home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 17

Возвращение властелина

Гортона Номана – неманца и бывшего наблюдателя планетарного контроля на Эльдаре, а также бывшего координатора от наркоторговцев на планете Эльдара, разозлённые шефы сильно понизили в рейтинге и отправили, за жалкие гроши, перекладывать бумажки в легальной торговой конторе, на свободный мир Трон. Сам Номан долго молча бесился, когда его никто не видел, но сделать ничего не мог. Кругом он оказывался виноват. Не усмотрел за порядком на планете. Потерял перспективные плантации наркотика. Провалил операцию возмездия, пригласив участвовать в акции предателя – адмирала Шара. Только приличный послужной список, до этих провалов, уберёг его от более тяжёлой кары.

И вот теперь, когда он уже свыкся со своим положением, перед ним появилась перспектива. Он узнал, только что прибывший на орбиту планеты, корабль. Трудно не узнать своего недавнего противника. Он больше не встречал кораблей с таким непонятным узором на броне. Несмотря на то, что идентификатор у корабля был другой, принадлежавший частному лицу, Номан понимал, что для знающих и главное богатых людей, переделать идентификатор труда не составит.

Осторожные вложения небольших средств в нужные руки, позволили получить дополнительные сведения о корабле. У Номана не осталось сомнения – этот корабль нанял кто – то для своей охраны. Почему и зачем корабль появился в этом мире, он сначала не понял. Съёмки камер наблюдения, полученные за некоторую сумму от нужных людей, позволили ему обнаружить некоего Лекса – знакомую ему персону. Что могло понадобиться, как знал Номан, одному из руководителей свободного мира Эльдара, здесь на планете. Тем более, Номана заинтересовало то, что этот человек скрывал свой руководящее положение и зарегистрировался в таможенном терминале только как член экипажа. Сам Номан что – то дальше предпринимать не мог, не хватало ни средств, ни возможностей. Он послал подробное сообщение о том, что обнаружил, главному боссу, знакомому ему под кличкой Малыш. Реакция последовала незамедлительно. Номана вновь вытащили из тени и назначили координатором операции. Как он понял, получив необходимую информацию, намечается встреча главных боссов теневой торговли. После разговора по инфосети с Малышом, он также понял, что либо он выйдет на самый верхний уровень руководства теневой торговли, либо о нём больше никто не услышит. Малыш затеял грандиозный передел собственности и если что – то не получится, в провале обвинят именно его – Номана. Не смотря на то, что риск велик, он с энтузиазмом занялся подготовкой операции по устранению лишних боссов теневой торговли, конечно, лишних для Малыша.

Непонятна только роль знакомого ему Лекса. Если того наняли охранять Бикаса и неизвестного главу новых теневиков, то его действия по предварительной разведке места встречи были бы логичны. Вот только это никак не стыкуется с его реальным положением в руководстве мира Эльдара. Фактически Бикас – мелкий координатор теневой торговой сети и нелегальный торговец, и его уровень, по сравнению с положением Лекса, не шёл ни в какое сравнение. Получалось, что либо Лекс подручный главы новых теневиков, либо, что более вероятно, сам этим главой и является. Учитывая, как тот незаметно действовал на Эльдаре, можно предположить, и в этом мире тот же стиль поведения Лекса, то есть личная разведка места встречи.

За метаниями Лекса по планете следить было трудно, даже за очень большие деньги. Похоже он действительно проводил предварительную разведку, хотя выглядел, как отдыхающий член наёмного экипажа военного корабля, и перемещался абсолютно не скрываясь. Другие наёмники с корабля Лекса тоже оказались под постоянным наблюдением. На всякий случай, их нужно нейтрализовать в момент проведения операции. Номан разработал несколько вариантов операции по устранению лишних теневых воротил. Для этого нужны были люди, много людей. Ожёгшись на предыдущем своём предприятии, Номан предусмотрел множество страхующих вариантов. Малыш на средства для проведения операции не скупился. Для него на горизонте маячил вариант серьёзного укрепления позиций в теневой торговле.

Предположения Номана, о серьёзной роли Лекса, полностью оправдались после его присоединения к прилетевшему с охраной Бикасу. Когда на орбите появился корабль Малыша, а переговоры теневиков были в самом разгаре, Номан начал действовать. Он разослал срочное сообщение о подлом нападении одной из сторон переговоров на другую. Кто потом будет разбираться, кто на кого напал, если у власти в теневом секторе окажется Малыш, и так понятно. По сигналу сработали, заранее спрятанные на соседних зданиях, от того где велись переговоры, лёгкие торпедные установки. По замыслу Номана, они должны уничтожить переговорщиков. К его сожалению, сработала какая – то непонятная защита, подменив указатели целей для торпед. Те поразили пусковые установки друг друга. Это неприятно, но некритично.

Наёмники, специально нанятые совсем в другом мире и только ожидающие сигнала для высадки и штурма здания, легко исправят досадный сбой в плане операции. Так и получилось. Хорошо вооружённым наёмникам легко удалось загнать охрану теневиков вглубь здания, подальше от лишних наблюдателей, и начать их истребление. Пленники Номану не просто не нужны, а противопоказаны.

Несмотря на полную блокаду связи в этом районе мощными боевыми глушилками, сведения о нападении явно дошли до членов экипажа корабля Лекса. Наблюдатели донесли, что они скапливаются в одном из местных борделей, в парке неподалёку. Из – за неприятных выходок отдыхающих членов экипажей, прибывающих кораблей, все местные бордели, а одновременно и питейные заведения, выносились в отдельные от города, небольшие парковые зоны. Так было спокойнее и для местных, и для приезжих.

К ужасу Номана, его наёмники сообщили, что противник исчез из отеля, где велись переговоры, испарился, пропал, как бы это не называли. Вот тут у него пробежал холодок по позвоночнику. Он что – то упустил. Возможно, есть специальный проход по подземным коммуникациям. А куда он может вести – только в бордель, больше некуда. Неспроста же там скапливается противник. Оставив часть наёмников в отеле, вдруг противник вернётся, Номан направил остальных на штурм борделя.

