home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Эпилог

Белоснежный атлас свадебного платья мягкими волнами падал на пол. Кружево ручной работы широкой лентой обхватывало пояс, подчеркивая талию, шло по линии декольте и снизу подола. Лиф платья сверкал от обилия мелких драгоценных камней. Такая же россыпь украшала диадему на моей голове, к которой крепилась фата. На носах туфель неярко серебрились крупные жемчужины.

Я смотрела на себя в зеркало и не узнавала.

Мои волосы, обычно убранные в строгий пучок или косу, сейчас были распущены и крупными локонами спускались ниже лопаток. Над моим макияжем девушка, вызванная из свадебного салона, колдовала не меньше часа. В итоге он был практически незаметен. Просто глаза горели ярче, лицо поражало ровным тоном и здоровым румянцем, пушистые ресницы придавали особую выразительность взгляду.

Я несколько раз повернулась перед зеркалом, придирчиво изучая свое отражение.

Даже страшно представить, сколько стоит все это великолепие. Одно ясно: за мой наряд отдали целое состояние. И платил за это отнюдь не мой отец. Чейс Одрон взял на себя все расходы, связанные с долгожданной свадьбой любимого внука.

Действительно долгожданной. Он планировал поженить нас как можно скорее, но ему пришлось терпеть целых полгода. Мы с Густавом решили не торопиться. Через два месяца после судьбоносного разговора Густав повторил предложение, и на сей раз я его с удовольствием и радостью приняла. А потом мы оба начали всячески откладывать дату торжества. То неприлично играть свадьбу, если помолвке нет и месяца. То необходимо утвердить список гостей, а это дело весьма непростое и небыстрое, учитывая, сколько у моей матери так называемых заклятых подруг. То следует выбрать музыкантов, которые будут услаждать слух присутствующих. То лучше дождаться весны и теплых деньков, потому что торжество лучше проводить на свежем воздухе. Короче: мы придумали тысячу и одну причину. Нет, не потому, что в глубине души по-прежнему были против этой затеи. Просто нас обоих очень веселило то, как вытягивалось от разочарования лицо Чейса Одрона при сообщении о каждой новой задержке.

Да, понимаю, с нашей стороны это было глупо и даже по-детски. Эдакая крошечная мелочная месть. Но мы не сумели отказать себе в этом удовольствии. В конце концов, Чейс заслужил куда худшего наказания после всех переживаний и неприятностей, которые обрушились на нас по его милости.

Но теперь все позади. Позади хлопоты, волнения и споры. Сегодня Густав Одрон назовет меня своей женой. И пусть поразит меня молния с небес, если этот брак окажется по расчету.

В дверь негромко постучались. Тут же, не дожидаясь моего ответа, она распахнулась, и на пороге появился Чейс Одрон.

К слову, дед Густава даже ради торжества не изменил своим привычкам в одежде. Он был в неизменном черном сюртуке, наглухо застегнутом на все пуговицы, и узких штанах, заправленных в высокие сапоги.

За его спиной маячил молодой парень лет девятнадцати с весьма испуганным лицом, который изо всех сил прижимал к груди уже знакомый мне саквояж. Новый помощник Чейса, пришедший на смену арестованному Роберту. Как его там, Лайон вроде бы.

– Не помешаю? – из вежливости спросил Чейс, а сам сделал шаг вперед, предупреждая мой ответ.

Я невольно хмыкнула. И в этом весь Чейс Одрон. Даже если бы я сказала, что чрезвычайно занята и у меня нет ни секунды свободного времени, он бы все равно вошел.

– Ну что вы, я всегда рада вас видеть, – произнесла я нарочито радостным голосом.

– Не старайся, лицемерить ты не умеешь, – хмыкнул Чейс. Добавил с сарказмом: – Впрочем, оно и к лучшему.

– И что же вас привело ко мне? – спросила я, продолжая так старательно удерживать улыбку на губах, что даже щеки заболели.

– Я всегда выполняю свои обещания, – сурово проговорил Чейс. Прищелкнул пальцами – и вперед выступил его помощник и с полупоклоном вручил ему саквояж.

