home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 15

Над ухом Анвен раздалось шуршание гальки. Открыв глаза, она увидела прямо перед собой русло реки. Волна с тихим плеском накатывала на галечный берег. Ей стало интересно, как она снова оказалась здесь, но тут до ее слуха донесся кашель погорельцев и мычание скота. Анвен попыталась встать и вскрикнула от боли. Ее забинтованные руки кололо так, будто в них вонзились сотни щепок. Перед глазами заплясали ярко-красные всполохи.

– Как ты себя чувствуешь?

Над ней стоял Рэйен. На его побледневшем усталом лице отразилась озабоченность. Анвен приподнялась и осмотрелась. Повсюду бродили люди в обгоревшей одежде, одни собирали хворост, чтобы развести костер, другие перебирали спасенное имущество, третьи сидели, привалившись к стволам берез, или лежали прямо на земле. Все были перемазаны сажей, многие едва могли ходить, будто придавленные свалившейся на них тяжкой ношей.

– Где Тиг? – Кутаясь в одеяло, Анвен поднялась с земли.

– Он встал чуть раньше.

Анвен недоумевала, как она могла заснуть в такое время. Она беспокоилась за Тига, а он все это время раздавал приказы своим людям. Она помнила, как он прилег рядом с ней, гладя ее теплой рукой по спине…

Обернувшись, она увидела Тига. Волосы его были влажными, и он успел переодеться в чистую одежду, так что единственным признаком выпавшей на их долю чертовски тяжелой ночки была повязка на его ноге. Он разговаривал с Питером, указывая в ту сторону, где его люди спешно натягивали шатры.

– Как его нога?

– Он ничего о ней не сказал.

Рэйен проследил за взглядом Анвен. Разумеется, Тиг ни словом не обмолвился о своей ноге!

– Ему балкой придавило ногу, он сильно обжегся и нуждается в уходе. – Поймав на себе оценивающий взгляд Рэйена, Анвен добавила: – А вы быстро прибыли.

– Я заметил огонь с башни Гвалчду и уже ехал сюда, когда мне повстречался гонец Тига. Я отправил его в Гвалчду за подкреплением.

– Вы отправились на помощь Брайнмору, не дождавшись приказа лорда?

– Так было быстрее. Это самое меньшее, что я мог сделать для своего брата.

Анвен осмотрелась. Завернувшись в одеяло, Мелун сидел с несколькими другими стариками. Среди погорельцев мелькало черное платье Ффайон. Она обрабатывала раны и ожоги пострадавших своими снадобьями. Ни Уриена, ни Алиеноры Анвен не заметила.

Рэйен предложил ей руку, и она оперлась о нее.

– Пока погода позволяет, мы разобьем здесь лагерь и будем разбирать завалы. Тиг уже распорядился переправить людей в Гвалчду.

– Ничего не осталось?

– Замка больше нет. Несколько построек уцелели, но огонь перекинулся на внешнюю стену. – Взгляд Рэйена смягчился. – Замок и до пожара был очень ветхим, восстановить его невозможно.

Итак, у нее больше нет дома.

– Что нужно сделать?

– Мы привезли из Гвалчду провизию и потихоньку переправляем туда раненых. Это небыстро, ведь Тиг не хочет никого оставлять без охраны.

– Без охраны? Что вы хотите этим сказать?

– Тебе следует отдыхать, – приказал Тиг, подходя к ним.

Лицо и одежда Тига были чистыми, однако под глазами залегли тени, а возле губ обозначились резкие складки. Он хромал, хоть и пытался этого не показывать, но тем не менее выглядел неколебимым, как сама твердыня Гвалчду.

Анвен содрогнулась от воспоминаний о прошлой ночи.

– И вам тоже. Я лишь хотела узнать, чем могу помочь.

– Ты совсем не понимаешь, когда следует остановиться, не так ли? – спросил лорд.

– Ястребы-тетеревятники – мои любимые птицы. Они известны своим непредсказуемым, диким нравом.

– О да, это на удивление упрямые птицы.

