home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 14

Анвен проснулась от скрипа двери. В спальне было темно и тихо, но в ней, без сомнения, кто-то был. Повернув голову, она различила стоящую в дверном проеме широкоплечую фигуру.

Анвен не требовалось света, чтобы понять, кто к ней пожаловал. Даже во мраке ночи она узнала Тига.

– Что вы здесь делаете?

– Пойдем прогуляемся.

Голос Тига – низкий, соблазнительный, ласкающий, как у самого дьявола, – в темноте приобретал еще большую власть. Смысл его слов дошел до нее не сразу.

– Сейчас же ночь, – резонно возразила Анвен.

– Самое приятное время суток.

– Был дождь, похолодало.

– В покоях слишком душно. Пойдем прогуляемся, Анвен.

Тиг просил так настойчиво, что Анвен окончательно проснулась, хоть и по-прежнему ощущала усталость.

– Отвернитесь, пока я буду одеваться, – велела она, не желая рисковать.

Всем известно, что в жилах лорда Гвалчду течет дьявольская кровь, она и сама в это верит. Раз ему удалось поднять ее с кровати посреди ночи, он в самом деле обладает нечеловеческими способностями. По своей воле она на такое точно не пошла бы.


– Не думаю, что мы поступаем разумно, – сказала Анвен, бредя вслед за Тигом через побелевшее от изморози поле.

Оглянувшись через плечо, она увидела вдали очертания скудно освещенного замка.

– Это необходимо. Неужели ты не доверяешь мне? – спросил Тиг.

– Нет, – ответила Анвен, в душе понимая, что это не так, в противном случае она ни за что не пошла бы с ним в такую даль. – Мы можем провалиться в яму, и никто не найдет нас до самого утра.

– Ты же со мной.

– Я не чувствую себя в безопасности только потому, что вы так говорите. – Все же Анвен продолжала идти за ним. – Если вам так хочется что-то мне показать, куда разумнее было бы сделать это при свете дня.

– Я не говорил, что это разумно, но это совершенно необходимо.

Деревья расступились перед ними, и Анвен ахнула. Они как будто попали в сказочную страну. Полная луна лила на землю мягкий серебристый свет, отражаясь в реке, как гигантская жемчужина. Волны с журчанием омывали прибрежные камни, образуя вокруг них тонкое кружево льда. Ветви плакучей ивы, нависающие над водой, покрылись сосульками. Анвен всегда считала берег реки живописным, но никогда не бывала здесь ночью. Темнота и первый в году мороз все преобразили.

– Как красиво! – прошептала девушка.

– Лучше, чем я представлял, – согласился Тиг.

Анвен повернулась к нему:

– Зачем вы привели меня сюда?

Оставив ее вопрос без ответа, Тиг зашагал вдоль кромки воды, и Анвен последовала за ним. Они удалялись от деревни и от замка. Молчание Тига не смущало Анвен, ей было вполне достаточно его общества и очарования пейзажа. Удивительно, какие изменения могут произойти всего за несколько часов! Когда они были здесь вечером, его общество раздражало ее, а теперь во мраке ночи казалось успокаивающим. Хотя Анвен и было холодно, чарующие звуки реки убаюкивали, даря покой и умиротворение.

– Спасибо, что привели меня сюда.

Тиг посмотрел на нее:

– Все эти дни я никак не мог понять, зачем ты так часто приходишь сюда, ведь это место далеко и никак не связано с твоими повседневными занятиями.

Анвен не удивилась, что он это заметил.

– Вы следили за мной.

– Да. – Сделав еще несколько шагов, он остановился. – Ты улизнула после ужина. Приходила сюда?

– Да, сюда, но…

– Но не обрела душевного спокойствия. А теперь?

– Возможно. – Анвен умолкла, собираясь с мыслями. – Возвращение в Брайнмор стало для меня тяжелым испытанием, – призналась она наконец. – Во время моего отсутствия произошли перемены…

– Ты говоришь об Алиеноре? – внимательно всматриваясь в ее лицо, уточнил Тиг.