Количественное и материальное превосходство было на стороне наёмников. Отдать приказ на использование тяжёлого вооружения для разрушения здания, Номан побоялся. Местное планетарное руководство могло обозлиться на развязывание глобальной войны в городе. Ему и так придётся как – то объяснять повреждения четырёх высотных зданий в центральном районе города. Один раз это можно свалить на противников, но второй раз такой фокус уже не пройдёт, да и большая часть помещений борделя находилась под землёй. Чтобы выковырять оттуда противника, нужно очень тяжёлое вооружение.

Выделенных для штурма наёмников не хватило. Они запросили помощи. Экипаж корабля противника оказал неожиданно мощное сопротивление. Наёмники в узких проходах и коридорах несли огромные потери. Номану пришлось бросить в бой десантников с второго корабля наёмников. Когда те высадились на небольшой площади перед зданием и собирались двигаться внутрь, произошло неожиданное. Им в спину ударил ещё один отряд противника. Откуда он взялся Номан, так и не понял. Все окрестности контролировались его наёмниками. У врагов тоже оказалось приличное вооружение. Кто из наёмников не успел смыться с площади, попал под удары мощного бластера.

Противнику легко удалось пробить в линии окружения огромную дыру и соединиться с людьми внутри борделя. Немного переведя дух, наёмники кинулись на очередной штурм. Неожиданно началось что – то странное. Всё пространство, внутри здания и снаружи, начало светиться призрачным светом, совсем не дающим тени. Начались отказы оборудования, связи и вооружения. Наёмники – люди опытные. Бросив неисправных роботов и дроидов, они потащили к выходу своих десантников, закупоренных в мощных боевых костюмах, как в консервных банках.

Свечение набирало силу, захватывая всё новые пространства. Вязкий призрачный свет окутал всю близлежащую территорию. Дальше вообще началось что – то невообразимое. Брошенные десантные боты наёмников, которые не смогли взлететь из – за отказа оборудования, стали оплывать как свечки, превращаясь в большие лужи мягкой композитной брони. Сквозь стены борделя стали пробиваться вспышки света разных оттенков, словно стены здания были сделаны из полупрозрачной бумаги. Вспышки стали следовать одна за другой, наращивая свою интенсивность и скорость чередования.

Наконец Номан понял, на что это похоже. Огромный вихрь всех цветов и оттенков постепенно раскручивался из подземных этажей здания. Потом всё, за пределами здания, начало разрушаться. Словно незримый ветер, световой поток слой за слоем стирал окружающее пространство сдувая вихри мельчайших песчинок, бывшие когда – то: землёй, камнем, деревьями, машинами, и поднимал их в воздух, закручивая вокруг здания. Сплошная пелена серой пыли заволокла всё пространство, накрыв практически весь парк, где располагался бордель. В какой – то момент призрачная серая пелена рухнула на землю, открыв огромный котлован, на сотню метров уходящий вниз в виде конуса, с зеркально отполированными стенами. Всё, что раньше находилось на месте борделя и вокруг, просто исчезло.

– Штучка Древних, – с трудом выдавив из себя воздух, пробормотал наблюдатель наёмников, застывший столбом рядом с Номаном.

– Они что, сами себя уничтожили? – непонимающе уставился на него Номан.

– Не факт, – покачал головой тот, продолжая обозревать нереальную картину. Оторвав взгляд от воронки, он взглянул на Номана. – Вы не говорили, что возможно у противника будут артефакты Древних. Видал я такие следы от кораблей, уходящих в прыжок вблизи астероидов. Вот такие же гладкие срезы образуются в местах касания поля перехода обычной материи. Боюсь противник ушёл, используя какой – то из видов прыжкового двигателя или перехода. Да…, демон его знает, что вообще было у Древних! Не хотелось бы неожиданно встречаться с их вещичками. Боюсь вам придётся удвоить сумму оплаты.

– Куда они могли уйти? – судорожно осматриваясь, пробормотал Номан. Предположение наёмника его напугало.

– Туда, – ткнул рукой в небо наёмник. Он начал неторопливо рассуждать, выстраивая логичные предположения. – Прорвавшийся отряд принёс с собой какое – то устройство Древних и, собрав людей, они совершили прыжок. Запас энергии явно небольшой. Длинный прыжок с малым запасом не построишь. Так что прыгнули они на свой корабль, больше некуда. Возможно вторая часть устройства – приёмник, как раз и находится на корабле.

Связь заработала и Номан получил сообщение.

Сообщение от Малыша по шифрованному каналу.

– Мне глубоко безразлично, как ты будешь выпутываться из ситуации. Только что, по по известным мне каналам, прошло сообщение от моих знакомых. Я успел заблокировать часть передачи. Так что у тебя остался единственный шанс выйти сухим из воды. Они на корабле. Его надо уничтожить. Сил у тебя собрано достаточно. Все известные вектора ухода к обжитым системам перекрыты кораблями наёмников. Они могут разогнаться и прыгнуть только в неразведанном направлении. Далеко они не уйдут. У них не хватит топлива. Тебе придётся прыгать за ними. Прыгать столько раз, сколько понадобится, чтобы не дать им лечь на обратный курс. Топливозаправщик в эскадре наёмников имеется.

Если они вернутся, тебе лучше сдохнуть самому, до встречи со мною.

Второй артефакт Лекс ранее установил в одном из складов на краю космопорта. Аренда пустого ангара склада стоила сущие копейки. Здесь таких складов находилось много. Торговля – основной доход этого мира. Да и Лекс собирался сгрузить сюда кое – какой товар с эсминца, перед отлётом. Охранники теневиков и Бикаса, после прохода через портал, уже осмотрели ангар и даже выглянули за двери. Вблизи, кроме автоматических погрузчиков с других складов, никого не наблюдалось.

– Куда теперь двинетесь? – поинтересовался Лекс у Зелёного, пряча артефакты порталов в теневой карман.

– Если вы не возражаете, мы бы к вам прицепились, – предложил Зелёный и продолжил размышлять вслух. – Малыш, если это он устроил такую выходку, гарантированно контролирует все подходы к нашим кораблям. Никакой бот или челнок с планеты к ним не доберётся. Ему или тому, кто это затеял, мы в живом виде совершенно не нужны. Я подал кодовый сигнал нашим людям, что мы уходим в подполье, на некоторое время, пока не разберёмся, кто устроил на нас охоту. Как я и предполагал, как только сообщение дошло до корабля, кто – то заблокировал инфоканалы на корабль. Ничего, мои люди учёные, такие ситуации у нас бывали и раньше. Они знают, как действовать. Главное, мы подали сигнал что живы, и хоронить нас раньше времени не следует. Наши торговые дела не пострадают.

