home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2.


Распутица превратила тракт в полосу грязной жижи, скопившейся в рытвинах и покрывающей ровным коричневым слоем всё, к чему она липла. Территория Клиники тоже не избежала погружения в грязь, хотя тут земля уже подсыхала, так как снег убирали по мере его накопления. Ворота периметра были раскрыты, в них входили и выходили люди, наматывая на ноги липкую жирную грязь - в клинике шёл приём больных, к лекарям съезжалась вся округа, начиная с крестьян и заканчивая мелкопоместными дворянами.

Влад поморщился - в такую грязь не хотелось вылезать из тёплого, чистого дома. Но деваться было некуда - работа есть работа. Перемещение караванов по тракту практически прекратилось, что сразу сказалось на кассе трактира и постоялого двора - они были полупусты, там жили только больные и их сопровождающие. Влад брался за лечение только особо серьёзных случаев, с остальными спокойно справлялся персонал клиники. Строительные работы пока свернули - до высыхания почвы, строители перешли на отделку внутри помещений, но и она уже была почти закончена. Жизнь шла размеренно, тихо, как будто и не было этих месяцев гонки и преодоления всевозможных препятствий

Через какое-то время после нападения графских войск, пришло известие, что граф Савалов погиб, убитый на званом обеде кем-то из своих сторонников, пришедшем в безумие и набросившемся на него с кинжалом. Владения графа остались без хозяина - впрочем - оказалось, что у него была младшая сестра, семнадцати лет отроду, но по закону она не могла владеть графством - у неё должен был быть мужчина, муж, к которому и переходил этот титул. Муж выбирался не так просто, не она определяла - кто ляжет с ней в постель. Это должен был быть дворянин, тот, кто выиграет турнир за право обладания её рукой…ну и остальными частями тела. Как узнали от проезжих купцов обитатели Клиники, турнир должен состояться весной, как только подсохнет земля, в начале второго месяца весны.

Влад, Марьяна, Арина и Маша, сидели на большой веранде своего дома, за большим дубовым столом, под навесом, укрывающим и от дождя, и от лучей уже тёплого, весеннего солнца. Фёкла подала на стол блюдца с мёдом, блины, различные пироги - всё к чаю. Они наслаждались весенним теплом, горячим душистым чаем и неторопливо обсуждали свои дела, всё, что приходило им в голову. Неожиданно Марьяна подняла вопрос о графстве Савалова:

- Влад, а ты никогда не думал, чтобы стать графом Саваловым? Ты у нас мужчина видный, притом барон - баронский патент ведь на днях получили уже с гонцом - так что ты запросто можешь участвовать в турнире! Получишь графство, мы будем тогда вообще на коне, разве плохо?

- Если бы к этому графству не прилагалась ещё какая-то тёлка… Мне хватает женщин и без неё. Стоит ли лезть туда? Как представлю - я под венцом, с какой-то неизвестной бабой…может она страшна как грех? Или же совершеннейшая дура? И чего мне с ней делать?

Марьяна и девушки засмеялись:

- А мы тебе расскажем, что с ней делать, если не знаешь! А можем и показать - на примере! И тебе, и ей!

Влад рассмеялся, отхлебнул из чашки чая:

- Вы уж покажете…потом ноги таскать не будешь. Только вот если серьёзно - ну на кой чёрт мне такой довесок? Мне что, убивать её после женитьбы? Ну на кой она мне сдалась?

- Нет, ну вы, мужики, такие непрактичные - это что то! Ну наложи на неё заклятие от беременности, и пусть живёт где-то вдалеке от тебя, а ты живи как хочешь. Мало ли так живут дворян! Ты думаешь, все женятся по любви? Да один из ста браков заключается по любви. Остальное - фактически продажи своих дочерей, с целью укрепления престижа, создания каких-то союзов, получения земель. Кстати, задумайся - ты ведь можешь облегчить жизнь многим людям - крестьянам, например. Ты всё поговаривал, что тебе не нравится, как с ними обращаются хозяева - вот у тебя и будет возможность поправить это дело. И для этого всего лишь надо побить толпу тупых рыцарей и разок трахнуть свою жену. Неужели не сможешь?

- Марьянка, ну ты и демоница…надо же, как завернула! И пряник кинула - в виде героя-освободителя, и на 'слабо' надавила - бестия…так вот послушаешь, послушаешь - и подумаешь: правда, а почему бы и нет? - Влад рассмеялся, потом замер, обдумывая.

- Ну а что такого - съездишь, развеешься, клиника без тебя не помрёт, мы и без тебя справимся. Я же вижу - ты всё больше впадаешь в уныние, скучаешь, тоскуешь, ты же ещё тот живчик, сидеть на одном месте не можешь. Вот тебе и повод развеяться, да и кусок такой лакомый отхватить - да я про графство, а не про тёлку - хихикнула она, заметив перекосившуюся физиономию Влада. Давай пригласим Семёна и Борислава - обсудим это всё?

- Да ну давай - не очень весело позволил Влад.