Рэйен перевел взгляд с Тига на Анвен.

– Пойду-ка я займусь лошадьми, – сказал он и зашагал прочь.

Анвен смотрела на его могучую спину. Сколько бы она ни спорила, ее дом не вернуть…

– Спасибо вам, – поблагодарила она. – За помощь.

Тиг вперил в нее взгляд своих черных глаз. Анвен разглядела в них подавленный огонь страсти и что-то еще… Неуверенность?

– Это мне следует благодарить тебя.

Анвен трясло от пережитого ужаса и от того, что открылось ей во время пожара. Она не вполне верила в то, что произошло, и пока не хотела даже думать об этом.

– Рэйен сообщил мне, что вы затеяли. Это небыстрое и неприбыльное дело.

– Зато справедливое.

– Я думала, что англичанам это слово вообще неизвестно.

Тиг обернулся и взглянул на Анвен через плечо:

– Я усвоил его значение в очень юном возрасте.

Еще одно откровение. Анвен опасалась, что чем больше узнает о нем, тем сильнее привяжется к нему, этому могущественному мужчине, привыкшему все держать под контролем. Мужчине, который обладает властью. Хуже всего, что теперь она обязана ему не только собственной жизнью, но и жизнью своих людей.

Ночь напролет, отчаянно пытаясь спасти что возможно, Анвен видела, как Тиг борется с огнем, спасая людей. И теперь проявляет доброту к пострадавшим… Похоже, она у него в неоплатном долгу. Ее судьба оказалась так тесно переплетенной с судьбой Предателя, что она не представляла, как от него освободиться.

Тиг нежно обхватил ее ладонь своими. Нахмурившись, он некоторое время смотрел на их сплетенные руки, потом поднял голову и заглянул ей в глаза:

– Уриена не нашли.

Анвен кивнула. Он так грузен и нездоров, что было бы чудом обнаружить его живым. После многих лет ненависти к нему она не желала оплакивать его кончину, но понимала, что далеко не все разделяют ее чувства. Алиенора будет уничтожена этой новостью.

– Мне нужно идти. Алиенора нуждается во мне, – сказала она.

Руки Тига дрогнули, и этот жест выдал его с головой. Непоколебимый лорд Гвалчду отвел глаза.

– Тиг?

Он молчал.

– Нет, – прошептала Анвен и затрясла головой, желая, чтобы Тиг разуверил ее, но он лишь крепче сжал ее ладонь. – Нет, – повторила она, разом постигнув ужасающую правду.

Подошел Роберт. Одежда его была обуглена и порвана, лицо перемазано сажей и грязью. Выглядел он как человек, явившийся прямиком из пасти адовой. Анвен знала все про этот огонь, потому что сама пережила пожар Брайнмора. А Алиенора – нет…

– Где вы были? – обвиняющим тоном воскликнула она.

Роберт непонимающе переводил взгляд с нее на Тига.

Нет, она так просто не отступит! Зачерпнув горсть камешков под ногами, Анвен бросила их в Роберта.

– Не вы ли должны были оберегать ее?

Роберт не заслонился от камешков, ударяющих его в грудь. Отскакивая, они падали на землю, как холодные непримиримые слезы.

Тиг прижал ее к себе, прежде чем она успела схватить еще горсть. Повинуясь его силе, она прильнула к нему, и он, подхватив ее на руки, понес вниз по берегу, подальше от людей.

Всех слез мира было недостаточно, чтобы облегчить боль Анвен. Наконец она перестала плакать, но скорбь и душевная пустота остались при ней. Тиг был рядом, он гладил ее по спине и нашептывал успокаивающие слова, которых она почти не слышала.

Размазывая сажу по лицу, Анвен отерла слезы.

– Где она?

– Роберт позаботился о ее теле.

Анвен резко втянула воздух, пытаясь проглотить стоящий в горле ком. Она ранила чувства Роберта самым безжалостным образом.

– Где? – повторила она.

– Тебе не следует…

– Где, черт вас дери? – Анвен ударила его кулаками в грудь.