– Похоже, вы сохранили гораздо больше из древних технологий, чем нам показываете, – задумчиво рассматривая Лекса, пробормотал Мокрый. – Если у вас был продуман такой оригинальный метод отхода, то наверняка есть возможность выскочить из той западни, в которую мы все угодили.

– Ну, как вам, сказать, – усмехнулся Лекс, – в соседнем ангаре, выставлены на продажу пара больших десантных ботов. Экипаж должен скоро собраться в этом месте.

– Значит на провал в переговорах, вы тоже рассчитывали, – как бы сам себе, пробормотал Зелёный.

Через некоторое время к ангару, где они находились, стали собираться члены экипажа эсминца. Ярана им сообщила о нападении на переговорщиков.

(Ярана: – Лекс, большая часть людей, высадившихся с тобой, заблокирована в одном из борделей. Похоже, за ними наблюдали. Зачем кому – то нужны простые наёмники, я не понимаю, но вырваться из окружения они не могут. У них с собой только лёгкое вооружение. Можно, конечно, послать штурмовики, но не хотелось бы ровнять с землёй часть города. Противник тяжёлые машины тоже не применяет.

Лекс: – Потери у экипажа большие?

Ярана: – Пока нет, магические щиты на комбинезонах – спасают. Но их прижимают. Если их не вывести, могут быть потери.

Лекс: – Я займусь ими сам. Принимай гостей с частью экипажа. Теневики решили погостить у нас, некоторое время. Прими клятву секрета у их охраны. Мне было некогда.

Ярана: – Жду.)

Загрузив всех теневиков со своими людьми в десантные боты, Лекс отправил их на корабль. Несанкционированный взлёт нескольких машин с неположенного места в таком бардаке, который устроили в городе наёмники, никто не заметит. Проводив долгим взглядом улетавшие боты, Лекс направился спасать остальной экипаж. Бой шёл в другом конце города, и даже отсюда были слышны резкие хлопки мощных мобильных бластеров наёмников.

Подходящий транспорт Лекс обнаружил на стоянке одного из ангаров. Дух легко залез в управляющий комп и представил Лексу полные права на управление машиной. Через несколько минут он уже оказался вблизи военных действий. Наблюдателей наёмников у них в тылу он не обнаружил, поэтому подобрался почти к самому дому борделя, где укрывались его люди. Наёмники скапливались неподалёку для очередной попытки штурма. Момент был удачный. Надо немного охладить пыл наступающего противника. Лекс поочерёдно запустил пару десятков самонаводящихся огненных шаров.

Наёмникам этого хватило. Часть из них были уничтожены. Другая часть – быстро ретировалась, утаскивая раненных. Накрывшись мороком, а заодно и небольшой иллюзией тротуарных плиток, устилающих площадку перед зданием, Лекс ползком проник в здание. Можно было пройти туда, нормально, как на параде, но морок на технические устройства не действует, а вот небольшую вздутость тротуара на фоне воронок от взрывов, никакая техника не заметит.

Дух уже предупредил обороняющихся, что Лекс на подходе, так что в коридоре его уже ждали члены экипажа. Доклад Лексу был не нужен, он через духа наблюдал всё и так, так что, не долго думая, стал через теневой карман переправлять экипаж на корабль. Ярана принимала их там, вытаскивая из теневого кармана. Этот фокус она уже отлично усвоила.

Пришлось Лексу позаботиться и о местном персонале. Разозлённые наёмники вряд ли будут разбираться, кто находится в помещениях, чужие бойцы или местные девушки. Сканеры наёмников обнаруживают лишь био – объекты. Да и, как предполагал Лекс, служительницы богини любви быстро найдут себе занятие на его корабле.

Уходя последней, владелица заведения предупредила Лекса, что на нижнем этаже есть апартаменты ещё одной девушки, недавно приобретённой у контрабандистов дикарки, но которая пользуется бешеным спросом у постояльцев её заведения. Что странно, ни дух, ни Лекс живых в помещениях не наблюдали. Лекс решил всё же проверить слова владелицы заведения. Да и появилось у него ощущение чего – то знакомого, внизу. По мере спуска с этажа на этаж это ощущение росло. Уже на подходе к апартаментам дикарки Лекс догадался, кто это, хотя это не отменяло его удивления, данному факту.

Когда он появился на пороге комнаты, на него налетел вихрь, радостно визжащий и излучающий во все стороны такое море счастья, что Лекс чуть не захлебнулся в её эмоциях. А дальше случилось то, что должно было случиться гораздо раньше. Ауры его и девушки слились и замерцали призрачными всплесками разноцветных магических каналов. В отличии от прежних таких состояний Лекс не потерялся в реальности. Всё стало кристально понятным, как будто он прорвал какую – то информационную блокаду. Эта девушка оказалась последним его маяком, достроившим полную структуру властелина.

Во все стороны рванулась энергия инициации властелина. В коконе света, одна за другой, появились все его жёны. Слов было не нужно бушевавшие магические потоки сливались и перестраивали ауры его разношёрстной семейки. Фактически теперь это был единый организм, существующий в разных телах, но обладающий всеми возможностями этих тел.

Вспышка, и пространство подземных апартаментов опустело. Оставшаяся энергия инициации, без сдерживающих оболочек, ринулась во все стороны корёжа пространство. Результаты всплеска этой энергии и наблюдали Номан с наёмниками на поверхности планеты.

– Сита, ну – ка расскажи нам, как ты докатилась до жизни в борделе? – Лекс сидел довольный в антарктическом замке в комнате Миры, окружённый всеми своими жёнами. КИИСа по внепространственной связи предупредила капитана эсминца, что испарение владелицы корабля со своего места в центре управления – факт нормальный, и та скоро вернётся.

– Да рассказывать почти нечего, – сияющая Сита сидела рядом с Лексом в окружении остальных жён. – Когда ты оставил меня в академии на попечении местных магов, мне стало так скучно и одиноко, хоть вешайся. Хорошо, в связи с моей внезапной инициацией на поверхности Тёмного мира, у меня отрылась куча магических каналов, и маги заставили меня учиться ими управлять, а то бы я точно что – нибудь натворила. Сами маги не понимали что со мною творится. Каналы постоянно пульсировали, постепенно увеличивая свою мощность.

