home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



   Марьяна

   Лекарка сидела в полости саней, укрывшись тёплым пологом и закрыв глаза думала о дне насущном. До Лазутина шестьдесят вёрст, одной ходкой их не сделать, так и придётся останавливаться на обед в Лапанине - деревня стоит прямо на тракте и живёт дорогой. Там и трактир есть, вот в нём и отдохнём. Впереди сидел охранник, держащий вожжи, второй гарцевал сзади - благо захваченных у бандитов коней хватало - пришлось сразу делать им конюшню - своя, маленькая была, но в связи с отсутствием у Марьяны коней (ну какие кони у бедной лекарки), там содержалась всякая хозяйственная дребедень. Первое время это даже стало проблемой - разместить столько коней. Пришлось большинство раскидать на постой к крестьянам в деревню Вообще проблемы просто посыпались на Марьяну и её тихое гнездо, где она сидела уже двадцать лет, после смерти её последнего мужа. Он был военным, время от времени уходил из дома надолго и наконец, из последней кампании, организованной мелким провинциальным бароном, возвратился весь израненный и через несколько лет умер, несмотря на помощь Марьяны - слишком велики были повреждения организма. Она его любила - насколько можно любить то, что скоро уйдёт. По её меркам скоро - сорок лет - столько они с ним прожили. Сила затормаживала в организме магика старение, они жили долго, слишком долго. Часто через двести-триста лет магики полностью теряли интерес к человеческому роду, им неинтересны были люди с их мелкими проблемами, с их страстями и желаниями, оставались только желание власти и потакание своих желаниям. Слава Богу Марьяна ещё не дошла до такой степени эгоизма, но и человеческие желания давно притускнели и постепенно сошли на нет. Она уехала из Лазутина, найдя себе тихую гавань на многие годы. Хозяин деревни имел прямую выгоду - и деньги какие-то получат, и его имущество - крестьяне, были всегда вылечены. Старый граф, с которым Марьяна имела дело, уже был стар, ему исполнилось 76 лет - для людей, обычных людей, не магиков, это был уже очень старый человек. В средневековье жили недолго - жизнь таила множество ловушек - плохая пища - как ни странно, несмотря на отсутствие 'неэкологичной' пищи люди имели гораздо больше возможностей умереть от употребления некачественной пищи - зачаточные знания о санитарии, распространение эпидемий, просто хранение продуктов без холодильных установок и глубокой заморозки - ледники не в счёт. Не все продукты и не всегда можно было хранить в ледниках... Марьяна опасалась, что молодой отпрыск графа будет не таким лояльным по отношению к ней, а уж тем более к лекарской организации, развивающейся на их землях. Нужно было срочно что то делать, и они с Владом решили - что именно. Марьяна усмехнулась - вначале она воспринимала Влада, как приблудившегося щенка, принятого из жалости и не имеющего никакой ценности, кроме тёплого загривка и виляющего хвоста, но вдруг, неожиданно, она обнаружила, что он превратился в родню, и такую близкую, что даже отец и мать не могли сравниться с ним по степени близости. Впрочем - сравнить было не с чем - старый кожевенник и его супруга, пережившая его на пять лет, давно упокоились на городском кладбище Лазутина... В городе у неё практически не осталось близких людей - за исключением тех, с кем училась в магической школе - тут уже связи её были довольно крепки - магики волей-неволей были вынуждены держаться друг друга - люди недолюбливали их, завидовали, как ещё заметил Влад - все законы были сделаны так, чтобы магик не мог воспользоваться своей силой для защиты своей жизни и достоинства. Да, с одной стороны это было сделано для того, чтобы те же магики не захватили власть в стране - например - даже императором не мог стать магик, если у принца проявлялись магические способности - его сразу исключали из числа престолонаследников. Но ещё, большое значение имела зависть людей, их недоверие и враждебность к чему-то непонятному, странному, недоступному их пониманию. И не было разницы - дворяне ли это были, с академическим образованием и путешествиями в другие страны, или простой крестьянин, живущий в глуши: результат был один - подозрения, зависть. Люди беспрерывно боролись с какими-то 'порчами', 'сглазами', которые, якобы, навели на них соседи или родственники. Как ни странно - часть этих подозрений соответствовало действительности - находились и такие магики, которые накладывали порчу на людей за деньги, но всё-таки в девяноста процентов случаев это были наветы. Впрочем, Марьяна не знала, что Влад мог бы рассказать ей тоже самое о своём, НЕ магическом мире, в котором отношение к людям с экстраординарными способностями ничем не отличалось от её мира. Только вот там не могли зарубить или сжечь человека, который якобы навёл порчу, а тут - запросто. И это было ещё причиной, по которой Марьяна забралась в глушь...