Съездить, развеяться, ему, конечно, хотелось, он уже затосковал тут, глухом углу, без потока информации, без смены событий, но вот связывать себя браком…он до сих пор испытывал какой-то 'священный' ужас перед браком. Женитьба не входила в его намерения в ближайшие триста лет. Но и цель была заманчива…

Марьяна покричала охраннику в будке, тот передал кому-то дальше, и через двадцать минут Семён и Борислав уже подходили к дому, чавкая ногами в весенней грязи. Фёкла встретила их в штыки - заставив обмывать сапоги из кадушки у лестницы, что они, с ругательствами и проклятиями на голову злостной бабы, и сделали. Надо сказать, что Фёкла, с тех пор как с ней поработали Марьяна и Марина, преобразилась - молодость ей, конечно, они вернуть не смогли, но теперь она сверкала белыми зубами, её фигура была статной и крепкой, от неё просто дышало здоровьем и силой. После своего обновления она вообще взяла под свой контроль прислугу в доме, гоняла нанятых поваров, слуг, дворовых мальчиков и прачек - но всё-таки предпочитала прислуживать за столом Владу и его приближённым сама, считая это за почётную обязанность. Её острого словца и крепкой руки побаивался весь персонал Клиники, даже охранники предпочитали с ней не связываться - ну кому охота получить в ухо от злостной бабы, или слушать, как она зычным голосом, на всю округу, расписывает его жалкие интимные дела и микроскопические части тела.

Семён и Борислав уселись за стол, им тут же были налиты по чашке чая и придвинуты блины с мёдом, минут пять они сосредоточенно поедали масляные кругляши, намазывая их тягучим жёлтым мёдом, наконец - приличия были соблюдены и Марьяна начала:

- Тут мы предложили господину Владу стать графом Саваловым. Что вы думаете по этому поводу?

Семён, ничуть не удивившись, переглянулся с Бориславом:

- Интересно - мы только что, полчаса назад обсуждали это дело - а почему и нет? У господина Влада титул барона, заверенный у императора, он вполне может подать заявку на турнир и выиграть его.

- Только вот господин Влад тут сопротивляется - говорит - приложение в виде молодой жены ему не нужно! - Марьяна хмыкнула - и кивнула головой на кислого Влада.

- Ну а чего такого - баба пусть сидит себе в замке и вышивает, зато всё графство в собственности - Борислав удивлённо пожал плечами - там всё, конечно, не так просто, судьи будут на стороне тех, на кого им укажут, придираться к любой мелочи - графство не такая вещь, чтобы кто то так просто от него отказался. Но тут штука такая - если победить противника, реально, на глазах у тысяч зрителей - кто сможет это оспорить? На турнире запрещены все амулеты, все магические действия в сторону противника, за этим следят специальные магики от гильдии. Вполне вероятно, что на турнире будет присутствовать император. Господин Влад не думает, что ему, как дворянину, иногда стоит бывать при дворе? Опять же - с гильдией магиков пообщаться не лишне…а там будет архимаг. Я бы рекомендовал подать заявку на участие в турнире.

- Да я копьё в руках не умею держать! Какой из меня рыцарь! И на коне езжу средненько…только свой зад перетащить из города в город. А тут надо с копьем скакать, да ещё сбить с коня человека, который всю жизнь занимается этим чёртовым делом!

- Ну начнём с того, что копьё и кони это не главное там. Даже если вас собьют с коня, бой продолжается до тех пор, пока противник не сможет подняться с земли - или мёртвый, или покалеченный, а также - пока он не признает поражение. Ну и ещё - а кто сказал, что вас собьют? Я уверен, что за несколько дней мы подготовим вас так, что вы сможете хотя бы половину рыцарей сбить с коня, а уж удержаться в седле - точно. При вашей памяти и умении запоминать уроки с первого раза, это будет совершенно несложно. Время ещё есть. Мы сегодня отправим гонца в замок графа Савалова, с заявкой об участии в турнире, а как только подсохнет у нас на плацу почва - потренируемся в работе с копьём, конём, ну и я расскажу всяческие рыцарские тонкости - Борислав посмотрел на Влада и добавил - уверен, вы выиграете турнир. Чего терять такой куш? Я бы и сам, раньше, попытался бы выиграть, хотя - скорее всего не дошёл бы до финала - там есть очень серьёзные бойцы, но такому человеку как мы с вами, с усиленным и быстрым телом - это будет несложно. Только особо не показывать свои умения, и оружие не применять специальное - ну чтобы не придрались, а так - ни один маг не скажет, что вы используете магию в своих целях на турнире.

- Да я не против. Тогда надо подготовить снаряжение - латы, щит, намалевать на него герб Унгерна, ну и потренироваться, конечно, чтобы я не выглядел так позорно с копьём.