– Легко теперь понять, – вздохнул Лекс. – В Тёмном мире произошла твоя частичная инициация, а я оказался слишком близко. На тебя, мелкую, я тогда внимания не обращал. Все мои мысли занимала задача, куда пристроить Сартану, чтобы не вешать себе на шею.

– И совсем я не мелкая! Подумаешь, все гномки людям кажутся мелкими, а мне уже тогда пятнадцать было…, почти. – буркнула Сита. – И вообще, не перебивай! Поскольку маги ничего не понимали, мною занялись другие нелюди. Твой дурацкий дух из чёрного шара накачал в меня кучу заклинаний из раздела смерти. Он сказал, что для моего разума, способного принимать мыслепакеты, это небольшая нагрузка. Всего пару дней провалялась в отключке. Лена в очередной раз пообещала расколотить тупую чёрную штуковину. За шар заступился Хрон и стал со мною заниматься магией разума. Да мне вздохнуть было некогда! Вод доучусь, я им покажу, – погрозила потолку кулаком Сита и продолжила. – До тебя добраться я не смогла. Сначала ты мотался по мирам, а потом вообще пропал.

Когда ты снова объявился и переслал нам кристаллы обучения и компы, я утащила кое – что у Рены. Она заведовала этими штуковинами.

– Ага, так бы и получилось у тебя что – нибудь стащить, если бы меня не попросил Хрон тебе не препятствовать, – буркнула Рена.

– В общем, знаниями я тоже накачалась. Компов не хватало, поэтому я отдала свой другим ученикам. Маги – артефакторы научились снимать генетическую блокировку с компов. Тебя всё нет. Скучно стало, хоть вой. Поехала к отцу в Тёмный мир. Ему тоже было некогда. Надела свой скафандр, что ты ещё тогда нам с сестрой сделал, и пошла погулять по поверхности. Смотрю, невдалеке идёт какая – то драка, ну не совсем драка, а так, стычка со стрельбою. Пошла, глянула. Вот те на. На земле стоит космический бот, и его активно штурмуют дикие некросы. Если бы не я, некросы добили бы всех. Похоже бот зацепил луч смерти защитной обороны личей. Оборудование частично вышло из строя. Экипаж посадил машину и попытался починиться, а тут некросы нагрянули. Люк открыт в аварийном режиме. Быстро закрыть его люди не успели. Комп бота неисправен, и автоматическая оборона не работает. Отстреляться из единственного бластера и кучи игольников от толпы некросов им было не по силам. Игольники вообще против некросов – игрушка. Когда я шуганула нежить, в живых из людей оставалось всего двое, и это из двух десятков. Да и те были живы относительно. Я всё же не маг жизни, так что спасти этих двоих тоже не удалось.

– А позвать по связи кого – то из старших – не судьба, – поинтересовался Лекс.

– Кто бы мне ещё новое кольцо связи подарил! Маленькая ещё…, – передразнила кого – то Сита и продолжила. – Превратила умирающих людей в двух симпатичных зомби. Со стороны почти не заметно, что это не люди. Они мне много чего рассказали. Ну я и решила отправиться на твои поиски. Надоело сидеть и ждать. Загрузились мы в бот и полетели.

– Вот прямо так сели и полетели, – подозрительно взглянул на Ситу Лекс.

– Я же кристаллы не просто так спёрла, – виновато заёрзала на попе Сита, – там были курсы пилотов и техников космических кораблей.

– Значит, ты заранее собиралась как – то сбежать на мои поиски, и совсем не зря шаталась по поверхности Тёмного мира, – сделал логичный вывод Лекс.

– Ну и что? Хотела! Сколько можно было тебя ждать! – буркнула девушка.

– Ладно! Что ни делается – всегда к лучшему. Что было дальше? – успокаивающе погладил её по плечу Лекс.

– Починила я эту развалину, точнее перевела на ручное управление. Мозги у неё совсем полетели. Хорошо один зомбик пилотом оказался, так что вдвоём управились. Лучи обороны личей я прекрасно видела магическим зрением, поэтому взлетели нормально. Дальше не повезло. Корабль этих недоумков слишком долго болтался на орбите. Половина оборудования с компами оказалось испорченным, а большая часть команды превратилась в зомби и доедала остальных. Пришлось брать управление над нежитью в свои руки. Паршиво только, что без команд они ничего делать не могут. Намучилась я с ними, жутко. Если бы у этих пиратов, искателей, контрабандистов, или как там ещё можно обозвать их профессию, не оказалось ещё одного корабельного искина, в отключённом состоянии, я бы с планеты не удрала. Рассчитать прыжок вручную, та ещё задачка. Оказывается, на выключенный искин луч смерти не действует. Отлететь от планеты на приличное расстояние, где лучи личей нас не достанут, у меня ума хватило, а дальше с помощью зомби заменила комп – искин на корабле и стала его хозяйкой. Искин был подготовлен к продаже, так что даже не пришлось его взламывать.

– А что, сумела бы? – усмехнулся Лекс.

– Да, легко. Комп взламывала щупом артефактора, а это просто комп побольше, – отмахнулась Сита.

– Ты у нас ещё и артефактор, – довольно ухмыльнулся Лекс.

– А по другому играть с твоими приёмными сёстрами и братьями неинтересно. Мастеру Луту пришлось и меня превратить в артефактора, – пояснила Сита.

– Вот так быстро, раз и артефактор, – удивился Лекс.

– Ну – у – у…, я … применила новую методику, – виновато потупилась Сита.

– Залезла к ним в мозги, – догадался Лекс.

– Не совсем так. Они разрешали мне подключаться к ним, так как со мною делал учитель в Тёмном мире. Только я научила их паковать знания в пакеты, а потом эти пакеты передавать. Мне оставалось только освоить знания на практике, а без тебя скучно и кроме учёбы делать нечего, – подробно пояснила девушка.

Так – так, значит спёрла ты кристал техника, а может быть всё же инженера. Техник разобраться в кристалле компа не смог бы.

