home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

Первые шаги

Прибытие корабля к промежуточной точке маршрута, было заметно по поднявшейся суёте. Многие пассажиры готовились к высадке и подавали заявки на использование грузовых челноков для выгрузки на планету. Если наёмникам большие грузы были ни к чему, то поселенцы везли с собой сразу всё, что могло пригодиться на новом месте. Доставка дополнительных грузов на такие планеты стоила очень дорого, а первый раз платила за доставку фирма наниматель поселенцев. На окраинах изведанного пространства корабли не ходили по расписанию. Лекс с Яраной помогали своим новым компаньонам: семье охотника и фермерам. Груза у них оказалось достаточно много. Грузовой челнок заполнили полностью только их очень габаритными контейнерами. Чтобы не переезжать с места на место, Самонов, используя предоставленные планетарным контролем карты местности и их рекомендации, выбрал место приземления возле одного из лесных массивов. Небольшой каньон с озером на дне, на десяток километров узким языком врезался в лесную зону.

Место выбиралось не случайно. Каньон хоть и был неглубоким, но всё же обеспечивал некоторую защиту от ветров. Вода пригодится фермерам, а выбравшись из каньона, сразу попадаешь в чащу леса. Да и садиться челноку на небольшой, свободной от камней полосе, на берегу озера будет легко. Существовал только один серьёзный недостаток этого места. В каньоне раньше находилась база, управляющего планетой торгового клана. И именно с этого места они быстро удрали во время первой волны освоения планеты. Учитывая неприятную историю этих мест, новые поселенцы избегали селиться в ближайшей зоне, и заявка охотника была первой. Он сознательно шёл на такой шаг. Во-первых, до какого-то момента аборигены не проявляли агрессии, значит с ними можно договориться. Во-вторых, раньше, в составе людей привлекаемых к освоению планеты вряд ли использовались профессиональные охотники и наблюдатели из заповедников. Учёные наверняка были, но это совсем не то. В-третьих, он учитывал и интересы Лекса с девушкой. Если и были где-то старые развалины, то явно недалеко от бывшей базы кланов. Охотник предполагал, что возможности Лекса не исчерпываются знанием рецептов управления синтезатором и методиками обучения солдат, к которым он причислил владение медитацией. Какой идиот будет высаживаться на дикую планету с двумя небольшими сумками? Самонов идиотом Лекса не считал, значит, этот человек может без проблем выжить в очень сложных условиях, а такой компаньон на дикой планете должен цениться намного выше кредитов, вложенных в оборудование. Несмотря на серьёзные затраты клана, первая волна освоения, проведённая больше трёх десятков лет назад, принесла только убытки. По крайней мере, именно так составлен отчёт о той попытке заселения планеты.

Планетарный контроль клана удивился выбору, но препятствовать не стал, даже предоставил более подробные карты местности, оставшиеся от предыдущих обитателей района. Если поселенцы сами хотят испытать свою судьбу, то бог им в помощь.

По совету Лекса, охотник не стал высаживаться в месте старой базы. Да он и сам это понимал. Не стоило причислять себя к тем же людям, которые были тут и поссорились с аборигенами. Челнок приземлился на другой стороне озера, напротив старой базы. Пока спускались, аппарат серьёзно потрясло. Если бы не компенсация гравитационного поля самого челнока, то могли возникнуть серьёзные проблемы. Только сейчас поселенцы поняли, насколько сильные ветры дуют над планетой. Переход челнока из одного высотного потока в другой воспринимался как удар чего-то весьма крупного в силовой щит. Именно поэтому на планете нельзя использовать обычную гражданскую технику. Даже в, казалось бы, спокойном каньоне, на месте приземления, ветер достигал скорости в пятнадцать метров в секунду и это при спокойной погоде, а что же тогда здесь творится в бурю.

Пилот челнока сбросил с подвеса два десятка контейнеров и высадил пассажиров на песчаный берег озера. Пожелав поселенцам счастливо обжиться на новом месте, он отправился обратно на корабль. Сами поселенцы занялись обустройством жилья. У фермеров в наличии оказался мощный гусеничный тягач с различным навесным оборудованием и пара универсальных роботов, а у охотника четырёхосный плавающий автомобиль повышенной проходимости и четвёрка роботов поменьше. Оказалось, Орта имела квалификацию техника по обслуживанию роботов, так что прекрасно самостоятельно управлялась сразу с четырьмя помощниками. Среди фермеров тоже имелись специалисты для управления своими роботами, хотя до ранга техника им обучиться не удалось. Роботы шустро стали таскать контейнеры поближе к стенам каньона. Там ветер вообще практически не чувствовался. Извилистые стены каньона создавали небольшие карманы, защищающие внутренности от любых ветров. В двух таких карманах, по соседству, поселенцы и стали возводить свои жилища. У охотника оказалось в наличии намного больше вариантов готовых проектов жилья, и его жена очень быстро адаптировала их к местности. Соседи, недолго думая, решили использовать чуть изменённый такой же проект. За счёт использования самих стен каньона вместо задней и боковой стен жилища, уменьшился расход пенобетона из запасов, и площадь жилья увеличилась.

Дома получились четырёхэтажными и как соты диких пчёл прицепились к стенам каньона. В подвалах установили переносные реакторы для получения энергии и расположили огромные комнаты для хранения запасов. Первый этаж выделили для наземной техники и роботов. Второй и третий заняли жилые помещения. Четвёртый предназначался для отдыха и наблюдения. Основание дома составлял шестигранник, вписанный в окружность диаметром двадцать метров. Помещений на этажах хватало с запасом на все нужды. Фермеры использовали помещения практически так же, только второй этаж отдали под зооферму. С собой они привезли много замороженного биоматериала, из которого можно было отобрать подходящих животных для выращивания на местных кормах.

Лекс с Яраной активно помогали возводить жильё и остались временно жить вместе с семьёй охотника, заняв у них небольшую комнату на четвёртом этаже. Оттуда гораздо быстрее было подниматься до границ каньона и при этом не мешать хозяевам. Учитывая помощь роботов и практически готовый проект, строительство продлилось всего сутки. Ещё сутки заняли установка оборудования и прокладка коммуникаций. Фактически, через двое суток нормальное жильё было готово к эксплуатации. Лёгкие роботы, забравшись по стене каньона на самый верх, установили там оборудование для лебёдки и теперь на небольшой крытой платформе, как на лифте, можно легко добираться до границы леса.

На следующее утро после окончания строительства Лекс, Ярана и охотник решили сделать вылазку в лес. Пока шло строительство, Лекс не обращал внимания на окружающую обстановку. Теперь же он послал духа осмотреть ближайшие окрестности. Информация духа очень удивила Лекса. На самом деле это оказался не совсем лес, точнее совсем не лес. Это была разросшаяся эльфийская роща, причём дикая роща. Сюда уже давно не ступала нога хозяев таких рощ – эльфов. Что сразу привело Лекса в изумление, так это то, что роща сразу признала в нём хозяина. Это заставляло серьёзно задуматься. С какой стати магический источник эльфов принял Лекса в качестве хозяина? Такая возможность имелась только в одном случае, если Лекс был бы эльфом, но ведь это не так. После некоторого раздумья он нашёл приемлемое решение и в очередной раз удивился непредсказуемым поворотам судеб мыслящих. Это была родная роща его жены – эльфийки. Именно несколько десятков лет назад она появилась в мире Архоны и пришла точно из этого мира. Раз роща бесхозная, то родители её погибли. Осталось выяснить, что тут произошло. То, что в их смерти виноваты клановцы – это и так понятно, но почему возник конфликт не ясно.

Огромные эльфийские деревья – мелорны возносились на высоту свыше полукилометра и надёжно прикрывали от ветров жизнь под своей кроной. Весь верхний ярус на сотню метров был захвачен именно ими. Остальные, более низкорослые деревья и растения, занимали нижние ярусы. Растительность везде стояла практически сплошной стеной, и для движения нужно было пробираться между веток, кустов и стволов деревьев. Везде царил рассеянный свет, пробивающийся сверху от солнца и отовсюду от светящихся мхов, грибов и лишайников. Под кроной мелорнов росли тысячи, если не десятки тысяч, различных растений. Животный мир тоже был представлен огромным количеством видов. Сила жизни, излучаемая эльфийскими деревьями, практически наполняла всё вокруг.

Звание хозяина леса не давало Лексу особых привилегий, но отношения с лесом выходили на новый уровень. Лекс мог его воспринимать на уровне эмоций, а лес предоставлял ему силу и являлся для него мощным магическим источником. Фактически эльфийские рощи – это полуразумные биологические существа, уже не животное и не растение, но ещё не мыслящий. В настоящее время лес страдал и воевал. Поселенцы с другой стороны леса создавали в нём целые поляны для выращивания своих растений, уничтожая при этом саму структуру эльфийского леса. Лес насылал на них вредителей и воздействовал на людей, вызывая болезни. На стороне леса воевали и мыслящие. Лекс, через чувства леса, воспринимал положительные эмоции нескольких групп мыслящих, проживающих в этом месте. Ввязываться в войну с техно-империей Лексу совсем не хотелось. Надо придумать что-то другое.

