home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 1

Да, понимаю, что час для алкоголя был более чем ранний. Но я надеялась, что это поможет мне успокоить нервы.

Я сидела в гостиной и медленно цедила вино.

От завтрака все дружно отказались. Более того, Густав согнал в комнату и слуг, веско сказав, что хочет, чтобы все были на глазах.

Ванесса, темноволосая и стройная женщина средних лет, которая выполняла в доме Северина роль домоправительницы, а заодно и кухарки, нервно протирала фарфоровые статуэтки, стоявшие на каминной полке. Седовласый Альберт, слуга, вчера обслуживавший нас за ужином, явно не знал, куда себя приткнуть. Сидеть в присутствии хозяев он не осмеливался, поэтому переминался с ноги на ногу около порога. Мой отец и Северин распечатали новую бутылку коньяка и пили молча, не чокаясь. Как ни странно, но к ним присоединился и Роберт, по-прежнему прижимающий к груди опустевший саквояж.

Среди нас только Густав проигнорировал напитки, расставленные на столике посреди гостиной. Он стоял около окна и напряженно вглядывался в даль, ожидая приезда следователей.

Ничего не сказал он и по поводу странного отсутствия Клео. Лишь крепче сжал губы.

Кровь из ссадины на его лбу к этому моменту перестала идти. Но выглядел Густав так, как будто хорошо подрался. Две шишки радовали глаз всеми оттенками багрового. Да, у следователей наверняка возникнут вопросы, где это Густав обзавелся такими украшениями.

– Едут, – внезапно обронил Густав.

Роберт крякнул и единым махом опрокинул в себя очередную стопку. Последовали его примеру и мой отец с Северином. А вот я, напротив, отставила почти нетронутый бокал в сторону. Если предстоит допрос, а он обязательно будет, то я хотела бы сохранить здравость мыслей и рассуждений.

Через несколько томительных минут раздался переливчатый звон входных чар. Альберт встрепенулся и отправился открывать, а Ванесса так резко махнула тряпкой, что чуть не снесла с полки изящную маленькую вазу из хрусталя.

Я отмеряла секунды бешеным стуком сердца, вся обратившись в слух. Вот в холле раздались голоса. Вот по лестнице прогрохотали чьи-то сапоги, и на втором этаже сразу стало как-то очень шумно.

Остальные тоже на время забыли о своих занятиях. Отец разлил по стопкам новую порцию алкоголя, но к ним никто не притронулся. Все присутствующие смотрели в потолок, явно стараясь по звукам определить, что же происходит этажом выше.

Это занятие настолько поглотило всех, что появление следователя оказалось незамеченным.

Внезапно от арки, отделяющей гостиную от холла, послышалось деликатное покашливание.

– Доброе утро, – проговорил новоприбывший.

Я перевела на него взгляд и тут же почувствовала укол разочарования.

Если честно, то до сего дня я ни разу не встречалась с представителями закона. Ну, если не считать постовых, которые следили за порядком на улицах Арраса. Поэтому профессия следователя была окружена для меня ореолом таинственности и опасности. Что может быть интереснее: раскрывать запутанные преступления, вступая со злодеями в незримую мысленную дуэль, а иногда и в самую настоящую схватку? Вряд ли негодяй будет безучастно ждать, когда на него наденут магические наручники и отправят в тюрьму.

Поэтому в моем представлении следователь обязан быть молод, энергичен и красив. А еще от него должно веять энергией, ведь преступники имеют обыкновение сбегать. Попробуй догони его, если находишься далеко не в лучшей физической форме.

Однако реальность оказалась совершенно иной. На пороге стоял невысокий – ниже меня, наверное, на голову – господин. Его старомодный сюртук едва сходился на внушительном брюшке. Забавное круглое пенсне лишь каким-то чудом держалось на кончике его длинного носа. Выцветшие полосатые брюки, давным-давно вышедшие из моды, и остроносые, заляпанные грязью сапоги довершали его образ. Следователь выглядел как провинциальный мужчина лет пятидесяти, решивший выбраться из своего захолустья в большой город.

Следователь кашлянул еще раз и стащил с головы мягкую фетровую шляпу, продемонстрировав нам свою глянцево блестящую лысину.

Н-да, как-то не внушает этот господин ужас и трепет. Неужели расследование поручили какому-то простофиле? Но Чейс Одрон, как-никак, раньше был тайным советником короля, то есть фигурой более чем видной. Да и пропало целое состояние.

Первым очнулся Северин. Он встал со своего места и вежливо склонил голову.

– Здравствуйте, – проговорил он. – Рад приветствовать вас в своем доме, хоть и обстоятельства вашего появления более чем удручающие.

Следователь едва мазнул взглядом по початой бутылке коньяка и трем стопкам. Затем покосился на Густава, который все так же стоял около окна. Посмотрел на меня.

В этот момент я поняла, что ошибалась.

Да, следователь выглядел нелепо и даже смешно. Но его глаза оказались неожиданно цепкими и внимательными. Почудилось, будто за один миг он изучил всю меня – от макушки до кончиков туфель. И мгновенно составил обо мне какое-то мнение.

Мне оставалось лишь надеяться, что приятное.

Затем следователь опять вернулся взглядом к Северину. Ловко поправил съехавшее до опасного предела пенсне и вежливо произнес:

– Присаживайтесь. И я с вашего разрешения тоже сяду. В ногах, как говорится, правды нет.