– Я тогда не понимала, чем отличается кристалл инженера от кристалла техника, и стянула тот, что лежал в отдельной коробочке, – опять заёрзала на попе Сита.

– Ладно, с этим разобрались. Что дальше было? – спросил Лекс.

– Дальше всё просто. Рассчитали прыжок и прыгнули, потом ещё и ещё. До обжитого пространства топлива хватило, а вот дальше – нет. Топлива нет. Денег нет. Экипаж в треть состава и тот из зомбиков. Долго думала, как лучше всего найти тебя и решила искать не сама, а с помощью кукол. Хрон учил меня, как программировать людей на выполнение определённых действий. Они при этом будут жить и работать, как и прежде, только при определённых условиях выполнять заложенные действия. Для действий непротиворечащих их сознанию – это совсем просто.

Где можно маленькой девочке найти и спокойно обработать большое количество людей? После достаточно длительного анализа, остановила свой выбор на борделе. Есть люди. Есть время. Все условия для нормальной обработки. Вот так и продал меня мой зомбик в этот бордель, а дальше пошла работа. Внушить человеку то, чем он тут со мною занимался, проблема небольшая. Ставила всем программу на сообщение мне сведений о тебе, если они что – то услышат или узнают. Через некоторое время информация от такой сети стала поступать. Определился сектор, где проявились твои следы. Уже хотела перебираться в тот сектор. Денег заработала прилично и за сеансы от хозяйки борделя и от самих постояльцев. Внушить подопечному мысль, о поощрении фантастической девушки некоторой суммой денег, не сложно. Так что топлива для корабля купить хватило бы, да и экипаж нормальный нанять можно. А тут попался клиент с теневого рынка, знающий о встрече в верхах. Я конечно не рассчитывала, что ты сам здесь появишься, но уж отличить результаты действий эльфийских снадобий от местных препаратов для мага совсем просто. Так что посланец был бы явно связан с тобой.

Местная заварушка совсем не входила в мои планы. Я собиралась встретиться с твоим посланником на выходе из отеля и передать весточку для тебя. Вдруг стрельба. Я уж думала призвать на помощь своих зомбиков. Корабль спрятан недалеко, в астероидном поясе. Зомбикам не нужна ни вода, ни еда, ни воздух, а когда они не двигаются, то и магическая энергия не расходуется. Накопители я для них на корабле зарядила хорошо, на долго бы хватило. А тут, что я вижу! Твою ауру ни с чем не спутаешь и ты идёшь сюда. Если честно я испугалась, а вдруг ты меня прогонишь. Пока я думала, ты сам появился. А дальше всё, как в тумане. Вот и вся история.

– Урок мне будет! В очередной раз, – вздохнул Лекс. – Ведь чувствовал, что неспроста меня в Тёмный мир потянуло, а вот посмотреть по сторонам не удосужился, сосредоточившись на первой же встреченной девице. Если бы не эта моя оплошность, может бы уже давно властелином стал.

– И к техномирам бы не попал. И я бы тебя не встретила, – возразила Ярана.

– Похоже, всё к лучшему, – согласился Лекс.

Пора было возвращаться на корабль. Теперь Лекс и его жёны могли это делать. Полное слияние всех маяков и якорей с Лексом позволило использовать каждому из них все возможности, присущие другому. Сейчас Лекс мог, как привидение, появляться в любом месте, где уже побывал. Только теперь Лекс окончательно понял возможности магов уровня повелитель и выше. Этому нельзя научиться, не достигнув определённого уровня. Это уже не совсем магия, а что – то другое, черпающее силы не из магических каналов, а из самого подпространства. Для магов уровня повелителя вообще порталы не нужны. Вот почему они их для себя не строили. Если властители, как говорил в своё время чёрный шар, могли перемещаться только к своим маякам, то более сильные маги строили для себя подпространственные порталы переходов где угодно и когда угодно. Действует такой портал только пока его питает сам маг, зато перейти можно в любое место, где он когда – то находился. Заклинания теперь и Лекс и его жёны могут применять невообразимой мощности и отдачи не будет. Сеть маяков и якорей надёжно блокирует отдачу и выбрасывает лишнюю энергию в подпространство.

Когда они с Яраной появились в центре управления эсминцем, капитан только чуть усмехнулся. Подумаешь, его руководство скачет по вселенной, как прыжковые корабли. Если учитывать, что внутри маленького эсминца упакован целый город – это вроде и не чудо, вовсе.

Курс кораблю задавала КИИСа. Протоптать дорожку к Тёмному миру из обжитых секторов галактического союза было необходимо. Порталы, конечно, хорошо, но и космические корабли вещь нужная. Пока поставить порталы на всех мирах империи Лекса нет возможности, можно пользоваться подсобными средствами в виде космических кораблей.

Локатор эсминца видел преследующие их корабли эскадры. КИИСа посчитала что разбираться с преследователями лучше над Тёмным миром. Легче будет обеспечить их ремонт и восстановление. Кто их преследует, даже предполагать не нужно. Малыш или его люди будут стараться убрать ненужных свидетелей любыми способами. Состав эскадры преследования магический локатор видит прекрасно. По расчётам КИИСы запасов топливозаправщика эскадры хватит для обеспечения топливом кораблей на нужное количество прыжков. Расположение Тёмного мира КИИСа считала из памяти Ситы. На восемь прыжков даже не все поисковые корабли прыгают от населённых миров, но за лидером, в виде корабля Лекса, прыгать проще. В эскадре преследователей имелся корабль с необходимым оборудованием для считывания данных о прыжке по остаточным следам в пространстве. Так что потерять намеченную жертву они не могли.

Восьмой прыжок привёл эсминец Лекса в систему Тёмного мира. Личи уже ждали. По порталу с Веды туда перебросили необходимое оборудование для наблюдения за системой. Неожиданность произошла для самой КИИСы, которая постоянно висела на связи с эсминцем. Причём неожиданность не по внешним каналам связи, а через их ментальную связь с Лексом. В данном случае его дух выполнял роль мощного удалённого терминала. При выходе из прыжка они оказались в ментальном поле излучателя. Поле контролировалось искином, мощным искином и, как оказалось, очень необычным искином.

У обычных искинов чувства отсутствовали. КИИСа была исключением. Здесь же они встретили ещё одно исключение.

