопросы - ну вот есть такой факт, и всё тут. Начальник охраны уже не удивлялся способностям лекаря и воспринял всё вполне нормально - ну знает и знает, и слава Богу.

К ночи всё было готово и отряд глубокой ночью тихо выехал на тёмный тракт. Судя по полученной информации, ехать нужно было около тридцати вёрст на север, потом три версты вглубь леса по наезженной дороге. Погода стояла тихая, уже весенняя - днём снег оттаивал, местами появлялись лужи, ночью же лёгкий морозец сковывал всё, превращая в ледяной каток. Кони отряда Клиники были подкованы на шипастые подковы, а потому не боялись гололёда. Копыта гулко стучали по тракту в ночной тиши, над головой сияли звёзды, яркие, как далёкие светляки. В чистом ночном воздухе были хорошо видны созвездия - ни одного из них Влад не знал. Каждый раз, поднимая голову вверх, к ночному небу, он с грустью убеждался, что это небо совсем чужое. Он отбросил эти мысли и стал думать о насущном. Скоро будет весна, весенняя распутица сократит движение караванов, даже тракт, одна из крупнейших дорог империи, будет покрыта слоем жидкой грязи, в которой будут застревать телеги. Это время они посвятят обучению лекарей, а затем, когда всё подсохнет, ему нужно будет ехать в Лазутин, брать в гильдии магиков разрешение на лекарскую деятельность - сейчас они, фактически, занимаются лечением варварски, без лицензии. Раньше Марьяна выезжала на том, что обслуживала крестьян графа Савалова и платила символическую плату, проживая на принадлежащей ему земле, а теперь они должны самостоятельно вести деятельность. Ему ужасно не хотелось ехать в логово врага, но выхода не было. Каждый должен делать то, что он должен делать - это он понимал прекрасно и другого не дано.

Тягучие ночные минуты складывались в часы…ночь накрывала бойцом чёрным покрывалом, требуя - усни, усни… Охранники клевали носом, удерживаясь на лошадях. Наконец, через шесть часов хода, показался поворот на Махрютово. Все встрепенулись, сбросили сон и внимательно стали осматривать дорогу и лес вокруг. По дороге, в снегу, замёрзшем под ночным морозом, были видны следы множества копыт, явно тут проезжали довольно большие отряды воинов - подковы тоже были шипастые, отличающиеся от стандартных крестьянских подков.

Отряд Клиники проехал ещё две версты, потом они въехали в лес, подальше от дороги и спешились, оставив лошадей привязанными в небольшой тихой лощине, укрытой от ветра. Дальше нужно было идти пешком, чтобы не всполошить раньше времени володинцев. Оставалось где то шагов шестьсот до деревни, темнеющей пятнами возле запруды, сделанной из небольшого ручья. Небо уже серело, воздух был светел и чист…в деревне затапливали печи и запах дыма, золы доносился до спрятавшихся в засаде бойцов. Чуть позже в деревне началось какое-то шевеление - вооружённые люди ходили между домами, выводили коней - явно собирались уехать. Влад понял - они вовремя сюда прибыли, отряд Борислава собирался сняться с постоя. Он прикинул - дорога отсюда одна, на лошадях уходить в лес было глупо - переломать им ноги и всё. Значит они будут прорывать только по дороге.

- Семён - дорога - её перекрыть и они в мешке. Поставь туда лучников, всех пятнадцать человек, а я с магиками и с телохранителями пойду прямо в деревню. Когда они попытаются сбежать - пусть снимают всех стрелами. Конечно - грубовато придумано, но, мне кажется, эффективно.

Семён пожал плечами:

- Да нормально…вырежем мы их. Никуда не денутся.