– Да, она стала другой. Как вы верно заметили, это к лучшему, но… Мне недостает прежней Алиеноры.

– Она теперь счастлива.

– Пожалуй…

– Дело в том, что, пока тебя не было, она повзрослела?

– Да… Нет, все гораздо серьезнее.

– Значит, ты переживаешь из-за ее отношений с Робертом.

Анвен посмотрела на него:

– Как вы догадались?

– Я знаю Роберта много лет. – Глядя в темноту, поверх плеча Анвен, Тиг продолжил: – Мы с Робертом вместе были при дворе Эдуарда и подружились, несмотря на разницу в возрасте – он моложе меня – и происхождении. Даже в молодые годы он был сдержанным, рассудительным и уравновешенным. Мы вместе сражались за Эдуарда во время… – Не договорив, Тиг посмотрел Анвен в глаза.

– Валлийской войны за независимость, – закончила Анвен за него.

– Да, верно. Именно тогда, еще до подписания каких-либо военных соглашений, мы дошли с боями до Брайнмора. Неожиданно для всех нас Роберт попросил назначить его наместником Брайнмора. Думаю, это твоя Алиенора повлияла на его решение остаться.

– Она тогда была совсем ребенком.

– Но Уриен и в то время жестоко с ней обращался?

Когда сестры были детьми, отец колотил их прилюдно.

– Да. Мне никогда не понять, почему, несмотря ни на что, Алиенора любит Уриена.

Тиг поддел камешек мыском сапога.

– Зная Роберта, могу поручиться, что он не стерпел подобного обращения Уриена со своей дочерью. В юные годы ему приходилось нелегко из-за слухов о его крестьянском происхождении, поэтому он всегда принимает сторону угнетенных. При его умении обращаться с мечом бросить ему вызов осмелятся разве что круглые дураки.

Анвен обдумала слова Тига. Все сходится. Когда Роберт вернулся, Уриен перестал поколачивать Алиенору. Анвен всегда приписывала эту заслугу собственному умению сдерживать гнев Уриена, но, вероятно, Роберт тоже защищал Алиенору.

Тиг бросил камешек в воду.

– Думаю, он остался, потому что полюбил ее.

Анвен вспомнила мечтательные улыбки Алиеноры и то, как оживлялся ее взгляд, когда Роберт был рядом. Алиенора влюблена. Как просто и как сложно!

– Уриен никогда не допустит этого брака.

– Без сомнения. Однако, если Алиенора до сих пор любит отца, это объясняет, почему Роберт позволил тому оставаться лордом Брайнмора, хотя Эдуард с радостью даровал бы ему это поместье за военные заслуги. – Тиг поднял с песка плоский камешек и запустил в воду. – Принимая во внимание здоровье Уриена, это вопрос времени. Нужно просто дождаться его смерти.

– Как все, оказывается, просто, – с горечью проговорила Анвен и обхватила себя руками в попытке согреться. – Но это не объясняет, почему Роберт закрыл перед вами ворота.

– Разве нет? Мое присутствие злит Уриена, который, судя по свежему синяку Алиеноры, вымещает гнев на дочери. Так что недовольство Роберта моим приездом вполне оправданно.

– А зачем вы приехали?

Тиг криво усмехнулся:

– Не секрет, что мы с Уриеном друг друга на дух не переносим.

Анвен ждала продолжения. Глаза ее привыкли к темноте, да и лунные блики на воде давали достаточно света, чтобы видеть лицо Тига. Не глядя на нее, он размахнулся и бросил в воду еще один камешек, тот лягушкой проскакал по водной глади, оставляя за собой вереницу расходящихся кругов.

Распущенные волосы Тига взметнулись в такт движению и снова опустились на плечи. Анвен ощутила странную потребность прикоснуться к ним, запустить пальцы в непокорные пряди. При мысли о том, что она может дотронуться до него, у нее перехватило дыхание. Встряхнувшись, чтобы прогнать наваждение, Анвен стала вышагивать взад-вперед, надеясь согреться.