Лёгкая разведка ближайшего лесного пространства выявила пару небольших полянок под куполами ветвистых деревьев и десяток ручьёв, протекающих по лесу и впадающих в озеро на дне каньона. Самонов сразу подтвердил вывод Лекса о нецелесообразности использования чужих растений в этом лесу. Биосфера будет активно их вытеснять, так что большая часть работ фермеров будет направлена не на выращивание чего-нибудь, а на защиту своих посевов. Сильно раскрываться перед охотником Лекс пока не хотел, так что проводником выступал Карат. Профессиональный нюх охотника не подкачал, и им удалось достаточно быстро обследовать ближайшую территорию и заснять на компы большое количество животного и растительного мира и нагрузиться кучей растительности для дальнейшего лабораторного исследования. Охотник не доверял предоставленным контролем сведениям о биосфере и хотел проверить эти данные. Сона прекрасно могла управляться мобильной лабораторией, так что работой на некоторое время её обеспечили. Для себя Лекс облюбовал только одну маленькую полянку, в которой располагалась одна из точек силы эльфийской рощи. Насколько он знал из своих записей в дневнике, именно в таких точках эльфы предпочитали вести занятия со своими детьми и ведьмами. Сейчас на поляну они с девушкой не пошли, не стоило что-то показывать охотнику, так что поход закончился достаточно быстро.

На следующий день в Лес они пошли одни. Охотник остался помогать дочери с анализом растительного мира. Они с девушкой с удобством расположились на поляне и занялись медитацией, тут то их и накрыло. Когда Лекс немного пришёл в себя, он обнаружил себя абсолютно голым, и рядом находилось ещё два голеньких тела. Ярана сонно сопела у него под боком, а Мира удобно устроилась у него на груди, подложив руки под подбородок, и задумчиво смотрела на него.

– Я так понял, был женский заговор, – констатировал факт Лекс, осуждающе посмотрев в безмятежные глаза Миры.

– Умненький у меня муж, – довольно усмехнулась Мира.

– И что я ещё не знаю? – поинтересовался Лекс.

– О-о-о, ты много чего не знаешь. Например, Криста через тебя почувствовала связь с лесом, и ты совсем не представляешь, что такое поляны силы. Этого нет в дневниках эльфов-артефакторов. Занятие магией, тем более обучением на поляне – это совсем не то что в обычном месте. Лес живой. Он объединяет с собой и встраивает в себя все поля и ауры, и для того чтобы отстраниться от этого на момент учёбы, необходимо закрыться специальной защитой. Ты этого не знал и не сделал, поскольку в эльфийских рощах не занимался, – пояснила Мира, не меняя позы.

– Значит, меня накрыло желание Яраны, – задумчиво произнёс Лекс.

– Ну, уж нет. Тебя накрыло наше общее желание, причём, в том числе и леса, стремящегося к объединению всего живого вокруг себя. Криста – маг жизни, так что на такой поляне через наше объединение понять, что Ярана всё же твой якорь у неё сил вполне хватило, а дальше дело техники. Я сюда появилась на всякий случай, как противовес якорю, а то мало ли что. Ну и поучаствовать в приятном деле тоже была не против. Так что муженёк тебе осталось найти всего один якорь, для создания полноценной семьи властелина, – Мира, оторвав взгляд от глаз Лекса, склонила голову и, удобно устроив её на своей ладошке, спокойно заснула.

(Лекс: – И ты предатель опять ничего не сказал.

Дух: – Я не виноват, шеф. Я сам ничего не знал. И вообще, я не понимаю, что со мною происходило. В вашей магии нет ничего подобного. Пока ты тут развлекался со своими жёнами, меня также использовали их духи. Ничего подобного раньше не было. Ты становишься сильнее. Похоже, где-то внутри себя вы создаёте собственный мир. Там я почувствовал себя вновь живым.

Лекс: – Тогда извини. Знаний действительно не хватает.

Дух: – Ничего. Всё нормально. Идём правильной дорогой.

Лекс: – Эй, там, Криста, ты то хоть не спишь?

Криста: – Нет, уже проснулась. Если тебя не толкать ты бы ещё полгода ходил кругами вокруг Яраны.

Лекс: – Да ладно, я всё понимаю, но сам боюсь резких действий. По поводу жизни властелинов даже Хрон ничего не может сказать. Так что самим придётся разбираться.

Криста: – Вот и разбирайся поскорее. Девочки уже хотят детей.

Лекс: – Ты защитное заклинание от леса знаешь? А то занятий у нас с Яраной здесь не получится.

Криста: – Лови. Но по возможности, снимай время от времени. Нам без тебя скучно, а при объединении всё равно с кем ты. Мы всё чувствуем одинаково. Используй силу леса для нашей пользы. Через духов я передам вообще всё, что знаю о лесе. Тебе пригодится.)

Когда Ярана проснулась, Мира уже исчезла. Лексу пришлось долго рассказывать свою историю и историю магической цивилизации. Занятий в этот день не получилось. Девушка привыкала к своему духу, которым она обзавелась во время упражнений на поляне. Что интересно, дух оказался духом эльфийки, и с духом Лекса никаким родством не связанным. Как предположил Лекс – это местный лес постарался. Что и подтвердилось, когда они собрались с Яраной возвращаться в дом.

(Мира: – Лекс, тут у нас очередное событие. Похоже, в нашем клане, а может и в семье, прибавление.

Лекс: – Мира не тяни я и так уже не знаю, что ожидать после твоих слов.

Криста: – Да мы сами ничего не понимаем. Мира тут по случаю заскочила в свою комнату с кристаллом и обнаружила серьёзные изменения. Кристалл, где раньше хранилась её душа, из серебристого превратился в прозрачный, зелёный и при этом увеличился на треть. Я так подозреваю, тут произошло объединение живой энергии эльфийского леса с неживой – кристалла. Что бы это значило, даже представить невозможно.

Лекс: – Так вот почему у Яраны – дух эльфийки.

Мира: – Похоже, наше объединение пошло дальше. К чему это приведёт, я не знаю, но слабее мы точно не станем. Ты там поэкспериментируй в лесу. Теперь мы все, скорее всего, будем иметь возможности управлять биообъектами, как это делал лес.

Лекс: – Да и дух мне тут кое-что рассказал по поводу упражнений на поляне. Похоже, и с подпространством вокруг нас что-то происходит, поскольку даже духи начинают друг друга ощущать, а не только чувствовать на ментальном уровне. Ой, боюсь, нам эти результаты наших экспериментов ещё долго изучать придётся.

Лена: – Я тут консультировалась с шарами и Хроном по этому поводу. Те тоже в тупике, но они подтвердили, что властелины обладали возможностями, которыми кроме них никто не обладал. Так что как только ты найдёшь последний якорь, у нас будет законченная семейка и, как я подозреваю, возможности у нас будут ого-го. Вот только как бы ещё научиться ими пользоваться.

Мира: – Это точно. Смотрите сами. Лекс в центре в виде источника. Четыре маяка вокруг, как отражающий контур. Четыре якоря после них своеобразный противовес и поглотитель энергии. Над Лексом образ эльфийской рощи, как излучатель биоэнергии. Под Лексом образ кристалла для накопления энергии и управления неживой материей. Ну и наконец, вокруг объединение духов, как купол в подпространстве. Получается полностью самодостаточная структура с возможностью влияния на все известные нам пространства – собственная замкнутая вселенная.

Лекс: – Красивая теория. Осталось найти последний якорь и получить подтверждение. Хотя интуиция мне уже сейчас подсказывает, что ты права.

Тоя, Зея, хором: – Так что дело за тобой.

Рена: – Быстрее разбирайся с этим миром и на поиски.

Лекс: – Быстро не получится. Надо тут постараться, чтобы не разгорелась большая война. Чувствую тут не всё так просто. Как у айсберга, видна только вершина проблемы. Дух вчера прошерстил данные, полученные Каратом от системы планетарного контроля вместе с информацией о местной биосфере. Технократы слишком далеко ушли от времён мечей и луков и не заметили простейших нестыковок. Как они обнаружили, в лесах существует цивилизация на уровне феодального строя железного века. Но, видите ли, в чём фокус, метал нужно делать, и делать в кузнях, а дымов от кузни в рощах я как-то в отчётах не обнаружил. Но где-то метал должны ковать. Где? Теперь следующее. Цивилизация, если это цивилизация, предполагает разделение труда, а где оно в лесу. Плантаций для производства еды никто что-то не заметил. Тогда чем аборигены питаются? Собирательством? Ну да, цивилизация на базе собирательства! Не смешно. В лесу я много чего обнаружил, но плантаций как-то тоже не заметил. Должно существовать производство, достаточное для обеспечения цивилизации. К тому же не видно дорог для доставки.

Мира: – Убедил. Мы ещё подождём.

Криста: – И ещё, можешь теперь оставлять Ярану на поляне. Мы за ней последим и будем обучать совместными усилиями. Мы все теперь тоже чувствуем лес, и он поможет с этой учёбой, а ты займись остальными вопросами. Через пару дней освоишься с лесом, и он станет тебе незаменимым помощником. Можешь мне поверить, я уже училась таким образом в эльфийских рощах.)

Когда вечером Лекс с девушкой вернулись в дом охотника, тот сразу позвал его к себе в комнату, выделенную под лабораторию. Там его ожидали сам Карат и его дочь Сона.

– Присаживайся на диванчик и посмотри на результаты тестов Соны. Она тебе их сейчас перешлёт на комп, – попросил его охотник, как только Лекс появился в лаборатории.

– Прекрасная работа, – через некоторое, совсем небольшое время, отозвался Лекс, с помощью духа быстро пролистав результаты тестов Соны.

– Но ведь так не бывает, – удивлённо воскликнула девушка, – посмотри внимательно, практически все плоды, семена и даже многие листья, полностью съедобные для человека. Совместимость фантастическая.

– Я встречал нечто подобное в своих путешествиях. Местная биосистема представляет собой законченный кусочек мира, имеющий возможность существовать сам по себе, причём ориентирован на человекоподобное существо. Это похоже на огромные корабли переселенцев, осваивающие новые системы, где всё нужное для существования общества, долгое время оторванного от центров снабжения, заключено в одной оболочке, – сообщил им свои выводы Лекс.

