home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



48

Монашка показалась мне немного староватой для тайных любовных свиданий. По моим прикидкам, она была лет на пятнадцать постарше меня. Но, может быть, мы никогда не устаем от этой великой игры.

— Там должны были поставить охранника, — прошептал Морли. — Давай я схожу первым.

Я не стал спорить. В таких делах я ему не соперник.

— Если не возникнет нужды, не режь его.

— Ладно. — Морли спустился по лестнице с бесшумностью призрака. Не прошло и минуты, как он крикнул: «Чисто!» Я погнал монашку вниз. Морли ждал у подножия лестницы.

— Я пригляжу за ней. Тащи девчонку.

Как благородно с его стороны!

Охранник отдыхал на скамье перед массивной дубовой дверью, обшитой железными полосками и висящей на здоровых петлях. В двери не было ни единого отверстия. Она запиралась колышком, просунутым в скобы. Довольно действенный способ, надо полагать.

Я дотронулся до шеи охранника. Пульс пусть неровный, но все же прощупывался. Я был рад за Морли. Я открыл дверь и не увидел ничего, кроме темноты. Пришлось вернуться за лампой охранника.

Майя спала, свернувшись клубком на грязной мешковине в углу. Слезы прочертили на чумазом лице светлые полосы. Я опустился на колени, закрыл ей ладонью рот и легонько встряхнул:

— Просыпайся.

Она дернулась, стала вырываться.

— Это я. Не говори ни слова, пока не вернемся домой. И ни в коем случае не упоминай никаких имен. Поняла?

Она кивнула.

— Обещаешь?

Она кивнула еще раз.

— Хорошо. Мы выходим отсюда, подбираем Джилл и задаем деру. Эти люди не должны узнать, кто мы.

— Я усвоила, Гаррет. И не надо вколачивать в меня это молотком.

— Ты считаешь, не случится ничего страшного, если кто-нибудь тебя услышит? Например, особа, которую мы заставили показать, куда тебя посадили? Действительно, чего переживать! Ну подумаешь, придется ее убить, чтобы она не повторила твоих слов.

Майя слегка побледнела.

— Пошли.

Я вышел из подвала и сказал Морли:

— Я вытащил девчонку. Присмотри за ней, пока я приберу этого типа. — Судя по виду монашенки, она внезапно оглохла.

Я затащил охранника в подвал, вышел и впихнул кол на место, потом обратился к монахине.

— Теперь отведите нас к дому для гостей.

Она повела. Майя держала рот на замке. Кое-какое представление о размере ставок мне удалось ей внушить.


На втором этаже дома для гостей — уютного двухэтажного коттеджика комнат на восемь — горел свет. Морли пошел проверить охрану. Я остался приглядывать за дамами.

— Еще несколько минут, — заверил я монахиню.

Ее била дрожь. Она решила, что ее минуты сочтены. Я снова принялся проповедовать нигилизм, желая оставить стрелы, которые укажут на Сынов Хаммона. Я не позволю Морли поступить с монахиней так, как ему хотелось бы. Лучше я оставлю им хоть одного живого свидетеля. Пусть у Ортодокских Святых Отцов при одном упоминании о Сынах идет пена изо рта.

Беда в том, что аргументы Морли слишком весомы. Монашка имела возможность как следует нас рассмотреть.

Майя включилась в мою игру. Она чертовски здорово вошла в роль, притворяясь до смерти испуганной. Время от времени она дрожащим шепотом рассказывала о своем предыдущем пребывании у Сынов Хаммона.

Майя знала почти все, что знал я. Она сумела сгустить краски.

Вернулся Морли:

— Охранники спереди и сзади. По одному на каждую дверь.

— Есть сложности?

— Больше нет. Они были не очень бдительны.

Я хмыкнул.

— Пошли, — сказал я женщинам. — Сестра, ведите себя хорошо еще пару минут, и вы свободны.

Мы прошли, наверное, футов пятьдесят, когда Морли объявил:

— Вот оно!

«Оно» — это тревога, которую мы предвкушали.

Зазвонили колокола, заревели горны. Сигнальные огни дугой прочертили ночное небо.

— Что-то они чересчур возбудились, правда?

Мы перешагнули охранника. Дверь, которую он сторожил, была заперта, но ее верхняя часть представляла собой витраж — Террелл в нимбе. Я выдавил стекло и поднял внутреннюю щеколду. Мы протиснулись в дверь.

— Усыпи ее, — попросил я Морли.

Морли ударил монашку кулаком за ухом. Он понял, чего я добиваюсь.

Кто-то с лестницы издал вопросительное восклицание. Голос мужской. Я двинулся наверх. Морли за мной. За ним — Майя, вооруженная ножом, который она позаимствовала у охранника, как только Морли отключил монашку.

Шум снаружи все нарастал.

Через двенадцать ступенек лестница поворачивала под прямым углом к площадке, на которой меня встретил мужчина в ночной рубахе. Он издал какой-то звук, что-то вроде: «Горк!»