Тиг наклонился и поднял еще один камешек.

– Секрет в том, что Уриен ненавидит меня не только из-за Валлийских войн. Некогда его притязания простирались далеко за пределы Брайнмора.

Анвен остановилась. Уриен хотел управлять Гвалчду?

– Как? – шепотом спросила она.

Тиг метнул камень в воду и протянул ей руку.

– Идем. Мы и так пробыли на холоде дольше, чем я рассчитывал.

Анвен отрицательно покачала головой:

– Я не хочу возвращаться.

– У тебя зубы стучат. Возьми меня за руку. Мы пока не возвращается в замок.

Заинтригованная, Анвен сжала его ладонь. Оказывается, она замерзла куда сильнее, чем представляла. Да и мороз к ночи крепчал. Почувствовав знакомое прикосновение сильной руки Тига, она ни за что не хотела отпускать ее. Похоже, она все еще нуждается в его поддержке.

Тиг повел ее вверх по холму, старательно обходя дома деревенских жителей, чтобы не побеспокоить ни людей, ни животных.

– Куда мы идем? – спросила Анвен, когда они взобрались на холм.

На его вершине обнаружилась небольшая хижина с отверстием для выхода дыма в крыше. Охотничий зимний домик, которым много лет никто не пользовался. Анвен полагала его непригодным для проживания, но с разожженным внутри очагом, осветившим единственное окошко, он показался ей вполне гостеприимным.

– Это вы развели огонь?

Тиг сжал ее ладонь и распахнул дверь.

– Входи.

Анвен повиновалась. Зубы ее стучали, а рука – не та, которую держал Тиг, а вторая – была холодна как лед.

Тиг подкинул несколько поленьев в очаг, снял с Анвен отсыревший плащ и закутал в теплое шерстяное одеяло, другое накинул себе на плечи.

Анвен продолжала дрожать. Хоть огонь и давал свет, в хижине все же было темно, и на стенах плясали тени.

– Вы восстановили домик.

– Всего лишь подлатал кровлю и велел здесь прибраться. Это было необходимо.

– А вот это… – Анвен указала сначала на висящий над огнем котелок, из которого пахло элем, потом на грубо сколоченную кровать, накрытую соломенным тюфяком и застеленную меховыми шкурами. – Это все тоже необходимо?

Тиг разлил горячий эль по кубкам и протянул один Анвен.

– В такую ночь, как эта, даже очень.

Взяв кубок, Анвен втянула носом поднимающийся от него пар, прежде чем сделать глоток. Присесть можно было разве что на единственный стул или на кровать. Она выбрала стул.

– Расскажите мне об Уриене.

Тиг усмехнулся:

– Я и без того рассказал достаточно. Мы слишком много говорили о прошлом, хотя мои мысли куда больше занимает настоящее.

– Я пошла за вами из-за того, что вы сказали у реки.

Тиг уселся на кровать и вытянул ноги.

– Знаю.

Коварный Дьявол из Гвалчду! Анвен обвела взглядом хижину, такую уютную и уединенную в ночной тиши. Пока она жила в Гвалчду, постоянно опасалась западни и всегда была начеку, но в Брайнморе ослабила защиту. Дома Предателя можно не бояться. Однако, когда он рядом, о безопасности можно забыть.

– Нам пора возвращаться, – сказала девушка.

– Скоро.

Тиг уже употреблял это слово прежде. Анвен тогда подумала, что он собирается ее поцеловать. Теперь, как и тогда, его взгляд заворожил ее. Ей вдруг показалось, что она никогда не устанет вот так смотреть на него.


Тиг пытался собраться с мыслями, но не мог. Анвен смотрела на него в упор своими широко распахнутыми голубыми глазами, в которых притаилась неуверенность. Прежде он ничего подобного не замечал.

