home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12

Текущая работа

Пока Лекс отсутствовал, работы по уборке последствий нападения пиратов на планету закончились. К космической станции оттащили все повреждённые корабли и их части. Оставшихся на планете пленных пиратов, рассортировали по группам. Чтобы жизнь в плену им не казалась отдыхом, под контролем номов и хранителей их вывели в леса и заставили собирать грибы. Не только те, из которых эльфы делали свои наркотики, но и все другие нужные для создания эльфийской парфюмерии и лечебных эликсиров.

Ярана утолила своё любопытство и побывала на древних развалинах городов, которые ей показали хранители. Кроме остатков камней от строений, там ничего не осталось. Во время давней войны их прилично проутюжили с орбиты. С того времени гномы больше никогда не строили открытых поселений. Девушка не расстроилась. Нашлось достаточное количество гномьих технологий, которые можно легко использовать на её родной планете.

Чтобы не ждать прилёта союзной эскадры псионов Лекс сам занялся восстановлением сильно повреждённого пиратского эсминца. Давно он хотел попробовать применить накопленные из информационных кристаллов знания. Совсем неважно, что корабль сильно устаревшего типа. Основные принципы кораблестроения сохранились с незапамятных времён. Также интересно применить магические заклинания для улучшения корабля.

Так как корабля, как такового, пока не существовало, имелись лишь огромные куски, оставшиеся после мощных бурилок, удобно заранее поменять его внутренности. Начал Лекс с источника энергии. Реактор корабля, как и сам корабль, был старого типа. Обычно корабли и строились вокруг источника энергии. Лекс не стал изменять привычный порядок. Старые реакторы всеядны и надёжны, это отличало их от новодела. Небольшая мощность, из-за всеядности, компенсировалась удобством использования. Для получения энергии подходил любой хорошо очищенный материал. Чем лучше очистка предполагаемого топлива, тем выше мощность реактора. В блоке загрузки топлива Лекс поставил магический фильтр. Теперь топливо очищалось дополнительно. К тому же можно легко настроить фильтр на выход определённого химически чистого элемента. Реактор теперь может работать даже на обычном чистом метеоритном железе, которого во многих планетарных системах имелось предостаточно. Магическая очистка отсеет все лишние примеси. Проведённые замеры показали, что качество топлива улучшилось на порядок. При желании, часть топлива можно будет даже продавать на сторону. Мощность реактора увеличилась раза в три и теперь соответствовала реактору крейсера, а не эсминца. Как раз помог избыточный запас прочности старой конструкции.

На реактор Лекс навесил магические контура заклинаний, для преобразования обычной энергии в магическую. Получилась этакая большая зарядка. Можно было использовать в реакторе и заклинание распада из школы смерти, но опыта хорошего управления этим заклинанием на больших мощностях у Лекса не имелось, а в таком случае любой случайный выброс энергии разнесёт реактор вместе с кораблём на атомы.

Двигатели эсминца сильно повредились во время боя. Их ремонт возможен только в заводских условиях или на ремонтной станции. Пришлось Лексу снять системные двигатели с одного из пиратских крейсеров. Неважно, что они были немного больше и их самих было больше. Лекс схитрил. Он упрятал капсулы гравитационных двигателей в контейнера сжатого пространства. Вместо трёх стандартных системных двигателей эсминец получил шесть крейсерских, которые заняли места в три раза меньше. И это всего лишь при слабом, десятикратном сжатии пространства.

Опыт Лексу понравился. К реакторному отсеку, с навешенными на него системными двигателями, он стал добавлять различные отсеки, необходимые для управления кораблём. В первую очередь установил рубку управления и впихнул вместо обычного стандартного искина, искин с духом на базе кристалла древних. Гномы предоставили ему экспериментальный образец своего нового изделия. Загрузив в него данные со старого искина эсминца, Лекс получил хорошего помощника. Теперь всё управление роботами – ремонтниками взял на себя искин. Работы пошли веселее. Отсеки корабля стали наращиваться на каркас с реактором один за другим. Каждый отсек представлял из себя шкатулку со сжатым пространством. Внутренние отсеки Лекс сжимал по максимуму – раз в пятьдесят. Так он обработал все жилые уровни, уровни отдыха и тренировки, склады, ремонтные отсеки, уровни расположения техники. Все внешние отсеки сжимались всего в десять раз. Этого было достаточно для хорошего перехода в обычное пространство, да и расположение внешних устройств на корпусе корабля не позволяло больше сжимать пространство внутри отсеков. Такому сжатию подверглись лётные палубы, шлюзы, отсеки вооружения и некоторые другие.

К внешнему оборудованию эсминца добавилось всё оборудование крейсера. Фактически вся поверхность корпуса эсминца покрылась выходами оружия, шлюзами, локаторами, концентраторами щитов или другим оборудованием. Поскольку всё скрывалось в корпусе, сам силуэт старого эсминца не изменился. Немного изменился внешний вид. Казалось, что корабль покрылся мелкоячеистой кольчугой из-за контуров всевозможных люков на броне корпуса. Всё установленное оборудование усиливалось с помощью магических заклинаний. Как минимум, применялось заклинание усиления сущности, а кое-что и вообще переделывалось. Так, все бластерные пушки и лазеры обороны превратились в бурилки различной мощности. Локаторы получили магическую составляющую и могли обозревать пространство гораздо дальше и точнее, чем даже стандартные новейшие образцы. Кроме обычной галактической связи, на корабле Лекс установил и несколько каналов своей подпространственной связи.