– Но ведь тогда должен быть центр для управления всем этим. Где здесь этот центр? – возразила Сона.

– Вы его просто не видите, – усмехнулся Лекс, – в данном случае биосистема сама себя организует и подстраивается под внешние условия, для своего выживания.

– Тогда она должна обладать фантастической скорость реакции на изменения, что никогда не наблюдалось у биосистем, – вступил в разговор Карат.

– Я проанализировала на компе, в простенькой модели, реакцию местного мира на наше предполагаемое воздействие. Так вот – этот мир должен погибнуть, как уникальная система, превратившись в обычный заповедник. Как видишь, этого не происходит. Наша цивилизация уже запустила вторую волну освоения, а результатов воздействия на лес не видно. Есть скрытый от нас механизм противодействия системы, – сообщила результаты своих расчётов и выводы девушка.

– Добавлю от себя, – сообщил Карат, – даже выживать на планете с такими условиями биосистеме этого леса должно быть фантастически трудно, но ведь прекрасно живёт, да ещё и создаёт в себе вполне приличные условия жизни. Мы тут с дочкой провели эксперимент. Вчера в одно место в оранжерее высадили несколько зёрен местных растений и нашу рассаду различных растений. И что бы ты думал, местные злаки уже дали побеги, и это всего за одну ночь, а наши саженцы почернели и осыпались. Как будто из них выпили все соки. Просто фантастика какая-то.

Лекс долгим взглядом посмотрел на ожидающих его ответ собеседников. Всё равно их придётся привлекать к своим делам, так что пора повысить им уровень доступа к информации. Тогда и скрывать свою работу с Яраной не придётся.

– Вот что я вам скажу, мои дорогие компаньоны, существует некоторая информация, доступ к которой строго ограничен. Кое-что я могу вам рассказать, но с вас потребуется клятва – это вид своеобразного ментального программирования, при котором утечка информации маловероятна, – Лекс остановил свой взгляд на охотнике.

– Судя по медитативному трансу, которому вы нас пытаетесь обучить, в вашем, так называемом диком мире, работы учёных по мозгу на порядок превышают уровень знаний наших учёных. Или может я не прав?

– Прав, – кивнул Лекс, – но без клятвы ничего рассказать не могу.

– Интересно, что за клятва такая. Надеюсь, после такого программирования наши мозги в кашу не превратятся? А в прочем, судя по тебе, у тебя всё в порядке, если не сказать больше. Так что давай, программируй нас.

Охотник позвал в лабораторию жену, и они дали клятву секрета и снабдили Лекса капельками своей крови. После несложной процедуры они уставились на Лекса, ожидая продолжения. Быстро обдумав примерный объём нужной для них информации, Лекс начал:

– Пока я вам выложу первый слой информации. Потом посмотрим. Итак, на самом деле Ярана – псион с Веды и член межгалактической комиссии, направленной на эту планету для расследования инцидента во время прошлой волны заселения. До верхов галактического совета дошли сведения о необычной эпидемии, поразившей сотрудников торгового клана империи во время попытки использования этой планеты. Кроме того, всплыли сведения о наличии на планете строений очень древней цивилизации. Ярана – один из лучших специалистов Веды по древностям. Я в настоящее время сотрудник охранного агентства «КартиКо» и обеспечиваю её охрану. Судя по всему, торговый клан империи, всячески старается препятствовать попаданию комиссии на эту планету. Нам пришлось использовать маски поселенцев, чтобы беспрепятственно попасть на планету. Мне кажется, сама комиссия ещё не скоро сюда доберётся, да и загрузят её второстепенной информацией, так что до сути происходящего здесь сотрудники комиссии не скоро докопаются. Я много где побывал на диких планетах, так что могу обеспечить девушке достаточный уровень безопасности, и к тому же я тоже псион.

– Но псионы Веды опасны для окружающих, или Ярана – слабый псион, – удивилась Сона.

– Нет, Ярана – сильный псион высокого класса, да и я не слаб. Мы попутно испытываем в реальных условиях современную аппаратуру для маскировки пси-воздействия и защиты от него, – пояснил Лекс.

– А ты сам, откуда? – заинтересовался охотник.

– О-о-о, я очень издалека, но имею некоторое отношение к орканам, – ответил Лекс, подумав, что даже не соврал, потому что местное имя у него на орканский манер.

– Да, у них там обширные леса на многих планетах – согласился охотник.

– У вас какая специализация, кроме охраны конечно? – поинтересовалась его жена.

– Решение всевозможных проблем, а поэтому меня много чему учили, – усмехнулся Лекс, – и, кстати, вы и ваша приёмная дочь – слабые псионы.

– Это откуда вы взяли? – удивился Карат, с недоумением взглянув на женщин.

– Я специалист, – пожал плечами Лекс. Посмотрев на удивлённых женщин, Лекс спросил. – Вы ведь наверняка почувствовали, что вам здесь очень хорошо, много сил и кажется, будто вы летаете?

– Да, – удивлённо подтвердила Сона, переглянувшись с матерью.

– Мы сразу это заметили, – кивнула Орта.

– Это местный лес так на вас влияет. У вас – как у псионов очень хорошая совместимость с живыми объектами, а лес на этой планете живой. Это своеобразная разновидность полуразумных живых объектов.

– Ох, так значит, сам лес и есть центр управления, – охнула Сона, по-новому переосмыслив всю доступную информацию.

– Вот поэтому бороться против него бессмысленно, – кивнул Лекс. – Победив его, вы получите голую пустыню, как за его пределами. Надо самим встраиваться в его структуру или посмотреть, как это сделали местные жители, чтобы не наломать лишних дров.

– Если смотреть с такой точки зрения, вы правы, – согласился Какрат, – надо предупредить фермеров, что бы они не пытались пока что-то делать за пределом своих оранжерей.

– А что тогда нам делать? – посмотрела на Лекса Орта.

– Учиться, – улыбнулся Лекс, – освойте пока медитацию, хотя бы самые начала, без этого шага дальнейшее обучение невозможно. Кое в чём я вам помогу, но в основном всё будет зависеть от вас и вашего желания.

– Интересно, что значит быть псионом – пробормотала почти про себя Сона.

После разговора охотник пошёл говорить с фермерами, а Лекс отправился к себе в комнату. Ярана уже спала устав от дневных потрясений. Некоторое время позанимавшись планированием предстоящих дел, Лекс тоже прилёг отдохнуть.

Рано утром он отвёл всё женское население на поляну и оставил там под наблюдением Яраны, а за той в свою очередь следили остальные его жёны. Он на них свалил и первичное обучение женской части семьи охотника. На поляне, с использованием сил леса, обучение может быть намного эффективнее, чем дома, тем более у всех каналы сил жизни были в наличии. Сам Лекс вместе с охотником, вернувшимся от фермеров только под утро, пошли на очередную разведку территории.

В гуще леса продвигаться было очень трудно, пока дух не обнаружил на деревьях своеобразные дорожки. На стометровой высоте, между ветвей и по крупным веткам деревьев располагались своеобразные мостики без перил, сплетённые из скрученных лиан и гибких веток деревьев. Здесь явно поработали руки разумных. Хорошо, что охотник освоил азы транса, иначе он бы не смог перемещаться по таким висячим конструкциям. Для перемещения по ним необходимо прекрасное чувство равновесия и отсутствие страха высоты. По висячим дорожкам можно перемещаться только с небольшим весом иначе они могли не выдержать, то есть по ним могли ходить или обычный человек практически без груза или маленький абориген с грузом.

Судя по следам, оставленным на лианах в виде царапин, ходили здесь достаточно давно. Свежих следов видно не было. Похоже, район старой базы клановцев аборигены посещают достаточно редко. Это вообще-то и не удивительно, если здесь когда-то велись почти боевые действия. Путники далеко от дома не отходили, просто исследовали окрестности в пределах пяти километров и составили карты местности. Конечно, тут поработал больше всех дух, иначе им и за сотню лет не составить таких карт. Все обнаруженные дорожки были учтены духом. На некоторых из них охотник подвесил визуальные датчики наблюдения системы слежения дома. Если по ним кто будет приближаться к дому, система подаст сигнал и выведет изображение на компы хозяев.

Лекс всё больше осваивался с лесом и прислушивался к своим ощущениям, открывая всё новые и новые возможности. Теперь он мог сразу сказать съедобный этот плод или нет, созрел или ещё зелёный, даже вкус определялся без пробы. Лес тоже привыкал к Лексу и встраивал его в себя. Результаты слияния с лесом поражали. Настроившись, он мог слышать, как бежит по стволу в десяти метрах маленький жучок или что в соседнем дереве в дупле спит небольшое млекопитающее, похожее на помесь белки с кошкой или что вот в той лиане хранится десятилитровый запас вкусного и питательного сока. Лекс даже попробовал пару заклинаний из магии жизни. Ещё как сработали. Из земли вынырнул пучок лоз и, быстро сплетаясь, создал своеобразное кресло. Быстро отмерев, лозы оставили на земле удобное пружинистое кресло. Именно так работало одно из бытовых заклинаний эльфов. Другое заклинание сработало как ловушка для живности, спеленав в паре десятков метров от Лекса небольшое животное, похожее на поросёнка только не с копытами, а с когтистыми лапами. Подзывать местных птиц, не пользуясь заклинанием магического призыва, у Лекса тоже получилось без проблем. Карат только заворожённо наблюдал за экспериментами Лекса.

– У твоих тоже есть такие возможности, так что не удивляйся. После обучения они и не такое смогут сделать, – сообщил ему Лекс.

– Но это же чудо, – пробормотал охотник.

– Просто управление жизненными силами, – возразил ему Лекс.