Через неделю Влад сидел на коне, нагруженный всяческим железом и держал в руках здоровенную орясину, именуемую копьём. Ему было душно, бок чесался, обзор дурацкого шлема был никаким, но делать нечего - искусство требует жертв. Почва тренировочного плаца охраны уже подсохла, и конь легко нёс его к мишени - фигуре 'рыцаря, с щитом на груди. Разогнав коня как следует, Влад уже в сотый раз с гулом бахнул в этот щит, тренируя точность попадания. Его просто тошнило от этой хрени - он лучше бы побежал к противнику, пнул ему по яйцам, и врезал кулаком по морде. Когда он это, как то за разговором, заявил Бориславу - тот недоумённо прокомментировал:

- Вы теперь барон, дворянин, а не просто лекарь и наёмник, то, что хорошо в битве, не приветствуется на турнире и дуэли. На вас будут смотреть множество людей, и как вы будете биться, они запомнят на десятки лет вперёд. Давайте сделаем так, чтобы они запомнили не уличного бойца, а благородного рыцаря, достойного руки графини.

Влад даже устыдился после такой отповеди и стал рьяно овладевать рыцарскими премудростями. Борислав в последнее время стал совершенно незаменим - он знал множество тонкостей светской жизни Империи, знал множество историй из жизни знати и разбирался в политических течениях. Если Семён был простым воином, всю жизнь проводившим в боях, в обеспечении охраны объектов - караванов и домов богатых людей, то Борислав уже давно командовал сильным отрядом наёмников, был не только военачальником выше среднего уровня, но и тонким и знающим интриганом - вспомнить то, как он ловко натравил графа Савалова на Влада. Это действительно было его рук дело - приехав в замок Савалова, он возбудил злобу того рассказами о том, что некие лекари, обманув его отца, не платили должную плату за работу на их землях, а кроме того, прилюдно отзывались очень плохо о новоиспечённом графе. Всего этого хватило графу, чтобы отправиться карать нарушителей, осмеливающихся вести себя непотребно. То, что на самом деле главный лекарь был бароном Унгерном, графу докладывали, но Борислав убедил его, что это всё ерунда, что перед ними самозванец, который недостоин дуэли - реально же Борислав опасался, что Влад просто убьёт этого напыщенного дурака, считающего себя великим бойцом, а тогда весь смысл задуманного исчезал. А смысл был в том, что в разгар этой войны, Борислав появится перед изнемогающими от борьбы лекарями, предложит им свои услуги по посредничеству между Саваловым и ними, погреет на этом руки, а потом, как и было изначально задумано, станет их 'крышей, за большую часть дохода. Он видел, каков был поток больных и представлял, что могли зарабатывать лекари. Зачем участвовать в войнах между капризными помещиками, подставлять свою шкуру, когда можно просто сидеть на месте и сосать деньги из Клиники? Вот только он не ожидал такого мощного и умелого отпора от защитников крепости. Это явилось для него полной неожиданностью, Борислав потерял при штурме своих людей, брошенных на штурм по требованию Савалова. После того, что большая часть его отряда полегла под стенами крепости, Борислав дезертировал и осел в деревеньке, где его и взял в оборот Влад. Теперь - он волей-неволей был полностью на стороне Влада и был одним из самых ценных его соратников - а куда он мог деться? С заклятием верности… Теперь он был как страшный цербер, по гроб жизни преданный своему хозяину и готовый порвать за него любого, что, впрочем, не глушило у него интеллекта и свободы воли - во всём, что не касалось интересов Влада. Бойцы Борислава влились в охрану Клиники и получали там приличную плату, под командованием Семёна. Борислав был повышен до начальника телохранителей Влада и постоянно следил, чтобы с ним находился кто то из его подчинённых. Иногда это страшно напрягало Влада, он сам по себе был страшным оружием, его было очень, очень трудно убить. Но Борислав объяснял это тем, что тому по статусу положено иметь телохранителей, раз он важная персона. Да и бережёного Бог бережёт. В этом были и свои хорошие стороны - Влад не задумывался о кольчуге или боевом снаряжении, ходил в нормальной удобной одежде и даже постепенно свыкся, что за ним всегда тащились два закованных в железо мужика, вооруженные с ног до головы - вроде как тащится за телом тень, отбрасываемая солнцем.

Коллектив Клиники уже как то сложился - девушки-санитарки, с позволения Влада, нашли себе женихов среди охранников, и с ними сожительствовали - впрочем - время от времени женихи менялись, как он заметил. Хотя - ему на это было плевать. Лишь бы они выполняли обязанности, помогали лекарям в работе и не беременели - но и это им нет грозило - на них наложили заклятие от зачатия. Влад был даже доволен, что они от него отстали - ему хватало своих женщин, да ещё Марина время от времени строила ему глазки, мечтая залучить его в свою постель - ну как же - красавец, брутальный мужик, барон, победитель графов - ну разве не лакомая цель для женщины? Они с Марьяной время от времени шептались, поглядывая на Влада, и он, заинтересовавшись их интригами, как-то раз, прощупал их эмпатически - и чуть не захлебнулся в потоке обожания, похоти, желаний - он быстренько отключился, поняв, что эти, сильно сдружившиеся красотки уже делят его несчастное брутальное тело, планируя кавалерийскую атаку. В общем-то он был и не против Марины, в качестве сексуального объекта - всё какое то развлечение, на фоне скучищи глухомани, но его задевало отношение к нему как к племенному самцу…впрочем - подсознательно, и радовало. Ну кто из мужчин не видит себя альфа-самцом, в окружении красивых продолжательниц рода! Ну, только если гомосексуалисты…