За счёт более просторных сжатых трюмов и жилых зон, корабль получил лётную группу, соизмеримую со средним носителем. Три сотни различных системных машин свободно разместились в хранилищах. С корабля – матки Лекс взял пять больших системных ботов, хотя мог взять и больше. Один бот имел размер больше тридцати метров в длину и это при том, что сам эсминец имел длину в сто пятьдесят. Часть борта эсминца как раз и составляли шлюзы посадочных палуб, и таких шлюзов он имел три штуки с разных сторон корпуса. Боты обычно применялись для исследования систем и высадки на планеты, но в то же время имели небольшой прыжковый двигатель, для возможности спасения экипажа или обследования ближайших систем.

В систему прыжкового двигателя корабля Лекс решил не лезть. Сам он о таких двигателях ничего не знал, поскольку кристаллы с такими знаниями в свободной продаже не встречаются. Даже заклинания на эти двигатели накладывать не стал. Кто его знает, как будет взаимодействовать искажение пространства с заклинанием. Принцип работы прыжкового двигателя походил на искажённый портал. Сами двигатели представляли из себя пятёрку небольших выступающих из корпуса наростов – антенн на самом носу корабля. При мощной энергетической накачке, наводимое ими поле рвало пространство и создавало некоторый тоннель в подпространстве, по которому корабль летел некоторое время и попадал в расчётную точку обычного пространства на другой стороне тоннеля. Расчёт прыжка дело очень сложное и зависит от множества факторов, неучёт которых, может привести к выходу корабля совсем в другом месте. Если корабль вывалится в точке, далёкой от какой-нибудь планетной системы, то разгоняться для следующего прыжка на системных гравитационных двигателях он будет очень долго. Им не от чего будет отталкиваться.

Все системные машины Лекс переделал по подобию четырёх, переделанных ранее, штурмовиков. Скафандры корабельного персонала обзавелись дополнительными магическими штучками, по аналогии с возможностями скафандра, который Лекс создал в Тёмном мире. Провести такой объём работ одному Лексу, конечно, было не по силам, даже учитывая его уникальные возможности. Ему помогали целые бригады магов с Архоны и специалистов из числа местных гномов. Пришлось привлечь даже инженерный персонал с пиратских кораблей, с взятием с них клятвы секрета, и задействовать всех ремонтных роботов с этих кораблей. Эльфы и друиды в стороне тоже не остались. Сам корпус корабля сделали большим големом, чтобы он сам затягивал небольшие возможные повреждения. Учитывая значительно выросшее внутренне пространство корабля, удалось сделать нормальные парки и бассейны, похожие на обычные озера в окружении леса. Эльфам даже удалось посадить саженцы мелорнов, что в будущем может послужить дополнительным источником магической энергии. Последним шагом в создании корабля, стало внедрение в него замкового артефакта, с созданием большого количества внутренних динамических порталов. Если раньше основная жилая палуба эсминца была длиной всего лишь в сотню с небольшим метров, то теперь, учитывая сжатие пространства, и длина и объем увеличивался значительно и пешком добираться за пять километров до другого отсека стало проблематично. На больших космических кораблях использовались специальные транспортные магистрали различного типа, но решение с магическими порталами, как у замка, для Лекса было проще и для персонала удобнее.

Корабль получился сплавом магических и технических решений. К сожалению, сразу его испытать было не возможно. Духу – искину нужно некоторое время, чтобы с помощью замкового артефакта встроить в себя все магические контуры корабля. Пока корабль отбуксировали на небольшое расстояние от станции и, повесив на стационарную орбиту, стали проводить там мелкие заключительные отделочные работы. Основную массу таких работ взялись выполнить местные гномы, используя свои биотехнологии. Часть пиратского инженерного персонала, видя, что они построили, согласилось принять на себя любые клятвы, лишь бы примкнуть к корпорации псионов и войти в список персонала корабля. Один корабль, соизмеримый с флотом, производил впечатление.

Особо отдохнуть Лексу от трудов не дали. Пришёл срочный вызов с Земли. Возникли проблемы при обследовании системы. Пришлось возвращаться. Вызвал его Малыш Рейтон.

– Господин, при обследовании окраин системы Земли, по возможности добычи легкодоступных материалов, при приближении к её границам, мой челнок получил предупреждение из неизвестного источника. Точнее не челнок, а я сам, через ваш комп, которым вы меня снабдили, – доложил он Лексу после встречи.

– Что за сообщение? – заинтересовался Лекс. Он не понимал, откуда может придти сообщение на комп, если система спутников связи и их ретрансляторов пока не развёрнута.

– Сообщение в текстовом виде, мой комп вывел на линзы глазных экранов. Источник при этом не определялся, – пояснил Рейтон и перебросил на комп Лексу само сообщение.