Тиг указал в сторону рощицы на вершине холма.

Анвен побежала туда. Скорбь в ее душе уступила место гневу. Будь она рядом с сестрой, смогла бы спасти ее!

Было слишком поздно что-либо исправить, но Анвен спешила изо всех сил, чтобы добраться до нее. Взобравшись на вершину холма, девушка резко остановилась.

Восходящее солнце прогнало луну и звезды с небосвода. В золотых лучах рассвета Анвен различила две фигуры в окружении молодых березок.

Одна лежала на земле, на ковре из листьев, неподвижная, как окружающий пейзаж. Ее лицо и руки были чисто омыты, так что кожа сияла белизной в утреннем свете, золотистые волосы были заплетены в косы. Она казалась головокружительно прекрасной, словно падший ангел…

Вторая фигура стояла, преклонив колени, раскачиваясь из стороны в сторону и сотрясаясь от рыданий – Роберт Дентский скорбел над телом Алиеноры из Брайнмора.

Сделав два резких вдоха, чтобы втянуть воздух во внезапно сжавшиеся легкие, Анвен молча развернулась и стала спускаться с холма, направляясь обратно к реке, понимая, что горе этого мужчины куда больше ее собственного.


Вернувшись на берег, Анвен едва держалась на ногах. Она не знала, куда идти, и решила разыскать Мелуна – может, хоть он нуждается в ней? Анвен требовалось заняться хоть чем-то, чтобы отвлечься от охватившей ее тоски.

Она скорее почувствовала, чем услышала, как кто-то за спиной позвал ее по имени. Это был Тиг. Губы его шевелились, но она не слышала ни слова из-за шума волн, разбивавшихся о валуны на перекатах.

Тиг поманил ее за собой и зашагал прочь от реки и шумного лагеря. Анвен повиновалась. Тиг снова вел ее на вершину холма. Наконец они пришли в охотничью хижину. Внутри было тепло. Горел очаг, над котлом поднимался пар. Только в хижине Анвен осознала, что промерзла до костей. Однако огонь не проник в ее душу, не затронул заледеневшего от горя сердца.

– Алиенора была для тебя кем-то большим, чем просто дочь князя, с которой ты вместе выросла, – заметил Тиг, усаживая ее на стул у очага.

Анвен кивнула, понимая, что он имеет в виду. Ее скорбь была слишком красноречива, чтобы и дальше скрывать тайну.

– Она была моей сестрой.

Тиг накинул одеяло на ее плечи.

– Моей единокровной сестрой, – продолжила Анвен. – Я тоже была дочерью Уриена, но внебрачной. С появлением законной наследницы он перестал считать меня дочерью, и о нашем родстве все быстро забыли.

Взяв полотняный лоскут, Тиг окунул его в стоящий у огня котелок с водой.

– Ты позволишь? – спросил он.

Он уже помылся, а она по-прежнему перепачкана копотью. Но нужны ли ей его прикосновения и внимание, когда ее горе еще так свежо?

Тиг взял Анвен за руку, заставляя вытянуть ее.

– Давай же, вода теплая, а не ледяная, как в реке, где утром пришлось мыться мне. То была настоящая пытка! К тому же я принес тебе одежду.

Вовсе не предусмотрительность Тига подвигла Анвен позволить ему позаботиться о ней. Напротив, от его действий ей еще сильнее захотелось замкнуться в себе. Дело было в… мрачной неуверенности, выказанной им нынче утром. Анвен решила, что он не причинит ей вреда, и, соглашаясь, кивнула.

– Как ваша нога?

– Целебная мазь Ффайон творит чудеса. Я и для тебя немного припас. – Анвен оставалось лишь смотреть, как Тиг развязывает повязки на ее руках и отбрасывает их прочь.

– Что случилось с твоей матерью? – спросил Тиг, принимаясь аккуратно омывать ее руки. Порезы и ожоги нещадно саднили.