– Я не сказал тебе о том, как красива ты была сегодня вечером. На протяжении всей трапезы я никак не мог дождаться, когда окажусь здесь с тобой. – Подавшись вперед, он провел ладонью по ее влажным локонам, осторожно коснулся пальцем шрама у нее на виске. – Болит?

Анвен отстранилась, и он тут же затосковал по ощущению ее теплой кожи.

– Нет, головные боли меня больше не мучают, – отозвалась девушка.

Неуверенность в ее глазах сменилась вызовом. Тиг недоумевал, как это раньше он считал ее способной на предательство. Анвен не в состоянии ничего скрыть, и это касается не только ее мыслей.

– Шрам едва заметен, Анвен, припухлость и краснота спали.

– Я знаю, как он выглядит.

– В самом деле? – удивился Тиг.

– В тот день, когда я впервые купалась в Гвалчду, – отвернувшись, она глотнула эля, – я видела свое отражение в воде.

– То было несколько недель назад. – Допив эль, Тиг поставил кубок на пол. – Ты не до конца восстановилась.

– Я же сказала, что со мной все в порядке.

– Я удивлен, что ты выказываешь тщеславие. Это так по-женски.

– Вот так комплимент! – фыркнула Анвен.

Тиг снова подался вперед, взял кубок из ее рук и поставил рядом со своим. Хотя подбородок ее был упрямо вздернут, а взгляд тверд, на мгновение в нем промелькнула боль.

– Анвен, я видел, как ты мыла полы, пока кожа на руках не потрескалась и не стала кровоточить. Несмотря на холод и ветер, ты вышла работать в поле вместе с крестьянами, у тебя обветрилось и покраснело лицо. Все твои платья изорваны ястребиными когтями или ветвями кустов, когда ты гоняешься по лесам за своими птицами. – Тиг взял ее ладони в свои. Анвен не переплела пальцы с его, но и не отдернула руку. – Тщеславия в тебе меньше, чем в любой другой знакомой мне женщине, зато в тебе есть сила и целеустремленность.

– Вы сравниваете меня с другим женщинами, как могли бы сравнить одну кобылу с другой.

Опустившись перед ней на колени, Тиг улыбнулся, понимая, что потребуется немало терпения, чтобы убедить ее.

– У тебя благородное сердце. Ты сильна духом. В тебе горит внутренний огонь, Анвен из Брайнмора. И ты редкостная красавица. Крошечный шрам, прикрытый локоном белокурых волос, – это не недостаток, но подтверждение твоей красоты. Ты рисковала жизнью из-за птицы, чтобы спасти старого сокольничего. Это не может не вызывать восхищения.


Анвен почти растворилась в прикосновении сильных рук Тига, в теплоте его тела и черной бездне глаз. Он встал перед ней на колени. Сам Дьявол, Предатель из Гвалчду преклонил колени, чтобы утешить ее.

– К чему все эти разговоры?

– Они необходимы.

– Для чего?

– Для того чтобы показать тебе мою страсть.

– Вашу страсть? – ахнула Анвен от неожиданности.

– К тебе. Неужели я до сих пор не убедил тебя, что отличаюсь от других известных тебе мужчин?

– Других мужчин… вроде Уриена? И его людей? Все мужчины одинаковы.

– Ты оскорбляешь меня. Я не похож на них и не делал того, о чем ты мне рассказывала. – Тиг сжал ее руки. – Именно поэтому ты здесь. Нам нужно было побыть наедине, чтобы прийти к цивилизованному соглашению.

Анвен помнила, что лорд говорил ей, когда она купалась, и потом, на соколином дворе, то, как он смотрел на нее сначала в Гвалчду, а затем в Брайнморе. В его глазах светилась похоть, но чтобы и страсть тоже? Нет. Это чувство сильнее и глубже. Тиг не может испытывать страсть по отношению к ней.

– На протяжении трех дней вы даже не смотрели на меня, – напомнила Анвен.

