home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 7

– Долг, значит? Ну-ну, – пробормотал Рэйен, после того как Тиг пересказал ему содержание своей беседы с Анвен.

Других вопросов у него не было. Тиг решил, что брат подслушивал, потому как тот появился сразу после того, как шлейф длинного белого платья Анвен исчез на лестнице.

Тиг сел на стул и вытянул перед собой ноги.

– Похоже, это возымело эффект.

– Куда большего эффекта ты бы добился, просто связав ее и подвергнув пыткам.

– Верно, но она все еще не вполне здорова.

– И ты, обеспокоенный этим, решил удерживать ее здесь против ее воли. – Рэйен подошел к столу и налил им обоим вина. – Возможно, ты не совсем отъявленный негодяй.

Тиг опустошил свой кубок, не проронив ни слова.

– Разумеется, проще всего было бы рассказать ей правду. – Рэйен прислонился к каменной стене, нагретой жаром очага. – Признаться, что получаешь послания с угрозами и считаешь ее виновной.

Тиг ухмыльнулся:

– Чтобы она оплела меня новой паутиной лжи? Нет уж, лучше проследим за тем, как она будет вести себя здесь, станем ходить за ней по пятам, а когда она зайдет слишком далеко, поймаем с поличным.

– Ты так быстро уверовал в то, что она лгунья?

Тиг вспомнил, что, несмотря на страх, взгляд Анвен оставался прямым и открытым. Она вовсе не трусиха. Но он не сомневался в том, что девушка что-то скрывает.

– Почему ты не сказал ей про птицу? – спросил Рэйен. – Она очень хотела вернуть ее.

– Верно, вот только куда и кому? Можем ли мы быть уверены в том, что она в самом деле помощница сокольничего? В своем послании Роберт не упомянул род ее занятий. Может, в этом она нам и не солгала, но тогда вполне способна обучать птиц доставлять сообщения. Я нахожу весьма любопытным, что женщина работает ястребником. Какой лорд допустит подобное?

– Нам известно, что Уриен едва удерживает свой драгоценный Брайнмор от раскола. – Рэйен покачал вино в кубке. – Возможно, и нет в этом ничего странного. Роберт у них за главного, а он славится своей снисходительностью. Все может оказаться правдой, и девушка действительно гордится тем, что делает, хоть сейчас и преуменьшает свои заслуги. – Пожав плечами, Рэйен сделал глоток. – А она хороша, ты не находишь?

Тиг не стал отвечать на провокационный вопрос. Его утомила болтовня брата.

– Она чего-то недоговаривает, я чувствую.

– Новых посланий не было уже несколько недель, Тиг. Может, кто-то, кому просто было скучно, решил поразвлечься пустыми угрозами в твой адрес?

– Подозреваю, что это еще не конец.

– Девушка тут ни при чем.

– Возможно.

Рэйен со вздохом оттолкнулся от стены.

– Ты не можешь отрицать справедливость моих слов. Просто ты чем-то задел ее чувства, вот она и злится на тебя.

– Не слишком ли ты смягчился при появлении незнакомки?

Рэйен поставил кубок на столик.

– Смягчился вовсе не я, братец. Я видел, как ты смотрел на нее, и знаю, куда ходил по ночам.

Тиг лишь плечами пожал. Ему нет нужды отвечать брату.

– Не сомневаюсь, что Анвен прекрасно сумела бы согреть твое ложе, но, какой бы красавицей она ни была, ее мотивы нам неизвестны. Я не верю, что она враг, но меня тревожит, что ты слишком много о ней думаешь, забывая о реальной угрозе.

– Ты что же – переживаешь обо мне?

– Поостерегись, Тиг. Меня может не оказаться рядом, чтобы прикрыть твой тыл, – сказал Рэйен и направился к дверям.

Опьяненный вином, переполненный воспоминаниями о резких словах и соблазнительных изгибах Анвен, Тиг остался один на один со своими мыслями и желаниями. В одном Рэйен прав: к нему подкрадывается опасность, а он ничего не может сделать, чтобы остановить ее. А теперь еще добавил себе хлопот, незнакомку в крепость.

Она стояла перед ним, слабая, но гордая, не сломленная ни ранами, ни пленением, ни им самим. Последнее озадачивало сильнее всего. Сам Тиг вовсе не считал себя непобедимым, но таким он виделся другим. Он знал почему – и дело тут не только в его умении обращаться с мечом.

В его жилах течет кровь самого дьявола.

Подобные домыслы с детства отравляли ему жизнь. Все началось с его тетки, точнее, с ее приступов, которые и положили начало кривотолкам. Тиг не хотел, чтобы Ффайон страдала от несправедливых обвинений, поэтому, как только представилась возможность, щедро заплатил церкви, и тетку приняли в монастырь. Слухи вокруг ее имени поутихли, но не прекратились вовсе. Тогда он решил обернуть их себе на пользу и теперь, выходя на поле битвы, наводил страх на противника прежде, чем успевал вытащить меч, – враги считали, что лорду Гвалчду помогает сам дьявол, и бежали прочь без оглядки.