   Под полозьями скрипел накатанный снег, топали копыта и Марьяну охватила беспричинная радость, радость от ощущения жизни, ощущения того, что она молода, красива, что впереди много разных событий, может и не совсем таких светлых, но она всё-таки не утеряла оптимизма за свои сто двадцать лет и не сомневалась, что они с Владом прорвуться через невзгоды. Её радовало, что у ней появился такой друг, могучий, умелый, обладающий знаниями другого мира, и притом весёлый человек и ...что греха таить - отличный любовник. Она уж и забыла, как это - часами напролёт заниматься любовью с красивым сильным мужиком. Марьяна хихикнула и в который раз ощутила натруженный низ живота и по её телу прошла сладкая истома...тьфу! - она тряхнула головой и постаралась выкинуть из сознания грешные мысли - небось сейчас Машку с Аринкой дрючит, зараза! Потом посмеялась над собой - чего это она? После пятидесяти лет жизни она излечилась от ревности, чему, особенно, способствовал её последний муж, рубака и гулёна, нередко возвращающийся из трактира 'на бровях', да ещё пахнущий чужими бабами. Если бы она обращала на это внимание, сошла бы с ума. Хорошо хоть островной болезни не притащил в дом, и то ладно... но она вспоминала о нём всё-таки с теплом - хоть страстной любви у них не было, но жили они хорошо, она не ревновала, дом содержала, приносила хороший доход своей лекарской работой (и его с похмелья откачивала - не славно ли?), он тоже не ревновал - впрочем, она особо ему повода и не давала...так, пару интрижек с клиентами...ну пока его полгода дома не было, шатающегося по мелким локальным конфликтам да сопровождающего купцов в дальние страны. Не засыхать же бабе...в общем взаимопонимание у них было, а уж когда стали совсем богаты годами, не до интрижек стало. Влад виноват - он всколыхнул в ней недюжинную страсть и женское начало - Марьяна опять довольно потянулась гибким телом - хорошо всё-таки иметь красивое молодое тело. Дорога тянулась, стражник на санях гикал и хлопал вожжами, посылая вперёд заленившуюся в стойле лошадку, густо пахнущую на морозе лошадиным потом и навозом. Возок был обит внутри войлоком и дублёными бараньими шкурами, под меховым одеялом было тепло и уютно. Под пустотелой низкой скамеечкой, на которой сидела Марьяна, лежал мешок с маленькими мешочками, содержащими в себе то, что прельщало людей во все времена - золотом. Лекарицу не шибко всегда прельщали деньги - ей хватало на еду и непритязательную одежду, она всегда могла заработать на кусок хлеба, но почувствовав вкус настоящих денег, она остро захотела увидеть - а как, как можно жить, как графы или бароны, разве они лучше её, умнее или красивее? Просто им повезло родиться с титулом, а ей нет. Конечно, она не была уж совсем затюканным существом - её родители были свободны, не голодали и занимали своё место в жизни, гораздо хуже было людям, которые родились рабами, крепостными - вот тут, как говорил Влад, бы засада. Их ждала незавидная участь - жизнь крепостного зависела от прихоти хозяина - хороший хозяин - живут хорошо, плохой - жизнь их превращается в ад. Как у домашних животных. Они много разговаривали с Владом на эту тему - с ним было вообще интересно говорить, он знал невероятное количество историй, знал множество информации, недоступной людям этого мира, так вот - он, после рассказа о крепостном праве, принятом тут на Мире, сказал задумчиво - 'а вообще-то жизнь любых простых людей везде такова и зависит от воли сильных мира сего. А посему давай-ка мы сделаем так, ч то над нами будет как можно меньше тех, кто мог бы нами помыкать. Для этого надо заработать как можно больше денег!' Чем они сейчас и занимались полным ходом. Она ещё раз прикинула, как будет общаться с Мариной, директоршей магической школы - особых осложнений не предвиделось - в этом мире, как, впрочем, и в других мирах, всё продавалось и покупалось. А если не продавалось, то за очень большие деньги, или услуги - продавалось. Конечно, были такие вещи, что купить за деньги было нельзя - любовь, дружбу - но это не тот случай. Диплом был фактически в кармане, речь могла идти только размере суммы. Документ о рождении Влада тоже не представлял особой проблемы - был один служитель церкви, которого Марьяна вылечила от дурной болезни в обмен на кругленькую сумму и обещание помощи - отец Пафнутий тоже любил деньги. Надо же потакать своим низменным страстям...а эти гадкие прихожанки денег требуют, как ни странно...и отлучения от церкви не бояться, дочери Лукавого! Вписать в церковную книгу запись о рождении, выдать церковный документ, а с ним сходить в магистратуру и оформить основной документ - дело опять в деньгах. Ускорение процесса, отсутствие лишних вопросов - почему так поздно оформляют - через двадцать пять лет - всё лежало в мешке под упругой задницей Марьяны. Сани Марьяны давно уже двигались по тракту. Из-за зимнего времени, практически глухого для торговли и ремесла, тракт был пустым, лишь следы саней и лошадей указывали на то, что тут кто то ездит и это оживлённая дорога. По рассказам Влада Марьяна знала, что в его мире тракты представляли собой огромные магистрали, по которым днём и ночью несутся огромные и не очень повозки с людьми, товарами, дорога гудит от движения. Здесь же - низкое зимнее солнце освещало заснеженные равнины неярким, красноватым светом...вокруг стояла тишина, прерываемая лишь топотом лошадиных копыт, заглушаемых выпавшей утренней порошей, да негромким звоном бубенцов на сбруе лошадки, весело тащившей лёгкие санки. Ритм движения успокаивал, Марьяна прикрыла нос варежкой и потёрла - прихватывает. Сзади в бок упирался меч, выданный ей Владом. Он не умела особенно-то махать им, хотя бывший муж-вояка и учил держать в руках клинок. Но это как бы на детском уровне, что то вроде игры. Лекарке как то ни к чему воинские умения - им редко приходилось участвовать в боевых действиях, только если как лекарю, в тылу. Хотя - всяко бывало.