– Как мне говорили, она была молоденькой служанкой, только-только из родительского дома. Когда я появилась на свет, меня тут же отдали кормилице. Хоть и внебрачная, я все же являлась дочерью Уриена, валлийского князя, поэтому меня нельзя было оставлять простой служанке. Мне неизвестно, что с ней стало. Когда я немного подросла, Мелун забрал меня на свое попечение.

Дыхание Анвен сделалось прерывистым, тело сотрясала дрожь.

– Мне холодно.

– Это шок. Скоро пройдет.

Стуча зубами, Анвен осмотрела свои руки. Тиг, как мог, отмыл их от сажи, но шрамы, напоминающие об этом страшном дне, останутся с ней навсегда. Ей хотелось снова заплакать, но слез не было.

– Алиенора продолжает жить в тебе, – сказал Тиг. – Когда я впервые увидел ее, она спускалась по лестнице в Брайнморе, ее волосы отливали золотом в свете свечей, и я отметил, что вы очень похожи.

Тиг убрал прядь с лица Анвен и взял чистый лоскут ткани, собираясь умыть ее.

– Не нужно.

Воды и полотняных лоскутов было достаточно, но Анвен было бы куда проще искупаться в реке, чем отдавать себя во власть нежной заботы Тига.

– Еще немного. – Тиг взял ее вторую руку и, действуя осторожно, чтобы не касаться ожогов, омыл ее. – Волосы и глаза Алиеноры были светлее твоих, зато ямочка на подбородке точно такая же, как у тебя. Тогда-то я и понял, что у вас один отец.

Анвен осмотрела свои израненные, покрытые волдырями и порезами руки, так непохожие на нежные белые руки сестры.

– Детьми мы любили гадать на цветах. И Алиенора всегда выигрывала, потому что мне недоставало терпения, и я всегда теряла большую часть лепестков. Она была доброй, настоящим ангелом, потому ее и забрали…

– Да, она была доброй и нежной, гораздо более мягкой, чем ты. У нее не было такого острого язычка, как у тебя, и твоего задора, но частица ее осталась в тебе, а частица тебя – в ней. И так будет всегда. Воспоминания о сестре навсегда останутся с тобой, Алиенора будет жить в тебе.

Анвен не стала сдерживать выступившие на глазах слезы и не оттолкнула Тига, когда тот крепко обнял и прижал ее голову к своей груди.


Прошло немало времени, прежде чем Анвен выплакала все слезы и снова смогла нормально дышать. Солнце село, и в хижине стало темно, лишь очаг отбрасывал красноватые отблески на стены их пристанища. Анвен сотрясала дрожь, но не от холода, а от ощущения внутреннего одиночества, навсегда поселившегося в ее душе. Через единственное оконце она видела, как на небосклоне одна за другой зажигаются звезды. Мороз крепчал, но в объятиях Тига Анвен не чувствовала холода. Слезы ее высохли, и ему бы следовало уже отпустить ее. Если только…

Оттолкнув его, Анвен встала и принялась непослушными пальцами распускать шнуровку своего платья, позволив ему упасть к ее ногам. Затем она стянула с себя башмаки и чулки, схватилась за нательную сорочку.

– Что ты делаешь? – изумленно спросил Тиг, вскакивая с ложа.

– Хочу искупаться. Омыть лицо и руки кажется мне недостаточным. Вы могли бы помочь мне завершить начатое. – Не глядя на Тига, Анвен набрала в кувшин воды и протянула ему со словами: – Мне нужно вымыть волосы.

Она с трудом удерживала тяжелый кувшин за ручку, пока Тиг наконец не забрал его у нее.

– Не понимаю, зачем ты это делаешь.

Анвен никогда не была с мужчиной. Она просто не знала иного способа заставить Тига обнять себя. Все ее мысли были заняты лишь тем, как бы облегчить душевную боль.

– Возьми меня.

С этими словами Анвен стянула сорочку через голову.

Тиг не шелохнулся.

Отчего он колеблется? Ей и без того непросто.

– Люби меня. Здесь, сейчас, – произнесла Анвен более уверенным тоном, приняв окончательное решение.

