home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8

- Ай! Ай! - Влад оказался на чём-то тёплом, взвизгнувшим совершенно по- собачьи. Впрочем - чего не визжать как собака, если ты собака?

Маг откатился в сторону, потирая ушибленное бедро - Гера обладала крупными, и довольно жёсткими на ощупь костями. Она уселась перед хозяином, весело высунув язык и сделав умильную, глуповатую физиономию:

- Привет, Хозяин! Чуть не задавил меня!

- А какого рожна ты не отбежала в сторону? - сердито спросил Влад, отряхивая штаны от прилипшей хвои и листвы.

- Тут след оленя - я как выскочила из портала, сразу учуяла и забыла обо всём. Извини.

- А где Хантер? Этот-то куда делся?

- Он побежал за зайцем. Сейчас перекусим. Ты хочешь зайчатины? Мы тебе оставим кусочек!

- Нет уж - Влад представил, как с двумя собаками рвёт несчастный труп зайца и содрогнулся - ешьте сами! Я чего-нибудь другого поем.

Из кустов высунулась окровавленная морда Хантера с виноватой миной. Гера подошла к нему, внимательно обнюхала его физиономию и вдруг яростно набросившись, тяпнула его за плечо, отчего Хантер попятился назад, жалобно взвизгнув.

- Не будет зайца, хозяин - этот вшивый пёс его сожрал! - Гера оскалила огромные белые зубы, повернулась к Хантеру спиной и сделала вид, что закапывает дерьмо. Этим она выразила презрение к ничтожному существу, не поделившемуся вожделенным зайцем.

Влад усмехнулся, улыбаясь во весь рот, передал мыслепослание:

- Забудь. Найдём еды. Сейчас здесь будет проезжать вот такой караван (образ повозок). Нам надо перехватить его. Дальше мы поедем с ним. Значит так - вы цирковые собаки!

- Какие? - не поняла Гера.

- Цирковые - невозмутимо продолжил Влад - то есть дрессированные, умеющие делать разные штуки для забавы зрителей. Вы потерялись, отстав от труппы (образ девушек-циркачек, Борина), теперь нашлись. Будете выступать в представлениях, веселить народ.

- Хозяин, может не надо? - неуверенно сказал Хантер, высовываясь из кустов - мы лучше на воле побегаем!

- Побегаешь ты - сурово сказал маг - как устроят на тебя охоту, тогда побегаешь! Я же сказал вам - слушаться! Иначе сейчас отправлю обратно, к замку!

- Хорошо, хозяин…слушаюсь! - пёс низки наклонил повинную голову, хитро сверкая глазами.

- Пошли со мной! - скомандовал Влад - расположимся вон там, на бугорке. Будем ждать караван…хммм…впрочем - чего его ждать? В общем, так: я лечу по воздуху, а вы бежите внизу. Успеете за мной?

- Успеем! Успеем! - радостно крикнули голованы и начали кругами бегать вокруг Влада, отбрасывая комья земли своими мощными когтистыми лапами.

Влад застегнул крутку, натянул поглубже вязаную шапку, и уже привычно поднял себя в воздух.

Он поднимался всё выше, выше и выше, пока деревья, скачущие собаки и муравейники внизу не превратились в крохотные рисунки на карте. Повернувшись вокруг оси, осмотрелся - справа тракт проходил мимо огромного замка, размером не менее, чем замок Саваловых, а слева широкая дорога уходила за горизонт, рассекая лес, как шрам после удара огромным разделочным ножом.

Тут и там виднелись клочки полей, отвоёванные у дремучего леса, а возле них - крестьянские избы, иногда стоящие ровными рядами, а по большей части разбросанные так, как им заблагорассудится. Из труб тянулись дымки - крестьяне сидели по домам и пожинали плоды того, что сумели заработать за тяжёлое, трудное лето, когда приходилось работать от зари, до зари. По тракту ползли повозки - немного, наверное, особо отчаянные купцы пытались сделать бизнес во время войны. Война войной, а торговля всё-таки хоть вяло, но шла.

Влад начал движение по горизонтали в сторону от замка - по его расчётам караван Некайло должен был только что отъехать от ближайшего к замку постоялого двора и находиться на расстоянии километров двадцати от точки назначения.

Скорость росла, и Влад с усмешкой подумал о том, что его голованы сейчас надрываются, пытаясь догнать летающего хозяина - и пусть, подустанут, меньше будут творить пакостей! Молодые собаки, вне зависимости, магические они или нет, всегда склонны к тому, чтобы совершить какое-либо гадкое деяние. Все собаки, что были у Влада, всегда творили своё чёрное дело, портя имущество - то телевизионный кабель накусают так, что складывается впечатление - его как колбаску нарезали специальным ножом. То тапки изгрызут. А раз его пёс нашёл коробку с шоколадом ассорти и сожрал все конфеты, раздувшись после этого как странная плюшевая игрушка, напоминая не мраморного догёнка, а шар-пея. Его несло и рвало так, что все домашние перепугались. У собак аллергия на шоколад, потому он для них практически смертелен. Откачали… Влад в это время как раз был в командировке по делам бизнеса, и когда звонил супруге домой, спрашивая, как там у них дела, она отвечала: ‘Скачет бодро, какает твёрдо!’ С тех пор это стало их смешным жизненным афоризмом - когда хотели сказать, что дела идут хорошо - ‘Скачет бодро, какает твёрдо!’

После такой школы, преподанной ему собаками на Земле, Влад уже ничему не удивлялся в поведении голованов. Хорошо хоть безоговорочно признают хозяином, и то ладно! Собаки - существа стайные, и в определённый момент они ‘ищут стаю’, устанавливают табель о рангах - кто будет вожаком? И если, в один из дней,, собака в семье решает, что она старшая, она вожак этой стаи, живущей по улице Володарского дом восемь квартира три, тогда этой семье становится туго. Вот после этого в газетах и появляются статьи с заголовками ‘Взбесившийся пёс перекусал всю семью!’ А он не взбесившийся. Он вожак стаи, устанавливающий порядок. А то что люди этого не поняли - их проблемы. И не зависит от размера собаки - вожаком стаи может быть и крохотный чи-хуа-хуа. Такой террор наведёт…

Видеть голованов внизу он не мог - высота, который Влад набрал, была слишком велика, но он чувствовал их присутствие в ментальном пространстве, и они были очень озабочены тем, что его потеряли.

- Бегите вдоль дороги от замка. Я лечу туда! - сжалился Влад и почувствовал благодарное прикосновение мысли голованов, как будто они лизнули его в ухо липким горячим языком.

Деревья внизу мелькали, дорога тянулась длинною лентой, и через несколько минут он проскочил километров десять. Для наблюдателей внизу, он скорее всего казался какой-то птицей, пролетавшей высоко в небе. Да и часто ли люди поднимают глаза вверх, чтобы полюбоваться небом и облаками? Так что вряд ли кто-нибудь его видел во время пролёта над трактом.

Наконец, с облегчением он заметил несколько знакомых повозок, медленно тянущихся по дороге. Влад замедлил скорость и прикинув, куда приземлиться, стал снижаться, уходя в сторону от тракта.