  Шёл пятый час путешествия, лошадь, тащившая санки приустала, и оберегая её, они поехали тихим шагом. Внезапно, послышался свист и сзади выскочили человек пятнадцать разнообразно одетых людей, с гиканьем и криками они стали настигать сани. Марьяна яростно крикнула охраннику: ГОНИ! - и подумала - вот везёт как утопленнице - ведь половина наших денег у меня! - гони! Не давай им нагнать! Скоро трактир должен быть! Но всадники настигали и их красные лица можно было хорошо рассмотреть - все как один крепкие мужики, бородатые, яростные, нахлёстывающие своих лошадей. Они неуклонно приближались... Передние потянули из-за спины короткие восточные луки, сделанные из кусков клееных рогов и отборного дерева - Марьяна знала их мощь и с ужасом поняла - не уйти. Как будто отвечая на её мысли, свистнула стрела и воткнулась в ляжку несчастной лошадки, да всхрапнула, дико заржала и захромала на правую ногу, ещё одна стрела ударила в голову лошади, обернувшейся посмотреть на своих мучителей, и та свалилась кубарем на дорогу, запутавшись в постромках и разбрасывая копытами комья снега снега, окрашенные красным.

  - Лекарку валите, лекарку! - передовой разбойник показал на женщину, которая уже начала входить в транс в надежде подпалить им задницы файроболлом или молнией. Она, конечно, была не такой сильной в этом как Влад, но парочку бандитов унесла бы с собой. Марьяна подняла руки, между ними заплескалось пламя и тут в неё ударила стрела, всей силой стального наконечника вышибив из неё дух. Если бы не бельё, заколдованное Владом, её бы пришпилило к возку, как бабочку. Но сейчас она была отброшена к его стенке с такой силой, что помутнелось и зазвенело в голове . Файрболл, конечно, сразу рассосался не родившись - концентрация потеряна, а её сильной стороной никогда не была боевая магия...вот чирей залечить или руку вправить... сани налетели на упавшую лошадь, чуть не перевернулись, встав на дыбы, её мотнуло по полости как пустую куклу и больно ударило обо что то то боком.

   Вдруг ей вспомнилось, что вопил Влад, когда кромсал тех разбойников - он беспрерывно повторял одну фразу: 'Вы думаете что врач только вправляет кости , а не ломает их?!". Она ощутила дикий гнев, ярость - неужели всё повторится? Насилие, боль, унижение...нет, суки, вам придётся вначале убить меня! В возок уже лезла какая-то борода, хрипя и радостно матерясь, она опять ощутила неудобство в левом боку, вспомнила - меч! Меч же лежит, дура! Марьяна протянула руку влево, выхватила из ножен тихо шелестнувший гибкий клинок и выставила его перед собой. Разбойник с удивлением посмотрел на возникшую к него в груди полоску металла и тяжело навалился на неё, булькая кровью, лившийся из перекошенного рта. Она напряглась и отбросила его вперёд, потом скинула с себя шубу и осталась в сарафане. Выпрыгнув, увидела, что вокруг возка идёт бой - её охранник на лошади - она вспомнила его имя - Степан - вертелся ужом между бандитами, ловко вращая саблей и сверкая ей на солнце, второй охранник бегал вокруг возка, используя его как прикрытие - он старался подрубить ноги лошадям, рассчитывая, видимо, лишить нападавших преимущества - ведь пеший конному не соперник, гибель пешего воина при столкновении с конными предрешена...если только он не обучен драться и в такой манере. Семён же хлеб зря не ел и обучал своих подчинённых на совесть.. Охранник уже 'ссадил' несколько человек, пока разбойники не сообразили - соскочили с коней и бросились на него толпой. Второй охранник тоже лишился лошади, присоединился к товарищу и они заняли оборону у возка, прикрывая выскочившую Марьяну. В воздухе носились крики, ржание раненых животных, запах крови ... Клаш-клаш-дззззынннь! Клинки мелькали как молнии. Охранники держались - уже трое бандитов валялось на снегу, глядя в небо мёртвыми глазами. Клаш-дзынь-вжжжик - свистнула стрела, охранник отбил её мечом, но вторая тут же вонзилась ему в плечо, как будто из него выросло небольшое экзотическое деревце с перьями на вершине. Скорость охранника упала, они встали спина к спине - клаш-клаш-дзззззиннннььь - переломилась сабля одного из разбойников и он упал, проткнутый охранником Марьяны. Охранники всё ещё держались - и благодаря выучке, и благодаря тому, что бандиты мешали друг другу, наступая толпой и желая скорее покончить с бойцами. Марьяна отстранённо подумала - идиоты, им надо отбежать и расстрелять их из луков, а не лезть недуром! Как будто отвечая на её слова атаман разбойников взревел:

  - Идиоты блядь! Валите эту сучку и забирайте деньги из возка! Потом их добьём! Скорее! Она увидела как к ней бегут трое разбойников. Марьяна покрепче перехватила меч в руке, к ней рванулись охранники, пытаясь прикрыть, но их завязали в мелькании клинков, не позволяя сделать ни шагу. Первый бандит налетел, от души занеся кривую восточную саблю, решая снести ей голову одним ударом. Двое других полезли в возок. Вжжжик - сабля проходит над её головой, впритык к волосам - Марьяна пригнулась - рука бандита вместе с зажатой в ней саблей улетела в сугроб. Она перехватила двумя руками меч и рубанула поперёк его туловища, как будто втыкая топор в сосну - какие там уроки мужа, какие там искусства боя - там сплошные рефлексы и мастерство, а тут была ярость, помноженная на мощь усиленных мышц и связок и специальный заколдованный клинок - хак! - меч застрял где-то в районе позвоночника, перерубив тело бандита практически пополам, выдернула - ах суки, мои деньги брать! Меч задран высоко над головой, хаккк! Голова вместе со шлемом расколота пополам, тело, ещё не осознав, продолжает движение и сабля бьёт женщину в ключицу, перерубает ткань безрукавки, сарафана, и останавливается заговорённым бельём, всей силой ударяя в ключицу и перебивая её. Марьяна застонала, но меч не выронила - она держала его в другой руке. Второй бандит был убит за полсекунды - её почему-то казалось что он двигается замедленно, и даже с сломанной ключицей ей было легко встретить его удар, уклониться и перерубить одним ударом шею. Осмотрелась - охранников уже добивали - Степан стоял на одном колене, с трудом отбиваясь от наступающих, а второй охранник еле шевелился под ногами, будучи утыкан трёмя стрелами. Она подняла меч повыше и с диким воем понеслась им в спины - волосы её развевались по ветру, по лицу потёки крови, глаза сияли пламенем - враги опешили и на секунду отвернулись от охранников, чем воспользовался Степан, подрубил одному ногу и добил клинком, воткнув сверху вниз. Марьяна налетела на толпу и начала, не обращая внимания на сыплющееся удары рубить их, как заросли конопли на огороде, при этом она страшно вопила, визжала и кричала между ударами - хаккк! Что, думали лекарь только вправляет кости! - удар-хакк-удар-хакк-хакк! Он ещё и ломает кости! Что, думаете лекарь только вправляет кости! Нет -....