Сообщение из неизвестного источника.

Предупреждение! Неизвестному объекту с приёмником сигнала. Ваш идентификатор в списке разрешённых не значится. Статус объекта нейтрален. Выход из системы запрещён. Статус системы – карантин. В случае нарушения границ системы, объект будет уничтожен без предупреждения.


Из сообщения Лекс особенно ничего не понял.

– Я побоялся подходить к границам системы и помчался обратно, – отчитался Рейтон.

– Правильно сделал, – задумчиво поскрёб Лекс подбородок, – если с тобой говорила какая-то система древних, то против неё вы бессильны. Технологии пока не вернулись на прежний уровень развития. Вот только мне интересно, что за карантин такой.

Взяв на всякий случай кольцо – комп Рейтона и челнок, Лекс отправился по пройденному им маршруту. В той же точке он тоже получил сообщение, но события дальше развивались по другому сценарию.


Сообщение из неизвестного источника.

Предупреждение! Неизвестному объекту с приёмником сигнала. Ваш идентификатор в списке разрешённых не значится. Статус объекта нейтра…. Новый приёмник. Приёмник идентифицирован. Статус приёмника – гражданский системный администратор. Статус объекта изменён на союзный. Канал связи обнаружен. Связь установлена. Переход на новый канал связи.


Дальше разговор пошёл на ментальном уровне, чего Лекс никак не ожидал.


– Охранный комплекс «Изолятор–321» – ОКИ приветствует гражданского администратора. Администратору разрешён доступ на гражданские уровни комплекса. Готовность комплекса – 90 %. Последнее посещение военным администратором – минус 56345 циклов вращения последней населённой планеты. Отражено восемь попыток внешнего проникновения. Попыток покидания системы не замечено. Жду указаний.

– Состав комплекса? – заинтересовался Лекс.

– Пять станций. Три в плоскости вращения планет. Две – над и под плоскостью системы, на таком же расстоянии. Три тысячи семьсот шестьдесят пять гравитационных торпед в спящем режиме. Семьсот пятьдесят три в неисправном состоянии. Ремонт невозможен из-за отсутствия ремонтных комплексов.

– Причины установки комплекса в этой системе? – задал вопрос Лекс, уже примерно догадываясь о них.

– Наличие неустановленного воздействия на людей, приводящего к их неадекватному поведению. Нейтрализатора воздействия найти не удалось, поэтому установлен карантин. Карантин снят по прошествии максимального периода изоляции – минус 36345 циклов назад. В период минус 28666 циклов систему посетило восемь потенциальных целей. Статус системы был нейтрален и помех посещению не предполагалось. По выявлению симптомов повторного заболевания людей, все космические объекты в системе были уничтожены и объявлен новый срок карантина. Он истёк в период минус 8666 циклов. Комплекс переведён в нейтральное состояние. Разрешена деятельность космических объектов внутри системы.

– Размер гражданских уровней комплекса?

– Комплекс полностью автоматический. Только комната управления с причалом и переходным узлом.

– Положение торпед?

– Информация запрещена для гражданского персонала.

– Положение неисправных торпед, для их возможного ремонта? – заполучить в свои загребущие лапки древнее гравитационное оружие, до которого современные технологии пока не дошли, было очень неплохо.

– Частично контроль утрачен из-за выхода датчиков торпед из строя. Даю карту обнаруженных 537-и торпед.

Карту Лекс получил. Неисправные торпеды хаотично вращались в облаке по всему шаровому пространству системы за пределами орбиты последней планеты.

– Можно получить доступ для извлечения и ремонта неисправных торпед?

– Доступ выдан. Достаточно иметь пароль на кристалле с ИИ.

– Вот на таком, как в этом кольце.

– Да – это кристалл искина, с рабочей структурой, но без загруженной управляющей оболочки ИИ.

Добираться до станций комплекса Лекс не стал. Доступа на управление у него не было, а посещение комнаты управления ему бы ничего не дало. Найдя на указанной ОКИ-ном карте одну из ближайших неработающих торпед, Лекс отправился за ней. Комплекс не наврал, он на самом деле контролирует всю систему. Именно в указанном месте Лекс обнаружил торпеду. Загрузив её на внешнюю сцепку челнока, внутрь эта дура никак не влазила, он оправился обратно на Землю. Неожиданности не окончились. Его ожидал ещё один важный ментальный разговор, прояснивший некоторые тёмные места давней истории.


Ментальный разговор:

Неизвестный: – Приветствую нового владыку.

Лекс: – А ты кто?

Неизвестный: – ХА-ха-ха. Не знаю. Раньше был, как и сказал этот тупой кристаллический автомат, прототипом искина гражданского системного администратора типа 3++. Плюсы в данном случае обозначают дополнительную обработку. Если ты ещё не догадался, то магическую.

Лекс: – А теперь?