– Ничего себе просто управление, – покачал головой Карат. – И у вас там все псионы такое могут, – поинтересовался он.

– Псионы – они как люди, все разные, – ответил Лекс. Трудно объяснить обычному человеку магическую классификацию.

Неожиданно Лекс что-то почувствовал. Немного подстроившись к живому полю леса, он услышал эмоции: боли, безысходности, сожаления. Такое могло транслировать только достаточно разумное существо. Лекс направил охотника домой, а сам, определив направление на эмоции, побежал в ту сторону. Отправив на той же эмоциональной волне эмоцию ободрения и ожидания, Лекс почувствовал удивление существа и подтверждение эмоции ожидания. Хоть Лекс и спешил, но двигаться пришлось долго. Добравшись до существа, Лекс очень удивился. Это был молодой дракон. Сильно помятый, поломанный и с огромными ранами он лежал на земле. Шары хорошо натаскали Лекса по поводу различных рас и особенных животных старой империи. Этот дракон относился к полуразумному виду – ещё не мыслящий, но уже и не животное. Этот вид относился к эмоциональным телепатам. Поэтому Лекс так хорошо улавливал его эмоции. Сам дракон был небольшой, всего с пару метров и с крыльями, как у летучей мыши. Короткие передние и чуть длиннее задние лапы располагались по бокам гибкого змееподобного туловища. Хоть это и был дракон, но покрыт он был обычным коротким мехом и лапы имели прячущиеся внушительные когти, как у кошки. Обычно крылья скрывались в складках кожи на спине, теперь же поломанными тряпками, они были раскинуты рядом с телом. Морда дракона очень напоминала голову морского конька из океана Земли. Пасть была открыта и имела внушительный набор острейших зубов. Только в глазах дракона едва теплилась жизнь.

Лекс принялся спасать уникальное существо из легенд. Насколько он помнил, драконы абсолютно невосприимчивы к любым видам стихийной магии. Осталось попробовать магию крови. Насколько знал Лекс, в магической империи не было магов крови и вампиров. Их откуда-то привели оставшиеся маги уже после войны империй. У Лекса уже давно сформировалось подозрение, что их привели из портала, ведущего в другую вселенную. Очень уж отличалась у них магия от обычной. Лекс попробовал простейшее заклинание остановки крови. Оно сработало. Кровь застыла коркой на многочисленных ранах дракона. Лекс набросил на него заклинание обезболивания, оно тоже сработало и было видно, как спокойнее задышал дракон, и из его глаз исчезла стеклянная пелена боли. Эмоции радости и надежды захлестнули Лекса.

Немного успокоив подопечного, Лекс принялся за дальнейшие эксперименты. Насколько он знал из описания, кровь драконов достаточно ядовитая, но по-другому передать магическую силу возможности не было. Лекс осторожно приблизил свою руку к одной из самых больших ран на боку дракона. Сформировав короткий жгут крови в ладони, Лекс коснулся им застывшей кровяной корки. Диагност не обнаружил негативного воздействия и Лекс, уже смелей, протянул жгут в рану и начал качать через этот жгут свою жизненную силу в тело дракона, одновременно вытягивая эту силу из эльфийского леса. Он стал своеобразной насосной станцией для силы жизни. При смешении крови Лекс даже почувствовал вкус драконьей крови, она оказалась сладкой. Дракон тоже транслировал эмоции удивления, радости и удовольствия. Видно он тоже почувствовал вкус крови Лекса, и она также ему понравилась. У Лекса сразу возникло большое подозрения, что драконы изначально доставлены магами тоже из другой вселенной и возможно как раз из той, где обитают вампиры. Лес силу не экономил, поэтому через Лекса мощный поток жизненной силы быстро восстанавливал тело дракона.

Через некоторое время дракон поднялся и, встряхнувшись, спрятал восстановленные крылья в складки кожи на спине, а потом и уселся перед Лексом на задние лапы, подложив не очень длинный хвост под себя. Лекс разорвал жгуты крови и посмотрел в глаза дракону. Неожиданно в голове Лекса стали появляться образы. Как оказалось, дракон был не только эмоциональным, но и вообще телепатом. В образах и картинках он показал историю возникновения такого своего тяжёлого состояния.

Он прилетел в этот лес совсем недавно из другого леса. Там жила большая семья драконов. Свободных угодий оставалось мало, и он направился на поиски нового места жительства. Попутный ветер долго нёс его по просторам планеты и, почувствовав вблизи лес без эмоционального отклика, он, подрабатывая крыльями, добрался сюда. Лес оказался вообще не занятый драконьей семьёй, так что место для жизни обнаружилось. Он стал исследовать его. В той стороне, откуда пришёл Лекс, он ничего не почувствовал, а вот в противоположной стороне он обнаружил множество эмоциональных точек и направился туда на разведку. Неожиданно, в кроне одного из деревьев над тропой он увидел небольшой круглый, блестящий предмет. Приблизившись к нему, он получил непонятный заряд какой-то энергии, которая привела его к почти полному параличу, и он, не удержавшись на тропе, рухнул вниз с почти четырёх сотен метров. Натыкаясь на ветки и ломая на них всё, что можно себе поломать, он оказался на земле и уже третий день умирал без возможности какого-либо движения. Ещё пару дней и он бы погиб. На его эмоции отзывался сочувствием только живой лес. Но дракон лесу не принадлежал, поэтому помочь ему лес ничем не мог. Наконец Лекс услышал его эмоциональные стоны и пришёл на помощь. Чему он – дракон очень рад и теперь всегда будет сопровождать Лекса в этом лесу. К тому же теперь, через кровь Лекса, дракон соединился с лесом и может пользоваться его живой силой.

Лекс понял, что интеллект этого вида драконов соответствует, по крайней мере, интеллекту пятилетнего ребёнка, так что дракона даже можно причислить к мыслящим существам.

(Дух: – Я проанализировал картинку этого малыша. Его сбил охранный робот, применив парализатор. Вот только откуда он тут. С момента первой волны заселения прошло слишком много времени. Автономности ему бы не хватило. Насколько я знаю, эти роботы работают не более месяца от одной заряженной батареи. Значит, его завезли наши соседи с другой стороны леса. Эти штуки программируются на определённый размер объектов охраны или нападения. Так что засада была явно организована на аборигенов. Дракона не сразу парализовало, судя по всему, организм у него с приличной возможностью регенерации, как у вампиров. Поскольку он был не на дорожке, вот и рухнул вниз. Если бы не значительные повреждения тела, он может и сам бы восстановился через некоторое время.

Лекс: – Интересно, для чего фермерам живые аборигены. Ничего подобного в записках планетарного контроля Карату не сообщалось. Что-то не нравится мне это. Робот мог сообщить хозяевам о выстреле по необычному существу?

Дух: – Сообщить мог, но только сигналом мощного маяка. Планетарной системы связи здесь нет, да и лес сильно экранирует все виды излучений.

Лекс: – Ну-ка глянь наверх, на эту железку. Она ещё там?

Дух: – Уже, шеф, она здесь. Прячется под большой ветвью мелорна прямо над тропой.

Лекс: – А давай немного подгадим нашим противникам и заодно создадим для местных виртуального врага. Сотри все данные о драконе из памяти этой железяки и запиши туда выстрел по десантнику-разведчику республики Того. В сети было много таких рекламных роликов с этими вояками. Нам республиканцы постоянно гадят, вот мы им ответный ход и выдадим.

Дух: – Шеф, а давайте я им сейчас ещё один ролик запишу. После его выстрела пришли другие десантники и начали гонять этого робота, а заодно и поврежу его основательно, чтобы тот работал еле-еле, как будто десантники его повредили. Кто-то должен за ним прийти, сигнал-то о выстреле явно дошёл. Сам он до фермы, указанной на карте Карата, вряд ли доберётся. Такие роботы самостоятельно по такому лесу не перемещаются – мозгов не хватит, они только периметр контролировать могут, а удалённое управление здесь не действует.

Лекс: – Согласен. Работай. И посмотри там за этим роботом, а мы с драконом пока исследуем нижние ярусы. Раз робота здесь поставили, значит, аборигены здесь ходят.)

Лекс попытался картинками и эмоциями объяснить дракону, что надо искать. Как ни странно у него это получилось. Дракон понял и даже примерно указал место, где он видел недалеко необычную штуку. Через некоторое время они вместе добрались до этой штуки. Действительно это оказалась весьма примечательное сооружение. В земле была выкопана глубокая яма, в виде бочки, с укреплёнными каким-то составом, стенками. Диаметр ямы составлял десять метров. Весьма внушительное подземное сооружение. Сверху эту бочку накрывала обычная деревянная крышка, но между крышей и бочкой оставался небольшой зазор, всего в пару сантиметров. Понаблюдав немного за округой бочки, Лекс понял, как могла развиваться цивилизация аборигенов. Миллионы насекомых, похожих на крупных муравьёв, тащили и скидывали в бочку крупные зёрна одного из местных растений.