  - Бежим! Бежим! Сучка одержимая! Заговорённая! Бежим, братья! Разбойники побежали к коням, пытаясь их поймать, кони хрипели, отпрыгивали, напуганные шумом, кровью, она не давала им уйти, рубила в спину, перед ней выскочил здоровенный рыжий мужик, видимо вожак, он попытался остановить её, ударив саблей в бок - она как будто не заметила удара и снесла ему плечо вместе с зажатой в руке саблей, не останавливаясь побежала за остальными - в живых оставалось человек пять. Вдруг откуда то полетели стрелы, бегущие разбойники упали, снесённые несколькими воткнувшимися в них оперёнными снарядами, она остановилась и огляделась - вокруг упавших плясали на конях несколько всадников, быстро спешившихся и подбежавших к раненым охранникам и к ней. Вдалеке она увидела купеческий обоз, медленно вытягивающийся из-за леса. Марьяна опустошённо села на снег и заплакала.... Руки дрожали, одежда была порублена - если бы не подарок Влада - всё, смерть. К ней подошёл высокий, мощный воин и с уважением сказал: приветствую госпожа. Я начальник охраны вон того каравана. Мы услышали звуки боя и постарались придти на помощь...увы, немного опоздали...впрочем - вы и сама справились очень даже успешно, надо сказать....я потрясён. Марьяна слушала его как сквозь туман, потом вспомнила - охранники! Охранники мои живы?!

  - Живы пока...но...- воин погрустнел - плохи. Я их знаю - это из нашей гильдии. Жаль, но скорее всего не выживут. Одного стрелами нашпиговали, у другого ранение в живот и повреждена нога. Ну вот так вот. Все под Богом ходим, не плачьте. Они честно выполнили долг.

  Марьяна вскочила на ноги - быстро, быстро несите их на возок! Я лекарь! Она побежала к раненым охранникам, воткнула возле них меч прямо в землю, вертикально, так, что его рукоятка стала раскачиваться как маятник, определила автоматически - какой из них тяжелее, сходу вошла в транс, черпнула Силы и влила её в ауру раненого - она засияла посильнее, человек задышал ровнее - стрелы в его теле заколебались в такт дыханию. Осмотрела Степана - ранение в живот было проникающим, но кишки нетронуты. Ввела пальцы в дырку, образовавшуюся в кольчуге и одежде от вошедшего клинка, рвануло всей силой - кольчуга с одеждой расползлись, как гнилые - некогда снимать.. Положила руки на живот, замерла...кровь, толчками покидающая тело, остановилась, рана стала зарастать и остался только еле заметный шрам. Оставила - жизни уже ничего не угрожает. Кровь из подрубленной ноги тоже уже не идёт - связки потом срастим. Надо убрать их со снега - мороз, вытягивает силы. Решительно подняла глаза на обступивших её изумлённых людей - она и не заметила, когда подошёл обоз.

  - Положите их на возок - холодно! Охранники обоза подхватили раненых, другие обступили возок и поставили его ровно, на полозья, сняв, с павшей лошади. Охранников разложили на дне возка, Марьяна, не замечая холода, занялась Степаном. Он уже очнулся и попытался что то сказать, указывая на товарища - типа - его вначале. Она резко прикрикнула - молчи! - стянула с него меховой сапог, подбитый железом, рванула штанину, располосовав её до паха, вместе с тёплым бельём, обнажила разрез в ноге, посекший жилы и мышцы под коленом. Сосредоточилась - сухожилие стало срастаться, мышцы медленно, но верное вернулись на место, забелела новая кожа на месте разреза. Ап! Всё. Готово. Степан ловил ртом воздух, выгнувшись дугой - в запарке она забыла его обезболить, а процесс заживления, вытягивающий из человека силы, не был ласковым прикосновением любимой женщины... Она досадливо провела у него над головой, он сразу успокоился и вздохнул. Подпитала ауру:

  - Всё, вставай. Здоров. Лови лошадей.

   Степан, немного прихрамывая, но всё более и более утверждаясь в шаге, слез с возка и пошёл в сторону стоящих в стороне коней, оставшихся от бандитов. Потом опомнился, остановился и стал смотреть на работу Марьяны. Вокруг возка стояла толпа людей, которые с восторгом и ужасом смотрели за работой целительницы - конечно, они видели, как работают целители с ранами, но это было не так эффектно, тем более что этим сейчас занималась очень красивая девушка, простоволосая, в изрезанной чуть не на полоски одежде, сквозь которую виделось белое нижнее бельё.