– Почему ты просишь меня об этом?

Вопрос обескуражил ее. Еще прошлой ночью Тиг сам этого хотел. Вероятно, пожар изменил и его тоже, но ей не было до этого дела. Мысль о близости с ним согревала ее изнутри. Сейчас она нуждалась в этом.

– Не хочу оставаться одна.

Тиг прищурился:

– Ты просишь об этом исключительно из-за своего горя и внутренней пустоты.

– Так наполни меня!

Он резко выдохнул. Глаза его потемнели от желания.

– Я должен отказать тебе.

– Почему? Ты же тоже этого хочешь. – Анвен растерялась, не зная, что еще сделать. Тело ее сотрясала дрожь. Она рассыплется на кусочки, если Тиг не притронется к ней.

– Теперь мне хочется большего. Во время пожара ты пришла ко мне. Разве не понимаешь, что это…

– Ты отвергаешь меня? – пораженно воскликнула Анвен.

Не дав ему времени опомниться, она провела кончиками пальцев по его шее, касаясь крепких мышц. Таких особенных, таких мужских. Груди ее прижались к его торсу, и Тиг судорожно выдохнул.

Мгновение оба стояли совершенно неподвижно, прерывисто дыша и сгорая от нетерпения. Наконец Тиг склонил голову, точно собираясь поцеловать ее. Анвен облизала свои внезапно пересохшие губы. Взгляды их встретились, и Тиг нахмурил брови, будто вид Анвен причинял ему боль. Затем он обхватил ладонями ее лицо, и взгляд его потеплел.

– Нет. Я не в состоянии тебя отвергнуть. – Отступив на шаг, он стал поспешно срывать с себя одежду, пока не остался в одних нижних коротких штанах и с повязкой на ноге. – Мы все здесь вымочим, – заметил Тиг.

– Я и не говорила, что это разумно, но это необходимо, – повторила Анвен его слова, сказанные прошлой ночью.

Закрыв глаза, она подставила лицо под струю воды, сознавая, что Тиг смотрит на нее, а все происходящее выходит далеко за рамки ее привычного опыта. Теплая вода потекла по ее телу, смывая усталость и ощущение неловкости.

Анвен открыла глаза и без смущения посмотрела на Тига. Капли воды попали и на него тоже и теперь ручейками стекали по его рукам и торсу, устремляясь к поясу штанов. На его темной от солнца коже плясали отблески пламени, но Анвен видела, что она светлее ниже пояса. В паху ткань штанов натянулась, не в силах скрыть того, что находилось под ними.

Тиг поднял еще одно ведро.

– Нет, совсем не разумно…

Закрыв глаза, Анвен положила руку Тигу на грудь и почувствовала, как участилось его сердцебиение. Он тем временем приподнял ее волосы и стал поливать их. Вода струйками потекла по спине.

Анвен почувствовала, как его руки прикасаются к ее локонам, а загрубевшие пальцы скользят по чувствительной коже. Наконец он вылил на нее последнее ведро воды и, поставив его на пол, подхватил Анвен на руки, к чему она оказалась совершенно не готова. Не к соприкосновению ее обнаженной кожи с его, а к тому, как именно он ее держит – будто она хрупкая и драгоценная.

Анвен посмотрела на него. Его обсидиановые глаза потемнели еще сильнее.

– …Но необходимо, – прошептал Тиг, едва касаясь ее губами.

Анвен вновь захотелось ощутить влажное прикосновение его губ, требующих впустить его язык, открыться его рту. Тиг прижался к ней всем телом, заставив задрожать еще сильнее.

– Как я желал бы этого, но… – Он принялся медленно посасывать ее нижнюю губу, и Анвен ощутила нарастающее внутри ее возбуждение, смешанное с нетерпением. – Но я не могу…

Тиг отпустил ее и отстранился.

– Нет, – протестующе прошептала Анвен. – Сейчас.

– Да, сейчас.