– Конечно, конечно, – засуетился Северин, тут же опустившись обратно. Повысил голос, обращаясь к служанке: – Ванесса, быть может, ты принесешь с кухни какие-нибудь закуски…

– Нет-нет, – оборвал его следователь и с превеликим наслаждением бухнулся в кресло, которое стояло почти по центру гостиной. – Не стоит утруждаться. Тем более я не хотел бы, чтобы кто-нибудь из вас выходил отсюда, пока идут необходимые работы.

Необходимые работы! От столь невинного, казалось бы, словосочетания меня почему-то кинуло в дрожь. Сразу представилось, как наверху другие полицейские занимаются мертвым телом Чейса. Возможно, обыскивают наши комнаты, пытаясь найти улики.

– Давайте представимся, – дружелюбно предложил следователь, вытянув ноги перед собой и вальяжно откинувшись на спинку кресла. Усмехнулся, добавив: – Хотелось бы узнать ваши имена. Ведь нам предстоит так много времени провести вместе.

И опять я поежилась. Вроде бы все было сказано с улыбкой и даже вроде как в шутку. Но по сути следователь прав. Пока убийцу не найдут, мы будем обязаны терпеть его присутствие.

– Начну с себя, – все так же мягко продолжал тем временем мужчина. – Я – Энтони Райвел, королевской милостью следователь по особо важным делам.

Ого! Ничего себе простофиля. Такой пост по знакомству не займешь. Наверняка за его плечами не один десяток раскрытых дел.

Энтони Райвел замолчал и сделал приглашающий жест рукой, предлагая нам последовать его примеру.

– Северин Одрон, – первым на правах хозяина дома начал Северин. Потянулся было к налитой стопке, но в последний момент передумал. Добавил с тяжелым вздохом: – Убитый был моим отцом.

– Мои соболезнования, – ровно произнес следователь и перевел взгляд на моего отца.

– Дуглас Говлор, – буркнул тот. – Я деловой партнер Северина. Точнее сказать, был им до недавнего времени.

Энтони высоко вздернул брови, но ничего не стал уточнять. Вместо этого выудил из кармана сюртука блокнот и записал туда что-то.

– Роберт, – совсем тихо сказал несчастный помощник Чейса. – Роберт Вайрет. Я личный секретарь Чейса Одрона.

И прерывисто втянул в себя воздух, как будто из последних сил сдерживал рыдания.

– Густав Одрон, – подал голос Густав от окна. – Внук Чейса.

– Мелисса Говлор, – проговорила я, когда следователь посмотрел на меня.

– И наши слуги, – поторопился завершить церемонию знакомства Северин. – Ванесса – моя домоправительница, которая, пожалуй, самый незаменимый человек в этом доме. И Альберт. – Хмыкнул и добавил: – Как видите, слуг у нас немного.

– Ясно. – Следователь черкнул еще пару строк себе в блокнот. Затем поднял голову и сухо осведомился: – Кто обнаружил тело?

Я привычно вздрогнула. От его делового тона стало окончательно не по себе. Подумать только, еще сутки назад Чейс Одрон жил, строил планы на будущее, плел свои интриги. А теперь он просто тело. Пустая оболочка.

– Я. – Северин все-таки не выдержал и одним махом осушил стопку. Виновато покосился на следователя, но тот не повел и бровью, явно не собираясь запрещать ему пить. И, немного приободрившись, Северин зачастил: – Я хотел пригласить отца на завтрак. Зашел к нему – и увидел… увидел…

Замолчал, горестно нахмурив брови и закусив губу.

– Насколько я понимаю, Чейс Одрон постоянно проживал в Аррасе, – проговорил следователь. – Почему он вдруг решил навестить вас?

В комнате мгновенно стало тихо. Северин посмотрел на моего отца, мой отец – на меня, а я – на Густава.

Никто из нас не хотел первым начинать говорить. Боюсь, объяснение будет путаным и очень долгим.

– Чейс Одрон прибыл на помолвку Густава Одрона и Мелиссы Говлор, – внезапно подал голос Роберт. Хмыкнул и исправился: – Точнее, он так думал. Но эта парочка наотрез отказалась играть свадьбу.

– Вот как. – Пенсне Энтони вновь сползло на самый краешек носа, но следователь этого, по-моему, даже не заметил. Он сидел с самопишущим пером на изготовку и внимательно смотрел на Роберта в ожидании пояснений.

– Понимаете, моя дочь всегда была упрямица, – заговорил отец, не дав Роберту продолжить. – Но я уверен, что со временем она бы согласилась выйти замуж за Густава. Это же отличная пара!

Следователь посмотрел сначала на Густава, который что-то напряженно разглядывал за окном, потом на меня.

Я нервно постукивала пальцами по подлокотнику кресла. Ох, что сейчас начнется!

– Ничего не понимаю, – признался следователь и обескураживающе улыбнулся. – То есть вы собрались здесь, чтобы объявить о помолвке. Но предполагаемые жених и невеста внезапно взбунтовались и наотрез отказались от свадьбы. Верно? А почему?

– Потому что они молодые и глупые, – с досадой сказал Северин. – И не понимают собственного счастья.

В этот момент в гостиную проскользнул юноша лет двадцати, по всей видимости, младший следователь, подошел к Энтони и что-то зашептал ему на ухо.

Я аж подалась вперед, пытаясь уловить хоть слово, но все зря. Парень говорил быстро, но очень тихо.

Завершив, он развернулся и так же беззвучно покинул гостиную.