Тига не заботило, что его считают запятнанным, возможно, даже продавшим душу дьяволу. Он был из тех, кто способен постоять за себя. Тиг решил не обращать внимания на слухи и игнорировать крестное знамение, которым люди осеняли себя, видя его.

Хорошо хоть, Рэйен избежал схожей участи. Возможно, из-за различий во внешности и характере или потому, что Тиг отослал брата ко двору короля Эдуарда, когда тот был совсем ребенком. Какова бы ни была причина, дружелюбие и улыбчивость Рэйена всегда находили отклик в сердцах его людей и солдат, крестьян и крестьянок. Женщины млели от одной лишь улыбки златокудрого Рэйена…

При мысли об этих улыбках Тиг нахмурился. Похоже, и Анвен подпала под обаяние Рэйена. Ему было плевать на то, что его сторонятся собственные солдаты, а соплеменники считают предателем и ненавидят, но все же в глубине души хотелось, чтобы Анвен относилась к нему по-другому.

То были напрасные, даже опасные мысли. Он ведь ее совсем не знает, а она несомненно что-то скрывает, и это когда в его владениях завелся неведомый враг! Нельзя забывать об этом. Гвалчду – самая большая его привязанность, и никакой женщине не по силам увлечь его настолько, чтобы заставить забыть о необходимости защищать свой дом и всех, кто живет под его крышей. Предательства преследовали Тига всю жизнь. Этот замок и земля – его дом, все, что у него есть, все, что ему когда-либо было нужно.

Однако ему вовсе не пришлось по душе то, как Анвен и Рэйен улыбались друг другу. Когда же она смотрит на самого Тига, взгляд ее выражает лишь настороженность и враждебность. За исключением… того взгляда, которым она одарила его перед трапезой. Тогда в глазах Анвен промелькнуло что-то еще. Что-то, напоминающее отголосок его собственных желаний.

Подавив надежду, вопреки всему пробудившуюся в его душе, Тиг снова наполнил свой кубок. Будучи лордом Гвалчду, он не мог потакать своим желаниям, поддаваться влечению, мечтать о взаимности. Нежные чувства не по его части. Дьявол из Гвалчду способен только брать, но не отдавать.

Что ж, пусть Рэйен ведет себя с ней предупредительно. Он хороший парень. Храбрый, вольнолюбивый младший сын, не имеющий обязательств ни перед замком, ни перед людьми. Но Тиг не стал бы ничего менять, даже если бы мог. Хоть он и взвалил на свои плечи тяжкую ношу ответственности за замок, очень гордится тем, как хорошо он укреплен, тем, что люди, живущие в нем и подле него, не знают нужды и страха. Пусть свои и чужие и дальше его боятся. Так было в прошлом, так будет и впредь – как только загадка Анвен разрешится, а враг будет убит.

Тиг не мог не заметить, что даже в мыслях старался не связывать Анвен с угрозой своей жизни. Она может быть его врагом или знакома с врагом, однако в тот момент, когда она упала ему в руки, его захлестнули чувства, которых он не испытывал с самого детства.

Надежда, страх, радость, жажда обладания. Его реакция на нее была не такой, как на других женщин. Что самое удивительное, и ее на него тоже.

Анвен боялась его, но доверяла. Не отводила глаз, как поступали его собственные люди, но крепко сжимала его руку. Она не крестилась, завидев его, но бросала ему вызов. Если она и враг, то на удивление искренний, все чувства которого отражаются на лице: гнев, разочарование… желание.

Тиг довольно улыбнулся, поднося к губам кубок. Отблеск желания в ее глазах он увидел не только тогда, когда их взгляды пересеклись за столом, но и когда она стояла перед ним обнаженная, а он, опьяненный ее красотой, бесстыдно говорил ей полные страсти слова.

Его речи задели некую струну в ее душе, и, хотя она поспешила скрыть это, Тиг успел заметить вспышку пламени в ее невинном взоре. Ах, если бы он знал, куда может завести это пламя!


Анвен мерила шагами свою комнату. Его комнату, напомнила она себе. Его массивная кровать, его корыто, его вино, его еда и его забота, когда она пребывала на грани жизни и смерти.

Она в долгу у лорда Гвалчду.

У него нет никакой причины держать ее здесь. Она почти поправилась и в состоянии самостоятельно добраться до дома. Она даже не просит проводить ее туда! Однако с самого начала она ощущает его неприязнь. При всякой удобной возможности лорд пытается поставить ее в неудобное положение.

Какими бы мотивами Тиг ни руководствовался, в целом он прав. Он спас ей жизнь, и теперь она у него в долгу.

Но ведь Предатель из Гвалчду не спасает жизни. Дьявол не созидает, а он дьявол, в том не может быть сомнений.

Анвен думала о побеге, о родном крае и о старом добром сокольничем, который очень в ней нуждается. Вспоминала об Алиеноре, которая не сумеет укрыться от гнева своего отца. Всю свою жизнь она защищала Алиенору, а сейчас подводит ее.

Она решила заплатить долг Тигу из Гвалчду, какой бы счет он ни предъявил ей, и сбежать при первой удобной возможности. Это все, на что она способна. И не важно, сколь могущественным он является. Ей есть о чьих жизнях побеспокоиться, помимо своей собственной.


Глава 6 | Пленница мрачного лорда | Глава 8