– То было испытание честности моих намерений, – пояснил Тиг. – Имеется одно серьезное дело, о котором я не могу тебе рассказать, но которое определяет все. Сейчас для нашего знакомства далеко не самое подходящее время, как бы мне ни хотелось обратного.

– Едва ли этого знакомства можно было избежать, потому что вы стояли под тем деревом.

– Согласен. Несмотря на то что время и место неподходящие, мы узнали друг друга именно сейчас. Я этого не хотел, но избежать не мог. Мы едины, Анвен, стали таковыми с того момента, как я поймал тебя. Не буду отрицать существование этой связи, как и того, что, сидя сейчас у твоих ног, я… жажду услышать одно-единственное слово, которое положит конец моим мучениям.

Анвен высвободила руки и встала.

– Я работала целый день и очень устала. Нам пора возвращаться.

Тиг тоже поднялся на ноги.

– Прошу, не уходи от ответа.

– Не знаю, о чем вы.

– Знаешь. Едва ли ты этого не понимаешь.

Плотнее завернувшись в одеяло, Анвен старалась смотреть куда угодно, только не на Тига. Она понимала, что он говорит правду. При мысли о нем кожа ее порозовела от желания, томления и страсти. Оставалось надеяться, что темнота скрывает ее чувства.

– Что вы имели в виду, говоря о соглашении между нами?

Тиг молчал, не решаясь высказать своего желания.

– Я хочу тебя, Анвен. Нет, я нуждаюсь в тебе, – наконец признался он. – Мне необходимо узнать, каково это – обнимать тебя, прижимать к себе. Мне необходимо узнать, какова твоя кожа на вкус, как твои груди заполняют мои ладони. Я мечтаю ласкать твое тело, прикасаться губами…

– Похоть! Удовлетворение похоти – такова цель вашего соглашения?!

Тиг отрицательно покачал головой:

– Я хочу доставить тебе удовольствие.

– Вы ничем не отличаетесь от других мужчин. Хотите обнажить мое тело и утолить свои низменные потребности. Только и думаете, что о… совокуплении!

Сбросив одеяло, Тиг положил ладони на плечи Анвен и слегка сжал. Этого оказалось достаточно, чтобы заставить ее замолчать. Жар его ладоней пробудил в Анвен ответное желание.

– Существует множество причин, по которым мне не следует здесь находиться. Мне ли не знать, что этого нужно избегать.

– Избегать? Вы же сами все спланировали!

– Никогда. Если бы тебе было известно мое прошлое и то, что… – Тиг покачал головой. – Это не план, а надежда. Я продолжаю надеяться, и именно поэтому мы здесь, – прошептал он, разминая ей плечи сильными пальцами. – Желание быть с тобой занимает все мои мысли.

Анвен пребывала в смятении. Ей казалось, что она стоит на вершине утеса, едва не уносимая порывами ветра, и ожидает спасения.

Тиг теснее придвинулся к ней, и ее тело откликнулось на прикосновение, как если бы он в самом деле потянул за связывающую их невидимую нить. Анвен привстала на цыпочки и потянулась вверх, ища губы Тига.

– Я не желаю ничего, кроме единения с тобой, – чуть слышно прошептал он.

В следующее мгновение их губы встретились. Анвен захлестнула волна желания. Она ощущала давление его мягких требовательных губ и неистовую ласку рук, спускающихся вниз по ее спине к ягодицам. Сгорая от страсти, Тиг прижал к себе ее гибкое, податливое тело. Анвен ощущала силу его желания, и его страсть передалась ей, воспламеняя кровь, лишая возможности мыслить здраво. Отбросив одеяло, она вцепилась в плечи Тига и, оттолкнувшись от пола, обхватила его ногами за талию. Тиг с радостью подхватил ее, прижал к себе, как драгоценную ношу. Руки его бережно придерживали ее за ягодицы, губы дарили жаркие поцелуи.