– Очень интересно, – резюмировал Энтони Райвел полученную информацию. И опять я попала в плен его внимательных темных глаз. Мужчина склонил голову набок и спросил: – Госпожа Мелисса, мне сказали, что в одной из комнат обнаружили обрывки бумаги. Моим людям удалось восстановить записку. И ее содержимое показалось им весьма прелюбопытным.

Мое сердце сначала бухнулось в пятки, потом поднялось к горлу и лишь затем опустилось на свое законное место. Но при этом оно трепыхалось так сильно, будто пыталось пробить грудную клетку изнутри.

– Имя Фредерик вам что-нибудь говорит? – поинтересовался Энтони.

– Да, – хрипло ответила я.

– И? – протянул следователь, убедившись, что я не намерена продолжать.

– Мы с ним были помолвлены, – чуть ли не по слогам выдавила я.

– То есть вы были помолвлены с неким Фредериком, но приехали сюда, чтобы заключить помолвку с Густавом Одроном, – без намека на вопрос уточнил следователь.

Ох, это будет нелегкий рассказ. Непросто, очень непросто вытряхивать свое грязное белье при таком количестве народа. Тем более тут мой отец. Вряд ли он знает, что Фредерик оказался обычным мошенником, который пытался через меня подобраться к деньгам семьи. Даже не хочется думать, что он скажет по этому поводу.

Пауза затягивалась. Следователь не торопил меня, лишь лениво постукивал пальцами по подлокотнику кресла, не сводя с меня выжидающего взгляда.

И опять в гостиную вбежал все тот же юноша. Снова наклонился к Энтони и зашептал ему на ухо, передавая новую порцию информации, после чего стремительно вышел прочь.

– Так. – В темных глазах следователя промелькнуло изумление. Он кашлянул и перевел взгляд на Северина. Отрывисто спросил: – Кто еще присутствует в доме? Мои люди обнаружили в одной из комнат сумку с женскими вещами. И они явно принадлежат не госпоже Мелиссе.

Северин весь сгорбился. Потянулся было трясущейся рукой к бутылке с коньяком, но в последний момент передумал.

– Понимаете, господин следователь, – промямлил он. – Это очень трудно объяснить.

– Прекрасно понимаю, – заверил его Энтони. – Но вы постарайтесь. Итак, в доме был некий Фредерик, жених госпожи Мелиссы. Настоящий жених, я имею в виду. Чейс Одрон выяснил о нем некие нелицеприятные факты. По всей видимости, поспешил поделиться ими с Мелиссой. И Фредерик был вынужден покинуть дом. Но что за загадочная женщина еще здесь была?

– Моя девушка, – внезапно произнес Густав. – Клео Райнс. Мы… В общем, вы будете смеяться, но мы тоже планировали пожениться в ближайшее время.

– Если честно, ничего смешного я тут не вижу, – произнес Энтони после краткого замешательства. – Итак, получается, в доме было две влюбленные пары. Мелисса и Фредерик, Густав и Клео. Но Чейса почему-то пригласили на помолвку Мелиссы и Густава. Верно?

– Я же говорю, это все сложно, – Северин всплеснул руками.

– Да ничего тут сложного нет! – внезапно взвился со своего места Роберт, наконец-то перестав баюкать опустевший саквояж. – Господин следователь. Я вам все расскажу! Как на духу! Потому что кто-то из этих гадов убил Чейса! А он мне был как отец!

– Я вас внимательно слушаю, – заверил его Энтони и опять раскрыл блокнот.

Северин так отчетливо скрипнул зубами, что это услышала даже я. Но не сделал ни малейшей попытки остановить Роберта, готового вывалить на следователя все тайны двух семейств.

– Чейс выкупил фирму у своего сына и Дугласа Говлора, – заявил Роберт. – За тридцать тысяч золотых. Между прочим, их украли! Как украли и все документы, которые хранились у меня. Кто-то дождался, когда я выйду из комнаты, и опустошил саквояж!

После чего распахнул его и продемонстрировал следователю, что говорит правду.

– И как это относится к помолвке Густава и Мелиссы? – осторожно полюбопытствовал Энтони, но какую-то пометку в блокноте у себя все же сделал.

– Чейс был из тех людей, которые любят все контролировать, – с горечью проговорил Роберт. – Он вбил себе в голову, что это будет идеальная пара. К сожалению, что Густав, что Мелисса встречались с другими. С совершенно неподходящими людьми! Мелисса Говлор связалась с брачным аферистом, который навешал ей лапшу на уши, а сам только и мечтал сорвать большой куш. Кстати, и никакой он не Фредерик. А Урх Хеян. Фредериком он назвался, чтобы очаровывать богатых дурочек. А Густав влюбился в Клео Райнс – девицу без рода и племени, которую в свое время взяли из детского приюта. Ушлая дамочка выросла. Спала с владельцем лавки, в которой работала. Чейсу предоставили неопровержимые свидетельства ее многочисленных измен. Но он не хотел расстраивать внука, вываливая всю эту грязь ему на голову. Чейс хотел сделать все по-умному. Он заставил Северина и Дугласа разыграть спектакль. Мол, они находятся на грани разорения и способно спасти их только чудо. А чудом должна была послужить свадьба Мелиссы и Густава. Чейс подговорил их обмануть детей, сказав, что на предстоящую свадьбу каждая семья получит по пятнадцать тысяч золотых.

– Другими словами, он просто собирался отдать им деньги за честно купленную фирму, но при этом вынудить внука заключить брак с той девушкой, которая, как думал Чейс, подходит ему больше? – уточнил следователь.