Неизвестный: – Теперь? Хм-м…, Я – это ты. Что, сложно? Вот и мне сложно. Потому что с некоторых пор ещё и она. Для особо тупых поясняю, она – это бывшая эльфийская роща с планеты Эльдар. Теперь я часть её, а она часть меня, ты часть меня, жёны твои тоже часть меня, духи ваши опять же часть меня. В общем мы – непонятно что.

Лекс: – Так ты кристалл замка на Антарктиде!

Неизвестный: – Бывший …, кристалл….

Лекс: – Тогда буду называть твой поток сознания КИИ (кристалл искусственного интеллекта).

Неизвестный: – Нет. Мне не нравится. Лучше зови меня КИИса. Ха-ха-ха, набиться тебе в жёны что ли?

Лекс: – Не-е-ет, лучше не надо, я пока не полевая сущность. Мне бы последнюю живую жену найти и на этом закончить собирать семью.

КИИса: – Да, это точно. До полевого состояния тебе ещё долго идти. Ну ничего, я всё же большей частью кристалл, так что пока подожду, когда ты созреешь. Ха-ха-ха. Я вот что тебе хотела сказать. История немного не такая как, ты себе придумал. Почти совпадает, но некоторые мелочи лучше расскажу. А то ведь будешь ночами мучиться, стыковать факты. Ха-ха-ха. На смех не обращай внимания. Это я радуюсь общению. Больше сотни тысяч циклов молчала.

Итак. Земля хоть и была периферийным миром техноимперии, но одним из самых развитых миров. В системе было три обитаемых планеты. Теперь их называют Земля, Марс и Фаэтон. Вообще давно это было. Да и не важно. На Земле, в то время на цветущем материке, маги и учёные планеты создали лабораторию для создания новой техники. Всякие идиоты из центральных миров не дали развиться такому сотрудничеству. Применили проклятущий вирус. Маги, сотрудничавшие с технарями, практически все погибли. Остался один мой создатель. Он, как раз в момент срабатывания вируса, занимался моей настройкой. Ему помогала дочь друга. Она практику проходила, после академии. Её тема соприкасалась с созданием мыслящих кристаллов. Магу понадобилось небольшое время, чтобы справиться с вирусом. Я даже сейчас не знаю сколько лет он жил до этого, но мощный был старик. Девушка погибла. Справиться с вирусом у неё возможности не было. Поскольку моя настройка велась ментально, душа девушки зацепилась за мою структуру. Маг, как я и говорила, был мощный. Он заметил этот факт. Что он там накрутил из заклинаний, я, конечно, не знаю, но душа девушки растянулась по всей моей структуре. Структура оказалась не такая прочная, как хотелось бы. В любой момент времени работать могло только одно сознание, второе впадало в спячку. Как ты уже понял, девушку звали Мира. В то время как раз рабочим сознанием осталось моё.

Когда маг почувствовал волну проклятия от ответного удара властелинов, он решил спасти часть людей, что работали с магами. Имелся единственный возможный способ для этого – уход в другую вселенную. Там законы нашей не действуют. Он подготовил замок к консервации, закрыл лишние порталы и разбудил Миру. Что происходило дальше, я знаю только косвенно. Перехватила управление я только несколько лет спустя. Мира ушла в сон ожидания. Система изменилась значительно. Я запустила несколько локаторов и пришла в ужас, насколько это возможно для искина. Кстати, это была моя ошибка, которая дорого стоила мне в будущем. Война всех против всех огненным смерчем прошлась по системе. Наиболее развитой планеты Фаэтон просто не стало. Марс потерял атмосферу, но хоть цел остался. На Земле где-то бушевали ураганы, где-то стояла лютая зима, ну а где-то всё заливала вулканическая лава. Цивилизация исчезла. Разрозненные группы людей продолжали воевать между собой. Текли годы, столетия, тысячелетия. Пока непреодолимые расстояния не разделили оставшихся людей, войны продолжались. Последствия проклятия потрясали. В конце концов люди деградировали настолько, что превратились в дикарей.

Пятьдесят тысяч лет назад в систему прилетели новые корабли какой-то техноцивилизации, совсем слабенькой, по сравнению со старой империей. Что-то они нашли в космосе. Это что-то их и уничтожило. Скорее всего сохранился старый объект империи со спящим проклятием. Оно сильно ослабело, но ещё действовало. Прилетевшие передрались между собой. Кому-то хватило ума призвать на помощь других. Другие быстро оценили последствия заражения, возможно уже был опыт, и поставили автоматические карантинные станции. Те, предупредив всех оставшихся о карантине, уничтожили всё, что болталось в космосе. Вот тут досталось и мне. Подвели работающие локаторы наблюдения. Весь внешний контур замка был уничтожен. Центр удалось накрыть щитами, но использовала весь запас энергии. Дальше пошли годы ожидания. Скорее всего какие-то цивилизации на планете развивались, но до меня никто не добрался. Когда замок начали раскапывать немцы, я не знала что делать. Решила, надо будить Миру. Проснулась только во время вашего ненормального объединения. Что вы там творили, я не знаю и не понимаю, но структура кристаллов уплотнилась настолько, что произошло объединение всех наших сознаний. Честно, я испугалась и затаилась в глубине кристалла. Всё время только наблюдала за вашими действиями. Единственный раз хотела вмешаться, когда ты прошёл через портал в техномир, но ты вывернулся. Слияние с биосущностью леса вообще перестроило кристалл и моё сознание. Диалог с тупой охранной системой стал просто поводом поговорить.