- Погодь…есть у меня одна задумка. Не хочется их вырезать всех. Пригодятся. Ты пойдёшь со мной, и ещё одного возьми. Поговорим-ка с Бориславом…

Семён кивнул головой Степану, отдал распоряжения остальным бойцам, вставшим за деревья справа и слева от дороги, и вот уже Влад и двое телохранителей шагают по дороге в деревню. Семён взял в руки палку, с надетым на неё белым клочком ткани, использовавшимся им вместо платка и шагал, спокойно отмахивая одной рукой шаги. Ещё от околицы их уже заметили дозорные, люди забегали, зашевелились, вышли на улицу, сгрудившись тесной группой. В полном молчании Влад со спутниками подошёл к наёмникам:

- Приветствую всех. Я бы хотел поговорить с Бориславом.

- А ты кто такой ещё, чтобы говорить с капитаном?

- Меня звать Влад. Я тот, кого вы так хотели увидеть, но как то не смогли войти ко мне в гости. Повторяю - я хочу переговорить с капитаном! Он жив? Или вы тут просто сборище без командира?

Толпа зашумела, потом кто то крикнул:

- Тут он, сейчас придёт.

Через несколько минут ожидания, под злобными взглядами наёмников, Влад и его спутники увидели раздвигающего толпу Борислава - мощного, высокого человека, закованного в кольчугу и обвешанного всевозможным оружием - у пояса его висел огромный меч, кинжалы, метательные ножи.

- Привет, господин Влад…или вас теперь именовать барон Унгерн?

Толпа опять зашумела, люди вполголоса обсуждали происходящее, из толпы слышались выкрики - прибить этого гада! Он наших положил кучу!

- Так зачем вы пришли сюда, барон? Вы рискуете отсюда не уйти. Говорите.

Влад усмехнулся:

- Борислав, я не хочу лишней крови. Мы блокировали вас в этой деревне, со мной боевые магики. И сам я не простой лекарь, вы это знаете. Мне не нужно больше таких волнений, что вы устроили, натравив на меня этого дурака графа. Мне придётся вас всех уничтожить, заверяю вас - ни один не уйдёт живым. Вы верите мне?

- Верю или не верю - другой вопрос, что вы предлагаете?

Борислав побледнел, толпа опять зашумела, кое-кто стал потихоньку разбегаться, по дороге застучали копыта двух коней и следом сразу сверкнули молнии - бежавшие тут же сгорели в своей броне, на дороге остались лежать трупы людей и коней.

- Всем стоять, болваны! Дорога перекрыта, ясно же! - Борислав утихомирил своих людей, и они стояли, ожидая, чем кончится всё это дело.

- Так что вы предлагаете?

- Борислав, я знаю, что вы дворянского рода, из обедневших помещиков. Я предлагаю вам поединок. Если вы выиграете у меня бой - вы уходите все, со всем оружием и вас никто не тронет. Если проиграете - все складывают оружие, ну а там мы уже решим что делать - скорее всего я наложу на всех клятву верности и отпущу живыми. Но они никогда не смогут причинить мне вред. Я не буду применять молний или файрболлов - только меч. Как и вы. Ну что, принимаете моё предложение?

Борислав усмехнулся:

- Я бы мог дать команду на прорыв, мы бы попытались уйти, но я знаю, что многие погибнут. Возможно большинство. Мне тоже не надо губить своих людей. Потому, конечно, я принимаю предложение. Вы даёте слово, что если я выиграю, вы отпустите всех нас?

- Даю. А вы даёте слово, что ваши люди сложат оружие при моей победе?

- Я даю честное слово, что если вы меня уложите, мои люди сдадутся. Бойцы, вы все слушали? - он обвёл взглядом своих солдат, и те закивали головой.

- Вообще - я не понимаю - зачем вам это надо. Я бы на вашем месте всех положил, без разговоров и всё, если есть возможность такая.

- Ну, считайте, что у меня настроение такое, человеколюбивое. Хватит уже крови.

- И вы считаете, лекарь, что выиграете у меня, профессионального военного с младенческих лет? Одного из лучших фехтовальщиков империи, выигрывавшего турнир 'Серебряных мечей'? - Борислав усмехнулся и поправил меч - ну что же. Вы сами предложили.