– Да! – Роберт с вызовом вскинул подбородок. – Однако все пошло не так. Эта парочка каким-то образом прознала, что ни о каком банкротстве не может идти и речи. И наотрез отказалась от свадьбы. Чейсу пришлось выложить всю информацию, что он отыскал на их вторые половины. Более того, он пообещал отдать им фирму, если они поженятся. Сделать, так сказать, настоящий свадебный подарок. А они – представляете себе? – отказались! Оба! Наотрез! Сказали, что раз угрозы для их семей нет, то и жениться их никто не заставит. Как это назвать?

– Как? – с легкой иронией спросил следователь.

– Глупостью несусветной! – раздраженно фыркнул Роберт. – Тысячи пар женятся по расчету и за меньшие блага. Я был так зол на них! Так обижен за Чейса. Он действительно сильно расстроился. Я видел это. Чейс редко демонстрировал эмоции, но я чувствовал его разочарование. Поэтому решил немного помочь ему. Все знают, что женщины падки на красавцев. Я подумал, что Мелисса вполне может простить Фредерика. Что скрывать очевидное, мерзавец был хорош собой. Поэтому отправился к нему и посоветовал немедленно покинуть дом. Иначе утром его вышвырнут с позором. Хотел заглянуть и к Клео, но она не открыла. Наверное, уже спала.

Я с едва слышным изумлением хмыкнула.

Странно. Когда утром Клео заглянула ко мне, у меня сложилось впечатление, будто она вообще не ложилась.

Ах да, она же в этот момент, скорее всего, была у Густава.

– А утром выяснилось, что Чейса убили. – Роберт всхлипнул и жалобно скуксился. Однако почти сразу с прежним вызовом задрал подбородок и отчеканил, глядя на следователя: – И я уверен, что это сделал или Фредерик, точнее сказать, Урх. Или Клео. Скорее всего, первый. Сначала заколол несчастного, потом дождался, когда я покину комнату, прихватил денежки – и был таков.

– Вы же сказали, что он уехал, – заметил Энтони.

– Да, но в этом доме не принято закрывать двери на ночь. – Роберт пожал плечами. – Он вполне мог выйти с вещами за ворота. Там оставить сумку и вернуться.

– Кстати, а как он собирался добраться до города? – полюбопытствовал следователь.

– До города всего десять миль, – подал голос Северин. – Ему ничего не стоило прихватить из дома магический шар, чтобы освещать себе дорогу. Вполне мог прогуляться пешком. Если он действительно ушел, конечно, а не притаился где-нибудь в окрестностях, как говорит Роберт.

– Фредерик не мог этого сделать, – глухо сказала я. – Он мошенник, но не убийца. Я не верю в это.

Следователь бросил на меня быстрый взгляд, но промолчал.

– Куда сильнее меня волнует другой вопрос, – проговорил он. – Судьбу Фредерика-Урха мы выяснили. Но что насчет Клео Райнс?

– Она заходила ко мне утром, – все-таки призналась я. – Ну, естественно, еще до того, как тело Чейса было обнаружено. Ее очень интересовало то, о чем был разговор между нами. И я… Я выложила ей все. Хотя не стоило бы.

– Ага. – Следователь кивнул, вновь вперив в меня свой неподвижный взор. – И как же Клео отреагировала?

– Расстроилась, конечно. – Я пожала плечами. – Кинулась прочь. Я подумала, что она спешит объясниться с Густавом.

– А вы что скажете? – впервые напрямую обратился к Густаву следователь.

Тот словно нехотя отвернулся от окна. Сложил на груди руки.

– Ко мне она не заходила, – сухо обронил он.

Следователь немного помолчал, затем снял с носа пенсне, протер его белоснежным платком, выуженным из кармана сюртука, и надел обратно.

– Позвольте полюбопытствовать, – произнес он, вглядываясь в Густава. – А что у вас с лицом? Вы как будто подрались с кем-то.

Густав поднял руку и легонько коснулся своих шишек. Укоризненно посмотрел на меня.

– О, это я виновата, – поспешила я ему на помощь. – Видите ли, когда Роберт обнаружил пропажу денег и документов, то так закричал… В общем, я подумала, что на них напали. Что убийца, расправившийся с Чейсом, спрятался где-то в доме и подкараулил их. Схватила первое попавшееся и ринулась на помощь. Ну и огрела Густава случайно метлой.

– Метлой? – переспросил следователь.

– Она стояла около комнаты, – пояснила я. – Видимо, Ванесса убиралась, но, услышав печальную новость, забыла о ней.

– Извините, госпожа, – прошелестела Ванесса, замершая около каминной полки. – Но я сегодня не поднималась на второй этаж. Была занята приготовлением завтрака. А потом спустился господин Густав и повелел мне идти в гостиную.

– Ну, значит, забыли ее с прошлой уборки, – предположила я.

– Нет, это совершенно исключено. – Ванесса покачала головой. – Я бы никогда так не поступила.

– Ай, да не все ли равно! – Я раздраженно махнула рукой. – Мне, если честно, абсолютно плевать, откуда она взялась. Разве это имеет какое-либо отношение к происходящему?

– Возможно, что и нет, – согласился со мной Энтони. Но его взгляд оставался задумчивым. Он даже прикусил кончик самопишущего пера, думая о чем-то своем.

– Я думаю, Клео вернулась к себе, – произнес Северин. – Ее тетя живет совсем недалеко. Видимо, услышав от Мелиссы про наличие магиснимков определенного толка, она сильно расстроилась и побежала к себе. Испугалась, что за завтраком ей придется встретиться с Густавом и все обсудить.