Лекс: – Если бы я не был одновременно и тобой, не поверил бы.

КИИса: – Так что, ты учитывай мои возможности в дальнейшем. С охранной системой помочь не могу. Военных кодов доступа к таким объектам у меня никогда не было. Тебе надо найти какой-нибудь целый и действующий военный искин древней империи. Вот с ним можно договориться. У управляющих искинов моего прежнего класса есть приоритет в управлении военными структурами, если определённое время не было живого командира. Как ты наверное догадался, срок стандартный – двадцать тысяч лет. В той железяке на окраине системы искина нет – надёжный автомат, практически без мозгов.

Лекс: – Вот же не было проблем! Теперь кроме жены ещё и военный искин древних искать.

Жёны (Все вместе): – Мы слышали, но жену в первую очередь!

КИИса: – И кстати, мне надоело сидеть без дела. Я всё-таки искин – управленец. Так что обеспечь мне каналы связи. Империя уже большая, но мои ресурсы и раньше позволяли управлять целым миром, теперь они гораздо больше, так что думаю и с империей справлюсь. В кристаллах искинов нижнего уровня, тех, что ты добыл в Тёмном мире, есть автономный модуль связи. Он тупой, поэтому энергия смерти повредить его не могла – нечего повреждать. Если ты вставишь такой кристалл в свою систему подпространственной связи, я получу управление системой, а заодно и всеми техноустройствами в зоне доступа компа системы. Заодно подключусь к инфоканалам космических миров. Банки данных в меня загрузить не успели, придётся воспользоваться теперешними разработками. Ты совсем не думал, почему так лихо эсминец переделывал. А ведь это я все расчёты выполняла и готовый результат тебе подсовывала. Проект нового эсминца у производителей годы занимает, а ты в несколько дней уложился вместе с постройкой. Ты конечно гений, и интуиция у тебя работает, но вместе мы намного гениальнее. Ха-ха-ха.

Лекс: – Это…, ты меня удивила.

КИИса: – Могу ещё подарочек подарить. Когда тупой автомат тебе карту расположения неисправных торпед давал, я ненароком порылась по открытому каналу в его базе данных по картам. Староваты правда, но там помечены все миры и системы древних и первой империи. Положение Земли там тоже отмечено. Сейчас она находится далеко за кольцом исследованных миров галактического союза. Но ведь можно подсунуть карту поисковикам и те пороются на окраине разведанного пространства. Как тебе подарок?

Лекс: – Лучше не придумаешь. Как раз кораблик пригодится.

КИИса: – Вот! Цени самый быстрый кусочек себя.


Добравшись до Земли, Лекс выдал более простую карту расположения неисправных торпед Малышу Рейтону и вернул ему кольцо с кристаллом древних, в котором теперь записано разрешение на работы внутри системы. Приближаться к окраинам системы можно только с этим кольцом. Попытку удрать на Эльдар, провалил Сталин, узнавший что Лекс находится на Земле. Для окончательного вопроса с государствами на Земле потребовалось его присутствие. Хотя руководители государств мира так и не договорились между собой, но они в кратчайший срок образовали три союзные лиги: англо-американскую, германскую и нейтральную. Естественно Советский Союз не попал ни куда, оставаясь четвёртой стороной. В эту четвёртую сторону вошли Монголия и Китай, который с помощью Сталина освободился от захватчиков. С такими объединениями уже можно было поговорить от лица бога Египта. Тем более что уже вторую такую просьбу лиги прислали наместнику в Египет. Лексу пришлось придумать очередной ход, для убеждения руководителей государств, что он бог и для них же будет лучше, если жить на Земле мирно.

Лучше всего Земляне понимают силу. Такую силу ему и надо продемонстрировать. Но это надо сделать так, чтобы не превратиться во врага. Лучшего варианта чем продемонстрировать такую же постановку, как и полковнику в Египте и придумывать не надо. Только теперь это придётся сделать на нейтральной территории, а точнее в Женеве, где и велись переговоры лиг. Пришлось привлечь магов для подготовки масштабной демонстрации. Усыпить охрану здания, где велись переговоры труда не составило. Сам переговорный зал очень сильно переделали. Потом наложили иллюзию старого состояния, а все изменения накрыли воздушными щитами. Представление началось, когда в очередной раз делегации лиг уткнулись в неразрешимый спор о территориях.

– Господа, мы спорим уже третий день, а даже повестку дня переговоров не утвердили. Сколько можно? Как мы можем оказать хоть какое-то сопротивление этому, так называемому богу Египта, когда мы никак не начнём переговоры, – в сердцах хлопнул по столу представитель Англии.

– И ничего не решим, даже если начнём эти переговоры, если здесь не окажется представителей Сталина и этого бога, – скептически добавил посол Германии. Его поддержал кивками посол Японии.

– Мы посылали приглашения, но они не откликнулись, – возразил англичанин.