Единственно, что он пресекал сразу - это разборки между девушками - за мужчин, за лучшее место, скандалы по поводу того, что вот этой досталась лучшая юбка или кофточка, а этой вот не досталась. Девушки, недавно бывшие хромыми и косыми рабынями в занюханной деревеньке, вдруг стали красивыми и желанными самками, предметом обожания множества мужчин, и тогда понеслось - дошло до того, что Влад посадил под замок в погреба двух девушек, которые принародно орали и драли друг другу волосы, из-за какого то смазливого охранника, которого одна посмела увести у соратницы. Влад лично врезал по клубку из двух баб плёткой и приказал держать их под замком неделю, пока не придут в себя. После этой показательной порки и заключения в зиндан, страсти в бабском коллективе если и не утихли, то перешли в подполье, внешне не вырываясь наружу.

Среди мужчин таких дрязг не было - впрочем - как всегда, кто то доказывал свою могутность, без выяснения отношений тоже не обходилось - но Семён, все разборки сразу переносил на тренировочный плац, где разборщики выясняли отношения с тупым оружием в руках - и делу хорошо, и зрителям интересно. Впрочем - попытки новичков, бывших 'бориславовцев, 'наехать' на личных телохранителей Влада закончились сломанными руками, ногами и рёбрами - после чего никто не решался зацепить этих монстров. Пострадавшие были вылечены и наказаны дополнительными дежурствами.

В конце концов, из разношёрстной команды, совместными усилиями был сколочен крепкий коллектив, вполне довольный условиями жизни. Вот только Владу было душно в этом тесном мирке - человек технологичного мира, привыкший к бешеному темпу жизни, он изнемогал в этом тихом болоте. Вот казалось бы - а что ему надо? Денег - полно. Всё, что ему нужно для жизни - еда, кров, женщины - всё есть. Ну что ему не хватает? Зуд реформатора? Жажда власти? Что его толкает вперёд, что движет им? Скука? Любознательность? В минуты депрессии он думал над этим - власти ему хватает - он никогда не был особо амбициозным и властолюбивым - ну приятно, когда ты начальник, когда ты управляешь людьми - но это не трогает душу и не портит нормального человека, которым и был Влад. Зуд реформатора? Ну да - он, когда видел неправильное, отмечал это для себя и по возможности исправлял - но не такой уж зуд, чтобы менять всё и вся - не тот возраст, чтобы организовывать восстания рабов, добиваясь их свободы. Да и как то уже сгладилось это возмущение - вот, типа, рабство, оно отвратительно и так далее - а когда пожил в этом мире - вроде даже и привык. Очерствение души? Или мимикрия под местную действительность? Скорее всего, он, как обычный мужик, старался обеспечить достаток и безопасность своего дома - как делали до него поколения его предков - донских казаков, и теперь он просто плыл по течению, решая проблемы по мере их поступления. Чужие люди были для него ничто, свои - всё. Где он остановится, в своём пути? Кем он станет в конце его? Влад не знал, да и знать не хотел. Ему было скучно.

Через неделю скачек с копьём, его учителя наконец-то признали, что он, возможно попадёт этой орясиной в какого-нибудь не слишком мелкого рыцаря, и даже, вполне возможно поцарапает его щит, не свалившись с коня. На том и порешили, и стали ожидать подсыхания дорог.

Наконец - время отправления на турнир было определено - через два дня Влад уже ехал во главе небольшого отряда - его телохранители во главе с Бориславом и десять человек обычных охранников, с флагами барона Унгерна - вертикальный меч на пурпурном фоне. Его латы были начищены до блеска и тащились за ними в повозке, запряжённой двумя лошадьми. В той же повозке, управляемой одним из бойцов, лежал запас продуктов, шатры для рыцаря и свиты, запас оружия - на всякий случай - стрелы, луки, арбалеты, запасные мечи боевые топоры, алебарды. Сам Влад был одет довольно скромно - обычный камзол по нынешней моде, бархатный берет, плащ. Соратники наседали на него с целью одеть как попугая, но он выдержал осаду и оделся скромнее.

Последний вечер перед отъездом у него прошёл очень бурно - ну, без бани, тут было, конечно, не обойтись - вряд ли в замке ему предоставят сразу ванны и горячую воду, потому помыться нужно было на месте. Ну и какая баня без банщиц? В этот раз банщицей выступила Марина, явно по договорённости с Марьяной. Только стоило Владу забраться на полок в бане, она прокралась из предбанника и занялась тем, о чём мечтала многие недели, а может и месяцы. Влад даже удивился - насколько она была горяча и любвеобильна - её буквально трясло от желания, а сладострастным вздохам и крикам, исторгаемым ей во время секса, внимали, наверное, все окрестные деревни - и туда, наверное, долетали её крики. Она пыталась вцепиться ногтями в спину Влада, что он пресёк с решительностью и отсутствием сомнений - ещё этого не хватало - герой-рыцарь с располосованной любовницей спиною. Она не успокоилась, пока не перепробовала все позы, что могли прийти в голову похотливой, истосковавшейся по мужской ласке женщине, пока не выжала Влада досуха и с удовлетворённой улыбкой вымыла его как следует, отправив к 'законной' любовнице. Впрочем - та тоже не особенно дала ему отдохнуть, выкачав из него то немногое, что оставила в нём её рыжая подруга, со словами:

- Хватит этой рыхлой тёлке Саваловой тебя, не сотрёшься!