— Обознался ты, брат.

Передо мной стоял тип, которого я видел в заведении для болтунов, — лысый недомерок с большим носом. Я схватил его за подол рубахи, прежде чем он успел опомниться, утихомирил своей дубинкой и спихнул его Морли.

— Добавочный приз.

Морли нежно, как мама, подхватил нашего приятеля. Я пошел дальше. Майя последовала за мной.

Джилл — шустрая девочка. Когда я ворвался в комнату, она просовывала ногу в открытое окно. Но оно было недостаточно широко для быстрого отступления. Я добрался до нее, когда она все еще мучила раму, пытаясь переоборудовать окно в аварийный выход. Я схватил ее за руку и дернул.

— Можно подумать, будто вы не рады меня видеть. И это после всех мытарств, через которые я прошел ради вашего спасения!

Джилл обрела равновесие и чувство собственного достоинства, после чего одарила меня убийственным взглядом:

— Вы не имеете права.

Я ухмыльнулся:

— Может, и не имею. Но я здесь. И вы — тоже. Мы уходим. Даю вам минуту на одевание. Не уложитесь, придется тащить вас по улицам в таком виде.

На ней было надето меньше, чем на хищной птичке из поговорки. Я не мог не восхититься открывшимся передо мной ландшафтом.

— Перестань пускать слюни, Гаррет, — прорычала Майя. — Или я начну подозревать, что у тебя непристойные мысли.

— Боже упаси. Джилл?

Майя встала между Джилл и окном. Я послал ей одобрительную улыбку и отступил к двери, проверить, как там Морли и лысый хрыч.

— Мы ее взяли. Она должна одеться.

— Не тратьте время. Мы переполошили все осиное гнездо.

— О чем и речь. Посмотри, не удастся ли тебе разбудить его. Он идет с нами.

Морли насупился.

— Если кто и знает нужные нам ответы, так это он.

— Ну, тебе виднее… Тогда поищи что-нибудь, что можно на него натянуть. Не тащить же его так.

Я огляделся. Одежда коротышки лежала аккуратной стопкой на стуле. Джилл была почти готова. Она не стала возиться с нижним бельем. Майя плела ей всякую чушь о том, как мы сказали монахине, что ее, Джилл, заслали сюда с целью обработать коротышку, чтобы он размяк к предстоящему похищению. У этой девушки есть голова на плечах.

— Джилл, вы понесете одежду своего приятеля, — сказал я. — Он идет с нами.

— Будь проклят тот день, когда я к тебе обратилась!

— Согласен, милая. Пошли.

Мы вышли из комнаты: я — впереди, Джилл — посередине, Майя, размахивающая ножом, — сзади. Она развлекалась от души.

Морли привел коротышку в чувство настолько, что тот уже мог ковылять самостоятельно. Они уже наполовину спустились. Мы догнали их внизу.

— Лучше нам направиться к ближайшему забору, — сказал Морли.

— Правильно. — Хотя тогда мы окажемся в самой дальней от дома части Страны Грез.

Мы вышли в ту же дверь. Вокруг царила невообразимая суматоха.

Морли извлек откуда-то кусок веревки и накинул петлю на шею коротышки:

— Один писк, и я тебя придушу. Мы не за тобой пришли, так что нас не хватит удар, если придется тебя прикончить. Усек?

Коротышка кивнул.

Морли двинулся с ним на юг. Мы с Майей пошли следом, удерживая Джилл между нами. Майя пригрозила Джилл, что воткнет ей нож в задницу, если она не будет шевелиться быстрее.

Она действительно веселилась вовсю.

Я бы не прочь превратить этот эпизод в высокую драму со свистящими над головами стрелами, яростной схваткой с фанатиками-священниками и чудесным избавлением, когда все уже казалось потерянным. Но ничего похожего не произошло. Они ни разу даже близки не были к тому, чтобы нас схватить. Дюжина священников с факелами и воплями пронеслась к дому в тот самый момент, когда мы убегали, но они так и не заметили нас. Мы влезли на стену ограды — я, Морли, Джилл, Майя и лысый недомерок, которого мы с Морли втянули наверх за руки — прежде, чем эта шайка выскочила из дома и взяла след.

Мы затерялись в переулках промышленного района к югу от Страны Грез и дали коротышке одеться. Он оказался неразговорчивым. Никаких угроз, никаких вспышек ярости. Один раз приняв решение, он оставался спокойным, молчаливым и уступчивым.

Остаток ночи мы провели, огибая Страну Грез по длинной дуге. Мы вышли в западную часть города, обогнули Холм, потом повернули назад, к моему дому. Я устал как собака, когда дом наконец показался на горизонте.

Но я был доволен собой. Я отколол грандиозный номер, и дело оказалось проще, чем я ожидал.

В налете на Четтери не было необходимости.

Склянки Перидонта по-прежнему лежали у меня в кармане.


предыдущая глава | Приключения Гаррета. Том 1 | cледующая глава