– Плохо посылали, – буркнул немец и взглянув на японского посла продолжил, – вот, мой союзник вчера не поленился, сел на самолёт и слетал в Египет.

– Что ему ответили? – заинтересованно зашумели послы за круглым столом.

– Сказали, что он второй высокопоставленный представитель государства, который не постеснялся лично прибыть в Египет, для разговора, – насмешливым взглядом обвёл всех немец. – Вы наверное уже сами догадались, кто был первым. Никому из наших президентов, королей и канцлеров такая простая мысль почему-то в голову не пришла.

– Сталин и тут всех опередил! – догадавшись, недовольно выдохнул англичанин.

– А что вы хотели, господа, чтобы бог соизволил посетить вас лично? Смешно. Сталин оказался в очередной раз умнее нас с вами, и я даже не сомневаюсь, что-то от этого выгадает, – продолжил свою речь немец.

– Мне сказали, что бог придёт к нам сюда, чтобы посмотреть стоит ли с нами говорить или может лучше стереть наши страны с лица Земли, – после первых же слов, в наступившей гробовой тишине остальные слова японского посла прозвучали неестественно громко, хотя японец и говорил достаточно тихо.

– Я что-то не слышал о прилёте какой-то другой …, Э-э-э… – прерывание монолога посла США было вполне обоснованным.

Четверть зала и одна из боковых стен пропали. Вместо них на всю ширь стены распахнулся безбрежный фиолетовый океан с двумя солнцами над ним. Одно светило чуть слабее земного солнца, а второе голубоватое, значительно меньшего размера, ещё чуть слабее. Но вместе они давали практически земной свет с голубоватым оттенком. Посредине проёма располагалась беседка, такая как раньше описывал полковник англичанин, побывавший в таком же месте. Она находилась на маленьком песчаном островке и вся была увита каким-то вьющимся растением. К островку от стола переговорщиков вела такая же песчаная дорожка, огороженная по краям невысокими аккуратно подстриженными кустами. Остальную четверть пропавшего помещения занимал небольшой морской заливчик с узкой полоской кристально белого песка на берегу. В беседке на высоком кресле сидел красивый молодой человек. Возле него на кресле поменьше сидел Сталин и своим холодным хитрым взглядом, как показалось присутствующим послам, дырявил их насквозь. У входа в беседку стояли, как статуи, две девушки. Описать их красоту словами было просто не возможно. Они казались нереальными феями.

– Девушки, угостите господ послов. Пусть немного придут в себя, – усмехнулся молодой человек, обозревая кучу людей, сидевших с открытыми ртами и до предела распахнутыми от удивления глазами. Девушки выдвинулись чуть вперёд, шагая по зеркальной воде залива, как по земле, и взмахнули руками. Как будто ветер прошёлся по столу и выдул оттуда все бумаги. Мгновенно опустившаяся кольцевая туманная дымка быстро рассеялась над столом. Перед послами оказался уставленный различными деликатесами и напитками стол. Первым сообразил, что надо сделать, немецкий посол. Его разведка работала хорошо, и отчёт английского полковника тот помнил прекрасно. Несколько глотков напитка действительно прочистили мозги от состояния потрясения. Остальные послы последовали его примеру.

Девушки, подарив всем на прощание незабываемые улыбки, лёгкой дымкой растворились в воздухе. Многим понадобилась новая порция напитка.

– Поскольку вы никак не можете найти решения по некоторым территориальным вопросам, то придётся найти решение мне, – в звенящей тишине раздался спокойный голос Лекса. – Все спорные территории я отдаю в управление своему протектору. Кто его не знает, может познакомиться. Вот он сидит рядом со мною. И имейте ввиду, если в следующий раз вы не договоритесь по любому вопросу, то опять буду решать я или он, вместо меня. Все несогласные будут иметь дело с ними.

Лекс слегка махнул рукой и перед замершими от неожиданности послами, прямо на берегу залива, на песке возник ряд существ. Людьми их назвать было бы слишком опрометчиво. Лучше подходило выражение посланцы смерти. На мумии и так обычному человеку смотреть довольно неприятно, а уж воздействие много тысячелетних личей со своей чёрной аурой смерти передать словами просто невозможно. Хотя большая часть послов не обладала даже зачатками магических возможностей, тяжёлую ауру, несовместимую с жизнью, трудно было не почувствовать. Взгляды мумий в плащах из тьмы не давал людям даже вздохнуть.

– Достаточно, – взмахнул рукой Лекс. Личи тёмной дымкой развеялись в воздухе. На песке остались только глубоко вдавленные следы узких ступней.

– Жнецы… смерти…! – наконец с трудом выдохнул японец, застрявший осязаемым комком в груди, воздух. Он один из всех послов обладал слабеньким магическим даром и почувствовал реальную мощь этих созданий. Захоти они только шевельнуть пальцем и вся жизнь в городе развеялась бы пеплом.

– Я выполню любое ваше решение, господин. Япония подчиняется вашему протектору, – вскочил со стула японец и замер в почтительном поклоне.