   Марьяна склонилась над утыканным стрелами парнем - так - одна стрела в ключице - не страшно. Эта - прошла навылет лёгкое - вот это отвратительно. Так - стрела в ляжке - ерунда парень, будешь жить. Стрелу в ключице двигаем вперёд, вперёд...упс - наконечник вылез. Стрелу ломаем - оп - залечила. Стрелу из ноги так же - есть. А вот в груди...застряла у позвоночника, не хуже чем тогда у Борислава. Хотя тут полегче - воспаления нет. Но на месте никак не сделать - неудобно и силы мало уже.

  - Господа! - сколько осталось до трактира? Из толпы ответили несколько голосов - примерно с версту, уважаемая...

  - Помогите, прошу, моему охраннику поймать лошадей - наших перебили. Надо везти раненого до трактира, я тут его не смогу поднять, устала.

  - Василий, Аксён, Бран - быстро помогайте парню! Шеметом!- Шеметом! -,смеркается уже и холодно, нам ещё версту пилить до трактира!

   Все побежали в стороны, а командир охранников подошёл к Марьяне и накинул на неё шубу - оденьтесь, госпожа, холодно, да и прикрыться вам надо - он скромно повёл глазами по её изрезанному платью и безрукавке. Только сейчас она заметила, как оборвана и изрезана - вспомнила - ключица! - пошевелила плечом - нет, не болит, уже срослась. Ай да Влад...ну кудесник - подумала она с теплотой и оглянулась - в возок уже запрягали коня, двух коней привязали к возку сзади, раненого укрыли пологом, подложив под голову узелок. Она внезапно побежала, заглянула в возок и проверила - фффуххх - деньги на месте. Что то ей вспомнилось, во время боя бандиты что то кричали...но мысль ускользала и окончательно её перебил начальник охраны каравана:

  -Госпожа, разговор есть. Что вы будете делать с оружием и бронёй разбойников? И кони опять же... Он потупил глаза и быстро взглянул на Марьяну - ну пятерых мы уложили, а остальные все ваши...

  - Командир, без проблем - пятеро - полностью ваши, мы же берём трёх коней, оружие с убитых нами, их броню и ценности - что есть на них. Остальное - кони, одежда и всё что угодно - ваше. Я думаю так будет справедливо.

  - Хорошо госпожа. Я предложу вам так: коней, что остались от убитых вами, ну те, кто уцелели, давайте пока не будем делить, а сделаем так - по приезду в Лазутин - а вы ведь туда направляетесь? - Марьяна согласно кивнула головой - мы коней продадим, поделим деньги пополам и вы заберёте свою долю. Вот это будет совсем справедливо, мы только немого помогли, вы всё сделали сами. Я бы вообще ничего не стал брать, но мои люди меня не поймут, понимаете?

  - Конечно, капитан, я вам благодарна, вы порядочный человек. Командир смутился и сказал:

  Грех обобрать такую воительницу, как вы, я восхищён вами, и все мои люди. Да и мало ли что - кто знает, что там в будущем - может ещё и ваша помощь понадобится - он лукаво усмехнулся и посмотрел на целительницу - вы непростая женщина, лучше с такими дружить.

   Марьяна улыбнулась - капитан был умным человеком. Хорошо, капитан, забирайте всех остальных лошадей, потом найдёте меня и отдадите, что посчитаете нужным. Я остановлюсь в гостинице 'Белый журавль', это возле школы магии, знаете?

  - Знаю, конечно. Меня звать Владислав. Или просто Слава. Если что - в гильдии меня знают. Да ладно - спешить надо, в трактире поговорим ещё. Ведь вы заночуете? До города ещё вёрст двадцать будет, а уже смеркается. Не стоит ехать на ночь глядя, да ещё с ранеными

  - Да ну самом собой ночуем...попрошу вас - последите, чтобы ценности с трупов не попёрли, а то солдаты шустрые...вмиг пристроят что надо - и она подмигнула глазом наёмнику.

  - Так вы ещё и умница! - ну вот не был бы я женат сразу на пяти женщинах в трёх городах - обязательно бы вас умыкнул - ценность вы бесценная, а не девушка! - капитан засмеялся, ему вторила Марьяна - ладно, прослежу. Всё сложат в возок, а там уже разберётесь на месте.

  Через час караван медленно двинулся по дороге и о происшедшей схватке напоминали лишь пятна крови на белом снегу, вытоптанная площадка, трупы лошадей и голые человеческие тела, оставленные на поживу воронам и лисам. Никто не оглядывался на них - это издержки профессии грабителя - вот так остаться на белом снегу. Да и шибко ненавидели их караванщики, как и все купцы во все времена и во всех мирах...

   Влад.

   Проводив Марьяну - она выехала ещё спозаранок, только начало рассветать - Влад угрюмо побрёл в клинику. Ему было грустно и как то не по себе - он не привык прятаться за спиной женщин, по его понятиям, впитанным с молоком матери, понятиям, идущим от его казацких предков, мужчина всегда добытчик, воин, организатор, а женщина обеспечивает тыл - семья, хозяйство. А тут - ему пришлось отправить бабу навстречу опасностям, волнениям...да ещё с такой крупной суммой. Эти деньги даже для многих дворян были очень весомой суммой, а уж для простых людей - тем недосягаемым сокровищем, за которое можно сделать что угодно - убить, ограбить, продать душу дьяволу. На душе у него было гадко и не оставляло чувство чего-то неприятного, что то вроде - недоглядел, проворонил, проспал... ну вроде всё предусмотрел - а что то на душе неспокойно было. Ну вот какое-то предчувствие и всё тут. Он постарался выкинуть из головы все дурные мысли, но они никак не уходили.