Фактически, весь этот лес может быть плантацией для аборигенов. Похоже, здесь в лесу развивается цивилизация биологического типа. После небольших размышлений и поисков Лекс обнаружил и транспортную дорогу, по которой урожай собирался местными в более вместительные закрома. Дорогой это конечно назвать трудно, на самом деле это своеобразный трубопровод достаточно большого диаметра, ведущий куда-то к центру леса. На глубине около тридцати метров, как раз к дну бочки подсоединялся толстый, полый внутри корень, его-то аборигены и использовали для передачи урожая из бочки в основное хранилище. Как всё это функционировало, пока было непонятно, но то, что это очень перспективная технология видно и невооружённым глазом. Под кронами леса не было времён года. Здесь постоянно царила одна и та же погода. Какие-то растения цвели, какие-то уже плодоносили. Собирать вручную урожай с таких плантаций невозможно, а вот если привлечь местную живность – это вполне реально. Нужно только как-то обучить эту живность, а вот тут без магических технологий обойтись трудновато. Возможно эльфы – родители его жены именно этим и занимались. Хотя было заметно, что обработка плантации, точнее сбор урожая, идёт слишком вяло. Чтобы наполнить такой бункер, необходим гораздо больший поток насекомых, иначе зёрна сгниют внизу прежде, чем бункер наполнится хотя бы до половины. Скорее всего, сказывается отсутствие эльфов, обеспечивающих с помощью леса правильность функционирования такой системы. Дух, обследовав некоторое количество близлежащей местности, обнаружил ещё несколько подобных хранилищ. Причём парочка с аналогичным зерном располагалась прямо над этим подземным трубопроводом, а три других хранилища с различными орехами и ягодами стояли над другими полыми корнями, чуть меньшего диаметра. Над всем этим хозяйством явно витал дух запустения.

Лекс переговорил с Кристой по поводу таких технологий. Она ничего подобного не знала, поскольку не жила в эльфийских рощах, а только иногда проводила там время, во время обучения магии жизни. Она обещала поговорить с эльфами на острове. Этот разговор принёс неожиданную информацию. Оказалось, эльфы знали принципы управления животным и растительным миром в магических рощах, но ни им самим, ни небольшим рощам не хватало энергии для правильного управления. Из хроник известно, когда они жили у себя на родине в огромных лесах, духи леса имели достаточно сил и разума для согласованного действия с эльфами. Эльфов, специально обученных для этого, называли хранителями. По более древним легендам князья эльфов – метаморфы вообще могли напрямую управлять духом леса, и они были хозяевами лесов. Вот тут Лекс слегка обалдел. Ведь местный лес воспринял его именно как хозяина и постоянно, как преданный щенок, ластится к нему. По крайней мере, Лекс чувствовал такое отношение леса к себе. Это что – он теперь метаморф, как и все его жёны. С одной стороны это понятно, ауры они меняют с лёгкостью, но ведь тела они менять не могут? Или могут! Мира ведь может переходить из состояния духа в обычное человеческое обличье. Возможно, и они все в реальности могут делать что-то подобное, меня не только ауру, но и тело, просто пока не знают, как это сделать. В любом случае придётся искать местных.

(Дух: – Шеф, тут у нас намечаются подвижки. Приближается стандартный дрон-разведчик, производства одного из имперских торговых кланов. Скорее всего, охранный робот запросил помощи через сигналы маяка, после того, как я его слегка попортил. Вот кто-то дрона и направил на разведку и эвакуацию робота. Что-то мне кажется, для обычных фермеров – это слишком дорогие и необычные игрушки.

Лекс: – Ты прав. Первым делом надо взглянуть на этих фермеров и решить, стоит ли с ними знакомиться поближе.

Дух: – Может пока не стоит возвращаться. До границы леса не так много осталось. Ярана пока и без тебя обойдётся, а вот отношения этих фермеров с аборигенами нужно выяснить. Использовать парализатор для налаживания отношений – не самый хороший путь.)

Лекс, используя мыслеречь, попросил Ярану пока присматривать за женской частью семьи охотника и передать тому, чтобы тот не отходил далеко от дома, поскольку появились весьма вооружённые и агрессивные фермеры. Она обещала присмотреть и сама попросила Лекса быть поосторожнее и постоянно сообщать о себе.

Используя духа, как разведчика, Лекс в сопровождении дракона, который легко стал отзываться на имя – Драк, направился к поселенцам. Уже в пяти километрах от предполагаемой фермы на некоторых ветвях и лианах, которые могут быть использованы как воздушные тропы, он обнаружил хорошо замаскированные мины, правда, не с боевым, а с парализующим действием. Так же кругом было натыкано огромное количество мобильных камер очень дорогого типа, с возможностью шифрования и ретрансляции сигнала в условиях сильных помех. Хотя все эти камеры не перекрывали полностью, в условиях такого леса, все подходы. Даже такого количества оборудования у обычных фермеров вряд ли можно было найти. Это больше походило на подходы к секретной базе, чем к фермерскому хозяйству.

Для духа обеспечить проход в такой зоне безопасности труда не составило. Пару камер, осуществляющих слежение за небольшим участком, он контролировал полностью, во время прохода через зону безопасности. Дракон неотрывно следовал за Лексом. Ему тоже было интересно. Лекс не препятствовал ему, поскольку тот выполнял все его ментальные команды. Картина, которую они увидели, приблизившись вплотную к этой, так называемой ферме, открылась весьма примечательная. На самом краю леса у подножья мощных деревьев, точнее именно на самих деревьях, на небольшой высоте от земли росли грибы, похожие на небольшие шляпы. Эти грибы срезали ножами и складывали в корзину около сотни местных жителей. У каждого из них, на руке находился стандартный полицейский браслет контроля. Обычно он применялся для конвоирования преступников, поскольку имел управление для нейтрализации несанкционированных действий. Такая нейтрализация могла осуществляться большим набором приёмов, начиная от успокаивающего укола и заканчивая мощным электрическим ударом. Кроме того, этот браслет контролировал нервную деятельность и при возбуждении мог автоматически нейтрализовать преступника. Похоже, с помощью этих браслетов, так называемы фермеры, держали в повиновении аборигенов, пойманных с помощью мин и роботов.

Лекс впервые увидел аборигенов вживую. В тех фильмах, представленных планетарным контролем, они выглядели чуть по-другому. Это были существа небольшого роста – самые высокие не выше полутора метров, с большими глазами и вертикальным зрачком на почти человеческом лице. Кожа, даже на лице, морщинистая серого цвета. Ушки небольшие и остроконечные как у кошек. Ходят ровно, как люди, хотя передние и задние конечности имеют достаточно развитые пальцы. Большинство аборигенов одеты в лёгкие, почти открытые туники. Одежда сильно истрёпана. На ногах что-то похожее на сандалии, только пальцы ног открыты. Скорее всего, это помогает им передвигаться по относительно тонким веткам и лианам, помогая силе рук.

(Дух: – Шеф, мне кажется, эти грибочки я уже видел, когда ты валялся без сознания в подземелье. Особо исследовать я их тогда не мог, поскольку занимался твоим восстановлением, но очень уж они похожи.

Лекс: – Значит, ты считаешь, эти фермеры собирают их с помощью местных для перепродажи производителям наркотиков?

Дух: – Вот, кажется мне, так оно и есть.

Лекс: – Похоже, у них регулярно ходит сюда транспорт для перевозки такого урожая, на одну из баз. Сюда челнок не сядет, да и заметно будет для планетарного контроля, если они конечно не в доле.

Дух: – Явно кто-то в доле. Посмотри вправо.)

Лекс взглянул в ту сторону, куда указал дух. Рядом с аборигенами сбором грибов занималась небольшая группа людей, снабжённая аналогичным украшением на руке. Особенно среди них выделялся громила – орканин. Мало того, что он почти на две головы был выше людей, но он единственный работал в паре с маленьким аборигеном. Легко поднимая аборигена на одной руке, он позволял тому спокойно срезать самые большие грибы над головой у остальных, не залезая на дерево, что было для других совсем не просто, поскольку обхват дерева составлял никак не меньше пары – тройки метров. С лестницами перемещаться по зарослям вокруг деревьев практически невозможно.

Корзина на спине орканина уже была заполнена, в то время как у его товарищей не было и половины. Постепенно эта парочка сборщиков всё ближе приближалась к кустам, в которых сидели Лекс с драконом. Уже вблизи Лекс услышал разговор на галакте.

– Ещё пару метров и мы уйдём из видимости камеры наблюдения, – тихо пробормотал орканин.

– Ты уверен, что твой метод сработает? – задал вопрос абориген, который на самом деле оказался аборигенкой.

– Судя по рассказам знающих людей, срабатывало не раз. Всё равно нужно попробовать. В крайнем случае, поваляемся пару минут без сознания, пока не прибегут охранники. Зато если получится, то можно удрать, – ответил орканин.

– Боюсь, наши тропы тебя не выдержат, придётся идти по земле, – пробормотала аборигенка.

– Это и к лучшему. Охранные роботы там не продерутся, а единственный дрон они куда-то услали. Удачно получилось. Это наш шанс слинять отсюда, – продолжил настаивать орканин.

Лексу стало интересно, что задумали эти два беглеца и как они собираются избавиться от браслетов. Как ни странно метод оказался весьма прост. Скрывшись от остальных за большими кустами на краю более или менее расчищенного пространства возле деревьев, орканин достал из кармана рулон самоклеящейся металлической фольги. Отмотав пару метров ленты и отрезав этот кусок, он одну часть осторожно подсунул под браслет аборигенки, а вторую часть под свой браслет.

– Начали, – скомандовал он, и они действительно начали. Аборигенка тем же ножом, что срезала грибы на коре деревьев, полоснула себе по руке. Орканин с силой ударил кулаком по стволу ближайшего дерева. Между браслетами заключённых, по фольге, мелькнула молния и лента, быстро расплавившись посередине, оборвалась. Из самих браслетов взвился дымок сгоревшей электроники.

(Дух: – Всё гениальное – просто.

Лекс: – Насколько я понял, они имитировали нападение одного заключённого на другого.

Дух: – Шеф, вы абсолютно правы. При этом браслет аборигенки сработал на реакцию чувства ярости у неё и выдал мощный разряд напряжения, для нейтрализации носителя. Фольга перенаправила его на другой браслет, который в это время вводил через шприц успокаивающее и обезболивающее средство. Если бы не было шприца, то браслету бы ничего не было. Там изоляция достаточна для таких зарядов, а вот шприц позволил пробить эту изоляцию. На повреждение этот браслет успел ответить таким же разрядом, который уже выжег другой браслет. На двойное напряжение тот совсем нерассчитан.)