– Возможно, – вновь не стал спорить следователь. – Мы это проверим.

– А что, если Чейс покончил с собой? – вдруг предположил мой отец. – Не сомневаюсь, что категорический отказ от свадьбы привел его в настоящее бешенство. Что скрывать, Чейс Одрон привык, что все всегда происходит так, как он того захочет. Готов поклясться, что он впервые получил столь решительный отпор. И не сумел смириться с поражением.

– Покончил с собой? – Следователь язвительно хмыкнул. – Прошу прощения, господин Говлор, но в данном случае это крайне маловероятная версия. Его ударили ножом не менее пяти раз. Это во-первых. А во-вторых, куда в таком случае делись деньги и документы?

– Деньги! – простонал Северин. – Он ведь так и не отдал нам деньги за фирму. Это… Это же катастрофа!

– На вашем месте я бы не переживал особо, – холодно сказал следователь. – Как я понимаю, вы единственный наследник Чейса Одрона, поскольку больше детей у него не было. Наверняка все его состояние достанется вам. А по слухам оно более чем солидное.

– Вы не знали моего отца, – горько сказал Северин. – Он всегда отличался непредсказуемостью. Абсолютно не удивлюсь, если окажется, что он все завещал какому-нибудь благотворительному фонду.

– Ну, фирму фонду завещать тяжело. – Следователь несогласно покачал головой. – Так что она у вас в любом случае останется. Раз уж ваш сын отказался принимать ее в обмен на брак по расчету.

Густав стоял лицом ко всем присутствующим. Я заметила, как его губы дрогнули, как будто он собирался что-то сказать. Но в последний момент передумал.

– Необходимо найти Клео, – вместо этого сказал он. – Я… Я волнуюсь за нее. Она очень эмоциональная и может натворить бед.

– Настолько эмоциональная, что в порыве чувств способна убить человека? – вкрадчиво спросил следователь.

– Я этого не говорил, – Густав фыркнул. – Но на вашем месте я бы отправил кого-нибудь, чтобы проверить, вернулась ли она в дом тетушки.

– Я же сказал, что мы обязательно это сделаем. – Следователь захлопнул блокнот и встал. Проговорил, поочередно обведя всех нас взглядом: – На сем моменте позвольте вас покинуть. Хочу выслушать донесения своих сотрудников и отрядить кого-нибудь в дом Клео Райнс.

– А нам что делать? – спросил Северин.

– Да тоже, что и делали раньше. – Следователь с намеком посмотрел на ополовиненную бутылку коньяка, стоявшую на столике. – Если желаете – можете позавтракать. Или продолжайте сидеть здесь. Единственная моя просьба: не покидайте пока дом. И не поднимайтесь на второй этаж, пока не прибудет специалист по поисковым чарам. Вы и без того там изрядно наследили.

Не дожидаясь ответа Северина, развернулся и отправился прочь.

Спустя несколько секунд я услышала его тяжелые шаги на лестнице.

Густав в этот же момент наконец-то отвлекся от окна. Бесшумно ступая, подошел к арке и выглянул в холл.

– Да, – резюмировал он, повернувшись к нам. – Выйти из дома нам все равно не удастся. Там у дверей настоящий мордоворот стоит.

– Это что же получается, мы под домашним арестом? – возмущенно спросил мой отец. – Безобразие какое! Надо нажаловаться на этого Энтони Райвела! Ишь ты, следователь по особо важным делам называется! У меня такое чувство, будто он всех нас подозревает!

– На его месте я бы так и сделал, – буркнул Густав. – Алиби ни у кого из нас нет. И у каждого найдется причина, по которой он мечтал бы укокошить вредного старика.

– Густав! – строго одернул его Северин. – Имей уважение к умершему! К тому же он был твоим дедом!

– Что, однако, не означает, что я должен относиться к нему с восторгом и почитанием, – огрызнулся Густав. – И ты сам знаешь, каким он был. Когда вы в последний раз встречались? На похоронах матери? Да он не дал на ее лечение и гроша медного! Напомнить, что он тебе сказал, когда ты пришел к нему с просьбой о помощи?

Ничего себе! О таком я не знала. Неужели Чейс Одрон действительно так поступил? Знал, что его сноха медленно и мучительно умирает, но не соизволил помочь? Почему? С его деньгами он мог нанять лучших целителей в Севильоне!

– Не стоит, – процедил Северин. – Я прекрасно помню его слова.

– Представляешь, Мелисса, мой дед заявил, что не понимает необходимости тратиться, потому что смерть не лечится, – обратился Густав ко мне. – Мол, он внимательно изучил все сообщения целителей, которые чуть раньше осмотрели мою мать. И понял, что они лишь вытягивают деньги, тогда как надежды нет.

– Жестоко, – обронила я.

– Не то слово. – Густав подошел к столику, взял одну из наполненных стопок с алкоголем и, не морщась, осушил ее залпом.

– Полагаю, сынок, ты понимаешь, что об этом не стоит распространяться, – жалобно проговорил Северин. – Этот Энтони на нас и так волком смотрит. Не надо давать ему новых поводов для недоверия к нам.

– Извините, – в этот момент робко проговорила Ванесса. – Если я здесь больше не нужна, то ушла бы на кухню. Думаю, позавтракать вам всем все-таки не помешает. Подогрею еду.

– А я, я… – Альберт замялся, не в силах найти нужного предлога для того, чтобы удалиться. Кашлянул и сказал: – Я пойду к себе, наверное.