В общем - он ехал на своём коне усталый, вялый и сонный - от бессонной ночи, и от сексуальных излишеств, думая о том, что хорошо ещё Аринка с Машкой до него не добрались - а то бы его везли вместе с эстоком и боевым топором на телеге, под брезентом.

Кстати сказать - о рыхлой тёлке - поговорив с Бориславом, он узнал, что эта самая 'рыхлая тёлка, была не так уж рыхлая и не так уж тёлка - вполне симпатичная молодая девица, и даже, в противоположность своему мерзкому злобному братцу, довольно приличная особа, с чувством юмора и не лишённая сострадания - к примеру, она помогала крестьянам - лечила их, защищала от беспредела брата, жаловалась на него отцу - когда он ещё был жив. Увы, помогало это слабо - её брат так и продолжал хулиганить и развлекаться. Звали её Лесана, и отроду ей было семнадцать лет. Есть ли у неё жених или нет - Борислав ничего не знал - может и был кто то из местных, но она не могла вот так - взять - и выйти за него замуж. Увы, женщина этого мира не могла распоряжаться собой, а уж тем более своим имуществом - впрочем - не своим. Женщина не могла владеть землёй и всем, что было на ней. Только её муж.

Дорога уже подсохла, притоптанная множеством копыт, ног, тележных колёс. Вокруг тянулась до горизонта высыхающая на солнце земля, покрытая зеленеющими лесами и ровным слоем прибитой снегом высохшей травы, лежащей толстой подушкой, и так и напрашивающейся на то, чтобы её поджечь. Эти весёлые палы на Земле были источником множества бед, выжигая леса и деревни. Мысли Влада тянулись и тянулись, неспешные, как и эта бесконечная дорога из непонятно откуда, в неизвестно куда. Впрочем - путь им предстоял не такой и далёкий - восемьдесят вёрст по тракту на север, а потом по просёлочной дороге десять вёрст в сторону от тракта, к замку Саваловых. Земли Саваловых выходили острым клином к Клинике, если лететь напрямую, расстояние было и не таким большим, но напрямую никто и нигде не ходит - через леса, поля и болота особенно не побегаешь. А по дороге выходило гораздо дальше. Заночевали они в постоялом дворе на тракте, в шестидесяти верстах от Клиники. Постоялый двор был довольно большим, места в нём были - сезон караванов ещё не вошёл в полную силу, всем нашлось место - правда, охранникам пришлось спать вповалку в дешёвых номерах, а Бориславу и Степану, личным телохранителям Влада, поставили топчаны в номере барона. Влад вертелся на своей кровати - видимо, считающейся по здешним меркам роскошной, сон всё не шёл, несмотря на долгую дорогу в седле, потом он плюнул и пошёл вниз, попить пива и послушать разговоры купцов. Охранники потащились за ним - он хотел их оставить на месте, пусть отдыхают, но они всем видом показывали решительное нежелание оставлять барона одного, и он сдался. Усевшись за столик в углу, Влад заказал всем троим по кувшину пива и стал попивать его, смотря на окружающих и думая о своём.

В трактире было шумно, возле окна сидела группа вооружённых людей, явно благородного происхождения - судя по бесцеремонным манерам и громкогласному поведению. Влад, задумавшись, внимательно посмотрел на одного, особо крикливого молодого человека - тот громко превозносил достоинства графини Саваловой, говорил, что порубит каждого, кто усомнится в её красоте. И что он - конечно - лучшая партия для неё. Как понял Влад - это был один из претендентов на руку и другие части графини Саваловой. Он ещё раз, с интересом, осмотрел предположительного противника - на его взгляд особой опасности тот не представлял - даже для обычного тренированного воина, не то что для модифицированного 'человека Х'.

Бахвал, заметив взгляд Влада, поднялся, и пьяной походкой пошёл к нему. Охранники Влада приподнялись с мест, чтобы блокировать подходящего, но барон остановил их движением руки и продолжал пить пиво, как бы не замечая подошедшего.

- Что уставился на меня, бродяга?! Как ты смел поднять глаза на графа Красуна, безродный! Отвечай, поганец!

Влад поднял глаза на подошедшего хама, потом приподнялся и быстро ухватив его за лицо пятернёй толкнул от себя, отправив графа под стол к своим спутникам, вскочившим с места и обнажившим мечи. Спутники Влада тоже выхватили мечи, он сам изготовился к драке, когда положение спас Борислав - он выступил вперёд и спокойно обратился к противникам:

- Господа! Перед вами барон Унгерн. Мы отправляемся на турнир в замок Саваловых. Ваш хозяин оскорбил нашего барона непристойными, оскорбительными речами. Я предлагаю урегулировать спор - приведите вашего хозяина в чувство, чтобы он мог что то понимать, и через полчаса мы ждём вашего представителя у себя в номере - обсудим условия дуэли. Сейчас мы удаляемся - он всё равно испортил нам удовольствие от вкушания пищи и пития напитков, ждём вас позже. Влад согласно кивнул головой и они покинули зал под гробовое молчание в зале, воцарившееся после конфликта и последующего выступления Борислава.