Чейс небрежно бросил его на стол, щелкнул замками – и моему взору предстал длинный бархатный футляр, в котором обычно хранят драгоценности.

– Уже догадалась, что я тебе принес, – без намека на вопрос произнес Чейс. Осторожно открыл футляр – и я онемела от восхищения.

Рубиновый комплект был воистину великолепен. Крупные, безупречной огранки камни искрились на солнечном свете, переливаясь всеми оттенками алого.

– Я понимаю, что это не свадебные украшения, – проговорил Чейс, закрыв футляр. – Но отныне это твое. И я очень надеюсь, что этот комплект не уйдет из моей семьи.

– Намекаете на возможность развода? – спросила я.

– Вас, молодежь, не поймешь. – Чейс пожал плечами. – У вас от любви до ненависти даже не шаг, а лишь случайно оброненное слово. А от ненависти до любви один хороший удар по голове.

В последней фразе я уловила намек на то, как мы с Густавом помирились. Хотя Чейс преувеличивает, конечно. Я никогда не испытывала ненависти к его внуку.

– Не умею я говорить речи. – Чейс положил футляр на стол и зябко передернул плечами. – Короче, живите долго, нарожайте мне кучу правнуков, преумножьте мое состояние.

– Разве вы не останетесь на само торжество? – удивилась я.

– Да что я там не видал? – Чейс поморщился. – Вина я выпью и дома. Не люблю я все эти толпы. Да и вашим гостям будет спокойнее, если я не приду. Тяжело веселиться, если рядом тот, кто знает все твои самые грязные тайны.

– Но ваш сын… – попыталась я возразить.

– Северин от счастья плясать будет, когда узнает, что я уехал, – перебил меня Чейс.

Тяжело развернулся и отправился к дверям, не забыв прихватить саквояж.

Я проводила его долгим взглядом. Странно, но почему-то в этот момент мне было жалко Чейса Одрона. Да, он властный, самолюбивый и надменный старик, привыкший держать всех окружающих в ежовых рукавицах. Но в этот момент я вдруг осознала, насколько чудовищно он одинок. Даже родные не любят его, а лишь боятся. И он прекрасно это понимает.

– Кстати. – На самом пороге Чейс вдруг обернулся ко мне. – Пару дней я тебе и Густаву дам отдохнуть. Свадьба – это так утомительно! Но послезавтра в полдень жду обоих у себя.

– Зачем? – удивленно переспросила я.

– Как зачем? – Чейс фыркнул, покоробленный моей недогадливостью. – Буду передавать вам дела фирмы. Кстати, насчет вашего свадебного путешествия. Предполагаю, вам придется отправиться в Трекс. Точнее, не предполагаю, а уверен в этом.

– В Трекс? – изумленно переспросила я, невольно вспомнив, что якобы оттуда родом был Фредерик. Точнее, Урх. – Почему туда?

– Будете расширять торговые связи фирмы, – сказал, как отрубил, Чейс. Пожал плечами и добавил: – Да и на море побываете. Совместите полезное с приятным, так сказать.

Я с трудом удержалась от смеха.

Ну Чейс! Как и обычно, верен себе. А я даже успела проникнуться к нему каким-то подобием добрых чувств. Поторопилась, видать.

Чейс, не дожидаясь от меня ответа, вышел. И в комнату тут же проскользнул Густав.

– Ты что? – возмутилась я, отпрыгнув к окну и безуспешно пытаясь спрятаться за занавеской. – Тебе нельзя меня видеть! Это плохая примета!

– Я не верю в приметы. – Густав досадливо поморщился. Сурово спросил: – Что от тебя хотел мой дед?

– Он извинился, что не сможет присутствовать на торжестве, – мягко проговорила я. – И сделал мне свадебный подарок.

Густав проследил за моим взглядом и взял в руки футляр. Открыл его и прерывисто вздохнул, видимо, тоже оценив красоту украшений.

– А еще он приказал нам явиться к нему послезавтра, – продолжила я. – И, по всей видимости, нам надлежит готовиться к путешествию в Трекс. По делам фирмы, естественно.