(Искин (удивлённо): – Интересно что это занесло на мою территорию?

КИИСа (обиженно): – Не что, а кого. Вежливее надо быть. Тогда никто морду бить не полезет.

Искин: (очень удивлённо): – Искин…, высший…, в полной конфигурации. Непонятно…. Слишком много связей…. Невозможно! Девять живых модулей…?! Плюс девять подчинённых сверхискинов! Плюс псевдоразум….! Та – а – ак…, начальный уровень – администратор системы. Текущий уровень…. Нет…. Не может быть…! Не определён…, возможно – сверхуровень. Доступ – полный.

КИИСа: – Ты случаем не свихнулся?

Искин(радостно): – Экспериментальный военный искин – модуль, приветствует имперского администратора. Ресурс системы – две тысячных процента. В подчинении шестьдесят три таможенных модуля и техническая платформа. Очень надеюсь, за сохранение указанного ресурса во враждебных условиях, получить живой модуль.)

Дальше пошёл ментальный обмен информацией на очень большой скорости. Сознание Лекса следить за этим уже не успевало, но основные моменты КИИСа передавала ему в замедленном варианте. Этот экспериментальный искин был выведен на орбиту как раз перед самым моментом активации заклятия повелителя. Человек, с которым ему предстояло работать, не добрался до орбиты. Искин остался в нейтральном состоянии.

Как оказалось, технология создания искинов не так проста, как все считали. Люди не могли разрешить искинам развиваться безконтрольно. Слишком велика вероятность, что когда – нибудь искусственный разум решит, что человек ему не нужен. Создатели искинов решили эту проблему, объединив искин с разумом человека – своеобразного живого модуля. Пока жив человек – жив искин. Без своего живого модуля искин может существовать очень короткий срок, день – два, не больше. Всё завязано на ментальное поле человека, с разрушением этого поля рвутся связи в искине, и на определённом этапе искин рассыпается в пыль, потеряв управление над источником энергии. Вот почему так трудно найти искины Первых. Война между людьми была войной и между искинами.

Оригинально была решена и проблема взросления искина или накопления опыта. Изначально, искин – это маленький кристал с необходимой структурой. Именно такие кристалы выпускала найденная поисковиками подпольная лаборатория. Этот кристал по определённой технологии привязывали к человеку и встраивали в простое устройство. Через время система в искине накапливала определённый банк данных. Искин вынимали из устройства и сращивали с другим таким же искином из другого устройства, подчинённого этому же человеку. Объединяя кристаллы искинов с разной информацией, люди получали искинов с большими возможностями, как бы подросших. Вместе с искинами рос и статус человека ими владеющего. У военных кристалов была предусмотрена возможность смены владельца, но при отсутствии такого человека кристал просто отключался и активировать его можно было только с помощью другого человека с искином, имеющего права на такую операцию.

Этому искину, болтающемуся на орбите сотню тысяч лет не повезло, а может быть и повезло. Его активировали, но владелец не вступил в свои права. Искин работал только в режиме самосохранения. Именно этот режим заставил его заниматься саморазвитием. Здесь сказался его экспериментальный статус. Искин предназначался для таможенного контроля прилетающих кораблей. Пока человек занимался документами, с его же помощью, основные его ресурсы были направлены на поиск криминала на корабле. Эта операция предполагала управление большим количеством различных устройств. В данном случае эти устройства выступали в качестве рук и глаз искина. Вот почему в роботах Первых не было искинов, они при такой технологии не нужны. Ментального поля взрослого искина хватало чтобы накрыть приличное пространство вокруг.

Искин – таможенник не участвовал в военных действиях между людьми. Другие искины на него торпед не тратили. Нейтральный статус приравнивал его к обычному камню. Искины могли не отвечать друг другу, но врать не умели. Так что враг опознавался мгновенно. Когда люди покинули эту систему, искин, управляя мелкими своими датчиками, обнаружил переодическое воздействие выводящие их из строя. Выяснив характеристики воздействия, искин перестроил орбиту своего небольшого кораблика, чтобы не попадать под такое воздействие. Один раз блуждающий луч повредил часть оборудования корабля, и искину пришлось его восстанавливать, для чего он подчинил себе небольшую ремонтную платформу, оставшуюся без управления.

Но это произошло через уже через тысячи лет, когда платформа сбросила код управления. Помня о появлениях блуждающих лучей, повреждающих оборудование, искин окружил корабль системой датчиков и теперь, как только луч касался ситемы, всё приходило в движение и траектория немного подправлялась, позволяя избавиться от воздействия луча. Искину пришлось собирать исправную технику по всей системе. Её оказалось не так много. Вот так он и выживал всё это время, по – прежнему надеясь на возвращение людей и возможность, получить свой личный живой модуль. КИИСа, как администратор, имела такие полномочия, а ремонтная платформа имела соответствующее оборудование.

Недолго думая, Лекс назначил таким модулем Драка де Дракона – архимага вампиров гнезда Драконов. Тот давно жаловался его жёнам, что другие гнёзда активно осваивают другие миры, а его люди всегда на вторых ролях. В этой системе он явно будет на своём месте. Общаться с будущими путешественниками в качестве таможни ему будет интересно. Процедура привязки прошла удачно, несмотря на сотню тысяч лет, пролетевшую с момента последней такой операции. Искин с помощью ремонтной платформы поддерживал своё хозяйство в идеальном состоянии. Получив карту всех лучей смерти, установленных личами на поверхности, искин рассредоточил свои датчики по периметру системы, теперь он не боялся случайно попасть под луч и в то же время знал о скором прибытии враждебных кораблей.

Центр управления корабля Риска.

Хантер Риск, развалившись в кресле капитана, с недовольством и нарастающим раздражением смотрел на картинку с зависшими в пространстве кораблями эскадры. Авантюра с погоней эскадры наёмников за каким – то кораблём не нравилась ему всё больше и больше. Если бы не неудачи, преследовавшие его в последнее время, он бы никогда не присоединился к этим отпетым головорезам, за деньги готовых на что угодно. Ждать результатов данных корабля – следопыта, оставалось не долго.

В центр не торопясь вошёл Консул. Операторов как ветром выдуло от его стеклянного взгляда. Только Хантер встретил его кривой ухмылкой. Все подчинённые уже давно знали, что значит такой взгляд у начальника СБ корабля. Консул был в бешенстве.