  Клиника бурлила - уже стояла очередь. Люди, как оказалось, ночевали в лесу, рядом с домами. Кто то ставил палатки, а кто то ночевал в возках, накрывшись меховыми одеялами и шубами. Ему даже стало немного стыдно за то, что больных пришлось ночевать на снегу. Ну а что он мог поделать - не в свою же постель их класть? Маша с Фёклой обсуждали какие-то хозяйственные проблемы, свинина-не свинина и попытались затянуть его в разговор, но отмахнулся от них, как от назойливых мух, автоматически и не подумав сказав: 'Не царское это дело!' - на что у них сразу отвалились челюсти. Он поморщился - всё время забывался и ляпал что то из земного лексикона, но они тут же забыли его прокол и опять начали горячо спорить. Он прекратил спор, прогнав взмахом руки Фёклу и подозвав Машу: ты смотрела, что там за больные? Кассу ведёшь?

  - Веду, господин лекарь. Вот сегодня прибыли три купца, двое крестьян, с купцов я уже получила за приём и осмотр по десять золотых, всё записала. Если будет лечение дальше - мне скажете, я приму деньги остальные. Продала настоек укрепляющих 10 штук, по золотому, Арина выдала со склада, всё отмечено.

  - Ладно, давай Арину ко мне. Маша отбежала и позвала Арину, суетящуюся с остальными девушками.

  - Да, господин лекарь...ой - господин Влад то есть. Что хотели узнать?

  - Что там у девушек, привыкают они?

  -Привыкают. Госпожа Марьяна нас немного научила, стараемся. Помогаем Фёкле хозяйствовать, стражникам готовим...- Влад погрозил пальцем и усмехнулся - глядите, стражники парни ушлые, тут же с задранными юбками окажетесь... Арина весело усмехнулась:

  - Да вы что...если на остальных девчонок ещё поглядывают, а нас с Машкой как огня боятся - вдруг страшный лекарь чего не то подумает и башку оторвёт...а то ещё заколдует и всё мужское отвалится! - она мелодично засмеялась и тихонько проговорила - да они, девки-то, не больно на стражников смотрят-то!- и поводила бровями вверх-вниз многозначительно.

  - Это ещё почему - с интересом спросил Влад, снимая полушубок и отдавая его на руки подбежавшей девушке. Унёсшейся с ним опять глубину комнаты

  - Да мне как то и сказать неудобно...- девушка посмотрела не него, улыбнулась и решилась - да зачем им стражники, когда они все с вами переспать мечтают, говорят, что с кем вы переспите, сразу делаете красавицей! А ещё мужик сильный да сладкий!

  - Хе хе хе вот дурёхи..а откуда они взяли-то, что я сладкий?

  - Нууу...Арина покраснела и поводила пальцем по операционному столу, оставив на матовой поверхности тонкий запутанный след - чего так госпожа Марьяна-то стонала так полночи, ежели не сладкий...тут все в клинике слыхали, как вы там кувыркались...

  - Тьфу ты, засранки, вот ведь чёртовы девки - ну везде нос засунут - Влад захохотал и приказал - давай, приглашай больных, хватит им там мёрзнуть на улице! Всё у вас о хрени какой-то мысли, одно слово - бабы. Он хохотнул ещё раз и сосредоточился на работе.

  Приём сегодня был не очень сложный - двое купеческих дочерей с оттопыренными ушами - устранил, заодно устранил одной плоскостопие подтянул груди - та просто обалдела от счастья, а папаша на радостях растряс мошну до ста золотых, третий купец бы с мальчишкой, страдающим рахитом - поправил, выписал пить травяные настои - что тут же приобрёл он у Арины...пошли крестьяне со своими проблемами и болезнями - подумалось - столько сил трачу на крестьян, бесплатно, вроде как из пушки по воробьям бью. Маг, уровнем выше магистра вылечивает понос и лихорадку. Это всё равно как профессора медицины вызвать на ОРЗ. Ну что поделаешь - вот наберём магиков ещё, буду заниматься только пластикой и чистой магией - хочется заняться амулетами, магическим оружием, исследованиями по пространству - ведь всё-таки надо как то домой, на Землю пробиваться...так то хрен с ней, этой грёбаной Землёй, но жена...не смогу забыть. А вот выборы, партии-хренартии..ууууу...блядь нет на вас файрбола! Суки, пожёг бы всех! Ну так зае...и с своей грёбаной политикой и своим враньём! - с этой позитивной и жизнеутверждающей мыслью Влад и закончил приём больных, быстренько прогнав всех через 'конвейер' лечения. Усталый, но довольный он пошёл обедать, с удовольствием вдыхая запах хвои и дыма из печных труб. Глаза слезились от яркого солнца, снег сверкал....на тренировочной площадке запыхавшись бегали и трясли деревянными и затупленными клинками бойцы, в одном из которых Влад узнал сына купца Панфилова. Остановившись, лекарь подозвал его, как раз в это время отпущенного на передых. Парнишка подбежал, довольный - он уже немного пополнел, хорошая кормёжка, свежий воздух и упражнения сделали своё дело - парень уже не был похож на скелет, пособие для учеников по биологии.

  - Ну как ты тут...хммм..Олег вроде тебя звать?- как ты тут обжился? Не обижают злые вояки? 'Злые вояки' за спиной Олега заржали и крикнули - да он сам кого хошь обидит, карахтерный парень!

  Олег раскраснелся от похвалы, видно было, что он ценит мнение своих товарищей, с которыми живёт в одном доме.