– Ну дед! – Густав кисло скривился. – Так и знал, что он не оставит нас в покое. – Подумал немного и жалобно предложил: – А может быть, ну ее, эту свадьбу, Мелисса? Нам и так неплохо жилось эти полгода. И дед к нам не лез.

– Опять по голове хочешь получить? – ласково, но с едва заметной угрозой осведомилась я.

– Нет, только не это! – патетично воскликнул Густав, на всякий случай прикрыв многострадальную часть тела руками.

– Вот и не болтай глупостей. – Я снисходительно улыбнулась.

– Но дед… – тоскливо протянул Густав. – Он же не успокоится. Так и будет нас доставать.

– Поэтому, мой дорогой, в свадебное путешествие мы отправляемся уже сегодня, – промурлыкала я. – Все готово. Карета будет ждать нас в полночь. И уже следующее утро мы встретим в очаровательном домике на берегу горного озера, где все готово к нашему приезду.

Густав вытаращил на меня глаза, не веря ушам. Затем негромко рассмеялся и сграбастал меня в объятия.

– Ах ты моя негодница! – воскликнул он. – Как ты все провернула? Даже мне ничего не рассказала!

– Во-первых, хотела сделать сюрприз, – честно призналась я. – А во-вторых, я догадывалась, что твой дед опять заведет свою старую песню о фирме. Поэтому постаралась опередить его удар.

– Главное, чтобы в этом домике нас не ожидал сам дед, – погрустнев, выдохнул Густав. – Вот это будет сюрприз так сюрприз!

– Не пугай меня, – попросила я. – Я все делала в обстановке строжайшей секретности. В конце концов, не всемогущий ведь он.

В глазах Густава промелькнула отчетливая тень сомнений, но он ничего не сказал. Лишь крепко поцеловал меня, и я выкинула из мыслей Чейса Одрона.

Свадьба прошла как в сказке. Я не видела ничего и никого вокруг. Только Густава, который не отходил от меня ни на шаг.

Когда мы скрепили свой союз клятвами верности, мое сердце было готово разорваться от счастья. А затем Густав поцеловал меня, и я поняла, что никогда в жизни не была более счастлива, чем сегодня.

С побегом тоже не возникло никаких сложностей. Ровно в назначенный час карета, нанятая через третьих лиц, чтобы запутать наши следы, приветственно распахнула перед нами дверцы.

Внутри уже лежали сумки с необходимыми для отдыха вещами, которые я собрала самостоятельно и втайне от всех. Помимо прочего, я захватила с собой и подарок Чейса, побоявшись оставлять такую красоту без присмотра.

На рассвете мы были уже около небольшого домика, окруженного зеленью хвойного леса. Сразу за ним простиралась синяя гладь чистейшего озера, на горизонте грозно вздымались горы.

– Чудесно, – сонно пробормотал Густав, успевший вздремнуть в дороге.

А затем подхватил меня на руки и легко внес через порог, благо дверь, как я и договаривалась с хозяевами, была не заперта.

В прихожей пахло горячими пирожками, жареным беконом и кофе. Ага, стало быть, и завтрак нам приготовили согласно оставленным распоряжениям.

Но нам с Густавом было сейчас не до еды. Он быстро взбежал по лестнице, по-прежнему без малейшего усилия удерживая меня на руках. Пинком открыл дверь в единственную комнату, занимавшую весь второй этаж. Здесь располагалась шикарная спальня, украшенная радушными хозяевами к нашему приезду свежими цветами.

– А теперь – первое брачное утро! – провозгласил Густав и кинул меня на огромную кровать, застланную накрахмаленным свежим бельем.

Я радостно взвизгнула было, но тут же нахмурилась. Моя рука нащупала что-то на простыне. Какое-то письмо в плотном конверте.

– Это еще что такое? – пробормотала я, вытащив его из-под моей спины.

Густав, в свою очередь, сдвинул брови. Опустился подле меня, с интересом глядя на неожиданную находку.

– Наверное, послание от хозяев, у которых я сняла дом, – произнесла я с нарочитым воодушевлением. – Поздравления со свадьбой.