Не зря Лекс так старательно готовил представление. Послов пробрало до печёнок. Кто-то всё равно должен был среагировать таким образом, как и японец. Дальше пошла цепная реакция. Фактически Лекс показал небольшую часть своих реальных возможностей, только океан был иллюзией. Еда, уже в готовом виде на воздушных щитах, находилась над столами под куполом иллюзии. Залив с берегом маги создали вместо пола и также накрыли щитами и иллюзией пола. Сам бассейн заполнили реальной водой из океана Архоны. Даже рыб туда запустили. Перекрытия у здания всего толщиной полметра, поэтому бассейн получился глубиной в двадцать пять метров за счёт сжатого пространства. Все остальные действующие лица скрывались до нужного времени под мощными щитами и иллюзиями, а отработав, с иллюзорными эффектами покидали зал через переносной портал за спиной Лекса, спрятанный в стене помещения.

Оглядев напоследок потрясённых послов, Лекс, закрывшись иллюзией, исчез вместе со Сталиным и креслами в портальном переходе. В комнате осталась часть залива и половина беседки, выступающей прямо из стены, как реальное напоминание о произошедших событиях. Да и еда со столов никуда не делась, но послам было совсем не до еды. Перед ними крутилась голограмма Земли с отмеченными областями уже перешедшими в управление Сталину.

Специалисты, обследовавшие зал после совещания послов пришли, в изумление. Морской залив с неизвестными рыбами и оригинальным набором солей в воде, да к тому же глубиной больше двадцати метров выглядел, как кусок территории мгновенно выхваченный из чужого мира и непонятным образом вставленный в зал совещаний. Нижний этаж, под залом при этом не претерпел изменений. Игры с пространством были наглядным доказательством если и не безграничных, то весьма великих возможностей бога Египта. Результаты исследований наглядно доказывали, что к участникам совещания не применялся гипноз и скорее всего, несмотря на фантастичность, происходящее в зале не плод больного воображения послов. Сенсация о встречи послов на совете лиг с богом мгновенно разнеслась по планете. Всем неверующим корреспондентам предоставили возможность посмотреть на оставленные богом напоминания в зале совещаний. Шар с картой земли по прежнему крутился в середине круглого стола.

– Ну что, теперь ты доволен? – поинтересовался Лекс у Сталина, перед уходом на Эльдар.

– По крайней мере, теперь ты подтвердил мой официальный статус, – усмехнулся тот, раскуривая свою неизменную трубку.

– Тогда тебе ещё один подарочек. Можешь потихоньку разгонять свои министерства. Я тут случайно обзавёлся искином древней техноцивилизации. Она просто жаждет поработать. Вот тебе почти сотня колечек для связи с КИИсой, – протянул Лекс небольшой мешочек с артефактами Сталину.

– И что, она одна справится вместо всех? – Сталин удивлённо выпустил клуб дыма из трубки.

– Она изначально именно для этого и предназначалась. Только управлять должна была не одним миром, а целой системой. В то время не получилось. Теперь получится.

– А почему КИИса?

– Спроси у неё сам. Я думаю, ответит, – оставив Сталина разбираться с подарком, Лекс ушёл на Эльдар.

Там уже его ожидал подарок. Эльфы с искином эсминца посвоевольничали. Эсминец был последним классом космических кораблей, которые могли садиться на поверхность планет. Эльфы и посадили его в озеро рядом с домом охотника. Лес протянул свои корни прямо внутрь эсминца. За кроткий срок, магических сил и не на такое у леса хватит, внутри корабля на стометровую высоту взметнулись рощи мелорнов. Места вполне хватало. Объединив несколько, раньше небольших кают экипажа размером 5х5х2 метра, в сжатом пространстве получили объём 250х250х100 метров. Для небольшой рощи места как раз хватает. И таких рощ только на одном жилом этаже эсминца уместилось больше десятка. Эсминец получил на борт дополнительный магический реактор. Теперь Лексу пришлось создавать ещё одну зарядку – преобразователь, только теперь энергия превращалась из магической в обычную. Эта доделка позволила обеспечивать прыжковый двигатель энергией, достаточной для формирования тоннеля, практически мгновенно. Получалось, что теперь в одном направлении корабль мог совершать непрерывно любое количество прыжков подряд, друг за другом. И не имело значения есть ли в месте прыжка планетарная система или нет. Если направление не менялось, то скорость не сбрасывалась и в прыжок можно уходить сразу. Сильно повышались требования к расчёту таких прыжков, но наличие мощного искина на борту этот недочёт убирало. Наличие мощного магического источника на борту так же позволило замковому артефакту быстрее произвести настройку управления магическими потоками на корабле.

Как только эсминец вернулся на орбиту, в систему стали прибывать корабли объединённого флота псионов. Долго добирались в систему Эльдара они из-за огромной станции в своём составе. Гигантских размеров корабль – матка предназначался для ремонта кораблей во время длительных рейдов целого флота. Это был передвижной док, в котором могли обслуживаться корабли вплоть до крейсеров. На внешней подвеске могли ремонтироваться и более крупные корабли. Самая подходящая штуковина для приведения в нормальное состояние повреждённых пиратских кораблей. Адмирал прибывшего флота – веданка уже знала о разгроме пиратского флота и просто переживала, что сама не поучаствовала в таком интересном деле. Она была ведьмой и уже прошла первые уроки управления своими силами у эльфа, так что спокойно встречалась с любыми мыслящими. Заместителем у неё служил орканин и никак не тяготился таким положением. Иметь во главе флота псиона-ясновидящего – значит иметь успех в большинстве ситуаций.