Он вытащил из ножен свой меч, длиной больше метра, и встал в стойку:

- Я готов. Приступим?

Охранники Влада подались назад, группа наёмников тоже. В промежутке между вражескими порядками остались двое. Влад потянул из-за плеча свой меч, и тоже принял стойку. Борислав неуловимым движением, практически ничем выдав своих намерений, ни движением, ни выражением лица, прыгнул на лекаря и ударил его свистящим ударом между шеей и плечом…вернее хотел ударить, но Влад легко ушёл с линии удара, боковым движением по лезвию отбил его меч и секущим ударом хлестнул по кольчуге. 'Упс!' - меч не коснулся тела Борислава - Влад понял - у того амулет против физики. У него у самого был такой же. Борислав явно делал ставку на этот амулет. Скорость его была очень велика, как и умение, но, конечно, не шла ни в какое сравнение со скоростью и силой Влада. Но капитан об этом ещё не знал и до сих пор пребывал в заблуждении. Впрочем - Влад его быстро в этом разубедил - ни один удар не смог даже близко изобразить касание к телу лекаря - тот небольшими скупыми движениями всё время уходил из-под ударов капитана, с улыбкой следя за изумлённым выражением лица Борислава. Влад играл с ним, с удовольствием разминаясь, как на занятии в спортзале. Борислав ускорил темп. Его меч замелькал как стриж, гоняющийся за стрекозами. Было странно смотреть, что такой огромный и тяжёлый меч порхал как бабочка в руках наёмника - он действительно был великим мастером боя. Но что он мог сделать против человека, с многократно усиленной скоростью? Он уже стал запыхиваться, лицо покраснело и выступил пот, когда Влад решил - хватит. Он сосредоточился и стал вытягивать Силу из амулета капитана - амулет был не таким уж и ёмким, его хватало, видимо, на несколько сотен ударов. Влад мог, конечно, бить по наёмнику, пока у того не разрядится амулет, но ему уже всё это надоело. Амулет быстро опустел, перекачанный в магический узел лекаря, и следующий удар капитана стал для него роковым - Влад, отбив удар, развернулся, и держа обеими руками свой меч, нанёс страшный горизонтальный удар, врубаясь в бок Борислава. Катана вошла в тело почти до половины, перерубив рёбра. Борислав глухо застонал, и опустившись вначале на колени, завалился на бок, ловя воздух посиневшими губами. Его люди стали бросать оружие в кучу, снимая кольчуги, перевязи с мечами, ножи и всё остальное. Из леса вышли остальные охранники клиники, окружили безоружных наёмников, всё время поглядывая - не ожидается ли нападение, становясь при том так, чтобы не перекрывать траекторию выстрелов трём боевым магам. Один человек не выдержал, кинулся бежать и тут же был сожжён файрболом, выпущенным Арефием. Это сразу выжгло из голов мечтающих о побеге все мысли об этом.

Влад склонился над умирающим Бориславом, вошёл в транс, перекрыл утечку крови из тела. Жизнь теплилась в том только будучи поддерживаемой лекарем. Влад добавил жизни в ауру, Борислав открыл глаза и осмысленно посмотрел на него.

- Борислав, я предлагаю выбор: или вы сейчас умираете тут, я не буду вас лечить, или я поднимаю вас на ноги, вы будете здоровым и сильным, как и прежде, но только я наложу на вас полное заклятие верности, после которого вы будете делать всё, что я скажу, даже если я прикажу вам перерезать себе глотку - вы выполните это с удовольствием. Никто не сможет снять это заклятие до конца ваших дней. Выбирайте. В общем-то вы уже труп, ещё полчаса и вас не спасу даже я. Думайте быстрее.

- А у меня есть выбор? - грустно усмехнулся Борислав, с трудом выговорив слова и поднимая из уголка рта розовые пузыри - видимо было задето лёгкое. Конечно, я согласен пожить ещё…пусть даже и вашим рабом. Увы. Я не герой и не хочу подыхать в какой-то засратой деревне.