Северин кивнул, и эта парочка поспешила покинуть гостиную.

Я проводила их завистливым взглядом.

Эх, я бы тоже с радостью покинула столь славную компанию. Не хочу я присутствовать при подобного рода разборках. В своей семье грязного белья хватает, чтобы еще чужим любоваться. Но, увы, моя комната была на втором этаже, где сейчас шла активная работа следователей.

– А я все-таки считаю, что Чейса убил Фредерик, – внезапно произнес отец. – И этот следователь настоящий глупец, если не понимает очевидного. Вместо того чтобы держать нас здесь, начал бы поиски этого негодяя. Фредерик наверняка был в ярости, что его план удачной женитьбы сорвался. Вот и зарезал несчастного.

– Откуда он знал, что деньги и документы хранятся у Роберта? – устало спросила я. – Если Чейса убил Фредерик, то он бы перерыл всю его комнату, ничего не нашел бы и сбежал. Надо обладать воистину железными нервами, чтобы оставаться в доме и терпеливо ждать удобного момента для грабежа, зная, что в любой миг преступление может быть обнаружено.

– Да каждый бы догадался об этом, – уже чуть менее уверенно заявил отец. – У Чейса из вещей была с собой только небольшая сумка. И саквояж, который так любовно прижимал к груди его помощник.

– Вообще, любопытно, – вдруг подал голос Густав, который внимательно слушал рассуждения моего отца.

– Что именно? – Тот сразу же обернулся к нему.

– Откуда преступник знал, что у Чейса с собой крупная сумма денег? – пояснил тот. – Да, мы с Мелиссой имели глупость во всеуслышание объявить о том, что раскрыли ваш обман. Но тот же Фредерик, раз мы говорим про него, думал, что деньги будут нашим свадебным подарком. А она должна была состояться лишь через неделю.

– Во-о-от! – торжествующе воскликнул отец. – Лишнее подтверждение моих слов. Получается, что преступника интересовали не деньги, а документы. А вернее сказать, компромат, собранный Чейсом на Фредерика, или как там его на самом деле звали.

– Я заходил к нему вечером, – напомнил Роберт. – И сказал, что Чейс знает его настоящее имя. И что если он начнет упорствовать и откажется покидать дом, то его посадят в тюрьму за мошенничество. – Замялся и неохотно добавил: – Наверное, я сглупил. Но я обмолвился, что в моем саквояже достаточно доказательств его преступной деятельности. И при необходимости все обманутые им женщины дадут против него показания.

– Ага! – От восторга отец аж подпрыгнул на месте. – Точно, это сделал Фредерик! Надо немедленно рассказать это следователю!

Я недовольно поджала губы.

Да, грустно признаваться, но все улики указывают на Фредерика. У него был мотив. Да еще какой! Вероятно, он и в самом деле не думал, что в саквояже окажется столь крупная сумма денег. Просто хотел избавиться от изобличающих его бумаг.

Но где-то в глубине сердца я продолжала верить в его невиновность. Ну не могла я так сильно обмануться в человеке! Пусть Фредерик – мошенник, пусть коварный соблазнитель и искуситель. Но я при всем своем горячем желании была не в состоянии представить его с ножом подле кровати мирно спящего Чейса.

– Понимаю, Мелисса, тебе очень неприятно это слышать, – засюсюкал отец. – Но все мы иногда ошибаемся. Кто чаще, кто реже. Хорошо, что твоя оплошность не зашла слишком далеко. – Помолчал немного и вдруг с тревогой осведомился: – Надеюсь, ты не беременна от этого прохвоста?

Любопытно, но при этом Густав вздрогнул и устремил на меня пристальный взгляд.

Ишь, как заволновался. С чего вдруг, спрашивается?

– Нет, папа, я не беременна, – честно ответила я. – Но это все равно был не Фредерик.

– Да почему? – чуть ли не взревел отец в полный голос, раздраженный моей неуступчивостью. – Все на него указывает!

– Я понимаю, что все были бы счастливы, если бы убийцей оказался именно он, – твердо сказала я. – Он единственный чужак в нашей компании. Даже Клео Северин и Густав знают много лет. Но, папа, Фредерик до жути боится вида крови. Однажды я при нем случайно порезалась, когда готовила салат на ужин. Так он чуть в обморок не упал. Это во-первых.

– Он мог притвориться, – заупрямился отец, перебив меня.

– То есть ты считаешь, он за два месяца планировал убийство Чейса, хотя даже не знал его? – скептически спросила я. Тут же продолжила, не давая отцу перебить меня: – Нет, папа, он действительно очень боялся вида крови. Вспомни, как его передернуло, когда мы вчера вернулись из дома Маргарет, где она отходила Густава скалкой.

– Да, везет моей голове на шишки, – грустно пошутил Густав и с легкой гримасой прикоснулся к своему лбу. Правда, тут же убрал руку и с нескрываемым интересом спросил: – Это было «во-первых». А что тогда «во-вторых»?

– А во-вторых, совершенно непонятно, зачем ему вообще было убивать Чейса и караулить, когда Роберт оставит свой ненаглядный саквояж без присмотра, – произнесла я. – Тем более что этого могло и не случиться. Вдруг бы Роберт таскался с ним весь день, ни на миг не оставляя без присмотра? Куда проще тогда было бы убить Роберта и спокойно забрать нужное, не надеясь на удачу.

В гостиной после моих слов повисла вязкая неуютная тишина. Роберт снял с себя очки и долго протирал стекла краем камзола. Затем надел их обратно, поежился и, в свою очередь, потянулся к коньяку.