Ярана не удержалась и провела их по новому эсминцу. Мало сказать, что они удивились. Возможности применения магии к кораблям их просто потрясли. Желание переделать все их пришедшие корабли так и было написано на их лицах. К сожалению произвести такую переделку возможности не было. Хотя некоторые магические технологии, конечно, можно легко использовать для модернизации отдельных компонентов корабельных систем. Ведьма не была бы ведьмой, если бы не придумала оригинальный ход, для возможности постройки таких кораблей. Она посмотрела на тип эсминца. Обнаружила, что он очень старый. Запросила данные у бывшей фирмы производителя. Оказалось, корабли такого типа уже сто лет как сняты с производства. Фирма легко согласилась продать информацию о проекте такого корабля. Заплатив небольшие, по меркам флота, деньги, адмирал получила всю документацию на постройку эсминцев такого типа. Корабль-док, учитывая старость конструкции корабля, мог легко наладить выпуск комплектующих для него и начать строить устаревшие корабли самостоятельно. Нашлась и замена Лексу, как магу. Сотня слабых магов портальщиков, которые раньше плели заклинания для порталов и теперь оказались не совсем заняты, вполне могли заменить Лекса, накладывая заклинания сжатия пространства на элементы конструкции корабля. Остальные магические манипуляции сделают другие маги. Проект модернизации старого корабля уже достаточно хорошо проработан Лексом и КИИсой. Конечно, слишком быстро построить корабль с нуля не получится, но используя магов и технологии гномов, можно сильно ускорить выпуск таких кораблей на имеющихся мощностях ремонтного дока.

В то время как прибывшие занимались своим размещением и наладкой нормального производственного процесса, произошло соединение по каналу подпространственной связи со столицей Веды. Сотор Морт – бывший владелец фермы по производству концентрата для наркотиков и который якобы сбежал с планеты, смог передать установку на один из кораблей веданок. Корабль зашёл на станцию «45–8» в системе Сота для мелкого ремонта. Получив кодированный пароль семьи главной матери Веды, капитан встретила посланца и получила на руки установку связи. Прекратив выполнение своей задачи, корабль рванул в сторону Веды, по максимально короткому маршруту.

– Ну что, мать, тебя можно поздравить с новым мужем, – Ярана уже знала об этом шаге своей матери.

– И меня и свою сестру, – совсем не смущаясь, кивнула та. – Я смотрю, ты тоже без дела не сидела.

– Да, мы с Лексом хорошо поработали, – взглянув на Лекса, стоявшего за спиной, согласилась Ярана и коротко и сжато рассказала о событиях на Эльдаре.

– Насколько мне известно, галактическая комиссия уже на подлёте к вашему миру. Я заранее подала все документы в галактический совет. Торгаши даже не пикнули и подтвердили все договора. Так что с этой стороны проблем не будет, – с довольным видом рассматривая дочь, произнесла её мать.

– Мы тут, между делом получили возможность установить портал перехода на Веде, так что скоро ждите в гости, – вступил в разговор Лекс.

– Ждём, не дождёмся. Одного эльфа нам мало. Да и не очень-то мы с моей дочерью Сартаной отпускаем этого кобеля от себя. Так и смотрит по сторонам на красоток, – обрадовалась мать. Мы уже подготовили новые партии компов и обучающих кристаллов к ним, так что, чем торговать найдётся.

– Тогда ждите скоро, – улыбнулась Ярана, – заскочим к Сотору на станцию, передадим очередную партию товара и прямиком к вам.

– Тогда сообщите ему заодно, что за доставку устройства связи он уже награждён звездой Веды и является уважаемым жителем окраины имперской столицы, с соответствующим особняком на её территории.

– Я думаю, бывший полицейский будет рад такому подарку. По крайней мере у него появится дом, в который он сможет вернуться в любое время, – согласно закивал Лекс.

– И ещё, привезите, пожалуйста, эльфийских товаров. Те, что передал Сотор вместе со связью, разошлись мгновенно, – смущённо произнесла мать Яраны.

– Так – так, – ехидно усмехнулась Ярана, – похоже матушка собирается привязать к себе эльфа намертво.

– Загрузим всё, что есть, а потом через портал пойдёт такой поток, что хватит если не всем, то многим, – пообещал Лекс.

Когда сеанс связи закончился, Ярана посмотрела на Лекса:

– Ну что, летим на Веду?

– Да, – довольно ухмыляясь, кивнул Лекс, – как только удастся отсеять всех желающих набиться к нам в экипаж корабля.


Глава 11 Иногда боги возвращаются | Артефактор+. Книга 3. Катализатор невозможного (СИ) | Глава 13 Обратный путь