- Ну что же, вы выбрали. Это ваша воля. Эй, бойцы! - несите вашего командира в избу, сейчас его лечить буду. Быстрее, быстрее вы, олухи, у него осталось мало времени!

Наёмники подхватили капитана и быстро потащили внутрь небольшой, обмазанной глиной избы. Влад пошёл за ними. Там Борислава положили на длинную лавку, согнав обитателей избы на печь, где те с ужасом и любопытством наблюдали, как лекарь занимается с раненым. Влад приказал раздеть его по пояс, обнажив рану, клокочущую кровавыми пузырями. Он обшарил капитана, сорвав амулет от магии, и выкинул за порог. После этого быстро вошёл в транс и стал исследовать и одновременно лечить тело. Он быстро перекрыл и срастил перерубленные сосуды, отрастил новую часть лёгких, взамен перерубленных, плоть срасталась довольно быстро, потом перешёл к костям - те сопротивлялись воздействию, лечение замедлилось. Но через минут сорок и кости были сращены. О ране напоминал лишь большой косой шрам через весь бок. Влад не стал его убирать - пусть напоминает о бое. Теперь дело было за заклятием верности. Раньше Влад применял только половинчатое заклятие - для своих близких, оно в общем-то только прикрывало его от неожиданностей, от удара в спину, этот же раз он решил применить самое сильное и страшное заклятие - полного подчинения. Это был враг, тем более, что враг практически убитый - труп, почти зомби, потому он не испытывал никаких угрызений совести. Почему бы и не иметь такое совершенное оружие?

Слова падали в мозг человека тяжёлыми, страшными огненными сгустками: 'Ты никогда не причинишь вреда ни Владу, ни тому, на кого он укажет. Никогда не нанесёшь вреда ему и его друзьям, близким. Никогда не допустишь в голову мыслей о том, чтобы ему навредить. Ты с готовность выполнишь любой его приказ. Ты всегда будешь заботиться о его благе, будешь всегда заботиться о его делах'

Он закончил заклятие, разбудил Борислава. Тот сел на скамейку, посмотрел на Влада и сказал:

- Уже всё?

- Всё. Сейчас попробуем. Возьми этот нож и воткни себе его в ногу.

Борислав молча взял нож и вонзил его себе в ляжку. Влад уложил его на скамейку, выдернул нож и усыпил. Потом быстро залечил рану и глядя на лежащего в трансе здоровяка, подумал: 'Мать твою за ногу, в кого я превратился? Тебя, Вова, не тошнит, от того что ты делаешь? Тошнит. Ну а что - лучше было его оставить на земле? Подыхать? Или отпустить, чтобы он мешал работе клиники и убивал моих людей? Нет уж, пусть лучше так'.

Влад сосредоточился и стал переделывать тело Борислава, модифицируя его по своему образцу. Через час он закончил и это. Капитан был здоров, силён, немного похудел, правда, но не очень заметно. Лекарь разбудил его и приказал приводить к нему подчинённых. Пошла вереница наёмников, в которых он вбивал заклятием ненападение и верность Владу - правда без страшной фразы о полном подчинении. С ними он закончил через полтора часа, затратив по одной - две минуты на каждого. Он всё увереннее и быстрее пользовался драконьей магией.

Улица встретила его ярким солнечным светом - на солнцепёке уже плавился снег, сияли ярким блеском сугробы. Влад обвёл глазами стоящих вокруг людей и приказал:

- Верните оружие отряду Борислава, теперь он работает на нас. Сейчас отдыхаем, обедаем, и двигаемся в клинику. Борислав, распорядись, чтобы организовали всем питание - мы всю ночь тащились голодными.

Капитан отдал распоряжения, люди забегали, чрез полчаса Влада пригласили в большую хату - видимо дом старосты, там был накрыт стол. Староста, довольно ещё молодой мужчина с окладистой бородой, пригласил их отведать - что бог послал - а бог послал холодца, нарезанного розового сала, пахнущего чесноком, различных солений, каких-то пирогов и всякого, всякого. Влад только теперь понял, как страшно хочет есть. Они с Бориславом и Семёном уселись на стол и стали планомерно сметать всё, что им предложили.