– Прошу тебя, Анвен, пожалуйста, скажи, что ты тоже этого хочешь! – Тиг покрывал поцелуями ее шею, делаясь все более настойчивым. Забывшись от желания, он слегка прикусил ее кожу. То был очень собственнический жест. – Скажи, что понимаешь: между нами все по-другому.

– Да, – прошептала Анвен и безрассудно отдалась страсти. – Да, еще!

Уткнувшись ей в шею, Тиг застонал и уложил ее на охотничье ложе, а сам опустился рядом на колени и принялся гладить руками ее плечи и груди.

Анвен охватил жаркий трепет, и лоно ее увлажнилось. Требуя большего, она выгнулась Тигу навстречу.

– Я здесь. – Он продолжал ласкать ее, не сводя с нее взгляда своих черных как ночь глаз.

Анвен приподнялась, и ловкие пальцы Тига принялись расшнуровывать ее платье. Вслед за платьем он снял с нее сорочку и отбросил прочь. Нижние юбки собрались вокруг талии, являя ему ее наготу.

– Анвен, – произнес Тиг низким, хриплым голосом. – Ты прекрасна! Прекраснее, чем я себе представлял. Прекраснее, чем можно мечтать.

Анвен сгорала от желания, однако в глазах ее застыл безотчетный страх. Ее пугал этот шаг в неизвестное.

Тиг заметил ее смятение. Его взгляд смягчился.

– Я воин, Анвен. Мне известно куда больше о битвах, чем о том, как обращаться с девушками, но, клянусь, я буду нежным с тобой.

Тиг стянул через голову тунику. И Анвен замерла в восхищении, глядя на него. Она никогда не видела его обнаженным так близко. Смуглая кожа Тига казалась горячей и гладкой, широкие плечи поражали силой и мощью, могучая грудь, покрытая жесткими темными волосками, тяжело вздымалась. Анвен видела оставшиеся после сражений шрамы, как у истинного воина, ей хотелось прикоснуться к нему, раствориться в его жарких объятиях, но прежде, чем она успела протянуть руку, Тиг встал, чтобы развязать пояс.

Тут он посмотрел в окно и… снова затянул пояс.

Написанная на его лице страсть мгновенно уступила место ярости.

– Нет! – в бешенстве вскричал Тиг.

Его крик встревожил Анвен, и она приподнялась на локтях. Тиг тем временем уже подобрал свою тунику и поспешно натягивал ее через голову.

– Одевайся! – Лорд Гвалчду бросил на нее взгляд сверху вниз, хмуря брови.

Гнев, исказивший его черты, испугал девушку.

– Что случилось?

Анвен тоже встала, надела сорочку и платье, потом трясущимися непослушными пальцами стала затягивать завязки плаща. Неутоленная страсть дрожью отдавалась в руках и коленях. Казалось, весь мир вокруг нее рушится.

О чем она только думала? Обвинила Тига в намерении сделать ее своей шлюхой и тут же добровольно легла под него. Под Предателя! Теперь страсть полностью выветрилась, сменившись холодным недоумением.

Тут Анвен обернулась и посмотрела в окно.

Брайнмор был охвачен пламенем.


Они бежали, проталкиваясь сквозь толпу людей, текущую через ворота замка. Глаза слезились от едкого дыма, но Анвен упорно продолжала всматриваться в каждое почерневшее от копоти лицо.

– Нужно выбираться отсюда!

– Нет! – выдохнула она.

Деревянные башни Брайнмора пылали, как гигантские факелы в ночи. Половина замка уже превратилась в обугленные руины и разлетающийся по ветру пепел. Верхние покои сгорели, нижний этаж был охвачен огнем.

Питер в обгоревшей одежде бросился вперед.

– Где Роберт?! – требовательно спросил его Тиг.

– Не знаю, я пытаюсь собрать своих людей!

– Алиенора!

Анвен рванулась в пламя, но Тиг удержал ее, схватив за руку.

– Я не могу волноваться и о своих людях, и о тебе!

