home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



50

Терпение было вознаграждено. Агире раскололся:

— Культ Хаммона пошел на нас войной. У них была одна цель — вернуть этот ключ. Им можно отпереть гробницу Карака, где, по легенде, заточен Разрушитель. Хаммониты не могут освободить его никаким другим способом. Несколько месяцев назад они выяснили, у кого хранится ключ, хотя о том, что он в Танфере, знали уже не один десяток лет.

В течение трех десятилетий они засылали своих людей в город, и те проникали в ряды здешнего духовенства. В этом году одному из них удалось узнать, что ключ хранится вместе с Мощами Террелла.

Главари культа привели людей в Танфер, начали распускать слухи, чтобы смешать нас с грязью и уничтожить. Они могли бы добиться успеха, но одна мелкая сошка переметнулась к нам. Этот человек рассказал мне все, что знал. Я попытался предпринять кое-какие шаги, но узнал, что иерархия наводнена предателями. Тогда я рассказал кое-что своей подруге. — Он указал на Джилл. — Я не знал, что ей известно, кто я есть, не знал о ее связи с Магистром Перидонтом, не знал и о том, что мой грешок известен моим врагам.

Я обмолвился о своем информаторе при одном человеке, и в результате — покушение на мою жизнь и попытка украсть Мощи. И это дело рук ортодокских монахов. Я обратился к единственному человеку, которому я мог доверять. — Он снова указал на Джилл. — Но я выбрал неудачное время. Она принимала своего приятеля из Церкви.

На мгновение его лицо исказила боль.

— Мне давно следовало бы задуматься, откуда у нее такая квартира. — Еще одна пауза. — Позднее она устроила мне убежище. Она настаивала, чтобы я доверился Магистру Перидонту. Угроза Ортодокской церкви означала угрозу всем Анитам. Я заупрямился. Она призналась, что уже намекнула кое о чем Перидонту. Потому-то он так себя и вел. Я не уступал ей, пока не стало слишком поздно. Я разрешил поговорить с Перидонтом — после того, как она обратилась к вам. Она надеялась, что вы сумеете защитить ее от людей, которые следили за ней, рассчитывая, что она приведет их ко мне. Она попыталась поговорить с Перидонтом, но тому не терпелось разобраться во всей истории самому и он нанял вас, чтобы вы меня разыскали.

Потом он допустил ту же ошибку — проболтался… Враг немедленно заподозрил, что моей подруге известно, где Мощи.

Агире решил, что объяснил все. Может, и так, но из его речи никак не следовало, почему такой жгучий интерес был проявлен к моей скромной особе. Я сказал об этом.

— Это я вам устроила, — призналась Джилл. — У вас репутация везунчика, который способен разворошить любое осиное гнездо и при этом легко отделаться. Вы их испугали. Они решили от вас избавиться, просто на всякий случай. Но вы разделались с главарями шайки, которую они наняли, и они запаниковали. Все остальное — просто следствие.

В самом деле? Объяснение отдавало безумием. Возможно, оно было безупречно с точки зрения людей, которые подвизаются в религиозном бизнесе.

— Вы утверждаете, что Разрушитель действительно существует? И этот тип способен уничтожить мир, но не может самостоятельно вылезти из гробницы? Ну-ну. С таким же успехом можете засунуть его в мешок из паутины.

Агире посмотрел на меня как на умственно отсталого. Или душевнобольного.

— Я знаю, что вы, священники, верите в шесть невозможных вещей ежедневно до завтрака, — сказал я. — Некоторые из вас, во всяком случае. Я считаю, что большинство из вас, преуспевших на этой ниве, не верит в то, что проповедует. Вы, конечно, никогда так не поступаете. Убедите меня, что вы человек честный и верующий, Хранитель.

Гаррет.

Я подумал, что Покойник собирается одернуть меня, чтобы я не слишком давил на Агире.

Да, этот человек считает некоторые догмы полезной фикцией. Он цинично манипулирует мирянами и тратит множество усилий, чтобы продвинуться по иерархической лестнице. Но он верит в своего бога и в его пророка.

— Абсурд. Он умный человек. Как он может купиться на ерунду, полную противоречий и исторических несоответствий?

Агире печально улыбнулся, словно подслушал Покойника и пожалел меня за мою слепоту. Ненавижу, когда священники так себя ведут. Будто жалость — решающее доказательство правоты.

Ты же веришь в колдовство.

Мои мозги были в лучшей форме, чем им полагалось при такой усталости. Я понял его довод.

— Я каждый день вижу колдовство в работе. Это абсурд, но я вижу конкретные результаты.