  - Всё отлично, господин лекарь, вот Сёмён учит меня со всеми вместе мечевому бою, только вот получается пока плохо..но я стараюсь. Влад хмыкнул, глядя на синяк на руке парнишки и сказал, глядя на Семёна - вы там поосторожнее, парень еле еле с того света вылез, а вы ему последние мозги вышибите палками, меня отец его потом сожрёт. Парень нахмурился и сказал:

  - Я не хочу никаких поблажек. Я как все. Прошу вас, господин лекарь больше так не говорить!

  Семён одобрительно хмыкнул - молодец так-то парнишка, есть характер, первое время блевал от нагрузки. А теперь вот молодцом. Весь в отца видно пошёл. Олег ещё больше зарделся и смутился, а Семён невозмутимо добавил - вот только двигается как беременная ослица на задних ногах и меч держит, как будто это хер и он из него мочиться собрался, а так ничего парень, свой - все бойцы начали истерически ржать, подключился и Олег. Влад, посмеиваясь махнул рукой - делайте что хотите, потом кивком отпустил Олега, побежавшего к товарищам и сказал:

  Семён, давай-ка чуть попозже займёмся учёбой - мне надо ещё с луком поработать, да и не мешало бы приёмы работы с секирой и сулицей отработать. Я сейчас пообедаю пойду, да и вы тоже, а потом с тобой займёмся, хорошо?

  - Да конечно. Без проблем. Эй, выхухоли, айда обедать, правда вам не за что щей наливать - не работали ещё, но начальник велел вас задарма покормить, не то сдохнете! Они все посмеиваясь пошли в стражницкую.

   Владимир обедал в одиночестве, девчонки пожелали обедать с остальными девками - явно им хотелось перед ними похвастаться и посплетничать, он был не против, но потом подумал - надо это прекращать - пусть обедают с начальством, не должны подчинённые, каковыми для них являлись остальные четыре девушки, видеть, что их начальство не небожители. А такие же как они крепостные девки. Чем скорее они это забудут, тем лучше для дела. Да и нам спокойнее - чем меньше с ними общаются, тем меньше выболтают. Разделяй и властвуй - стааарый принцип. Интересно, тут о таком имеют понятия? Надо сделать так, чтобы эти две девушки жили, питались и общались отдельно от коллектива, чтобы против них у девушек была зависть, недоверие, тогда не будет заговора, тогда они будут бегать жаловаться друг на друга и будет контроль группы за группой. Никак не надо чтобы они спелись и что то чудили вместе. Он пообедал, немного отдохнул, потом достал из кармана золотую монету и задумчиво стал смотреть на неё, пытаясь понять - как из такой штуки сделать амулет, и какой? Как он понял - в этом мире было два основных вида боевых амулетов, один отводил любое магическое воздействие от хозяина, другой отводил от него физическое воздействие. А вот как добиться, чтобы и то, и другое работало от амулета? По магическому амулету что то было понятно - он успел за секунду рассмотреть амулет Борислава и примерно понимал, как он работает. Физическое....тут ему было не очень понятно. А хорошо было бы создать достаточно амулетов от стрел и сабель, выдать своим охранникам - тогда бы им равных не было в бою....но надо думать, думать...думать...пока ничего в голову не приходило. Влад плюнул и прошёлся по избе - хватит хернёй страдать. Надо пойти и потренироваться как следует на свежем воздухе - может что то в голову и придёт. Да с Семёном поговорить. В дверь постучали, он ответил - парень из охранников сообщил, что Семён ждёт его на площадке, он кивнул головой, одел меховую безрукавку и шапочку, влез в валенки и пошёл делать из себя заправского охранника.