Через полчаса в номер постучали, Степан открыл дверь. За ней стоял один из спутников графа Красуна:

- Граф приносит свои извинения за невоздержанность в речах, но не против дуэли, дабы смыть кровью нанесённую обиду. Он предлагает встретиться во время турнира - если жребий сведёт на арене - то спор там и закончится. Если жребий не сведёт вместе - тогда в любое удобное барону время, во время турнира. Оружие дуэли - эстоки, доспехи - по усмотрению дуэлянтов. Сообщите ваше решение, чтобы я мог передать его графу.

- Хорошо, я согласен на ваши условия. Увидимся завтра, в замке.

Посланник кивнул головой и удалился - Степан закрыл дверь и сел на свой топчан.

- Интересно, а какую обиду он должен смывать - поинтересовался с любопытством Влад - я что то не понял - обижал меня он, а чего он там смывать-то должен?

- Ну как чего - вы должны были встать, и вместо того, чтобы запустить его, как нагадившего котёнка, в угол, объявить себя как барона Унгерна, он бы или повинился, или вызвал бы вас на дуэль. Ну, всё как у дворян принято. А вы сразу ему морду бить. - Борислав гулко засмеялся. Теперь он должен смыть со своего вельможного зада прилипшую яичную скорлупу вашей кровью.

- Вона как…ну что же, пусть смывает. Посмотрим. Ну что, давайте спать? Нам ещё завтра смывать и отмывать туеву хучу графов, баронов, и прочую родовитую братию.

Влад улёгся на кровать и закрыл глаза…вспомнилась Марьяна - она рвалась ехать с ним, но и Борислав, и Влад, и остальные соратники остановили её - было бы странно приехать на турнир за руку прекрасной дамы с любовницей. Многие бы это не поняли. Да и мало ли что - вдруг её кто то узнает, даже в этом помолодевшем теле. Наконец он заставил себя уснуть и провалился в сон без сновидений.

Оставшиеся тридцать вёрст они доехали без приключений, буйный граф выехал ещё раньше, так что с ним не встретились. Когда Влад вышел из постоялого двора, лошади были уже осёдланы, повозка, под полукруглым тентом, уже вздрагивала от тянущих вперёд лошадей, к ней, сзади, был привязан боевой конь Влада - могущий нести тяжеловооружённого всадника в латах - вес такого всадника достигал ста семидесяти и больше килограммов, потому обычный конь тут не годился. Этот монстр напоминал владимирских тяжеловозов - как подумал Влад, впервые его увидев, и стоил очень дорого. Впрочем - как и рыцарские латы. Это рыцарство влетало в большую копеечку, не все могли себе позволить подобную роскошь. Только крупные замки могли выставить единовременно десять и более рыцарей с их сопровождением - обычно это были два лучника, пеший копейщик и оруженосец - всё это вместе называлось 'копьё'. Латы, также, одевались и на коня - что тоже стоило недёшево. После полудня показался замок графа Савалова - огромное сооружение, свидетельствующее о том, что у его предков и у него самого были деньги, а так же - что предки Савалова были довольно-таки вредными и деятельными особами, на которых зуб точили множество обиженных: стены были высоки, башни крепки. Замок окружал глубокий ров, наполненный водой и к воротам вёл подъёмный мост. Барон с спутниками проследовали в сторону от замка, где были видны приготовления к турниру - на утоптанном поле строили трибуны, суетился народ, в реке поили лошадей, стояли шатры с развевающимися вымпелами и флагами - у некоторых, количество их, доходило до тридцати-сорока штук, свидетельствуя о том, что их владелец находится в родстве со всеми этими почтенными родами.

Шатры разбили чуть поодаль от остальных, поближе к реке и выше по течению - Владу не хотелось пить воду из-под каких-то уродов, гадящих где попало. С сортирами тут была явная проблема, все кусты оказались 'заминированы' многочисленной челядью рыцарей - сами-то они, конечно, пользовались ночными горшками - не пристало рыцарю с голым задом бегать по кустам. Влада это всё сильно угнетало - чего не хватало ему в средневековье - так это нормальных сортиров и вообще сантехники. Он уже отвык от деревянных сооружений типа 'сортир, а гадить в горшок он отвык ещё в пять лет, в детском саду - тогда он это сделал последний раз. Как только он представлял себя гадящим в горшок, его охватывал истерический смех и он приговаривал: 'Е…твою мать! Грёбаное средневековье! Засранцы!' Посему он сразу приказал своим спутникам выкопать яму и поставить над ней небольшой шатёр, поставить туда бочку, наполнив её водой и ковшик. Одновременно это сооружение могло послужить и импровизированной баней - ну если приспичит. В латах, особенно на солнце, человек просто превращался в ходячий и сильно воняющий кусок мяса, потенциальную жертву теплового удара и сердечных приступов.