Приземление было мягким, даже слишком мягким - фактически он шлёпнулся в муравейник, уже закрытый обитателями на долгую зиму. Влад подосадовал - разрушил существам их дом. Увы. Но делать было нечего - отряхнувшись, зашагал к дороге и сел на пенёк в пятидесяти метрах от края тракта, наблюдая за проезжающими мимо телегами. Спохватился - лицо не изменил! Выругал себя дураком, и несколько минут восстанавливал личину Олега Видова. Вытер с лица выступивший пот, расстегнул куртку и позволил осеннему ветерку коснуться вспотевшего от напряжения тела. Всё-таки любые переделки тела были не так уж и просты, как казалось, и были достаточной встряской для всех систем организма.

Сзади послышалось шумное дыхание и топот. Влад не оборачиваясь спросил:

- Ну что, не успели?

- Не успели. Быстро летаешь, Хозяин!

Голованы подскочили к магу и улеглись у его ног, прижавшись горячими спинами к его голени. ‘Немудрено не успеть’ - хохотнул про себя Влад - ‘По прикидкам, я развил скорость не менее двухсот километров в час. А может и больше. Так что…отдыхайте’

- Сейчас появится караван - бежите рядом со мной, а потом - рядом с тем фургоном, где буду я. Можете сбегать в лес, но чтобы у замка были рядом со мной - иначе вас просто не пустят. Там разберёмся, как и что нам делать.

Потянулись минуты. Влад спокойно сидел на пеньке, ожидая повозки, слегка замёрз и плотнее запахнул куртку. Голованы лежали рядом, прикрыв глаза и положив лобастые головы на мощные лапы. Маг протянул руку и погладил Хантера по гладкой шерсти. Гера, заметив это дело сквозь полуприкрытые веки, ревниво фыркнула и положила свою голову на спину кобеля, требуя ласки и себе. Влад улыбнулся и погладил её спину.

Показались передовые всадники охраны - в одном Влад узнал начальника стражи Сагрина и встав с пенька, зашагал к нему, слегка прихрамывая - нога затекла от сидения на пеньке.

Выйдя на дорогу, он остановился, и стал поджидать, когда караван с ним поравняется. Сагрин, видя стоящего на дороге подозрительного человека, поскакал к нему, и уже метрах в десяти от Влада опознал ‘племянника’ барона и воскликнул:

- Господин Олег?! Вы?! Откуда взялись? Где пропадали? - потом стражник спохватился - чего это он допрашивает родовитого человека, и извинился - простите, это я от неожиданности! Вы неожиданно исчезли, и вот теперь на дороге. Господин барон вас заспрашивался!

- Сагрин - тут со мной мои собаки, вы их не обижайте - Влад показал на вышедших из леса голованов, внимательно осматривающих караван, людей вокруг него и в частности главного охранника, опасливо посмотревшего на обнюхавшую его ногу Геру.

- Обидишь их! - охранник с недоверием и опаской отдёрнул ногу от зубастой образины - небось коню ногу перекусит, и не заметит!

- И перекушу! - горделиво передала Гера - скажи ему, пусть почаще ноги споласкивает. Воняет, как тухлая рыба!

- Ладно, Сагрин - я к барону в повозку, потом к артистам. Как будем подъезжать к замку графа - постучи.

- Будет сделано! - отрапортовал мужчина и занял своё место впереди каравана. Влад же распахнул дверцу кареты Некайло и ввалился туда, не обращая внимания на удивлённые лица барона и баронессы.

- Олег! Мы тебя ждали! Соскучились по тебе! - радость баронессы была бы искренней, вернее она и была для неё искренней, вот только Влад знал, что это была радость, наведённая им самим - внушённая всепоглощающая любовь человека с промытыми мозгами.

Не вдаваясь в подробности и не отвечая на вопросы, Влад сразу взял быка за рога:

- Итак, повторим версию: барон, я ваш двоюродный племянник Олег, от вашей кузины Эсмильды, проживавшей на юге в маленьком поместье. Она обеднела и умерла, а я был вынужден скитаться с труппой цирковых артистов, пока не попал к вам в замок и не вспомнил, что вы мои тётя и дядя. Не вдавайтесь в подробности и сами не заостряйте внимания на моём происхождении - вас не осмелятся спросить впрямую, а вам нечего болтать лишнего. Отсылайте с вопросами ко мне, я уже разберусь что и как. Всё понятно? И вот ещё что - сразу предупредите, что со мной две собаки. Мои любимые цирковые собаки. Они должны получить наилучший уход. Обязательно позаботьтесь об этом. Повторите то, что я сейчас сказал.

Барон и баронесса сбивчиво повторяли то, что сказал Влад до тех пор, пока легенда о его происхождении не утвердилась в их головах. Надо сказать, что несмотря на свои извращённые наклонности и причудливое поведение, барон и баронесса совсем не были глупыми людьми. Они были довольно прилично образованы, хорошо одевались, разбирались в музыке. А уж в интригах, были как рыбы в воде. Потому маг не боялся, что они собьются и его легенда рассыплется. Но всё-таки, не стоило пускать дело на самотёк.

По команде Влада барон остановил караван, и маг вышел из кареты, сопровождаемый умоляющими взглядами баронессы - она всё время норовила потрогать его за бедро, как бы ненароком касалась грудью и заглядывала в глаза. Владу же, после бурного общения с Лесаной и Амалией, как-то не хотелось кувыркаться с этой бабой, хотя она и была вполне привлекательна. Тем более, что легенда о племяннике и тётушке таким образом могла разрушиться. Впрочем - разрушиться ли? Вспоминая то, что он увидел в голове баронессы, постельные утехи с племянником были всего лишь невинной детской шалостью по сравнению с тем, что они с бароном вытворяли раньше. Влад уже начал подозревать, что большинство именитых дворян не утруждали себя соблюдением даже минимальных приличий и условностей. Вспомнить только Ламунскую, устраивавшую в своём доме массовые оргии с людьми, очень напоминающими каких-то то ли сектантов, то ли…в общем одержимых людей. Чем одержимых? Да бесами, наверное…

Открывая дверь в знакомый фургон с расписными стенами, Влад не был готов к тому, что ему придётся испытать - визг, крики, смех, толпа обнажённых по пояс красоток, одетых в подобие набедренных повязок, девиц, повисших у него на шее и поваливших на белый ковёр. Он еле перевёл дух, придавленный телами резвящихся девчонок и с улыбкой обнял их за плечи, целуя в раскрасневшиеся носы.

От девушек шёл стойкий запах вина, и маг с неудовольствием покачал головой :

- Опять наклюкались? Девки, да вы сопьётесь к демонам! Ну вы чего взялись нажираться?

- А мы и не нажираемся - сказала Арина потягиваясь так, что её крепкие груди вызывающе уставились чуть не вертикально в потолок - так, слегка выпили. Делать-то всё равно нечего! Скучища! Ты вот от нас убежал, Борин правит возком, а нам чего делать?

- Ага - пить с утра пораньше! Похоже - надо заняться вашим воспитанием - нахмурился Влад.

- Хочешь высечь меня, испорченную девчонку? Ну - на, на, высеки! - Арина спустила штаны, или что там висело на её бёдрах, и осталась стоять голышом, повернувшись голой, аппетитной задницей к собеседнику - только не сильно, мне ещё выступать, чтобы рубцы не остались! Ну, нашлёпай, нашлёпай же меня, мой самец!

Последние слова она произнесла глубоким грудным голосом, а Влад, ошеломлённо взирающий на её обнажённые телеса, вначале не нашёлся что сказать, а потом начал смеяться, вместе с остальными циркачками.