– Логично, – первым нарушил молчание Густав. – На месте Фредерика я бы так и поступил.

– Он мог решить, что Роберт перед сном занесет саквояж к Чейсу, – после недолгой паузы все-таки нашел очередное возражение мой отец. – Кстати, я вообще не понимаю, почему Чейс доверял такие деньги и документы помощнику. Лично я хранил бы все при себе.

– Чейс Одрон доверял мне всецело! – в очередной раз гордо заявил Роберт. – К тому же он был в преклонном возрасте. И в последнее время, увы, память начала подводить его.

– Моего отца подводила память? – скептически переспросил Северин. – Что-то верится с трудом.

– Нет, я не хочу сказать, будто он начал превращаться в немощного старика, который не помнит, как его зовут и где он живет, – с достоинством возразил Роберт. – Но… Какие-то мелочи иногда ускользали от внимания Чейса. Например, однажды он забыл папку с важными документами в ресторане, где всегда ужинал. Хорошо, что там его знали как постоянного клиента и поторопились вернуть утерянное. Собственно, после этого Чейс и поручил мне носить саквояж. Сказал, что больше не хочет рисковать.

– Но Фредерик об этом не знал, – ввернул замечание мой отец. – И поступил так, как поступил бы любой на его месте. Отправился за документами туда, где, как считал, они и хранятся. И лишь после убийства осознал свою ошибку.

– Да не убивал Фредерик никого! – Я повысила голос, устав от того, как настойчиво отец пытался выставить моего бывшего возлюбленного негодяем и злодеем. – Я уже сказала, что он при виде капли крови был готов в обморок упасть.

Отец состроил выразительную физиономию, всем своим видом выражая несогласие с моим мнением.

– А почему вы все забываете про девушку? – внезапно спросил Роберт, выпив еще стопку.

Судя по всему, алкоголь на голодный желудок уже начал действовать на него. Бледные щеки окрасились румянцем, в серых глазах появился какой-то нездоровый блеск.

– У этой Клео было куда больше поводов расправиться с Чейсом, – воодушевленно продолжил Роберт. – Он не просто расстроил ее свадьбу со своим внуком. У него еще было достаточное количество пикантных магиснимков с ее участием. Всплыви они где-нибудь – и ее репутации пришел бы полный и окончательный конец. Вряд ли бы кто-нибудь рискнул взять ее в законные супруги, узнав, что она длительное время была любовницей женатого мужчины.

– Не стоило мне рассказывать ей, о чем говорил с нами Чейс. – Я виновато вздохнула.

– Да, как ни прискорбно осознавать, но это тоже более чем вероятная версия, – поддержал Роберта на сей раз Северин. – Клео… Она всегда отличалась взрывным характером. И в ярости могла натворить бед. Сразу после визита к Мелиссе она могла кинуться к Чейсу и прикончить его. Потом обыскала комнату, поняла, что магиснимков там нет, вспомнила про Роберта с его саквояжем. И стала ждать, когда тот выйдет из комнаты. Связываться с молодым, полным сил мужчиной она, наверное, побоялась.

– Не получается, – вдруг подал голос Густав.

– Что не получается? – удивленно переспросил его Северин.

– Чтобы убить Чейса, Клео нужен был нож, – пояснил Густав. – Насколько я понял, разговор между Мелиссой и Клео произошел уже утром, когда Ванесса встала и готовила завтрак. Откуда Клео его раздобыла? Не на кухне же. Ванесса бы тогда об этом рассказала.

– Действительно, – растерянно пробормотал Северин и принялся чесать в затылке.

– Это что же получается? – недовольно проворчал мой отец. – Значит, Фредерик Чейса не убивал. Клео тоже. А кто тогда? Один из нас?

Понятное дело, на его вопрос никто не поторопился дать ответ. В гостиной опять наступила тишина. Такая полная и всеобъемлющая, что я слышала жужжание мухи, отчаянно бьющейся через стекло наружу.

Даже со второго этажа больше не раздавалось никаких звуков. Интересно, что там сейчас происходит? Наверное, обыскивают наши комнаты в поисках неопровержимых доказательств чьей-либо вины.

На редкость неприятно осознавать, что в данный момент какой-то совершенно незнакомый тип, возможно, роется в моем нижнем белье. Надеюсь, у него хоть руки чистые при этом.

– Да, это же надо было так попасть, – вдруг горестно протянул Северин, обращаясь к моему отцу. – Мы продали фирму, но не получили за нее и гроша. В итоге ни фирмы, ни денег. Самая неудачная сделка в моей жизни.

Отец лишь вздохнул в ответ. И отправил в себя очередную порцию алкоголя.

Если дело так дальше пойдет, то эта троица напьется еще до обеда. Благо, что Густав не поддерживает их. Будет хоть один человек рядом в твердом уме и здравой памяти.

Неожиданно тишину дома разорвал перелив входных чар. Это прозвучало так внезапно, что отец, все еще державший стопку в руках, вздрогнул и чуть не выронил ее на пол.

– Кого еще принесло? – пробурчал Северин. Встал было, но в холле уже слышались голоса.

Ах да, конечно, двери там сторожит какой-то мордоворот, выражаясь словами Густава. Наверняка он и открыл новому гостю.

– Где этот гад? – услышала я визгливый женский голос. – Где он? Я ему сейчас покажу, куда драконы зимовать улетают.

– Госпожа… – послышалось удивленное. – Собственно, а кто вы? – И тут же: – Эй, подождите, куда вы?