Анвен видела, что от княжеских покоев ничего не осталось, а значит, Алиенора должна быть в другом месте. Огонь перебросился на примыкающие к замку постройки и уже подбирался к соколиному двору, а этого Анвен никак не могла допустить. Высвободившись из сильных рук Тига, она со всех ног побежала к вольеру.


Анвен подобралась ближе к кладовой, почти полностью охваченной пламенем. Легкие наполнились смрадным дымом, дым разъедал глаза, и без того натруженные руки покрылись волдырями.

Двор заполонили кричащие слуги и жители деревни. Повсюду валялся брошенный в спешке домашний скарб, повсюду метались обезумевшие от страха животные, люди, забыв обо всем, спасались бегством. Под горящим столом плакал малыш; передав ребенка стражнику, Анвен бросилась к вольеру.

До ее слуха донесся чей-то крик, затем с оглушительным треском рухнула часть стены. В небо взвился черный столб дыма, пахнуло жаром. Анвен зажмурилась, чтобы защитить глаза от разлетающихся во все стороны искр. Горящим казалось все вокруг, даже воздух.

Анвен не могла различить, кто кричал, и опустилась на четвереньки.

Кто-то схватил ее за ногу.

Это был демон с черными, как ночь, глазами. Его тело оказалось частично погребенным под тяжелой деревянной аркой, обрушившейся после того как прогорели потолочные балки.

– Тиг! – Из-за наполняющего легкие дыма голос ее сделался хриплым и слабым.

– Уходи отсюда, сейчас же!

Подобравшись поближе, Анвен поняла, что ему придавило ногу. Тиг был в ловушке!

– Что произошло?!

– Нога. Не могу высвободить ее. Дом сейчас рухнет!

Анвен принялась озираться по сторонам, но не обнаружила ничего, что могло бы помочь ему. Голыми руками ей не высвободить его.

– Дайте руку!

Девушка схватила его под локоть и с силой потянула на себя. Нависающая над ними арка опасно зашаталась, и Анвен тут же остановилась.

– Уходи, или и тебя завалит обломками!

Предатель, пойманный в ловушку горящего здания. Дьявол из Гвалчду, переметнувшийся на сторону английского короля и предавший валлийцев, человек, сделавший Брайнмор уязвимым, удерживавший ее в плену, завален горящими обломками!

Ужасающе идеально. Ее дом, который совсем скоро рассыплется горсткой пепла по ветру, убьет его. Его, Тига, который даже сейчас пытается уберечь ее, умоляя уйти. Он нуждается в ней.

– Я приведу помощь!

Тиг схватил ее за руку и с силой сжал, причинив боль.

– Это слишком опасно!

Завороженная взглядом его обсидиановых глаз, Анвен ответила на его рукопожатие и, с сожалением высвободив ладонь, бросилась прочь.

Не разбирая дороги, Анвен бежала вперед. Перед ее мысленным взором быстро мелькали образы. Тиг. Один. Огонь добрался до него.

Заметив Питера, Анвен замахала руками, чтобы привлечь его внимание.

– На помощь! – закричала она, с трудом выталкивая слова из саднившего горла. – На помощь!

Она приведет Питера к Тигу, и тот мечом разбросает обломки и освободит его. Тиг спасется!

Словно во сне Анвен пробиралась через горящий ад, указывая Питеру дорогу. Еще несколько тревожных мгновений, и она снова сожмет его руку, снова ощутит силу прикосновения Тига.

Его ладонь. Она споткнулась и чуть не упала, но удержалась на ногах. Пугающая реальность заставляла двигаться дальше.

Тиг взял ее за руку не для того, чтобы привлечь внимание. То был прощальный жест человека, который не надеется увидеть ее снова. Во взгляде его не было гнева, лишь мрачное одиночество. Он велел ей уходить.

Он ожидал, что она так и сделает… и никогда не вернется.


Глава 13 | Пленница мрачного лорда | Глава 15