Маг хлопнул бесстыдницу по заду, оставив отпечаток своей здоровенной мосластой ладони, Арина взвизгнула и с придыханием закричала:

- Ещё, о ещё! ОООО! Как ты силён! - девки покатились со смеху, а Борин снаружи недоумённо закричал:

- Эй, вы чего там разбушевались? Аж стражники оглядываются! Вы там оргию что ли устроили? Так чего без меня?

Отсмеявшись, Влад предложил:

- Давайте-ка, одевайтесь. Чего сиськи-то голые выставили! Скоро к замку подъедем, осталось часа полтора-два. Не собираетесь же вы напугать своими голыми телесами несчастных солдат графа Раганора?

- А чо это напугать-то? - обиделась Арина - за счастье им сиськи наши поглядеть! Небось потом к своим толстухам-жёнам не захотят в постель лечь, как наши сиськи увидят! Очень даже качественные сиськи! Напраслину возводишь!

- Качественные, качественные. Одевайтесь, давайте.

- Успеем - отмахнулась девушка - мы за пять минут одеваемся, приучены уже. Сколько раз приходилось бежать - одеваемся быстрее солдат. Помню в одном городишке облапошили толпу зрителей, тоже фокус с метателем ножей был, так они просекли, что мы надуваем их и потребовали деньги назад. Пришлось очень быстро одеваться и валить оттуда…чуть лошадей не загнали. Так что - не бойся, всё будет в порядке. Ну - так расскажи - где ты был, чего делал, с каким женщинами спал! Я же знаю, кувыркался с какими-то бабами - наши прелести теперь тебя не устраивают?

- Всё устраивает - усмехнулся Влад - сходил по делам. Привёл двух своих друзей. Они почти циркачи, даже, может быть, выступят с вами вместе. Народ будет очень доволен - все доходы вам, им ничего не надо, кроме хорошей еды.

- Это что за такие добрые люди? - усмехнулась Арина - все деньги нам, а сами только за еду?

- Они симпатичные? - с интересом осведомилась её сестра Марка и облизнула губы - молодые?

- Тебе всё о трахе думать! - презрительно покачала головой Арина - уже готова и новых парней оседлать! Ну ты и…

- Сама такая! - ощетинилась Марка - кто бы говорил! Не успел Олег появиться, как ты на него запрыгнула! Языком треплешь, как праведница! Помолчала бы уж!

Прежде чем девушки успели подраться, Влад успокоительно поднял ладонь:

- Тихо, тихо! Это вообще не люди. Это мои собаки особой породы - голованы. Они такие же умные, как люди, и знают много трюков.

- Например - как прокусить шкуру дракона - весело откликнулась ментально Гера, бегущая рядом с фургоном.

- Ты чего там подслушиваешь?! - возмутился Влад - нехорошо подслушивать Хозяина!

- Да вы там вопите так, что вас и подслушивать не надо! Я из леса услыхала, как твои самки на тебя напали. Думала - загрызть тебя хотят. А они просто хотят с тобой совокупиться. Так что ты теряешься, хозяин? От них пахнет самками, как от суки во время течки! Не теряй времени! Мы, женщины, не любим ждать, не любим, когда кобель глупый, как некоторые…пожиратели зайцев.

- Ты теперь вечно мне будешь этим вонючим зайцем тыкать в нос? - возмущённо отозвался Хантер - ну съел, не удержался! И чего? Он вообще был старым и тощим! Невкусным!

- А откуда я знаю, вкусным или невкусным - вкрадчиво ответила Гера - может это был самый тучный заяц в мире, еле таскал зад от накопленного в нём жира, а ты его сожрал! Сожрал, и не принёс мне ни кусочка! Глупый, жадный, прожорливый кобель! Неделю не подходи ко мне с предложением совокупления! Пока я сама не предложу…

- Хммм…а разве у вас это не сезонно - ошеломлённо спросил Влад - вы что, как и люди, можете делать ЭТО когда захотите, а не в определённый период жизни?

- А почему и нет? - явственно удивилась Гера - это приятно, доставляет радость. Мы же не простые собаки, и вообще не собаки. Наши предки, мама и папа собаки, и то не простые, а мы, благодаря тебе, почти люди. Только лучше людей…

- Эй, эй - не заноситесь очень-то! - обеспокоился Влад и подумал про себя: ‘Вот оно. Пройдёт лет десять, и что будет? Если уже сейчас они считают, что лучше людей. Ай-яй…’

- А как у вас обстоит дело с беременностью? - спохватился он - эдак, ты постоянно будешь ходить брюхатая!

- Не знаю - задумчиво сказала Гера - я как-то пожелала, чтобы беременности не было. И не беременею. Мне думается, когда я захочу - тогда и будут щенки. Пока мне этого не надо.

‘Мдя. Нашим бы женщинам такое умение!’ - с усмешкой подумал Влад - ‘Впрочем, они всё равно как-то с этим справляются, ведь не ходят же все с пузом! Так что тут всё нормально. Если бы все мои женщины были неграмотны в этом вопросе, половина Истрии бы уже бегала, крича мне - Папа! Папа!’

Он рассмеялся своим мыслям, и только тогда понял, что Арина уже давно что-то ему возмущённо говорит:

- Эй, ты чего? Вы погляньте - молчит и улыбается! Чего с тобой случилось? Что за собаки-то? Начал рассказывать, и застыл, как столб!

- Извини - задумался - Влад виновато пошлёпал Арину по голой спине - это очень, очень умные собаки. Знают много трюков. Сейчас они бегают по лесу, развлекаются. Появятся уже у замка. Там я вас и познакомлю.

- Интересно! - живо откликнулась Арина - люблю животных! У меня была собачка, когда я ещё маленькой ездила с отцом и матерью в фургоне. Она такая забавная была, лаяла всё…солдат застрелил, когда мы проезжали мимо воинского отряда. Она кинулась и укусила его. Глупая была… Я так плакала. И сейчас тоже как вспоминаю, плакать хочу - голос Арину дрогнул, потом она встряхнулась и уже бодрым голосом сказала - и вправду пора собираться. Надо накраситься ещё - нельзя, чтобы зрители видели нас не накрашенными. Всё-таки мы актёры и должны блюсти себя.

- Да тебя только раздеть, и никакой раскраски не надо - усмехнулся Влад - ты мечта любого мужика!

- Спасибо - довольно улыбнулась девушка - но накрашенная я буду вообще смерть мужикам. Правда, девчонки?

- Смерть, смерть мужикам! Раскрасимся - и смерть мужикам! - стали хором вопить девки, а Влад лежал на ковре и улыбался, глядя на эту суету. Ему нравились эти бесшабашные девчонки, живущие одним днём и простые, незамысловатые, как клинок меча. В них не было видно ни подлости, ни злобы, даже та грязь, в которой они оказывались за время своей тяжкой работы, не отложила на них своего чёрного отпечатка. Они не озлобились на весь мир, который не был к ним особенно-то уж ласков. Скорее - наоборот, весь мир старался их уничтожить всеми доступными методами…

Когда девушки были уже одеты, обуты, и завязывали последние завязки на одежде, перед тем как выйти на люди, в дверь фургона постучали и голос Сагрина сказал:

- Господин Олег, замок графа Раганора! Сейчас будем въезжать!