Через мгновение в гостиную влетела Маргарет Райнс. Но в каком она была виде!

Старомодная шляпка съехала на ухо. Седые волосы растрепались, лицо исказила гримаса ярости. А еще она с явно недобрыми намерениями потрясала клюкой.

Один хищный взгляд вокруг – и Маргарет буквально зарычала при виде Густава. Ринулась на него, взяв палку на изготовку.

Бедняга! Как бы ему и третьей шишкой не обзавестись.

Густав попятился, не зная, как реагировать на неожиданную опасность. Шустро отскочил за ближайшее кресло, но Маргарет это ничуть не смутило.

– Врешь, не уйдешь! – взревела она. – Негодник! Да как ты посмел мою девочку обидеть!

Палка поднялась в воздух, и я невольно зажмурилась, ожидая услышать характерный звук удара. Но Маргарет промазала. В последнее мгновение Густав ловко ушел в сторону и перебежал за другое кресло.

– Все равно достану! – пригрозила ему женщина. – Я всю душу из тебя вытрясу!

И еще один замах. Но внезапно Маргарет так и замерла с поднятой рукой, не опустив палку в очередной раз. А вокруг ее запястья зазмеилась зеленая магическая нить.

– Так-то лучше, – спокойно проговорил Энтони Райвел, стоя в проеме арки. Сдунул с пальцев остатки чар, усмехнулся и добавил: – Я не позволю, чтобы в доме произошло еще одно убийство. По крайней мере, пока я здесь.

Маргарет медленно обернулась к нему, так и держа руку смешно вытянутой вверх. Округлила глаза при виде незнакомого мужчины.

– Вы кто такой, собственно? – с претензией спросила она. – И отпустите мою руку! Хоть я и не понимаю, как вы ее держите.

– А вы больше драться не будете? – с иронией спросил Энтони.

Маргарет кинула хмурый взгляд на Густава, который предусмотрительно держался подальше от нее. Но потом все-таки покачала головой.

– Не буду, – буркнула она.

– В таком случае, позвольте. – Энтони Райвел с грацией, которую тяжело было ожидать в столь грузном и на вид малоповоротливом мужчине, скользнул к ней и ловко отобрал палку. Затем прищелкнул пальцами – и Маргарет со вздохом облегчения опустила руку.

– Так кто вы такой? – повторила она недавний вопрос, массируя затекшее запястье.

– Энтони Райвел, следователь по особо важным делам, – представился тот. – А вы?..

– Маргарет Райнс, – неохотно проговорила женщина. – Соседка этого упыря.

После чего с немалым презрением кивнула на Густава.

– Почему это я упырь? – ожидаемо обиделся тот. – Тетушка Маргарет, разве я хоть раз повел по отношению к вам как-нибудь непочтительно?

– По отношению ко мне – нет, – призналась женщина. Набрала полную грудь воздуха и вдруг рявкнула: – А вот племянницу мою почто довел, ирод? Ты хоть понимаешь, в каком состоянии она домой прибежала? Я ее такой никогда в жизни не видела! Заплаканная, платье порванное, каблуки сломаны. Рыдала взахлеб. Я ей уж и валерьянки накапала, и кое-чего покрепче выпить дала. Все добиться не могла, что случилось. А потом она сказала, что это ты всему виной. Ну я и кинулась сюда. Чтобы палкой тебе мозги на место поставить. Что ты с Клео сделал? Ну решил жениться на другой – так женись. Сердце-то девочке зачем разбивать? А если бы она сотворила с собой что ужасное?

– Но я… – ошеломленно пробормотал Густав, растерявшись от такого количества обвинений, которые вылились на него.

– А, так Клео Райнс вернулась домой, – не дал ему договорить Энтони и залучился самой радостной из всех возможных улыбок. – Чудесно, просто чудесно! Тогда я немедленно отправлю за ней кого-нибудь из своих людей.

– Зачем? – с подозрением осведомилась Маргарет. – Девочка сейчас спит. Я влила в нее целый пузырек успокоительных капель.

– Ничего страшного, мои люди ее разбудят, – заверил ее следователь. – И приведут сюда.

– Да зачем? – повторила недавний вопрос Маргарет. Затем в ее светло-голубых глазах зажегся огонек подозрения, и она осторожно спросила: – Собственно, а что происходит? Северин, почему в твоем доме полиция?

– Моего отца убили, – ответил тот. – И украли крупную сумму денег с документами.

Маргарет охнула от этого известия. Ноги женщины подкосились, и, наверное, она осела бы прямо на пол, если бы мгновением прежде ее не подхватил под локоть Энтони.

Следователь оказался не только шустер, но и весьма силен. Он без особых трудов подвел, точнее сказать, подтащил Маргарет к одному из кресел, сгрузил ее туда и довольно проговорил:

– Ну что же, дождемся, когда приведут Клео. К тому же у меня возникли еще вопросы ко всем вам. Но задавать я их начну, когда все будут в сборе.

Я тоскливо вздохнула и покосилась в окно, за которым царило яркое безмятежное утро.

Эх, а так все неплохо начиналось! Я даже с Густавом умудрилась поладить и поверила, что большой беды в вынужденном браке не будет. Подумаешь, всего пару месяцев потерпеть. Кто бы знал, какими проблемами все в итоге обернется.

Нет, больше никогда в жизни я не соглашусь на выходные где-нибудь на природе в кругу друзей и знакомых. Никогда и ни за что!


Глава 8 | Свадьбе быть! | Глава 2