Его веки были прикрыты, щеки раскраснелись, а губы жаждали новых поцелуев. Покрытый боевыми шрамами торс, мускулистые бедра, дорожка черных волос, сбегающая от груди к животу и ниже, за пояс штанов, пробудили ее желание.

Тиг взял льняное полотенце.

– Повернись.

Анвен повиновалась и, услышав, как Тиг резко втянул воздух, обернулась через плечо. Комкая ткань в кулаке, Тиг буквально пожирал ее глазами, от макушки до пяток, вниз и вверх – и снова вниз.

– Не хочу вытирать тебя, – проговорил он низким голосом. – Мне нравится любоваться игрой света в каплях воды, вот здесь. – Его палец прижался к ее лопатке и стал медленно спускаться вниз вдоль позвоночника до самых ягодиц. – Подними волосы.

Анвен собрала пряди, и Тиг промокнул их тканью. Он действовал очень бережно, и Анвен ощущала, как внутри нарастает чувственное напряжение – с ее телом происходило нечто удивительное.

Наконец Тиг отбросил полотенце прочь, взял Анвен за руку и уложил на кровать.

– Ты все еще мокрая.

Он нежно провел пальцами по шее Анвен, ощущая биение ее пульса. Тело ее содрогнулось. Почувствовав, что рука Тига подрагивает, Анвен догадалась, что он не меньше ее взволнован этим легким прикосновением. Его ладонь скользнула вниз по ее шее и груди, следуя по образованной каплями воды дорожке, и замерла у сердца.

– Ты была такой же в то утро, когда купалась в замке. Стояла передо мной, едва прикрыв наготу, бросая мне вызов. Солнечные лучи переливались и сверкали в каплях влаги на твоей коже… То было в моей спальне.

Тиг приложил ее руку к своей груди, и Анвен ощутила беспокойное биение его сердца.

– Мое сердце билось тогда так же сильно, как сейчас. Ты взволновала меня. – Чем дольше она прижимала ладонь к его груди, тем сильнее билось его сердце. Глядя в глаза Анвен, Тиг прикоснулся к ее рукам. – Болят? – спросил он, сдвинув брови.

Боль пронзала руки при каждом движении, но Анвен не хотела останавливаться и потому отрицательно покачала головой.

– А твоя нога?

Тиг тоже мотнул головой, но Анвен поняла, что он лжет.

– Ты спасла меня.

– Это я обязана тебе жизнью, не забыл? – возразила она.

Лихорадочный блеск в его глазах разом потух, и Анвен вдруг почувствовала его боль как свою собственную, которая также нарастала. Этого она совершенно не хотела.

– Я теперь тоже хочу чего-то большего.

– По-другому и быть не может, – согласился Тиг.

Он обхватил ладонью грудь Анвен, ощутил ее мягкость и вес, потер большим пальцем сосок. Склонил голову, обдавая кожу Анвен жарким дыханием, поцеловал ее грудь, а потом одним медленным движением втянул сосок в рот.

Удовольствие стрелой пронзило Анвен. Она вцепилась в плечи Тига, а он лег на кровать рядом с ней и принялся неспешно целовать ее вторую грудь. Потом, спустившись ниже, Тиг принялся поглаживать ее живот мозолистыми пальцами, водя большим пальцем вокруг влажного пупка. Ласки его сопровождались поцелуями, осушающими капли влаги.

Тиг спустился ниже, щекоча своими мягкими волосами живот Анвен, и погрузил кончик языка в ее пупок.

– Тут почти высохло, – прошептал он, продолжая двигаться вниз. Один его палец достиг потаенного местечка у нее между ног, где его прикосновения были особенно желанны. – Но не здесь.

Анвен застонала. Она почувствовала, что лоно ее наполнилось влагой возбуждения. Пальцы Тига скользнули к самому чувствительному уголку ее тела и принялись ритмично двигаться, дразня и лаская.

Не в силах переносить эту сладкую пытку, Анвен схватила его за запястье.

– Подожди!

Тиг тут же убрал руку.

– Я делаю тебе больно?