- Спасибо, Сагрин. Я понял

Влад пошёл к двери фургона, и вдруг вспомнил и остановившись сказал:

- Девчонки! Хочу вас предупредить - чтобы не было никаких лишних разговоров. Напомню - я двоюродный племянник барона, путешествовал с цирковой труппой, пока они не разглядели во мне родственника. Всё ясно? Помните, что отвечать на вопросы?

- Помним! - хором откликнулись девушки - ничего не отвечать. А посылать их…к тебе. Или ещё куда подальше!

- Ага. Помните. Ну, я пошёл. Увидимся вечером.

Влад выпрыгнул из медленно идущего фургона, и зашагал к карете барона. Барон выглядывал из её окна, рассматривая окрестности и добродушно улыбнулся, завидев своего ‘племянника’. Влад помахал ему рукой и прошёл вперёд, к воротам замка, где Сагрин уже беседовал с стражниками, охраняющими ворота в крепость.

- Ну что, Сагрин, нас тут ждут? - подмигнув охраннику, спросил Влад.

- Ждут-то ждут, но хотят убедиться, что это точно барон Некайло и его супруга, вяло ответил охранник. Послали за мажордомом - тот знает барона в лицо. У них такие же меры безопасности, какие были до того, как барон их отменил. Боятся этого Влада, мол, придёт и устроит им день чудес.

‘И не зря боятся!’ - усмехнулся про себя Влад - ‘Вот только почему они решили, что я буду действовать так прямолинейно? Типа - вышел месяц из тумана, вынул ножик из кармана!… Всё гораздо элегантнее. Главное добраться до этого самого графа вплотную. Опять же, как и у барона - единственное место, где граф будет оставаться без охраны из анонимных стрелков - это спальня. Значит нужно туда попасть’.

Наконец, в воротах замка появился седой мажордом, человек небольшого роста, красноносый, но важный до умопомрачения. Он достойно поклонился выглянувшим из кареты барону с баронессой и скомандовал охране замка:

- Пропустить! Это барон и баронесса Некайло! Мы их ожидаем.

Кавалькада въехала на территорию замка, и охранники, густо высыпавшие на территорию замка, с интересом смотрели на гостей, на расписной фургон, на шагающего впереди Влада с двумя огромными собаками по боками и на стайку девушек, стреляющих по сторонам густо подведёнными глазами.

Небольшой караван протянулся вперёд, остановился, и к вышедшим из кареты барону и баронессе с поклоном подошёл тот же мажордом, низко наклоняя голову и застыв в этом положении. Барон недоумённо посмотрел на него, и довольно резко спросил:

- Где граф? Почему он нас не встречает?

- Извините - не поднимая головы, проговорил мажордом - граф просил передать, что он ждёт нас в зале приёмов. Он давно не выходит на улицу, опасаясь, что враг нанесёт ущерб его здоровью. Так что он просит не обижаться и простить его за невольное нарушение этикета. Сейчас война, и многие правила ушли в прошлое, сменившись соображениями безопасности. Это слова господина графа.

Мажордом, не поднимая головы, попятился, потом посмотрел на барона и баронессу. Те выглядели разозлёнными, и Влад, даже будучи не очень опытным в дворцовых интригах, понимал - почему. Граф обязан был встретить барона и баронессу лично. Если считал, что они равны ему по своему статусу. Если же он вместо себя высылал кого-то низкородного, это означало, что прибывшие гости совсем не те высокородные господа, которых он мог встречать самолично. То есть, фактически, он их унизил. В мирное время такие оскорбления смывались только кровью на турнире, или на дуэли. Или начиналась междуусобная война.

Влад, конечно, не мог позволить разгореться конфликту - он что-то шепнул на ухо барону, и тот передал мажордому, чтобы мужчина поблагодарил графа за гостеприимство. Затем сказал, что встретится с графом, как только разместят его людей, животных, и труппу бродячих артистов (именно в том порядке барон и сказал - артисты в глазах знати, конечно, были на гораздо меньшей социальной ступени, чем лошади, тянущие карету).

Мажордом просветлел лицом - вероятно, он ждал скандала и каких-то неприятных, в том числе и для себя, действий барона, и помчался исполнять распоряжение.

Владу предоставили отдельную комнату - большую, довольно светлую, уставленную хорошей старинной мебелью, с огромной кроватью под балдахином из плотной портьерной тканью. Если ткань опустить, то из кровати получалось что-то вроде комнатки, с мягким покрытием, из перины и толстых, подбитых шёлком одеял. На этой кровати могли бы кувыркаться два эскадрона гусар и три элитных борделя одновременно. Влад с усмешкой подумал: ‘Мсье понимает толк в извращениях!’

В комнате потрескивал камин, распространяя тепло, но Влад сильно подозревал, что толстые одеяла тут лежат не зря. Замок, огромное каменное сооружение, прекрасно исполнял роль защиты своих владельцев от несанкционированного вторжения, но никак не хотел держать тепло.

Маг сбросил сапоги и с размаху упал на постель, раскинув ноги и руки, как морская звезда. Оставалось только ждать, когда представится случай добраться до графа. Влад не сомневался, что этот случай представится, раз уж он забрался в это логово, но не думал, что это будет легко. Похоже, что граф был ещё более подозрительным, чем барон Некайло. Когда Влад шёл по коридору, то отметил для себя огромное количество стражников - они стояли буквально через пять метров. Казалось, что граф загнал в замок небольшую армию, и вся она занимается лишь тем, что охраняет его жизнь.

В дверь постучали, и голос мажордома холодно произнёс:

- Господин…Олег! Прошу вас пройти со мной, в конюшни! Там проблемы с вашими собаками! Это же ваши две собаки, с большими головами?

Влад похолодел - неужели голованы чего-то вытворили? Что они могли набедокурить? Мгновенно натянув сапоги, он открыл дверь, и столкнулся с мажордомом, неодобрительно смотревшим на него поверх красного, в прожилках вен носа:

- Пойдёмте - мужчина повернулся и пошёл по коридору, умудряясь всей своей спиной выражать неудовольствие поведением гостей и их собак.

- Чего случилось-то? - спросил Влада, догоняя уходящего коротышку.

- Там узнаете - неопределённо сказал мужчина, не обращая внимания на своего спутника.

Влад, весь в раздумьях и нехороших предчувствиях шёл за ним, стараясь не наступать на пятки.

Через пять минут они уже подходили к конюшне, где толпился народ - стояло человек пятнадцать стражников и около десятка конюхов. Они что-то бурно обсуждали и затихли, когда мажордом и его спутник подошли ближе. Из толпы вышел высокий, худой человек в добротной одежде - видимо, старший конюх, и обращаясь к мажордому сказал:

- Господин Артуран! Они залезли в комнату конюхов и оттуда не выходят! Собаки все издохли.

- Какие собаки издохли? - с ужасом спросил Влад, готовясь к самому худшему.

- Наши собаки издохли - ворчливо ответил мажордом, кивнул конюху головой - ваши собаки убили шестерых волкодавов. Господину графу нанесён большой урон - каждый волкодав стоил не менее десяти золотых! Они в одиночку волка брали, а ваши псы их разорвали! Господин граф будет в ярости. Он так любил травить волков этими псами! И нерадивых крестьян…

У Влада после слов мажордома как-то пропала жалость к убитым псам, он сделался холодным, как лёд.

- Вы чего там натворили? Гера, Хантер, что случилось? - мысленно обратился он к голованам - вы в порядке? Не ранены?