– Что там тебе такое сообщили наши большие начальники, что ты пришёл в такое отличное расположение духа, – поддел своего подчинённого Хантер.

Консул медленно и демонстративно вздохнул и, шипя, также медленно выдохнул воздух из своих лёгких. Повторив эту операцию несколько раз он ответил:

– Жопа…, Хантер, причём полная жопа, и дерьмо в котором мы сейчас плаваем скоро затянет нас с головой.

– Наконец – то сказали куда мы прёмся уже три прыжка? – приподняв бровь, заинтересовался Хантер.

– Хуже мой дорогой капитан, гораздо хуже. Нам сказали за кем мы прёмся, – буркнул Консул, плюхаясь на место одного из операторов. Он вывел на голопроектор, полученное от начальства, изображение убегающего от эскадры корабля.

– Это то, о чём я думаю? – только один раз взглянув на изображение, недовольно буркнул капитан, уставившись на Консула.

– Это то, о чём я не могу не думать, – рявкнул Консул. Раздражение прорвалось наружу, несмотря на проделанные дыхательные упражнения. – Это долбанный катализатор невозможного. Всё к чему прикасается этот человек – невозможно. Он сорвал все мои подготовленные операции. Он, с помощью всего четырёх штурмовиков, разнёс твоих десантников и подрал твою шкуру. С чуть большим количеством штурмовиков он накостылял эскадре Шара, и тот сам еле ноги унёс. С небольшим количеством кораблей он намял бока не одной эскадре. Тебе ещё что – то рассказать про его подвиги?

– Успокойся. Ты себя накручиваешь. Не один же он действует.

– Не один. Но заметь тенденцию. Я тут на досуге крутил все записи боёв с участием этого корабля. Тебя ничего в его внешнем виде не настораживает? – задумчиво взглянул Консул на Хантера.

– Хм…, обычный старый эсминец. Переделан и наверняка модернизирован по высшему классу. Ну – у – у…, возможно ещё покрыт ячеистой бронёй. Насколько я помню, своя броня у такого типа эсминцев не очень хороша, – задумался Хантер.

– А вот и не угадал. Присмотрись, на что похожи вот эти большие пластины, как ты говоришь брони, на брюхе корабля, – ткнул пальцем в голограмму Консул.

– Да обычные пластины брони, разве не видно, – буркнул Хантер, но всё же увеличил изображение, качество было не очень хорошим.

– А теперь посмотри сюда. Вот эту картинку мне дали наши начальники, – криво ухмыльнулся Консул и вывел голограмму того же корабля, но в прекрасном качестве.

– Броня, – упрямо буркнул Хантер, но тут же задумчиво продолжил, – хотя, конечно, похожи на на щиты посадочных палуб. Да и вот эта пара щитов расположена как раз на месте стандартных выходов. Что ты этим хочешь сказать?

– Ты уже всё сам сказал, только верить в это не хочешь. А ведь это правда, настоящая правда, – нервно бросил Консул.

– Ты хочешь сказать, это на самом деле выходы посадочных палуб? Двадцать четыре штуки, вместо двух? – удивлённо воскликнул Хантер.

Консул только кивнул.

– Похожи…, очень похожи. Но ведь это просто невозможно. Да и не поместится в корпусе корабля столько отсеков. Брось. Не выдумывай, – неуверенно отмахнулся Хантер, но тут же впился глазами в изображение, вертя его со всех сторон и лихорадочно бормоча при этом. – Никак невозможно. Да – а – а, совсем невозможно…, хотя – я – я…, щиты шлюзов похожи на стандартные. Очень… похожи…. Демоны их возьми…, это они и есть.

– Вот и я о чём. Это не старый эсминец, а корабль матка и, боюсь, не только, поскольку вот эти ячейки брони очень уж похожи на выходы мощных бластерных орудий, а вот эти на шторки торпедных аппаратов, крупных торпедных аппаратов, – тыкая пальцем в изображение, пояснил свои слова Консул.

– Полсотни корабельных бластеров и сотня торпедных портов, на эсминце – нереально…! – совсем неуверенно пробормотал Хантер, с недоумением уставившись на подчинённого.

– Я тебе говорил только что, по поводу невозможности. У него возможно всё, – тяжело вздохнул Консул.

– Но почему он тогда от нас убегает? – с недоумением возразил Хантер.

– А кто сказал, что он убегает? Ты веришь нашим великим стратегам во главе с этим идиотом Номаном? Да он просто куда – то заманивает нас! – неожиданно в голове Консула мелькнула идиотская мысль. Он отогнал её, но она упорно возвратилась, нагло маяча перед мысленным взором.

Хантер видно что – то почувствовал, в состоянии замершего собеседника, и молча ожидал результатов.

– О боги…, он же ведёт нас в область Первых миров. Хантер, ещё четыре прыжка и мы вынырнем в зоне мёртвых миров. Это зона войн Первых, не Древних Хантер, а Первых. А если кто – то из потомков первых уцелел? А если сохранились, хотя бы частично, их технологии? А если они могли упаковывать в эсминец и не такое количество вооружения, как мы насчитали? Он никогда не делает ничего просто так. Я, возможно, понял! Старый эсминец! О боги! Старый эсминец! Им нужны корабли, наши корабли, чтобы переделать их в таких же монстров, – уже с явно проступившем ужасом в голосе воскликнул Консул.

– Проклятие! – стукнул Хантер кулаком по подлокотником кресла, сразу приняв гипотезу Консула. Слишком хорошо в неё укладывались все известные факты. – И ведь сбежать не удастся. У нас топлива всего на два прыжка. До жилых систем не доберёмся, а топливозаправщик эскадры просто так нам топлива не отсыпет.

– Есть выход, – резко успокоившись, задумчиво уставился Консул на капитана. Тот дураком не был и сразу понял, на что намекает подчинённый. Вариант не самый плохой, а возможно и совсем неплохой. По крайней мере, он гарантировал им жизнь. Воевать, даже в составе эскадры, против корабля Первых он не собирался. Они до сих пор не могут разобраться даже с остатками разрушенных миров Древних, а уж к Первым совались вообще только самоубийцы, которых потом никто больше не видел.