– Нет, просто…

Анвен окинула взглядом его сильное тело, прикрытое лишь короткими штанами. Прежде ей никогда не доводилось видеть полностью обнаженного мужчину. Тем более такого, как Тиг. Он ведь лорд Гвалчду, человек, наделенный куда большей силой, чем простые смертные. Анвен любовалась им, когда он сражался на арене. Его тело и тогда восхитило ее, а теперь просто завораживало. К тому же сейчас до него можно было дотронуться…

Анвен провела ладонью по груди и животу Тига и почувствовала, как он содрогнулся, когда ее рука скользнула ниже. Она ощутила гладкость его кожи, жесткость растущих на животе и бедрах волос, провела ладонями по запястьям, рукам, плечам, погладила пальцами ключицы. Потом приложила ладонь к его груди и ощутила беспокойное биение сердца. С ее собственным сердцем творилось то же самое.

– Как я могу противиться тебе? – Тиг поцеловал ее ладони, побуждая лечь, и накрыл тело Анвен своим. Потом спустился ниже, покрывая поцелуями ее живот и внутреннюю сторону бедер. – Не могу больше ждать, – хриплым голосом проговорил он. – Хочу смотреть на тебя. Касаться тебя. – Губы его яростно впивались в ее кожу. Тиг поднял голову. Во взгляде читалось желание. – Я и надеяться не мог…

Он заставил Анвен развести ноги и, накрыв ее влажное лоно горячей ладонью, быстро и настойчиво задвигал пальцами.

– Ах!.. – выдохнула Анвен. – Что… что ты делаешь?

– Хочу, чтобы ты ощутила блаженство.

– Но я не могу… – пожаловалась Анвен, чувствуя, что связь между ними вот-вот разорвется и она воспарит ввысь.

Будто почувствовав это, Тиг твердо положил руку на ее бедро, а другой продолжил ласкать ее лоно.

– Какая же ты упрямая. Не нужно… сопротивляться, – проговорил он ласково. – Я лишь хочу доставить тебе удовольствие.

Тело Анвен, казалось, вняло его словам, перехватив контроль над сознанием, и начало двигаться в заданном его пальцами ритме, принимая даримое ими наслаждение. Однако, будучи у самой вершины блаженства, Анвен отстранилась. Острое чувство вины не позволило ей полностью отдаться наслаждению. Ее сестра, несчастная Алиенора, никогда не сможет испытать что-либо подобное, она никогда не познает удовольствия, не воспламенится от страсти. Ее погубил другой огонь…

Анвен содрогнулась. Сильное возбуждение не затмило чувства потери, внутренняя пустота ощущалась почти как физическая боль.

– Хватит! – Она схватила Тига за запястье.

Тиг уперся лбом ей в плечо, и Анвен кожей ощущала его дыхание.

– Не хочу причинять тебе боль. Если ты передумала, я не стану… Мне уйти?

– Не уходи! Ты нужен мне! – Анвен вцепилась ему в плечи и теснее прижала к себе. – Пожалуйста, Тиг. Прямо сейчас.

Сделав глубокий вдох, Тиг обнял ее и, крепко прижав к себе, лег сверху.

– Да, сейчас. – Он сделал плавное, скользящее движение бедрами, и Анвен, дрожа всем телом, попыталась удержать его подольше. Пронзая ее взглядом, Тиг приготовился. – Не бойся, – сказал он и одним мощным движением вошел в нее.

Анвен окутал туман боли, она вскрикнула и с жаром отдалась новым ощущениям. Боль быстро ушла, но внутренняя пустота никуда не делась. Желая прогнать ее, Анвен провела руками по широким плечам Тига.

– Не останавливайся! Пожалуйста… – прошептала она.

– Не торопись. Нужно подождать немного.

– Сильнее! – потребовала Анвен, прижимаясь к нему бедрами.

Застонав, Тиг поцеловал ее в щеку и, приподнявшись на руках, вышел из ее лона, но лишь затем, чтобы тут же снова проникнуть в него. Глубоко. Анвен затрепетала и напряглась, отдаваясь во власть новых ощущений.