  Семён в этот раз набрал самого тяжёлого оружия - в ряд на скамеечке у ограды лежали секиры, боевые топоры, небольшие метательные топорики и кистени, сулицы и булавы - в общем почти весь набор воина. Они начали с метательных оружий - сулицы Влад метал вполне неплохо - ну сказался, наверное, занятий с метанием копья в спортивной юности - впрочем и особенных успехов не было. Ну да, он мог пробить человека сулицей навылет - и что? Чтобы попасть ей, надо учитывать много факторов и много тренироваться - как и с метательными топорикам. Ими лекарь в общем-то сносно попадал куда надо, но тоже успехов особых не было - лезвие не всегда желало втыкаться куда он хотел. После второго разбитого о мишень топорика (он умудрился засветить им так, что рукоять ударила ровно в середину мишени и обух, пройдя по рукояти как рубанок всё-таки в неё воткнулся) - Семён сказал, что с таким же успехом он может прибить противника, метнув в него каменюкой, даже эффективнее будет и топоры покупать потом новые не надо будет. В общем-то с его силой это хорошо, а вот топоры метать он научится тогда, когда метнёт это десять тысяч раз. Такое Влад слышал ещё на земле, только про ножи, так что не удивился. Секира ему понравилась - при его мощи он мог практически пополам разрубить этой штукой любого противника - только попасть - но вот таскать эту орясину, как и боевой топор с дыркой на лезвии - он не собирался. Эти штуки использовали профессиональные военные в регулярных войсках, для боя в строю, с тяжеловооружённым противником, наглухо закованным в броню - уреж таким по кумполу - не разрубишь, так башка в этом ведре так о шлем трахнется, что потом его можно и спокойно добить простым ножиком в сочление лат. А то и мозги вылетят при удаче. В общем-то тренировки с этими убойными штуками имели чисто ознакомительный характер - пользоваться ими Влад особо не собирался. Вот кистени ему понравились - небольшие шипастые шарики из металла на цепочках, соединённые с короткой полуметровой рукоятью - это оружие было очень эффективно и против латников, и против легких пехотинцев - у всех народов были подобные приспособления для 'умиротворения' пришедших без спроса нежелательных гостей. Такой штукой можно было и выбить оружие, и метнуть их, и раздробить кости через кольчугу, не пробивая её. Ими можно было работать одновременно двумя руками, тогда эффективность воина, похожего в этот момент на вращающуюся ветровую мельницу или вертолёт увеличивалась многократно. Если катана служила исключительно для убийства - удар - и смерть, то ими можно было оглушить и травмировать противника, взять его в плен. Так что - большее время Семён и Влад посвятили изучению приёмов боя с кистенями (самое главное в этом оказалось - не посносить башки рядом стоящим товарищам) вообще - стиль боя с кистенями чем-то напомнил Владу работу с нунчаками ( он когда-то занимался с ними) - те же цепочки, те же резкие перемены направления и веер защиты перед владеющим эти страшным оружием, через который пробиться было трудно. Влад с интересом смотрел, как Семён вертелся с ними, как коконом окутанный вихрем проносящихся бугристых шаров. В конце концов и тренер и ученик приустали, над площадкой давно уже спустился зимний вечер, сияли светляки, вчера ещё поставленные Владимиром - пора было закругляться. С кистенями у него получалось хорошо, но нужно было каждый день уделять время тренировке, сказал Семён. С тем они и отправились по своим избам, удовлетворённые друг другом - Влад был рад иметь хорошего умелого тренера, а Семён - гениального ученика, которому можно передать свои многолетние знания - как настоящий воин, он считал, что только воинские умения имеют самое высшее и первоначальное значение для человека и радовался, когда кто то с удовольствием их перенимал. Между Владом и Семёном давно протянулась как бы ниточка от сердца - к сердцу, они уважали друг друга как профессионал профессионала, как настоящий мужчина настоящего мужчину - так вот и зарождается мужская дружба, без фиолетовых соплей в сахаре, без этакого бабского сюсюканья.

   Дома Влада уже ждал ужин, большая лохань возле печи и две стреляющие глазками возбуждённые красотки. Он устало присел на стул, попил чаю с ватрушками, только что испечёнными в русской печи - есть ему почему-то особо и не хотелось, потом он ушёл в свою комнату, снял верхнюю одежду - он был весь мокрый от занятий - скакали они от души на площадке, правда Семён уработался больше, несмотря на свой опыт и тренировку. Влад пошёл к корыту - решительно снял остатки пропотевшей и мокрой одежды, махнул рукой, подзывая, и четыре руки устроили ему 'джакузи' в отдельно взятой крестьянской избе. Через полчаса отмываний и натираний он уже лежал под покрывалом на своей койке. Маленький светляк-ночник горел у печи, подсвечивая избу нереальным синим светом - он специально сделал его синим - как в детстве, у мамы был такой ночник с тусклой синей лампочкой, чтобы мальчишка не боялся и спал - ведь в темноте водятся чудовища и нечисть. А вот лампочка всех отпугивает, особенно мамина лампочка. Он специально не стал закрывать дверь в свой закуток, лежал, смотря в потолок и улыбаясь, слушая шёпот и препирательства на топчане - ты сучка, Аринка! Я вообще первая была, и мне первой! Машка ты гадина! Вообще я первая должна быть я больше работаю, а ты только нос задираешь! Послышалась какая-то возня и некое тело гулко шлёпнулось на пол с шипением - ну сучка я тебе припомню - босые ноги зашлёпали по полу и в комнату Влада тихонько прокралась белая фигура, как привидение. Влад сделал вид что он крепко спит, фигура нерешительно постояла, потом тихо стянула с себя рубаху и скользнула к нему под пуховое покрывало. Гладкое девичье тело прижалось к нему, упёршись твёрдой грудью (он подумал - ага, хорошо постарался - ну для себя делал, не для врагов!), рука нерешительно провела по его груди, животу. Спускаясь всё ниже и замерла....ну там где надо. Явно опыта у этой руки и всего остального не было, а посему Влад, уже нестерпимо желавший продолжения банкета, повернулся, взял её ладони в свои и вытянулся на ней, как будто распяв её на кровати. Она послушно и жадно раскрыла колени и приняла его в себя со вздохом облегчения и наслаждения - как будто ждала этого долгие годы. А может оно так и было, думал Влад, лежа рядом с влажной от любовного пота и измождённой Ариной - о чём может ещё мечтать девушка с детства, уродливая, но умная и чувственная- и только мечтать... И тут вдруг мечта осуществляется - ну дак как тут не постонать под красивым сильным самцом, да так, чтобы было слышно аж в стражницкой, на зависть всем, и особенно той, кто сейчас лежит и сопит, плюётся в углу избы под одеялом, приговаривая - ну сучка, ну блядища! Ну я тебе припомню, коза кривая!

  Ночь вступала в свои права, и даже зависть и похоть не могут устоять от дуновения сна...скоро вся изба, обнажённые , слившиеся в объятии любовники, клиника - с сопящими девчонками и потной Фёклой, стражницкая - все спали. Кроме постовых, внимательно осматривающих территорию вокруг клиники. Одному из них вдруг показалось, что вдалеке мелькнула тень - он осторожно, как призрак, двинулся к тому месту и увидел на снегу человеческие следы, недавно кто то прошёл - подумал он. Надо утром доложить командиру...и он вернулся в свой схрон под заснеженной сосной.




    Глава 7 | Сборник "Истринский цикл" Книга 1-4 |     Влад.