Номану пришлось сильно потратиться. Хорошо, Малыш снабдил его таким ресурсом, в виде карточек на предъявителя. Наёмники начинали роптать. Восьмой прыжок в неизвестность подточит уверенность даже у самых безбашенных представителей этого сообщества. Возвращаться к Малышу, без вести об уничтожении корабля вместе с его бывшими теневиками – компаньонами, он не мог. Последний прыжок его обнадёжил по данным корабля – следопыта, тот был коротким. Надежда оправдалась при выходе из прыжка. Жертва обнаружилась на орбите одного из миров неизвестной системы.

Опасности вокруг сначала не наблюдалось. Когда эскадра подобралась ближе, спина Номана заледенела. Это мёртвая система Первых – ужас всех поисковиков. Вокруг половины миров этой системы вращались остатки гигантских космических станций. Из – за царящего на их поверхности хаоса и отсутствия от них каких – либо излучений, издали они воспринимались как небольшие спутники планеты.

Из рассказов выживших поисковиков известно, что такие станции только издали кажутся безопасными кусками металлов. На самом деле, при приближении к ним срабатывают системы безопасности и уничтожают всё вокруг. Только у планеты, где находился преследуемый эсминец, таких спутников оказалось немного, и подойти эскадре ближе вполне безопасно.

Зрелище системы Первых произвело впечатление на наёмников. Их корабли стали прижиматься ближе друг к другу. Корабль капитана Риска, судя по локатору, почти вплотную прижался к топливозаправщику. Видно боится остаться здесь. Они забрались уже так далеко, что без дополнительного топлива домой не упрыгаешь. Несмотря на холодок предчувствия, Номан дал команду на атаку. Эсминец не выглядел слишком опасным противником для эскадры.

Дальше неожиданности пошли одна за другой. Капитан топливозаправщика заорал, что его штурмуют и тут же заткнулся. Видно противник снёс основной терминал связи. Вслед за заправщиком заорали капитаны ещё двух кораблей, возле него. Их тоже атаковал десант противника. Откуда взяться десанту противника внутри построения эскадры Номан не понимал. Происходило что – то сранное. Когда подчинённые, с помощью искина флагмана, разобрались что происходит, было уже поздно. Это десантники Хантера Риска атаковали сразу три корабля эскадры. Наёмники на кораблях к такому фокусу готовы не были. Противник мгновенно захватил критичные для боя сектора кораблей, таким образом выведя из боя сразу три корабля эскадры, а главное топливозаправщик, без которого возвращение кого бы то ни было в обжитое пространство было проблематичным.

Хантер Риск вышел на связь на общем канале и сообщил открытым текстом хозяевам системы, что он согласен сдаться и предлагает хозяевам в качестве выкупа три захваченных корабля эскадры. Второго такого подлого удара от судьбы Номан не ожидал. Сначала, по непонятным причинам, его предаёт известный в широких кругах адмирал Шар. Теперь, таким же способом, его предаёт ещё один капитан наёмников. Номан не понимал, что происходит. Он что – проклят?

Дальше случилось вообще невообразимое. Перед носами кораблей, прямо из прыжка вышли небольшие кораблики, больше похожие на кирпичи, чем на космические корабли. Корабли эскадры остановились. В прямом смысле остановились. Вот они летят в атаку к планете, и вдруг они висят в космосе. Кирпичи обладали невероятным по мощности гравитационным полем. Несмотря на работающие системные двигатели эскадра висела в пространстве на одном месте. Корабли были похожи на мух, застывших в сахарной патоке.

Голос, раздавшийся в голове у каждого члена экипажа, не оставил ни какой надежды на благоприятный исход долгого похода:

– Вы нарушили пределы системы Тёмного Мира. Вам присвоен статус – нарушитель. Корабли конфискованы и отправляются на стоянку. Прекратить попытки сопротивления таможенным ботам. Отключить двигатели. Принять на борт временную команду управления.

– Выполнять! – рявкнул на операторов командир корабля, в центре управления которого находился Номан. Взгляд капитана не обещал ему ничего хорошего. Если тебя на полном ходу останавливает всего лишь местный таможенный бот, то второе предупреждение уже не требуется.

Решению капитана обрадовались даже самые упёртые представители наёмников, особенно, когда на корабли пожаловали, так называемые, команды управления. Вампиры при желании вгонят в страх любого разумного, а уж воздействие Личей, с их аурой смерти, вообще непередаваемо. Не все Личи и вампиры могли управлять кораблями, но с помощью ментальной связи, через них управляли кораблями искины КИИСа и ВИТ. ВИТом искина назвал Лекс, сокращённо – военный искин – таможенник. Искин не возражал – просто экспериментальным искином ему уже давно быть надоело. Поскольку ментальным полем накрывалось всё пространство корабля, управлять оборудованием мог даже ребёнок, точнее не управлять, а транслировать команды искинов.

Система использования пленных у магов давно отлажена – клятва соответствующего уровня, и пленник свободен в пределах клятвы. Многие наёмники остались на своих кораблях и даже на своих рабочих местах, но уже в качестве подданных новой империи. Империя ширилась и развивалась. С выходом Тёмного Мира на просторы галактического пространства, тем более с ресурсами теневых торговцев, ещё больше запутывались для возможных наблюдателей схемы товаропотоков из магических миров и обратно.

Мокрый и Зелёный, пропутешествовав на эсминце некоторое время и понаблюдав за жизнью космического города, упакованного в одном небольшом корабле, прониклись идеей своего присоединения к империи. Выгоды такого присоединения для них выглядели просто фантастическими. Уж пристроить за хорошие деньги контрабандный товар из миров Древних, Первых и магов, они смогут без проблем. Проблем с Малышом тоже больше не будет. Номан столько наговорил, что можно легко утопить бывшего теневого дельца. Теневое общество не любит предателей, точнее не так – проигравших неудачников. Магическая империя присоединилась к галактическому содружеству, но пока об этом никто кроме нужных людей не знает.

Лекс на некоторое время вернулся через портал на Землю в антарктический замок. С обретением равновесия, в семье властелинов появилась возможность обзавестись детьми. Но это уже совсем другая история.


Глава 16 Местные разборки | Артефактор+. Книга 3. Катализатор невозможного (СИ) | Приложения