Но я сама не верила тому, что говорю. Семейная пара, которая держала этот домик для сдачи в аренду влюбленным парочкам, меньше всего напоминала людей, способных на что-то, что не оговорено заранее и за что не заплачено звонкими монетами.

Мои пальцы ощутимо дрожали, когда я торопливо распечатала конверт. Оттуда выпал сложенный вдвое листок. Я развернула его, быстро пробежала взглядом и от души помянула всех богов и демонов.

– Мелисса! – укоризненно сказал Густав. – Я и не подозревал, что моя жена знает такие выражения.

После чего ловко отобрал у меня письмо и сам прочитал его. Застыл на мгновение – и сам разразился ругательствами, куда более изощренными, чем мои.

«Дорогие мои Мелисса и Густав, – гласило послание. – Так и быть, проведите свадебное путешествие так, как хотите сами. Но после вашего возвращения в Аррас я непременно жду вас в гости на долгий обстоятельный разговор по поводу нашего дальнейшего сотрудничества, надеюсь, длительного и взаимовыгодного. Искренне ваш. Чейс Одрон».

– Но как он все выяснил? – потрясенно выдохнула я. – Я так старалась!

Густав привлек меня к себе и ласково поцеловал в висок.

– Это же мой дед, – виновато сказал он. – Бывший тайный советник короля.

Я обиженно потупилась. Чувствую себя на редкость глупо. Так старалась, а в результате Чейс все равно обхитрил меня.

– Мелисса, расслабься, – шепнул мне на ухо Густав, и его пальцы пробежались по моей спине, выискивая застежки платья. – Наплюй на моего деда. Главное, что мы вместе. А вместе мы справимся с любой неприятностью.

Я послушно запрокинула голову, ответив на его поцелуй.

И на некоторое время действительно перестала думать о Чейсе Одроне. О да, стоило признать очевидное: Густав умел сделать так, что рядом с ним я забывала обо всем на свете. Весь мир прекратил существовать. Только я – и Густав. Его такие нежные прикосновения, от которых, казалось, кровь закипает в жилах. Его ласки, которые становились все откровеннее и настойчивее. Его хриплые стоны, которые эхом перекликались с моими.

Уже позже я лежала в его объятиях. Разморенная и почти засыпающая после утомительного, хоть и радостного торжества и долгой дороги.

– Знаешь, – внезапно задумчиво проговорил Густав. – А зачем нам вообще возвращаться в Аррас?

– То есть? – переспросила я, уткнувшись носом ему в шею.

– Есть у меня одна идея, – продолжил Густав. – Мне уже давно предлагают перебраться в Вейрон.

– В Вейрон? – удивленно повторила я название второго крупнейшего города Севильона.

– Я же специалист по особенностям ведения торговли с разными странами, – напомнил мне Густав. – А фирма деда – далеко не единственная в стране. К тому же и не самая крупная. Забавно, что работу мне предложили как раз в той же области. То есть я должен буду закупать драгоценные и полудрагоценные камни для производства амулетов и талисманов.

– Собираешься работать на конкурентов Чейса? – Я хихикнула. – Он будет в ярости.

– Собираемся, – мягко поправил меня Густав. – Или думаешь, что я забыл про твои таланты в оценке камней? Из нас получится отличная команда!

– Дед лишит тебя наследства, – попыталась я напугать мужа.

– Ну и пусть. – Густав легкомысленно пожал плечами. – Заработаем собственное состояние. Да еще крупнее, чем у него. И дед больше никогда не будет лезть в нашу жизнь!

– Звучит заманчиво. – Я опять хихикнула, представив, в каком бешенстве будет Чейс, когда узнает о побеге внука, да не куда-нибудь, а к его прямым конкурентам.

– Но знаешь, что самое главное? – лукаво поинтересовался Густав, подтягивая меня ближе.

– Что? – спросила я, уже догадываясь, каким будет ответ.

– Что мы всегда будем вместе, – шепнул он.

И нам опять надолго стало не до разговоров.


Глава 2 | Свадьбе быть! |