- Не ранены - откликнулась Гера - человек с тухлым запахом изо рта (картинка - жилистый человек с гнилыми зубами - Влад видел его в толпе) - приказал своим псам наброситься на нас. Псы эти глупые, но считали себя сильными. Мы их убили. Тогда это человек набросился на нас с железкой (картинка - меч в руке гнилозубого). Мы не стали его убивать. Только Хантер вырвал у него меч. Тухлозубый позвал других людей на которых надето железо - они стали тыкать в нас палками с железными остриями и железками (картинка - стражники пытаются ударить Геру и Хантера копьями и мечами. Те уворачиваются и перекусывают древка копий.). Мы ничего им не сказали, так как ты запретил. Ждали, когда ты придёшь. Ты пришёл.

- А как вы оказались в их комнате?

- Когда их стало много, мы уже не могли с ними драться без того, чтобы не убить. Пришлось уйти в комнату и выгнуть оттуда всех кто был. Мы подтащили к двери стол и кровать, подпёрли её, чтобы они не вошли. Всё.

- А позвать меня не могли? Что, трудно было догадаться, крикнуть мне по ментальной связи? - рассердился Влад.

- Мы не догадались - виновато сообщила Гера - мы думали, сами справимся, а ты будешь нас ругать, что собак убили. Но мы ничего не могли сделать - они нас хотели убить и не слушали наше предупреждение! Они глупые, говорить не умеют, только убивать.

- Ясно. Сидите пока что там, я всё улажу.

Весь разговор длился минуты две, всё это время стражники жаловались мажордому на зверюг, перекусывающих как соломинку древка копий и вырывающих из рук мечи, старший конюх жаловался, что распугали лошадей и они теперь волнуются от запаха крови, бьются в стойлах, а псарь, злобно ощеривая гнилые зубы, говорил о том, что надо принести арбалеты и утыкать этих монстров стрелами, чтобы неповадно было.

Влад повернулся к мажордому и внимательно посмотрел тому в глаза. Мажордом нахмурился, и спросил:

- Вы слышали? Похоже, что ваши собаки взбесились - их надо убить! И господину барону придётся возместить господину графу стоимость волкодавов. Извините, господин Олег, вашим собакам придётся умереть.

- С какой стати? - холодно парировал Влад - вы вообще знаете, что тут произошло? У вас что, принято травить гостей собаками? Почему ваш человек посмел натравить своих псов на моих дрессированных собак? Кто ему это позволил - вы?

- Никто не натравливал собак на ваших псов - угрюмо ответил мажордом, покраснев от гнева - они набросились на наших волкодавов и зверски растерзали их!

- А у меня другие сведения! - заявил Влад - эй, ты, да - ты! Иди сюда! Я сказал - быстро пошёл сюда!

Влад указал пальцем на псаря, затеявшего всю эту бучу и тихо стоящего в толпе стражников. Тот, вначале, хотел улизнуть за спину солдат, потом сделал презрительную физиономию и вышел вперёд:

- Я? Ну да, эти собаки набросились…

Влад не слушая его подлых слов, послал в его мозг ментальный сигнал - ‘Говори правду! Только правду! Сознавайся в своих пакостях!’ - и псарь на секунду замолчал, а потом с остекленелыми глазами продолжил:

- Я натравил свору на этих псов, хотел подложить свинью прибывшим гостям. Они бы переругались с графом, а я бы смотрел со стороны и радовался. Мне нравится, когда люди ссорятся. Я всегда стараюсь делать пакости, чтобы они переругались. Ещё - я ворую у собак мясо. А на прошлой неделе срезал кошелёк у пьяного стражника.

- Сука! Это он мой кошель срезал! - стражник лет сорока возмущённо крикнул из толпы - а мне сказал, что видел, будто это сделал трактирный мальчишка! Я этого мальчишку избил, болван… Ах ты тварь! - стражник подошёл к псарю и с размаху врезал ему окованным железом кулаком прямо в гнилые зубы. Послышался хруст, будто, сломали ветки метлы, и залитый кровью из разбитого рта псарь рухнул на землю. Стражник стал пинать его ногами, но мажордом крикнул:

- Прекрати! Только господин граф может решить его судьбу! Это его человек! Убьёшь - займёшь его место в темнице! Взять псаря, заключить в темницу!

Стражники подняли псаря, болтающегося в их руках, как драная тряпка и поволокли куда-то в сторону - видимо в тюрьму. Обращались они с негодяем совсем даже не вежливо, и Влад не сомневался, что пока того дотащат до подземелья, на его теле появится немало синяков и ссадин от крепких кулаков солдат. Уж очень они не любят, когда их обворовывают.

- Извините, господин Олег! - голос мажордома был так же холоден, как и раньше. Развязка дела ему не очень-то понравилась - в любом случае ему достанется тоже от разгневанного графа - людей-то на должности в замке ставит он, мажордом.

- Вы были правы - виноват наш человек и он понесёт наказание. В любом случае - нам нужно извлечь ваших собак из комнаты конюхов. Этим уже вы сами занимайтесь. И ещё - вы уверены, что эти собаки не опасны для окружающих?

- Опасны. Если окружающие будут тыкать в них железками - сухо парировал Влад - вот что, господин…Артуран, так вас, кажется, звать? Приготовьте отдельную комнату для моих собак. Они не будут жить в конюшне. Мало ли что может случиться ночью - полезет кто-нибудь к ним, потом недосчитается руки, или ноги. Вам это надо? Рядом с моей комнатой, уверен, есть какие-нибудь пустующие комнаты - попроще которые. Вот пусть там и спят. Есть возражения?

- Конечно, есть! При всём моём уважении к…двоюродному племяннику господина барона - собаки, которые живут рядом с людьми, спят в их комнатах - где это видано? Как вы это себе представляете?

Влад представлял - как это, и послал это представление прямиком в мозг мажордома, благо, что он стоял близко и ментальный посыл ударил точно и сильно.

Мужчина заткнулся и сказал:

- Сейчас приготовят комнату наверху, рядом с вашей. Она пустует, не прибрана, но собакам в ней будет уютно. Камин там не протоплен, если нужно - сейчас разожжём.

- Не нужно. Позаботьтесь о еде для собак. Они любят свежее мясо. Поставьте чистой, хорошей воды. Предупредите ваших людей, чтобы их больше не трогали.

- Конечно, конечно! - мажордом радостно закивал, как китайский болванчик, а Влад, больше не обращая внимания на подобострастного мажордома, быстро уносящегося внутрь замка, скомандовал своим незадачливым четвероногим друзьям:

- Всё, узники, вылезайте оттуда. Вам помочь, или сами отодвинете то, что наворотили?

Голованы не ответили, в комнате что-то загрохотало, и в проёме двери показался, вначале Хантер, внимательно оглядывающий окрестности и презрительно оскаливший зубы на гудящую разговорами толпу зевак, потом появилась Гера. Её морда выражала совершеннейшее удовольствие, похоже, что всё происшедшее голованше очень нравилось.

- Развлеклись? - слегка обвиняющее, иронично спросил Влад - что, нельзя было просто отогнать их, не разрывая на части?

- Можно - серьёзно сказала Гера - но они были настолько тупые, настолько злобные и подлые, что не имели права на существование. Ведь у людей тоже есть такие подлые твари - вот как тот, с дурным запахом, что их на нас натравил. Ты же его не жалеешь и убил бы, если бы он попался под руку? Вот и мы - почистили род собак от ублюдков.