— Вы, оказывается, принадлежите к тому типу людей, которых нужно зарубить, чтобы они поверили в существование мечей, мистер Гаррет, — сказал Агире. — Я понимаю такой тип мышления лучше, чем вы думаете. Вы воспринимаете идею символа? Вот вы говорите, что верите в колдовство. Самая суть колдовства — убедить, что символ, знак реальности, и есть реальность. В этом же суть религии.

Предположим, Террелла никогда не было. Или Террелл был негодяем, которого кто-то безбожно приукрасил. В контексте символа и веры Террелл, который жил на самом деле, не имеет никакого значения. Террелл верующих — это символ, который должен существовать, чтобы удовлетворить потребность в нем огромного большинства человечества. Так же и Создатель.

Ано должен существовать потому, что нам необходимо его существование. Он был до нас и будет после нас. Может быть, Ано не соответствует вашему представлению о Сущем. Тогда назовите его Первоударом, который привел время и материю в движение.

Ано обязан существовать, потому что он нам нужен. Нам, живущим в мире конкретных объектов и жестких форм, не зависящих от нашей воли, трудно постичь этот философский аргумент: наблюдатель неизбежно влияет на явление. В этом смысле бог — каким бы именем его ни называли — есть, и он обязан быть таким, каким мы его себе представляем. Ано времен Террелла отличается от Ано сегодняшнего. Ано Ортодоксов не похож на Ано Сынов Хаммона. Но он существует. Он — это то, чем он был, и то, чем его представляют теперь. Вы следите за ходом моих рассуждений? И какой-то бесконечно малой своей частью Ано — это то, чем представляете его лично вы.

Я понял, что у служителей бога всегда найдутся аргументы.

— Вы утверждаете, что мы создаем бога в такой же степени, в какой бог создает нас?

— Вот именно. Точно так же мы получаем фрагмент бога, называемый Разрушителем, которого можно запереть в гробнице, хотя в его власти уничтожить весь мир. Он не способен выбраться оттуда, потому что никто не верит, что он может выбраться иначе, чем через открытую снаружи дверь. На самом деле, можете возразить вы, никто и не хочет, чтобы он оттуда выбрался — даже его последователи. Поэтому гробница остается запечатанной.

— Чересчур заумно, на мой взгляд. Я предпочитаю держаться убеждения, что вы шайка жуликов. — Я заключил свою речь ухмылкой, призванной намекнуть ему, что я заранее знаю, что он сейчас скажет.

— Огромное большинство людей тоже предпочитает держаться за привычные представления и символы.

— Все это ни на шаг не приближает нас к решению. Символы не убьешь. А мы должны расхлебать эту кашу, пока Сынки Хаммона не превратили Танфер в поле боя.

— Да, это так. Реальности повседневной жизни — вечная загвоздка. Первые короли сделали все возможное, чтобы истребить коварного и жестокого врага. Уцелела лишь горстка, семена, давшие сегодня всходы. Но в наши дни такое решение невозможно, поскольку мы не в состоянии убедить представителей власти, что существует серьезная угроза. Опять символизм. Пока Корона не поверит в угрозу, она не начнет действовать. Скажете, а как же трупы, валяющиеся по всему городу? Ну и что? Низшие сословия убивают друг друга каждый день.

Я покосился на Покойника. Кажется, наш разговор очень его забавлял.

— Старик, помнится, ты что-то рассказывал о мошеннике-логхире. Этот тип ни о чем подобном не упоминал.

Он не знает, Гаррет. Ему не приходило в голову, что причиной всему могут быть циничные манипуляции людьми и их верой, хотя он сам в какой-то мере грешит тем же.

Нет! Здесь нет никакого противоречия, не торопись протестовать. Помнишь, я говорил о кошмаре, обретшем жизнь, потому что в него поверили слишком многие? То же сейчас утверждает Хранитель. Мошенник придумал бога, чтобы манипулировать людьми. Люди создали этого бога своей верой. Агире прав. Эта тварь сидит в гробнице. Ее можно освободить. Она способна уничтожить мир. Это плод воображения, который обрел жизнь. Теперь он управляет мошенником, который его придумал, и заставляет его разыскивать ключ.

— Но…

Чтобы покончить с этим, ты должен найти мошенника и уничтожить его.

— Ну ты даешь! — Я глянул на Агире и Джилл. Покойник позволил им нас подслушивать. Джилл выглядела растерянной, Агире просто испуганным. — И как, по-твоему, я должен с этим справиться? Как можно покончить с логхиром, если даже смерть не способна его утихомирить?

Мы обсудим этот вопрос позже. Ты слишком устал, чтобы действовать, не говоря уж о том, чтобы думать. Я поразмыслю над способом, пока ты будешь спать.

Ну просто душка!


предыдущая глава | Приключения Гаррета. Том 1 | cледующая глава