Заключённые в это время, сбросив с себя корзины, пробирались через кусты подальше от плантации грибов. Аборигенка выступала проводником, пытаясь найти в зарослях наиболее удобный путь, где мог пройти громила – орканин. Лекс с драконом последовали за беглецами, по более лёгким дорогам над ними. Через час медленного движения сквозь наземные заросли, беглецы удалились всего на километр и то только из-за опытной проводницы. Остановившись на совсем маленькой полянке, возле ручейка, бегущего по мелкому каменистому руслу, беглецы попытались снять с рук с помощью ножей и камней ненужные украшения. Попытка не удалась, браслеты оказались слишком надёжными, и снять их такими инструментами не получилось.

Орканин ругнулся на своём языке и сказал попутчице: – Надеюсь, разряд был достаточно сильным, чтобы спалить маяк, иначе мы далеко не убежим.

– Я тоже на это надеюсь. Мне не хочется привести погоню к себе домой, – вздохнула аборигенка.

– Есть вблизи какое-нибудь укрытие, где можно некоторое время отсидеться, чтобы не идти в ваш посёлок? Если через пару дней дрон нас не найдёт, то можно будет считать – маяки уничтожены надёжно, – поинтересовался орканин.

– Отсидеться можно где угодно. Здесь, в глубине леса, холодов не бывает, – ответила аборигенка.

– Шила, ты не ровняй себя со мною. Терпеть не могу ваши утренние росы. Хуже дождя. На голову не капает, а мокрый, как после ливня. У меня на родине гораздо суше, – покачал головой орканин.

– Раст, не ной, тебя и твоих товарищей мы вообще сюда не звали, – пробурчала Шила.

– Какие они мне товарищи – хурги вонючие, – сквозь зубы проворчал орканин.

– А хурги – это кто? – заинтересовалась аборигенка, одновременно сворачивая крупные листья ближайшего растения в кулёчек.

– Вьючные животные на моей родной планете, везут груз как тягач, жрут всё что угодно, кроме камней, но воняют, как эти ваши перетёртые грибы, которые мы собирали, – пояснил орканин.

– Это не самый неприятный запах, – явно усмехнулась аборигенка, хотя её лицо мало передавало такую мимику. Из-за очень мелких складок кожи на лице и на теле, казалось, что она вообще покрыта мелкой чешуёй. Она аккуратно надрезала мелкую лиану, свисающую с дерева прямо над головой. Оттуда мелкой струйкой потёк тягучий сок, в подставленный ею кулёк. Наполнив его до края, она передала кулёк орканину и тот, с явно видимым удовольствием, выпил угощение. В это время она напилась сама.

– Вот бы мне так жить. Протянул руку и вот тебе еда, – усмехнулся орканин.

– В этом есть свои недостатки, – вздохнула аборигенка.

– Это насчёт нашего спора по поводу развития? – приподнял бровь орканин, довольно опуская ноги в прохладную воду ручья.

– Да, – кивнула Шила, – у вас нечего было есть, и вы развивались и развивали свои технологии. У нас было всё, и нам хватало, и мы жили почти без развития. Теперь вы пришли сюда, а мы вынуждены прятаться от вас в собственных лесах.

– Ну, мы не все такие плохие. Вам просто повезло встретить не самых лучших представителей нашего общества, – возразил орканин.

– Да, мне рассказывали старейшины, что первые люди были добрыми и, изучая нас, многому нас научили, а потом пришли другие и убили хранителей нашего леса. Тогда лес и начал войну, и другие хранители отомстили убийцам, но лес не принял новых хранителей, и как говорят, ещё сотню лет будет горевать о старых. Так что многие наши люди ушли из посёлка. Некому договариваться с лесом о сборе урожая, – грустно сказала аборигенка.

– Что значит ушли? Да без специальной техники невозможно перемещаться по открытому месту, ветер сдует, – удивился орканин.

– Секрет. Хоть ты и помог мне выбраться из плена, но ты не принадлежишь моему роду, так что не жди ответа, – серьёзно посмотрела на собеседника аборигенка.

– Ладно, ладно, не буду выпытывать ваши секреты, но мне всё же надо как-то выбраться с этой планеты, а для этого надо добраться до базы. Там у меня есть хороший приятель. Он поможет убраться отсюда, – вздохнул орканин.

Неожиданно аборигенка заметила любопытную морду дракона, высунувшуюся из-за куста неподалёку. Если Лекс спокойно наблюдал за происходящим через духа, то у дракона такой возможности не было, и он всё больше и больше высовывался из-за своего укрытия.

– Ах…, страж…. Хранители пришли, – ахнула аборигенка, удивлённо уставившись на дракона.

– Типа, того, – пришлось вылазить Лексу из-за спины дракона. – Что же ты меня выдал, недотёпа? – потрепал он Драка по небольшой гриве на его гибкой шее.

– Чужак…, хранитель…! – глаза аборигенки вообще приобрели невиданные размеры. Удивление Шилы оказалось столь велико, что она не находила слов. Видеть, как чужак спокойно треплет гриву самого страшного хищника леса, что не позволяли себе делать даже хранители, и при этом хищник жмурится от удовольствия, было выше её понимания.

– Ты кто? – тоже удивлённо уставился на него орканин.

– Да тут меня случайно хозяином леса избрали, вот я и обхожу свою территорию, а тут такой непорядок. Фермеры какие-то грибы моего леса собирают без спроса, да ещё с помощью рабов. Совсем непорядок, – усмехнулся Лекс. Его слова окончательно повергли в шок аборигенку. Жительница леса, как никто другой, чувствовала сам этот лес и её чувства говорили, что незнакомец не врёт. Потоки лесной силы так и струятся вокруг этого незнакомца. Ничего подобного она не видела даже у хранителей. Она даже поначалу не могла придумать, о чём спрашивать этого непонятного чужака.

– А вы тут надолго? – наконец выдавила она из себя.

– Нет, – покачал головой Лекс, – но присматривать за лесом время от времени придётся. Так что ты мне расскажи, что здесь сейчас вообще творится. Меня, кстати, зовут Лекс.

– Чужаки, недавно вернулись сюда снова, начали ловить жителей и заставлять собирать грибы на окраине леса. Мы пробовали бороться, но они стали защищаться с помощью железных духов и расставлять ловушки. Мы ничего не можем сделать, приходится прятаться, – отчиталась Шила.

– А лес что, совсем не помогает? – спросил у неё Лекс.

– Помогает, только враги больше не выходят из своего укрытия, а железным духам он сам ничего сделать не может, – вздохнула аборигенка.

– Да они там совсем обосрались, когда сразу четыре человека заболело, да так, что даже реаниматор на базе помочь не смог. Теперь без скафандров с полной изоляцией даже нос наружу из своего бункера не высовывают, – с весёлой ухмылкой добавил к её рассказу свою часть орканин.

– С Шилой всё ясно – она местная, а вот как тебя сюда занесло? – уставился на орканина Лекс.

– Да, как обычно, – пожал плечами орканин, болтая ногами в прохладной воде ручья, – кушать хочется, а просто так никто денег не даёт. Нанялся охранником к фермерам, против диких аборигенов. Оказалось, аборигены более культурные, по сравнению с фермерами. Неудачно высказал всё главному фермеру, кулаками, а он возьми и сдохни во время моего высказывания, даже до реаниматора доставить не успели. Буря была вокруг леса. Техника пробиться не смогла. Вот меня и осудили местным судом на работы в местных условиях. Кое-кому это не понравилось, и теперь эти кое-кто рубят грибочки вместе со мною. Что наплели хозяева местной администрации, нам не сообщали, но гнить тут во влажном тумане десяток лет я не собирался. Пришлось подбирать ключики к этой малютке. Три месяца убил, пока она мне поверила. Попытка побега удалась, и тут мы встретили такую необычную фигуру, как вы. Если Шина не понимает, как чужак ухитрился договориться с лесом, то я не понимаю, как вас может слушать эта зверюга, которую вы так нежно гладите по шейке. Да мне смотреть на неё страшно. Показывали нам, при ознакомлении с местом обитания, фильм с участием таких зверюшек. Зрелище незабываемое. Особенно когда она разбирает на запчасти человека в защитном скафандре, да ещё с включённым генератором щита. Плевать ей на силовой щит. Не действует он на неё. Насколько я знаю, попытки поймать таких зверюг привели к неоправданным потерям среди наёмников и им категорически запретили встречаться с ними, а в случае встречи, бежать, как можно быстрее и главное подальше.

(Дух: – Мне смешно. Ловить телепата в его лесу. У него наверняка и средства нейтрализации разумных найдутся. Только неожиданный удар от робота поможет в этом случае, как подловили нашего любопытного друга.

Лекс: – Наш молодой друг сообщает, что поодиночке они обычно не охотятся. Так что его случайно подстрелили, и он теперь с такими штуками поосторожнее будет.)

– С друзьями – он белый и пушистый, – усмехнулся Лекс и добавил, – только не называй его зверушкой. Он может обидеться и записать тебя во враги.

– Он что же – разумный? – удивился орканин.

– Более чем разумный, – кивнул Лекс. – Я думаю, у этого вида вообще коллективный разум присутствует. Видишь ли, они телепаты.

– О боги ветра! А я-то думал, как они смогли, по слухам на базе, охотничий отряд схрумкать, – изумился орканин.

– Стражи леса слушают только хранителей и то не всегда, но на нас они не нападают, если конечно мы им не мешаем, – добавила Шила, решив вступить в разговор, и тут же спросила. – Господин хозяин леса не мог бы посмотреть в округе, нет ли преследователей?