Пока одни охранники копали яму и устанавливали шатры, барон, взяв с собой Борислава и Степана, направился в замок, регистрироваться на турнир. Скоро копыта их лошадей громыхали по подъёмному мосту в замок, потом над головой проплыла арка ворот, с мощной, непробиваемой решёткой - Влад, глядя на неё думал - у него была мысль пойти и взять приступом замок Савалова - хорошо, что не пошёл. Это замок нужно было осаждать многотысячной армией, с применением тяжёлых орудий - ещё более мощных, чем у него, и заняло бы это многие месяцы. Он ещё раз подивился монументальности постройки и проехал дальше. На площади замка было людно, толпились люди, ржали лошади - Влад недовольно поморщился - не любил он такой суеты и бардака - да и отвык от такого - в Клинике был строгий порядок, дисциплина.

- Борислав, сходи, узнай, где в этом бардаке распорядитель и к кому подходить для регистрации - меня тошнит уже от всего этого, хотя я тут всего пять минут. Мы пока тут постоим.

Они спешились, Степан перехватил узду коня Борислава, и тот исчез в толпе, поглотившей даже такого гиганта как он без следа. Наконец, через минут десять он появился и поманил за собой Влада. Как ледокол, рассекая стоявших, телохранитель подвёл его к небольшому седому человеку, с важным лицом записывавшем что то в амбарную книгу и не обращавшего на суету вокруг ни малейшего внимания.

- Вот распорядитель. Предъявите ему свою грамоту о баронском титуле, и он впишет вас под номером в число участников турнира.

Влад так и сделал, вписавшись под номером сто восемьдесят пять в толстенный гроссбух, после чего они быстро ретировались из этого дурдома.

Шатры уже были поставлены, над огнём висели котлы с водой - каждый рыцарь обеспечивал пищей себя и своих людей - попрошаек и нищих в этом мире не привечали. Впрочем - через некоторое время раздался звук трубы герольда, и высыпавшие из своих шатров люди услышали, как он приглашает рыцарей вечером на пир в честь завтрашнего турнира и на жеребьёвку. Через несколько часов, отдохнувший Влад, в сопровождении Борислава, поехал в замок. В воротах замка въезжающих встречал распорядитель, сверяющийся со списками - Борислава внутрь не пустили - Владу пришлось бросить ему поводья и пройти внутрь пешком - как и всем приезжим. Понятно было, что больше двухсот рыцарей и так слишком весомая нагрузка для замка, если ещё и их оруженосцев принять - места в пиршественном зале точно не хватит. Влад приказал Бориславу ориентироваться по обстоятельствам и ждать его к окончанию пира с лошадьми. Найти пиршественный зал было просто - туда несла толпа людей, которые или были раньше в замке, или просто шли на запах мяса - огромный зал был уставлен длинными столами, которые будучи составлены вместе, образовывали собой букву П, у верхней перекладины которой сидела графиня Савалова и герцог Ламунский - представитель императора, призванный наблюдать за соблюдением закона и судействовать на турнире. Как слышал Влад от Борислава - император не пожелал тащиться в такую даль и отвлекаться от государственных дел - таких, как трахание горничных императрицы и соблазнение жён придворных. Со слов Борислава, Ламунский представлял собой довольно нередкую помесь дворянского чванства, сопряжённую с болезненной честью, понимаемой им довольно своеобразно - ну к примеру - в отношении дворянина слово было золотом, которое нельзя просыпать, а простолюдин мог и не дождаться справедливости, так как тот считал, что дворяне гораздо выше всех и по уму, и по остальным параметрам. Этот герцог не любил и выскочек - 'из грязи в князи' - счастливым случаем занесённых на вершину иерархической пирамиды. То есть - Влад, с его купленным баронством, был для него хуже простолюдина - выскочка, из этого следовал сам собой вывод - турнир будет для барона не таким уж простым делом, как он думал. Ну, политика, никогда не была чистым и простым делом - в конце концов решил он. Пришедших рассадили по своим местам, согласно номеров - Владу досталось место не на самом конце стола, но и не очень близко к графине и герцогу. Впрочем - ему на это было наплевать - хотелось скорее отсидеть положенное время и быстренько свалить в свой шатёр, лечь на раскладную походную кровать и вытянуть ноги. Он и на Земле-то ненавидел крупные посиделки типа свадеб и других торжеств, а уж тут, среди толпы незнакомых людей, во враждебном окружении, ему совсем не нравилось. Распорядитель произнёс, с благосклонного кивка герцога, речь, в которой было изложено, что в начинающемся завтра турнире бой будет идти за руку графини и графский титул Саваловых, что бой должен будет идти до тех пор, пока противник будет в силах его продолжать, и что те, кто боится и желает выйти из турнира тут же должны об этом заявить - как будто нашёлся бы такой дурак, чтобы встал и заявил при всех, что он струсил и не желает дальше участвовать в этом действе. Влада откровенно забавляла это нарочитая торжественность и глупость происходящего. Впрочем - думал он - у всех народов свои традиции, вот у племён каннибалов на островах Полинезии, обычай - при встрече чужака или представителя соседнего племени, сразу строить страшные рожи, высовывать подальше свой язык, дико гримасничать и изображать, что он вот-вот его сейчас убьёт. Ну а когда потенциальный противник окончательно запуган - можно и поговорить о том, о сём. Так что, ритуалы сдачи в эксплуатацию несчастной графини Влада никак не удивили - несчастной ли? Он принялся внимательно рассматривать графиню Савалову - да, особой радости от того, что скоро её подомнёт протухший в латах волосатый мужик, как то не замечалось. Скорее - её тоже раздражало происходящее. На её лице было прямо-таки написано - а не пошли бы вы все нахрен, объедалы и тупые ослы! Влад случайно поймал её взгляд, улыбнулся и вдруг весело ей подмигнул - она удивлённо вскинула брови, потом возмущённо отвернулась, хотя непроизвольно косилась в его сторону… потом она что то прошептала своей спутнице справа, косясь на него, видимо что то узнавала.