– Анвен… – простонал Тиг и принялся ритмично двигать бедрами, увлекая ее за собой.

Она просила его заполнить ее и теперь чувствовала себя переполненной, раздавленной его мощью. И ей это нравилось. Тело ее сладострастно выгнулось, желая большего.

– Еще, – с придыханием воскликнула Анвен.

– Да! – простонал Тиг, снова и снова даря ей себя и требуя взамен того же.

Тело ее напряглось, и она вскрикнула. Тиг с силой прижал ее к себе и, сделав последний мощный толчок, распростерся на ней сверху.

Все закончилось. Тиг откинулся на спину, могучая грудь его вздымалась. Анвен поспешно натянула на себя покрывало. Жар быстро покидал ее тело, сменяясь ледяным холодом. Чтобы как-то отогнать его, она во все глаза смотрела на мужчину подле себя, навевающего на нее ужас.

Тиг лежал на спине, заложив руки под голову. Ощутив на себе взгляд Анвен, он приподнялся на локте и посмотрел на нее. Прядь черных волос упала ему на глаза.

Анвен захотелось отвести ее, но она подавила желание.

– Ты в порядке? – спросил Тиг.

Боль утраты возвращалась с прежней силой.

– Да, – солгала Анвен.

Удовлетворенный ответом, Тиг закрыл глаза и улыбнулся.

– Теперь-то ты понимаешь? – Он провел пальцем по ее щеке, подхватил под подбородок и заставил Анвен повернуться в его сторону. – Готова признать, что между нами существует связь?

От его слов в душе Анвен что-то надломилось, и она мотнула головой, освобождаясь от его руки.

– Ничего я не признаю, – проговорила она. – Ничего!

Тиг приподнял пальцем ее подбородок, заставляя Анвен взглянуть на него.

– Не лги мне. Ты спасла меня во время пожара, теперь подарила свое тело. Признай же, Анвен из Брайнмора, что чувствуешь это.

Анвен ожидала, что, получив желаемое, Тиг вновь станет холодным и высокомерным. Но этого не произошло. В глазах Тига светилась нежность, его переполняли неведомые ей чувства.

Анвен перевернулась на другой бок, чтобы не видеть его. Она не могла не признать, что связь их укрепилась, словно закалилась… в огне.

– Я признаю лишь собственное горе, – проговорила Анвен. – Мне просто нужна была близость другого человеческого существа. Теперь все прошло.

– Ты лжешь, – прорычал Тиг.

Именно поэтому она и сопротивлялась возникшему между ними притяжению. Его внезапно вернувшееся высокомерие разом напомнило ей, кем он является. Тиг – лорд, жаждущий управлять и властвовать. Совсем как Уриен. Анвен резко поднялась с кровати и в свете очага надела свежее платье, принесенное для нее Тигом, потом стала собирать с пола разбросанную мокрую одежду.

Это занятие поглотило ее целиком. Что угодно, лишь бы забыть нежный взгляд Предателя. Она нуждается не в его участии, а в забвении горя. Разделив с ним ложе, она совершила ужасную ошибку. Алчный лорд Гвалчду завладел и ее телом тоже.

Тиг поднялся и, схватив Анвен за запястье, заставил развернуться и посмотреть на него.

– Ничего не закончилось!

Его железная воля едва не сломила ее. Анвен ужаснулась силе его влияния. О чем она только думала? Шла на поводу у своих чувств, тогда как ее сестра мертва…

Анвен высвободила руку.

– Не дотрагивайся до меня! Все кончено!

С этими словами Анвен выбежала из хижины, не заботясь о том, смотрит он ей вслед или нет. Ею двигало стремление стереть из памяти его стоящую в дверном проеме фигуру, освещенную отблесками очага.

Тиг, лорд Гвалчду, оставался недвижим, точно каменное изваяние. Наполовину освещенный, наполовину скрытый в тени… и такой одинокий.


Глава 14 | Пленница мрачного лорда | Глава 16