home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

С оружием было неплохо — тридцать четыре винтовки, два немецких пулемета и шесть автоматов, но возник вопрос еды — на семерых хватит хорошо если на три дня. Артиллеристы сказали, что в семи километрах отсюда есть городок. Я и сам его увидел по захваченным картам, но вдвоем туда лучше не соваться — если есть немцы — не вырвемся, если наши — у меня нет документов, если никого — двое бойцов выглядят странно и беззащитно — местные жители могут и смять.

А сейчас у меня уже было воинское подразделение, поэтому я стал формировать колонну. Оружие решили брать русское — за немцев все-равно не сойдем. Взяли только оба пулемета — с ними как-то спокойнее. Поэтому, загрузившись на припрятанную ранее полуторку, с мотоциклом, хотя и немецким, в качестве дозора, рано утром отправились в город. Не выезжая из леса устроили наблюдение на два часа — я уже понял, что потеря времени на наблюдение не является потерей, а есть жесткая необходимость. Обычный мирный городок. Местные ходят по своим делам. Ни одного военного — ни наших, ни немцев. И милиции тоже не видно, что уже странно. Но других вариантов добыть документы пока не предвиделось, может, даже и лучше, что наших властей там нет — есть надежда самому написать что требуется. Предыдущим вечером мне пришлось выдержать сложный разговор со своими. Я сразу предложил представиться как дивизионный сводный разведотряд, но мои чистоплюи этому воспротивились. И неправильно, и вранье…

— Ну вот кем мы тогда представимся?

— Да так и скажем — пехота и артиллерия.

— Ага — и мы без своих частей, и вы — без своих пушек. А? Артиллерия. Где пушки оставили? Молчите? А ведь в городе вас об этом тоже спросят. Также будете молчать? И что про вас подумают? Подумают что дезертиры.

— Мы не дезертиры, мы вон как немцев побили!!! — тут же вскинулся народ.

— Ага, а немецкие трупы выкопаем и покажем в качестве вещдока, так?

Народ сник, а я продолжил.

— Значит не покажете, так я понимаю? Тогда какие доказательства что мы не дезертиры? Ну хорошо. Допустим… ДОПУСТИМ… что нам поверят что мы не дезертиры. Вот лейтенант, скажи — если к тебе припрутся такие бравые молодцы и станут что-то требовать — ты их пошлешь или арестуешь? Или что…?

— …

— Молчишь. И правильно. Ты их должен арестовать до выяснения. И кто там и что будет выяснять? А немцы топчут нашу землю, пока мы там сидим. А мы должны их убивать. А мы сидим и ждем пока кто-то что-то выяснит. И все из-за того, что кто-то не хочет назвать себя разведотрядом. Хотя по сути мы им и являемся. Диверсионно-разведывательный отряд. Мы диверсии проводим? Проводим. Разведку можем провести? Можем. Мы отряд? Ну…?

— Отряд…

— И…?

— Ладно… назовемся диверсионно-разведывательным отрядом.

— Не "назовемся", и не "ладно", а мы и есть диверсионно-разведывательный отряд. Причем — сводный. Вы же не будете спорить что мы сводный отряд? Изначально ведь мы не были сформированы в отряд, и среди нас присутствуют представители разных родов войск. Так что, бойцы, кто мы?

— Сводный диверсионно-разведывательный отряд…

— НЕ СЛЫШУ!!!

— СВОДНЫЙ ДИВЕРСИОННО-РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫЙ ОТРЯД!!!

— Воооот-так. Ишь, глаза-то заблестели.

— Товарищ полковник… ээээ… госбезопасности, а если спросят к какой части мы относимся?

— Если спросят — значит не знают. Раз не знают — значит знать им не положено. Понятно как отвечать?

Я немного опешил от "своего" звания — не просто "полковник", а с суффиксом "ГэБэ". Леха засранец, видимо, рассказал про фуражку. Я же ее специально запрятал в сидор, чтобы не светить. И выкинуть нельзя — Леха-то ее уже видел. Что подумает? Вот черт, сколько еще будет проколов? А чего это он кстати замялся? Надо будет посмотреть — что там у нас сейчас со званиями.

— Да, понятно.

— Надо отвечать "так точно".

— Так точно! А почему? В уставе такого нет.

Вот блин. А что там есть?

— В каком ИМЕННО уставе? — тут я удачно интонацией перевел его в отвечающую сторону — пусть отвечает сам на свои вопросы, я-то не знаю как на них отвечать…

— Боевом уставе пехоты КА… Да и в полевом…

— Ну так то пехота… — ага, все разъяснил

— А… понятно… — ага, а он все понял, как же.

— Еще вопросы?

— Нет вопросов.

— Надо отвечать "никак нет". Понятно?

— Так точно!

— Итак — еще вопросы?

— Никак нет!

— Мо-лод-цы.

А ведь прошел по краю. Если бы улыбнулся — все, эффект бы пропал. Я потому и отвечал так замедленно, что приходилось поддерживать ощущение уверенности в своих словах, серьезное выражение лица и сталь в глазах. Но вроде пронесло.

С ответами тоже было странно. Здесь командиру отвечали "Понятно", "Да" и "Нет" вместо привычных мне "Есть", "Так точно" и "Никак нет". По-началу меня это сильно путало, я даже думал что Леха так панибратствует со мной. Но потом и артиллеристы так разговаривали, и даже со своим лейтенантом, и тот вовсе не возражал, как будто так и надо. Хотя мне это казалось неудобным. Такие короткие ответы могли легко утонуть в окружающей обстановке, например, лично я не всегда мог их расслышать. Тогда как современные мне ответы были и достаточно длинными для того чтобы распознать хотя бы часть ответа, легко отличимыми от других ответов — "Так" и "точно" редко употреблялись раздельно, поэтому, услышав одно из слов фразы, можно было предположить что произнесена именно она. То же самое и с "никак нет". А "Есть" к тому же короче принятого здесь "Хорошо", и звучнее своим сочетанием букв "йэ", "с" и "т". Да и что хорошего в том, что например комбат прикажет ротному умереть на высотке но не сдать ее в течение получаса? Ничего хорошего в том нет…


Глава 3 | Начало | Глава 5