Влад оглядел публику - большинство были грубоватыми мужланами и молодыми бахвалами, попавшими сюда в поисках приключений, а также для того, чтобы порисоваться своим уникальным оружием, конями и, как они считали - неотразимой внешностью, но были и настоящие вояки - их было видно по жёсткому, оценивающему взгляду, по грации в скупых, точных движениях. Они ели немного, почти не пили, явно готовились к завтрашнему дню серьёзно и обстоятельно - с похмелья и с расстроенным желудком сильно не повоюешь.

Распорядитель начал доставать из ящика 'фанты' с номерами участников - Владу достался участник под номером 36 - он не знал кто это такой был - да и неинтересно - всё равно объявят на турнире. Пир продолжался ещё часа два, которые барон высидел едва-едва, единственным развлечением было рассматривание потенциальной жены, которая, чувствуя его взгляд, смущалась и злилась, стараясь не смотреть в его сторону (не думать о плешивой обезьяне!). В результате двухчасового рассматривания, он уже знал, что графиня выглядит моложе своих лет (может возраст прибавили?), что у неё симпатичное личико с задорным курносым носиком, что когда она сердится, то надувает пухлые губки и розовеет, что у неё хорошие и, главное, чистые блестящие тёмные волосы и длинные ресницы, вполне объёмистая, хотя и не очень большая грудь, а также довольно огненный темперамент - что она продемонстрировала, когда фыркнула и мотнула головой на какие-то слова своей спутницы - Владу показалось, как ни странно, что слова касались как раз его. Может узнала, какой он выскочка - претендент на её руку и сердце? - думал барон - ну- ну…всё лучше, чем эти мужланы, с тридцатью вымпелами над шатром. Но, возможно, принцесса думала иначе - она что то шепнула герцогу, он взглянул на Влада и недовольно сморщился. Потом пожал плечами и что-то сказал графине - после чего она угрюмо отвернулась и больше не смотрела в сторону Влада. Как он понял - разговор был на тему, что то вроде: 'Нельзя ли убрать вон того хама, что пялится на меня - он выскочка из простолюдинов, и претендует на мою руку и графство!' - на что герцог ей ответил, что документы этого выскочки в порядке - распорядитель пускает только тех, кто достоин. А то, что он долго не задержится - и так ясно, рядом с такими сильными и родовитыми рыцарями. Ответ, конечно, графиню не удовлетворил, но заставил замолчать и дождаться окончания пира в отвратительном состоянии духа.

Пирующие уже дошли до кондиции, орали, пытались петь какие-то песни, заглушая специально приглашённых трубадуров, безуспешно пытающихся перекричать пьяную толпу. Баллады о прекрасных принцессах и благородных рыцарях падали и тонули в рёве тупого пьяного быдла. Под ногами шныряли охотничьи собаки, подбирающие упавшие куски и рычащие под столами в драке за лучшие кости, трещали факелы на стенах, коптя на и так чёрные стены и потолки - Влад удивился - что, нельзя было пригласить магиков и повесить нормальные светляки? Или это такая дань традициям? Он этого так и не узнал - спросить было не у кого, да и стало неинтересно - ну факелы и факелы, какого чёрта? Скорее бы этот свинюшник закончился.

Распорядитель объявил об окончании пира, разгорячена толпа потянулась на выход. Влад с наслаждением вдохнул свежий весенний ветер во дворе замка и с улыбкой подумал, что это всё похоже на выход людей из кинотеатра, этакие ностальгические воспоминания - выходишь из тесного душного зала на свежий воздух и обмениваешься впечатлением от просмотренного. Многие из присутствующих друг друга знали, и только он сидел одиноким изгоем, неинтересным никому - худородный барон, из третьеразрядного баронства - ну кого он мог заинтересовать? Если только гильдию магиков - как могущественный лекарь, но они вряд ли пока связывали его, и барона Унгерна.

За воротами замка ждал с лошадьми Борислав, немного продрогший от ожидания, и они поскакали в свой лагерь. В темноте так и раздавался стук топоров - продолжали строить гостевые трибуны, оборудовать арену - всё происходило при свете костров. Влад разделся и с наслаждением вытянулся на кровати - завтра предстоял тяжёлый день…



Глава 1. | Сборник "Истринский цикл" Книга 1-4 | Глава 3