Через полтора часа весь, теперь уже перемешавшийся отряд, тянулся по тракту, освещаемому послеполуденным солнцем. Влад ехал, смотрел на сверкающие под лучами поля и думал: 'Ну что, диктатор постепенно наращивает армию…что дальше? Кстати, интересно - а кому достанется графство Савалова? Если он остался без наследников, кому оно достанется - все земли, замки, деревни…надо будет потом спросить Борислава, он должен в этом разбираться. Всё больше и больше я отхожу от чистого лечения - боевая магия, драконья магия - вот чем занимаюсь. Теперь я больше боевой маг, чем лекарь. Борислав, конечно, ценное приобретение - он знает всё и всех в империи, когда поеду в город, обязательно возьму его с собой. Только вот с приказами бы не переборщить - скажешь ему в сердцах - Чтобы ты сдох! - а он возьмёт и выполнит приказ…надо быть осторожнее. Как погода похожа на восьмое марта - день унижения мужчин' - он посмеялся про себя и загрустил - сейчас бы дома он тащил жене дурацкий букетик мимозы и тюльпаны, шлёпая по весенним ручьям…а не ехал бы по тракту в окружении толпы убийц.

Клиника встретила закрытыми воротами и направленными на группу всадников пушками - потом, всё-таки, разобрались, люди выскочили их встречать. Бойцы спешились, Семён стал распоряжаться - заводить коней, устраивать людей. Влада встречали Марьяна с Ариной и Машей, они повисли у него на шее, целовали в жесткие скулы, потом повели в дом. Закончился этот день уже баней, в которой команда дождавшихся женщин вначале напарила его как следует, а затем как следует оттрахала, к его и их удовольствию. Марьяна осталась с ним в постели, разогнав разошедшихся ненасытных девок по своим комнатам, прижалась его плечу, проводя ноготками по твёрдым грудным мышцам и грустно сказала:

- Каждый раз, провожая тебя, я как будто прощаюсь навсегда. Мне всё время кажется, что ты, как и пришёл в этот мир, свалившись на меня, так из него и уйдёшь… Я всё время хочу насытиться общением с тобой - любовью, разговорами, кажется - вот-вот и ты ускользнёшь.

- Скоро мне придётся отправиться в город, в гильдию, возможно надолго. Тут мы сделали что могли, клиника будет работать, даже если меня не будет. Опирайся на Марину, сделай её своим заместителем, ты должна быть пока тут, пока не наладишь всё так, чтобы работало и без тебя. А тогда приедешь ко мне в город. Как эти дни с клиентами? Больные шли?

- Ну, это нападение графа, конечно, навредило нам - испуганные больные поразбежались от греха, но уже возвращаются. Сегодня много приняли, прибыль хорошая. Было и пару мелких дворян - жёнушек своих целлюлитных ремонтировали. Я с них выжала что могла - по две тысячи выложили. Кряхтели-кряхтели, но заплатили. Скоро и настоящие клиенты пойдут.

- Слушай - я всё забываю - а чего мы Фёклу не подремонтировали? Ходит старухой дряхлой, зубы чёрные - нам позор и антисанитария сплошная. Займитесь завтра с ней. Вместе с Мариной потренируйтесь. У вас уже уровень такой, что вы спокойно её модифицируете - ну омолодить вряд ли, но уж приличный вид сможете сделать. Займись, ладно? А то она оскорбляет моё эстетическое чувство.

- Чего она там у тебя оскорбляет? - хихикнула Марьяна - чего эстети…тьфу, и не выговоришь. Давай-ка мы делом займёмся - говоришь, уезжать скоро - так не будем время терять! - и она запрыгнула на своего мужчину…



Щепетнов Евгений Маг Истринский цикл-2 | Сборник "Истринский цикл" Книга 1-4 | Глава 2.