- Ладно. Пошли в свою комнату - вам вроде как приготовили отдельную комнату, как людям.

- Я слышала! - Гера оттянула губы в улыбке, что выглядело, как будто голованша скалится. Стоящие вокруг стражники заохали, и стали тихо рассасываться в стороны - на всякий случай. Чего придёт в голову такому монстру - вон, какие зубы-то! Ногу отхватит, даже и не чихнёт!

Влад, сопровождаемый собаками, поднялся по лестнице на второй этаж, и пройдя по длинному коридору снова очутился у своей комнаты. Навстречу уже бежал мажордом - видимо ментальный посыл Влада так въелся ему в голову, что превратился в некое послание-на-задание, толкающее того выполнить требования мага как можно быстрее.

- Всё сделано! Комната ваших собак рядом с вашей - справа от неё! Там поставили тазики с свежей олениной, воду, постелили одеяло! Приятного вам отдыха!

Влад, с трудом сдерживаясь от смеха, посмотрел на выпученные глаза девчонок из цирковой труппы, выглядывающих из соседней комнаты, сделал вид, что их не заметил и отпустил мажордома царским движением руки:

- Свободны! Если господин барон пригласит меня - незамедлительно сообщите.

- Да, да, конечно! - мажордом пятился задом, как будто отступал от царственной особы и чуть не покатился по лестнице вниз, на первый этаж. Спохватился, повернулся, как положено, убежал вниз, грохоча ногами по деревянным ступеням и совсем забыв о достоинстве, необходимом управляющему замком.

- Ну и ну…вот дела! - изумлённая Арина вышла в коридор, с интересом разглядывая голованов, разглядывающих её саму и всю компанию стоящую сзади левушки. Ой, какие красивые собачки! А зубы-то! А глазищи! А у этой самочки какие глазищи - они же фиолетовые какие-то! Ты где таких красавцев откопал? Ну-ка, красавица, скажи мне чего-нибудь! - Арина присела перед Герой и с удовольствием погладила её по огромной, гладкой голове.

Гера оттянула в улыбке губы и совершенно человеческим языком, сказала:

- Гав.

- Ой! Она и лает как-то по-особому! - удивилась Арина, и прежде чем она что-то ещё сумела сказать, Хантер тоже проговорил:

- Гав!

Потом Гера:

- Гав. Гав-гав гав.

Хантер:

Гав-гав-гав Гав гав.

У них это вышло чётко в такт песенке ‘Ушёл Паоль на войну, а Лилли его ждёт!’ Хулиганские собаки явно подслушали где-то эту мелодию, и договорившись изобразили её на два голоса.

Арина в восторге засмеялась и захлопала в ладоши, её поддержала вся труппа, а собаки купались в восторженных аплодисментах…и только Влад укоризненно качал головой:

- Что, бесстыдники, заранее договорились?

- А чего она - скажи чего-нибудь! Я и сказала. По собачьи. Разве нам и по-собачьи нельзя говорить? - Гера невинно сощурила глаза и наклонила на бок голову, глянув в глаза хозяину. Влад мысленно махнул рукой - чёрт с вами!

- Идите отдыхать - скомандовал вслух Влад, на секунду забывшись, и голованы синхронно поднялись. Хантер уцепил зубами дверную ручку, повернул и распахнув дверь, гордо вошёл в комнату. Следом за ними Гера, которая проделала всё в обратном порядке - захлопнула за собой дверь. Циркачи стояли с тишине, с вытаращенными глазами и отвисшими челюстями.

- Вот это да! - прошептала Арина - я никогда такого не видела! Может это демоны какие-то?

- Ну чего несёшь? - досадливо скривился Влад - просто, очень умные и дрессированные псы специальной породы.

- Просто? - усмехнулась девушка - может ‘просто’ скажешь, где их таких взял? Где такая порода собак водится? То-то же…знаю, не скажешь. Ну да, да - пока не скажешь. Ну - мы ушли переодеваться - нам сказали, что сейчас будет выступление. Как я поняла, ты больше не участвуешь в представлении? Ну как же - племяннику барона не пристало выступать с циркачами, я знаю. А жаль…

- Да ничего не жаль - усмехнулся Влад - денег вам дадут за выступление столько, сколько вы бы и со мной не заработали. Обещаю. А то, что теперь я с вами не выступаю - ну да, теперь необходимость в этом отпала. Расходимся - встретимся вечером.

- И не думай, что отвертишься! Даже не пробуй запираться ночью - дверь вышибу! Я тебя два дня ждала!

- И я! - пискнула из-за спины сестры Марка, и тут же была утащена в комнату - с проклятиями и требованием выкинуть из головы всякие глупости, а готовиться к номеру.

Влад пошёл к себе. Там уже лежала одежда, доставленная из кареты барона и пришедшаяся ему впору - перед выездом, заранее, подобрали приличную одежду для ‘племянника’, и он мог теперь появиться в приличном обществе не опасаясь насмешек. Впрочем - тут и насмехаться-то было некому, насколько понял Влад - граф жил затворником.

Переодевшись, маг подошёл к большому мозаичному окну и стал внимательно рассматривать то, за ним находилось. А находилась там небольшая гора, к подножию которой примыкал замок. Крепостная стена тянулась прямо на эту гору, забираясь на самый верх, где стояла сторожевая башня, с которой можно было простреливать всё пространство вокруг и внутри замковой территории. Как было известно Владу, эта гора изрезана пещерами, и где-то у её подножия, в самом замке, находился вход в подземное царство ящеролюдей. Оттуда и приходили все богатства графа, а туда уходили продукты, материалы, которых нет в подземелье…и люди. Которые больше не возвращались.

Не увидев ничего стоящего особого внимания, кроме продуманной системы обороны замка, Влад уселся в кресло перед камином и стал дожидаться, когда его позовут к обеду. Обед что-то задерживался, и Влад, пригревшись перед камином, незаметно для себя уснул.

Разбудил его стук в дверь, и громкий голос слуги:

- Господин! Господин! Господин граф приглашает вас на обед в зале приёмов! Пойдёмте, я вас провожу!

Влад открыл дверь и увидел пожилого мужчину лет шестидесяти, с военной выправкой - похоже, что отставного солдата. Он поклонился Владу и сказал:

- Пойдёмте. Я вас провожу в зал приёмов. Только прежде чем мы прошли туда, я обязан вас известить о правилах в этом доме…

- Не подходить к графу ближе трёх метров, ничего в его сторону не бросать, не делать в его сторону резких движений - а то застрелят. Так?

- А откуда вы знаете? - удивлённо расширил глаза слуга - вы уже бывали здесь?

- Знаю. Не бывал. У барона были такие же правила, но он от них уже отказался.

Аааа…понятно - протянул слуга - пойдёмте, вас ждут!

Они пошли через анфиладу комнат, через множество коридоров - замок был огромен, даже больше, чем замок Саваловых. ‘Огромное, холодное и бесполезное для жизни сооружение!’ - подумал Влад, снова отмечая большое количество охранников на территории.