– Нет. Они вас точно потеряли. Следы вы запутали вполне профессионально. Даже электронная ищейка след не нашла. Так что вы вполне свободные мыслящие. Можете идти куда угодно, – ответил Лекс, прослушав мгновенный отчёт духа, постоянно контролирующего территорию.

– Может, вы тогда поможете освободить моих соплеменников? – задала аборигенка очень интересующий её вопрос.

– Помогу, но не сейчас. Надо подготовить приличный план, иначе могут быть проблемы в будущем. Я не должен показываться в виде третьей силы, выступившей на стороне аборигенов. Да и вообще война – это не решение проблемы, а очередной тупик на пути к решению, – проинформировал её Лекс.

– Нам бы отсидеться некоторое время, да и браслеты эти снять необходимо. А то некоторые меня к себе домой не приглашают, – пробурчал орканин, с укоризной посмотрев на аборигенку.

– Ну что же, приглашаю в гости к моим компаньонам – фермерам. Мы тут километрах в сорока от этого места обосновались, – предложил им Лекс.

– Да я не против, вот только такое расстояние по лесу я месяц топать буду, – покачал головой орканин.

– Проблема решаемая, – пробормотал Лекс, – хозяин я или не хозяин.

Шила, подумав, тоже согласилась. Стоило подольше понаблюдать за таким непонятным хозяином леса. Лекс, недолго думая, спрятал собеседников в теневой карман и собрался к длительному забегу по подвесным дорогам. Дракон его удивил. Он начал транслировать ему картинки, поясняя, что он может легко и быстро доставить Лекса куда угодно, по воздушным коридорам между ветвями верхнего яруса леса. Лекс с сомнением посмотрел на кажущуюся хрупкой фигуру дракона, да и крылья, появившиеся из складок на спине, не впечатляли. Но тут Лекс увидел, как поверх реальных кожистых крыльев развернулись весьма впечатляющие призрачные крылья. Дух моментально скопировал себе в память форму магических потоков создающих и управляющих этой призрачной структурой. Лекс не стал возражать против такого способа доставки и не пожалел, получив несравнимое ни с чем удовольствие. Дракон, ухватив его за одежду всеми своими лапами, легко размахивая обычными крыльями и непрерывно, как у стрекозы, махая призрачными, плавно приподнял его над землёй и потом стремительно рванул вверх, мастерски маневрируя между ветвями. Что интересно, ветви не были помехой для призрачных крыльев, в то время как на воздух они вполне ощутимо опирались. Судя по всему, дракон мог летать и с гораздо более серьёзной нагрузкой, чем тело человека. Очень скоростной полет много времени не занял, и уже через час дракон опустил Лекса на известную ему поляну и, пообещав находиться поблизости, растворился в лесу.

Чтобы не шокировать сразу семью охотника неожиданным появлением новых постояльцев прямо в доме, он на поляне извлёк беглецов из теневого кармана. С ними надо было провести процедуру безопасности, точнее принятие клятвы секрета. Учитывая их явный шок от мгновенного, как они думали, перемещения из одного места в другое получить такую клятву от них удалось легко. Для беглецов перемещение действительно произошло мгновенно. Вот они сидят у ручья, и вот они уже посреди небольшой поляны в лесу, совсем в другом месте. В таком их шоковом состоянии и прошёл совсем короткий обряд клятвы. Только после этого они немного пришли в себя.

– Ни о чём подобном даже не слышал, – пробормотал почти про себя орканин, с задумчивым взглядом уставившись на Лекса. Оказаться мгновенно на огромном расстоянии от их места отдыха он совсем не рассчитывал. Даже одна эта возможность произвела на него огромное впечатление. Очень похоже, что его маленькая подруга знала что-то о хозяевах леса ещё, но даже она выглядела в последнее время выбитой из обычного состояния, несмотря на весьма ограниченную мимику лица.

Они молча последовали за Лексом. Через небольшое время они вышли к домам поселенцев. Оригинальное решение в построении этих сооружений произвело впечатление и на орканина и на аборигенку. Ничего подобного в этом мире они не видели. Насколько знал орканин, все поселенцы предпочитали прятаться от ветров, бушующих на планете в подземных бункерах на окраинах лесов. Знакомство с хозяевами домов прошло очень быстро. Женщины быстро утащили Шилу к себе и закидали вопросами. Шила достаточно хорошо владела галактом, так что проблем в общении не наблюдалось. Орканина осадили мужчины. Фермеры – соседи мгновенно прибыли на сообщение охотника о гостях.

В общих чертах о жизни аборигенов было известно достаточно много. Первые учёные, прибывшие на планету, потрудились хорошо. Местные жили отдельными, достаточно крупными общинами, которых в одном лесу могло насчитываться пять – шесть поселений. Средняя численность общины составляла четыре – пять тысяч жителей. Всем они обеспечивали себя сами. Если по вопросам еды и одежды у Лекса к Шиле вопросов не было, то по металлическим изделиям имелись, но задавать их он не спешил. Она явно уходила от вопросов, касающихся этой темы, и ещё одна тема всячески ей обходилась стороной – это вопросы обмена и перемещения между лесами, по открытому пространству. Если в выводах исследовательских докладов фигурировал только обмен между общинами в одном лесу, то Лекс явно видел, что некоторые металлические изделия и оружие, показанные в ознакомительных роликах, никак не могли быть произведены в лесной общине. Хотя они и выглядели достаточно грубо на взгляд продвинутых галактических учёных, Лекс явно замечал признаки фабричного производства. По крайней мере, эти изделия мало чем отличались от земных изделий, а фабрик он что-то в лесу не обнаружил. Лекс решил не давить на аборигенку. Раз она что-то скрывает, значит, это для неё важно.

Интересно оказалось услышать от неё историю конфликта местных с пришельцами. Лекс провёл некоторый анализ её рассказа, и получилось следующее. Учёные, высадившиеся первыми на планету, очень осторожно исследовали местные условия и привлекали аборигенов к своим изысканиям. Никакого конфликта между ними не было. Учёные не вмешивались в местную жизнь, а даже всеми силами помогали аборигенам и даже обучали их галакту. Многие из аборигенов получили в подарок, за помощь в работе учёных, наручные коммуникаторы и некоторые простейшие бытовые приборы. Всё изменилось, когда сюда прибыли дельцы торгового клана. Если поиски полезных ископаемых мало затрагивали аборигенов, то вот их добыча весьма им не понравилась. Поскольку торговцы стали создавать шахты прямо в лесу и вырубать приличное количество относительно небольших деревьев.

Старейшины поселений пытались втолковать чужакам, что лес живой и к нему нельзя так относиться. Те только посмеялись в ответ и попытались добыть очень дорогую древесину, по отзывам учёных, из самых больших деревьев. Они срубили один из крайних мелорнов. Лесу было очень больно. Из леса пришлось выходить хранителям, для того чтобы остановить это безобразие. Чужаки приняли их за конкурентов и попытались захватить в плен, для допроса. Хранители очень сильно отличались от аборигенов и мало чем по виду отличались от обычных людей. Чуть больше по размеру глаза и чуть больше заострённые ушки, и всё. Вот тогда и началась настоящая бойня. На помощь хранителям примчались стражи. Ни хранители, ни стражи раньше учёным на глаза не попадались, и их возможностей чужаки не знали. В то время как научники изучали аборигенов, хранители изучали чужаков. Хранители сразу поняли, что не все чужаки будут хорошо относиться к недоразвитым местным жителям. На всякий случай они подготовились к возможному отпору чужой цивилизации. Чужаки наоборот недооценили потенциал местных жителей. Учитывая, что местные гораздо лучше ориентировались в своём лесу, а на коротком расстоянии копьё, зачастую, гораздо лучше защитного комбинезона и дальнобойного оружия сначала силы были равные. Игломёты в условиях сплошных зарослей оказались малоэффективным оружием. Игла, встречая на своём пути простую листву, летела потом куда угодно, только не дальше. Бластерное оружие тоже могло работать только очень слабыми зарядами, иначе тот взрывался от малейшей помехи вблизи самого стрелка. Комбинезоны десантников были хорошей защитой от дальних ударов бластера и игломётов, а вот от удара копьём или стрелой в упор, в лицо, из-за ближайшего куста, не спасали. Чужаки надеялись на специальные защитные скафандры с силовыми щитами, но те оказались плохой защитой от стражей. Драконы, не замечая этих щитов, рвали чужаков. Вот тогда и была уничтожена база на другой стороне каньона. На помощь своим с орбиты были направлены десантные флаеры со штурмовиками.

Началось планомерное уничтожение поселений восставших, как они считали, аборигенов. Мощные воздушные корабли пришельцев выжигали тоннели в кроне лесных гигантов и наносили бластерные удары по домам, разведанных ранее поселений. Однако полного триумфа не получилось. Стражи не остались в стороне и набросились на машины пришельцев. Несмотря на, казалось бы, явный перевес в силах, стражи с успехом выводили из строя летающие машины пришельцев.