Зал приёмов мало чем отличался от такого же зала в замке Савалова - увешанные оружием и доспехами стены, флаги с гербом Раганора, столы посреди зала, уставленные разнообразными яствами - от печёной на углях кабанятины, до южных фруктов, непонятно как попавших на стол графа через оккупированные территории. Наверное были закуплены давно и дожидались своей очереди в холодных кладовых. ‘Впрочем’ - подумалось Владу - ‘А может они могут обходить кордоны викантийцев под землёй, через систему пещер? Раз уж они сотрудничают с ящеролюдьми. А что, вполне вероятно…’

- Это мой племянник Олег! - представил мага барон Некайло, сидящий по правую руку от графа - Олег, присаживайся вот тут, рядом с тёткой!

Влад нашёл глазами приготовленное ему место, и обвёл глазами верх залы - везде под потолками виднелись тёмные, неосвещенные окошки, за которыми, он знал, стояли стрелки, готовые в любой момент пустить стрелу в незадачливого посетителя, забывшего о правилах замка. Нарушать эти правила он не собирался, но ощущение того, что тебе целятся в лоб не оставляло его всё время нахождения за столом.

- Ага! Так это тот самый Олег, собаки которого задрали моих лучших волкодавов? Парень, потом покажешь мне своих псов! Я хочу купить их у тебя! Я тебе отвешу за них золота столько, сколько они весят! - графа шумно опорожнил бокал с вином, отхлёбывая его, как другие люди хлебают квас.

Влад присмотрелся - граф был давно и тяжело пьян. Скорее всего, он не просыхал уже несколько месяцев. Удивительно, что этот человек ещё что-то соображал и даже имел некоторую координацию движений. Наверное, он был очень тренирован в питие, потому и держался на ногах вполне так крепко, несмотря на большое количество выпитого.

За столом, кроме графа, барона с баронессой и Влада, больше никого не было. Огромный зал пуст, и только над помостом в середине зала горели десятки фонарей, ярко освещавших эту сцену. Граф с удовольствием крякнул, вытерев губы от вина и сказал:

- Я рад, барон, что вы приехали. А особенно рад баронессе. Она у тебя такая искусница… Я староват, что ли, стал, или эти мои служанки приелись…хочется благородную женщину. Сейчас будем смотреть артисток - может там что-то приглянётся? Возьмём вечером их в свою постель. Как ты, Даора, не против?

- Я не против - ответила баронесса улыбнувшись и для приличия слегка покраснев - но может мы пригласим в компанию ещё и моего племянника? Он очень умелый юноша…и крупный.

- Ух ты! Ты и до племянника добралась? Ну и как он в постели? Вижу, здоровенный детина…ты всегда любила большие…. - граф радостно заухал, рассмеявшись. Барон с баронессой его поддержали.

Отсмеявшись, граф хлопнул в ладоши, и возле него появился, как из ниоткуда, слуга, подобострастно согнувшийся в поклоне. Влад отметил, что слуга не перешёл заветной границы в три метра…кому хочется получить кусок железа в затылок? Слуги прекрасно помнили, что можно, а что нельзя.

- Артисты готовы?

- Готовы, ваше сиятельство!

- Скажи, чтобы начинали!

Влад не особенно смотрел за тем, что там на сцене вытворяли девушки и Борин - он видел это не раз, а обнажённые тела подруг интересовали его ещё меньше - видел он голыми, и не раз, и увидит сегодня ночью - чего там разглядывать? Всё как обычно. Его одолевали мысли о том, что ему делать дальше - как подобраться к графу, как завершить то, зачем он сюда проник. Граф следил за обнажёнными красотками, размахивающими жезлами и факелами с большим интересом, наклонялся вперёд, во время особо интересных кульбитов, хлопал по ляжкам и выкрикивал, оборачиваясь к барону и баронессе:

- Вы видели? Нет, вы видели? Я хочу эту девку! Нет - я всех этих девок хочу! Возьмём их сегодня в постель? И этого с собой возьмём - как его - Олега! Пусть возбуждает их, а я всех попробую…и тебя, Даора, тоже! Устроим сегодня отличную вечеринку! Ох, давно я не развлекался как следует!

Влад с отвращением подумал о том, что опять придётся нырять в постель к очередному извращенцу. Но тут же успокоился - скоро всё завершится. Граф будет подмят, как и Некайло, всё идёт как по маслу. Никто даже на заподозрит, что Раганор находится у него под контролем….

Представление шло своим чередом, зрители поглощали вино и закуски, когда Влад услышал сзади шаги. Он не обернулся на них, считая, что это слуга, или мажордом, и лишь когда прозвучал знакомый голос, он чуть не вздрогнул, и низко наклонил голову к столу, якобы рассматривая что-то на полу.

- Приветствую вас, господа! Господин барон, госпожа баронесса… и вас…представьте меня молодому человеку!

- Это Олег, племянник барона, господин Борута. Как у вас успехи? Вы связались с замком Ламунских?

- Связался - со странной интонацией сказал Борута, Влад же с ужасом вспомнил, что он забыл убрать свою ауру! Любой маг, который её увидит, сразу поймёт, что перед ним не простой парень, и не простой маг, а по крайней мере магистр магии, великий маг.

Влад тут же мгновенно скрыл свою ауру, заглушив её практически до ноля, заключив в невидимый кокон, надеясь, что архимаг не успел её заметить. Он не любил это делать - такое скрытие ауры как-то дурно влияло на самочувствие, если долго её удерживать скрытой, как будто накапливались какие-то шлаки. Потому, Влад уже давно не занимался подобной маскировкой. Увы, он не мог знать, что в замке графа есть свой маг, да ещё какой - мятежный глава гильдии Лазутина Борута, целивший когда-то на должность Верховного мага Истрии.

- Так-так-так…кто же это к нам пожаловал? - архимаг, усмехнувшись, встал со своего места за столом - кто умеет так скрывать свою ауру? Вот сейчас она была, а теперь её нет! Господин граф, вы знаете, кто к нам пожаловал? Это сам господин Влад удостоил нас своим посещением! - Борута возвысил голос, и вдруг крикнул - убейте Влада!

Борута показал рукой на ‘Олега’ и бросился бежать прочь из залы, хлопнув входной дверью. Тут же свистнули стрелы, ударив с такой силой, что Влад пошатнулся от этих ударов - стрелы и болты арбалетов пробили магическую защиту и ударили в спину Влада. У Влада мелькнула мысль о том, что граф хорошо подготовился к встрече с врагом, и его стрелки оснащены стрелами с макрилом, для которого не существует магических защитных полей. Вот только одну ошибку допустили стрелки графа - им нужно было стрелять в голову Владу, а они били ему в спину. На маге была рубаха, которую он некогда сделал для себя. И на всякий случай надел в этот раз (уж больно гладко всё шло, должно было случиться что-то непредвиденное!). Эту рубаху нельзя было пробить ничем - обработанная магией ткань крепче кевлара. Вот только от синяков уберечь она не могла. Впрочем - а на что тогда система регенерации? Синяки исчезли ещё до того, как Влад начал разворачивать боевые действия по-полной. А события развивались бурно, буквально с взрывной силой.

Граф, сообразивший, наконец-то, что почём, рванулся из-за стола со всей мощью своей стодвадцатикилограммовой туши, тонко вереща и крича:

- Убейте их! Убейте всех!

Влад бросился вперёд, как атакующий гепард, и сбил со своих мест барона и баронессу, бросив их, как мешки картошки на пол, под стол - граф-то ведь кричал - ‘Убейте всех!’ - ему никак не хотелось потерять барона, он стоил ему слишком много сил и времени.

Граф уже находился у двери, за которой скрылся Борута, когда Влад, под градом стрел, настиг его, и схватив в охапку бросился бежать к тем же спасительным столам, куда и поднырнул со своей драгоценной ношей, как ныряльщик в пруд с лягушками и тиной.

Альтернативы столам, как щитам от стрел, не было, и оставалось надеяться, что он успеет овладеть разумом графа, прежде чем в зал ворвутся стражники с макриловыми копьями.

Не теряя времени, он погрузил графа в транс, и отвлёкшись не несколько мгновений, связался с голованами и приказал:

- Убейте! - (картинка - Борута) - защищайте вход в залу. Не пускайте никого любым способом - зубами и магией! Пока я не скажу, что хватит.

Услышав ответный отклик от собак, Влад сосредоточился только на графе и погрузился в глубины его порочного разума. Сколько времени это продолжалось, он не знал - всё, что он мог сейчас делать в ускоренном порядке - внедрять в голову Раганора безусловное подчинение себе во всех обликах, которые он принимал. Влад не успел ни выкачать из него информацию, ни изменить его ‘моральный облик’ - всё потом! Всё вторично! Теперь нужно было сделать так, чтобы граф не попал под шальную стрелу.

Разбудив его, Влад приказал:

- Командуй им остановиться! Пусть прекратят огонь, и ещё - останови стражников!

Раганор с готовностью кивнул головой, и закричал высоким тенором:

- Идиоты! Придурки! Всех убью! На кол посажу! Прекратите стрелять, выродки!

Стрелки знали голос графа и прекратили стрелять. Стрелы, втыкающиеся в столешницу с противным стуком, больше не свистели в воздухе, и Влад вместе с графом вылезли из-под стола.

Влад внимательно смотрел за происходящим, и был готов в случае чего снова нырнуть в спасительное убежище. Его нога онемела, и опустив голову маг с удивлением увидел торчащие в ней две стрелы, пробившие насквозь бедренные мышцы. Он переломил древки и отключив у себя болевые ощущения, выдернул стрелы из ляжки. Система регенерации тут же затянула раны, и Влад забыл о них, как забывает обычный человек об отрезанном заусенце.

В коридорах замка слышался рёв, крики, удары молний, в щель между дверью и косяком виднелись вспышки, как от электросварки.

Влад хмыкнул - ‘Красиво работают ребята!’ и передал голованам:

- Боруту нашли?

- Нашли! - коротко передала Гера и дала картинку - лежащая у стены голова Боруты с удивлённо расширенными глазами.

- Что у вас там происходит?

Гера - картинка: коридор весь в дыму, лежат куски тел, летят стрелы - одна торчит в бедре у Хантера. Змеятся молнии, сквозь разносящийся клубами дым летят огненные шары. Кажется, что смерть гуляет по коридорам замка, кося всех подряд своей страшной косой.

- Идите сюда! - передал Влад - хватит, всё закончено!

Дверь в залу с грохотом открылась, вбежала окровавленная, с горящими глазами и оскаленными акулообразными зубами Гера, следом за ней прихрамывающий Хантер

- Сюда, ребята! - крикнул Влад - граф, командуйте своим людям, чтобы прекратили стрелять!

- Эй, вы, прекратите! Это я, ваш господин говорю! Борута ошибся, он сошёл с ума! Прекратите, демоны вас забери!

От деверей свистнула стрела, и граф уже был бы покойником, если бы не Гера, поймавшая стрелу в воздухе, прямо перед животом у Раганора. Она бросила смертоносный снаряд на пол и повернувшись к нему спиной изобразила акт закапывания дерьма. Потом повернулась к столу и стала спокойно поедать с тарелки графа паштет из перепелиных печёнок.

Вперёд вышел вооружённый до зубов мужчина в хорошей, дорогой кольчуге и с недоверием спросил у графа:

- Ваше сиятельство, вы в порядке?

- А ты не видишь, Шарант? Какого демона со мной может быть всё в порядке? Мне испортили вечер, не дали посмотреть на голых девок - как может быть в порядке? Моих гостей напугали, чуть не убили - я начинаю думать, что больше опасности исходит от своих же охранников, чем от Влада! Убери этих демонских стрелков, отведи стражников и приберите в коридоре! Да и здесь прибраться надо! Посмотрите, что тут наделали! Выполняй, потом доложишь!

Стражник немного постоял, долю секунды думал, потом недоумённо пожал плечами и пошёл выполнять распоряжения хозяина.

Влад наклонился над лежащими под столом бароном и баронессой, и с досадой обнаружил, что в пояснице баронессы торчит арбалетный болт. Маг пощупал пульс и с облегчением вздохнул - женщина была жива. Лекарь вошёл в транс и стал вливать в раненую жизненную энергию Поддержав её силы, он уцепился кончиками пальцев за болт, вырвал его из тела. Брызнула кровь, но тут же остановилась - сосуды прикрыты волей лекаря. Влад соединился с телом баронессы, и за несколько минут полностью залечил её рану. Болт не задел жизненно важных органов, так что это было легко.

Закончив с баронессой, осмотрел барона - тот дышал, но был без сознания - когда Влад метнул их на пол, то приложил Некайло о ножку стола. Это лечение было совсем простым - минута, и барон как новенький.

Теперь - Хантер. Впрочем - стрелы в бедре голована уже не было, и он сосредоточенно зализывал сочащееся кровью отверстие. Влад поморщился и положив руку на бедро четвероногого друга, залечил ему рану. Хантер благодарно лизнул его в ухо, оставив полосу слюней и бодро вскочил, присоединившись к обжиравшейся деликатесами Гере.

- Олег! Скорее, кто-нибудь! - Влад поднял голову и увидел на сцене заламывающих руки Марку и Грину. Шаван, Арина и Борин лежали на полу, зажав руками торчащие из их тел стрелы.

Влада не то что пот прошиб, у него даже в ушах зазвенело - кровь бросилась в голову. Он вскочил на стол, уставленный закусками, и не разбирая дороги, метнулся к подстреленным артистам.

Первую послушал Арину - дышит! Импульс Силы, дыхание стабилизировалось. Борин! - дышит, стрела в животе. Поддержал! Теперь Шаван - худо. У девушки три стрелы - две в живот, одна пробила ключицу. Болевой шок, пульс нитевидный. Поддержка! Пульс стал чётче. Отлегло на душе. Всех обезболил, взялся за Арину - стрела выдернута, на прекрасной груди ни следа от раны. Очнулась. Обшаривает себя. Борин - пять минут, зашевелился. Сел, встряхнул головой. Есть! Теперь Шаван. Аккуратно - стрелы обламываются - пришлось проталкивать вперёд - цеплялись за рёбра. Вырвал. Стрела в ключице - тут проще - обломил оперение, вытащил. Залечил. Немного похудели, но ничего - отдохнут, отоспятся, наберут тело. Впрочем - не так много и похудели. Вполне так аппетитные девицы…

Встряхнул головой - не те мысли в голову лезут! Теперь пора подумать и о делах…впрочем - может подкрепиться?

Влад почувствовал ужасный голод, особенно при взгляде на радостно чавкающих голованов. ‘А чем я хуже?!’ - подумал он и сел за праздничный ужин, немного потоптанный его сапогами и подъеденный прожорливыми голованами.


Глава 7 | Сборник "Истринский цикл" Книга 1-4 | Глава 9