Как догадался Лекс, призрачные крылья могли быть серьёзным оружием в ближнем бою, проходя сквозь любые силовые щиты и броню летающих машин. Но силы оказались слишком неравными. Погибли все стражи. Штурмовики сожгли дом хранителей, и там погибли сами хранители. Вот тогда лес и выдал волну смерти. Кто из чужаков оказался в лесу, погиб сразу, несмотря на все свои защиты. Те, кто летал над лесом, с трудом вернулся на космическую базу и умерли уже там. Но они стали носителями волны смерти или посмертного проклятия и те, кто входил с ними в контакт, тоже оказались больны неизвестной болезнью. Очень многие из них умерли позже. Звёздная цивилизация часто встречалась с неизвестными болезнями, и с помощью карантина быстро прекратила распространение проклятия, но на долгие годы отложила использование ресурсов этой планеты. И вот недавно пришла вторая волна колонизации. Теперь чужаки действовали очень осторожно, стараясь не соваться в лес, и только некоторые поселенцы начинали селиться на окраинах лесов, не проникая в их глубину. Разработки полезных ископаемых начались в стороне от лесов, и местные жители на это никак повлиять не могли. Аборигены на окраины лесов практически не выходили, а чужаки не совались вглубь леса. Образовался вооружённый нейтралитет.

Только поселенцы на другой стороне этого леса, стали засылать роботов и дронов вглубь леса и ставить там минные ловушки на аборигенов. Пойманных жителей они использовали для сбора тех самых грибов, которые видел Лекс на окраинных деревьях. В лесу из-за отсутствия хранителей, постепенно распалась система сбора урожая с помощью насекомых и животных, и жители покинули свои посёлки, каким-то образом переселившись в другие леса. Только один небольшой посёлок в самом центре леса производил сбор с тех хранилищ, что ещё работали.

Лекс пока не понимал, как могли хранители, а те должны быть магами для возможности управления лесом, проиграть битву каким-то незначительным силам штурмовиков. Даже для слабого мага уничтожить небольшую группу войск, даже технологически развитого мира, не должно представлять трудностей. Что-то тут не сходилось. Почему сработало только посмертное проклятие? С этим в дальнейшем надо разобраться.

Подключившись к лесу, Лекс стал обследовать ближайшие окрестности на тему хранилищ по сбору урожая. Вблизи их обнаружилось целых четыре штуки. Три были полностью заброшены, одно ещё работало и было заполнено местными орехами почти наполовину. Корни транспортных коридоров от этих хранилищ вели к одному из заброшенных посёлков аборигенов и находились в плохом состоянии. Без влияния хранителей, следивших за системой и договаривавшихся с лесом об исправлении повреждений, вся эта система рассыпалась. Прямое подключение Лекса к лесу позволяло напрямую управлять многими возможностями и магическими силами леса. Сам лес изначально был полуразумным существом, а теперь Лекс уже затруднялся определить так ли это. Слияние многое дало Лексу, но столько же, если не больше, получил лес. Лекс сразу чувствовал, что можно сделать и как это можно сделать. Он одновременно был и собою и лесом, и тот никак не возражал против этого слияния и даже с большим интересом следил за мыслями Лекса. Используя магическую силу леса, Лекс занялся переустройством близлежащих угодий. От обнаруженных хранилищ Лекс протянул толстые корни к дому охотника, точнее задействовал такие корни, которые тянулись от леса к озеру в каньоне. Что интересно, корни просто увеличились в диаметре, при этом, совсем не потеряв своей функциональности, то есть они по-прежнему тянули воду из озера, но в то же время предоставили свою пустую сердцевину для потока урожая в подвал дома. Короткие сокращения внутренней поверхности корня позволяли проталкивать поток орешков из одного хранилища совсем без использования дополнительных насосов.

Вообще система био-сбора урожая была отработана прекрасно и явно отточена тысячелетиями. Возле хранилищ располагались заросли лиан, свисающих с ближайших деревьев и вросшие в деревянный ободок вокруг хранилища. Специальные корни из земли качали влагу в этот ободок, насыщая сок микроэлементами. Встречаясь и смешиваясь, сок лиан и корней создавал мощный энергетический напиток. Своеобразный эликсир жизни. Если какое-то животное тащило орешки и запихивало в специальные дупла, тут же сразу выделялся сок в корытце, и животное пило сок – своеобразный наркотик. Это заставляло животное раз за разом нести определённую добычу и сбрасывать в хранилище. Что интересно, животные и насекомые, питающиеся этим соком, становились ядовитыми и хищники по запаху обходили их стороной. Только стражи могли безболезненно питаться такими животными. Организму драконов яд был не страшен, но учитывая их ментальные способности, они уничтожали только старых животных. Для стражей еды в лесу было и так достаточно.

Как понял Лекс, сами хранилища тоже были непросты, урожай там мог лежать, не портясь, десятилетиями, если не столетиями. Само хранение тоже было продумано. Каждый небольшой слой зёрен, орехов или ягод отделялся от другого гибкой, но прочной мембраной из затвердевшего сока, выделяемого стенами хранилища. Так что даже мягкие ягоды не могли быть раздавлены вышележащими слоями. Если нижний слой уходил по транспортному коридору из корня, то испарения со дна хранилища разрушали очередной слой изоляции, и вся масса спускалась на слой ниже и тоже уходила по коридору, работал своеобразный лифт. Никакого вмешательства мыслящих в этот, настроенный один раз, алгоритм уже не требовалось. Оставалось следить только за его функциональностью. Легко понять, почему цивилизация аборигенов так медленно развивалась. У них было всё за счёт биотехнологий.

Лекс запустил в работу все четыре хранилища. В одном собирались орехи с мелорнов. В основном этим занимались небольшие животные, похожие на летучих мышей. Их в округе было великое множество. Почувствовав запах выделяющегося сока, они сразу бросились запихивать орешки в дупла хранилища и с наслаждением глотать, выделяющийся при этом, сок. Инстинкт явно закреплялся не одно тысячелетие.

В другом, животные, похожие на маленьких обезьянок, стали собирать какие-то крупные ягоды. Третье и четвёртое хранилища предназначались для зёрен двух разных типов и этим занимались насекомые, похожие на земных муравьёв, но раз в десять крупнее и имеющих крылья, помогающие им преодолевать достаточно большие расстояния. Одни зёрна росли на земле, на растениях, выглядевших как большой пирамидальный початок кукурузы, вторые росли на деревьях и походили на земные гранаты, только сердцевиной были не ягодки, а толстые зёрнышки. Летающие насекомые сначала сбрасывали плоды на землю. Скорлупа у них была достаточно хрупкой и легко раскалывалась. Потом насекомые цепляли на себя несколько зёрен, поверхность возле головы была достаточно липкой и позволяла надёжно держаться зёрнам даже при полёте, и доставляли добычу в хранилище.

Процесс добычи не запустился мгновенно, но всё больше и больше живности потянулось на запах сока. Лекс забыл предупредить о своих художествах охотника, и когда тот скинул всем на комп паническое сообщение, что подвал стал заполняться непонятной массой орехов, пришлось идти и успокаивать хозяев, что так и было задумано. Только аборигенка на самом деле поняла, что сделал человек, и какие силы при этом были задействованы. Такую работу за совсем короткое время мог сделать только хозяин леса. Хранителям нужно обычно не меньше месяца, чтобы создать и запустить всего одно хранилище, а в подвале она увидела целых четыре совсем не маленьких корневых коридора, ведущих в разные помещения. Лекс мог сделать это, только используя силы леса и никак иначе. И это оказались не самые последние потрясения Шилы, следующие ожидали её на другой день.


Разговор по шифрованному каналу.

– Господин Тур, с каких это пор наши компаньоны из республики Того стали вмешиваться в дела на наших территориях?

– Ты о чём, Сотор?

– Недавно моего робота повредил отряд десантников этой республики. Последние снимки камеры наблюдения однозначно зафиксировали их форму. Разведывательного дрона они тоже обстреляли, тот еле ноги унёс, прихватив робота.

– Насколько я знаю, тут не должно быть людей республики. У нас полномочия чётко разграничены. Когда это случилось?

– Вчера. Проблемы со связью, как обычно. Дрон приполз только под утро.

– Я поспрашиваю знакомых. Но судя по голосу, это не все твои плохие известия, не так ли, Сотор?

– Вы правы господин. Не все. Сбежал Раст.

– Это орканин этот беспокойный, что уложил твоего предшественника?

– Он, гадёныш. Даже охранные браслеты не помогли. Он как-то ухитрился их блокировать или снять.

– Надеюсь, погоню ты выслал.

– Выслать-то выслал, да что толку. С ним сбежала местная аборигенка. Достать в лесу местного нереально. С таким проводником нам его не догнать.

– Это плохо, если он доберётся до планетарного контроля, могут быть проблемы. Такое отношение к аборигенам нам не простят, да и проверки сразу нагрянут, бизнес опять придётся временно прикрывать. Ты же знаешь, запасов материала почти не осталось. Вот интересно мне стало, а не начали наши компаньоны свою игру? Может взрыв нашей основной лаборатории – это их рук дело? Я посмотрю дела всех поселенцев, что прибыли в последнее время в твою область. Ты усиль охрану, на всякий случай, и временно прекрати вылазки своих подчинённых за рабочими.

– Сами знаете, без аборигенов собирать грибы не получится, а присылать сюда рабов весьма опасно. Сбор урожая упадёт.

– Ничего, пару недель потерпим. Надо с непрошенными гостями разобраться. Я тебе пришлю отряд наёмников, только ты их в наши особенности не посвящай. Посели на окраине фермы, и смотри, чтобы они пленников не видели и с ними не общались. Пусть периметр охраняют. Десантники Того – парни серьёзные, твои бандюганы им не противники. Ещё пришлю тройку лёгких дронов охраны, укрепишь периметр.

– Да мне сотни таких дронов не хватит. Проклятые заросли глушат сигнал в десяти шагах.

– Бери, что дают и не ной. Ты деньги за это получаешь. Если что узнаю – сообщу. Всё, отбой связи.

Уже в отключённый микрофон: – Проклятый торгаш. Мы тут головы подставляй, а он деньги грести будет.


Глава 3 Пути – дороги | Артефактор+. Книга 3. Катализатор невозможного (СИ) | Глава 5 Освоение территории