home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ИСТОРИЯ ЦАРСТВА СИМХАЛА


Давным-давно в Южной Индии существовало одно небольшое царство. Случилось так, что дочь правителя этого царства решили выдать замуж в соседнюю страну. В счастливый день свадебный поезд невесты под охраной тридцати воинов вышел из царского дворца. Царство было маленьким, и потому уже на закате второго дня пути паланкин невесты прибыл в приграничную деревню, расположенную у подножья высокой горы. По плану караван должен был провести два дня в горном лагере, а на пятый день пути войти в соседнее царство.

В этих горах путешественникам нередко досаждали разбойники, а также привидения и злые духи, и потому вся свита принцессы состояла из сильных и крепких юношей.

Переночевав в деревне у подножия горы, путники утром вышли из селения и углубились в горы. Ни в этот день, ни ночью ничего существенного не произошло, караван двигался точно по плану. Ничего не приключилось и в течение следующего дня. А вот ночью случилась беда: на лагерь свадебного кортежа, разбитый на крохотном ровном участке у пологого склона горы, было совершено нападение.

Глубокой ночью людей разбудил ужасный рев какого-то диковинного зверя. Все молодые воины разом выглянули из палаток и обратились в слух. Рев повторился. Это был какой-то чудовищный, жуткий, зловещий рык; казалось, он заполнял собой ущелья и переваливал через вершины гор.

«Тигр», — поняли молодые воины. Все затаили дыхание…

В третий раз рев послышался гораздо ближе. У юношей от страха отнялись ноги. Они не боялись ни разбойников, ни злых духов, но никогда не думали, что в этих местах могут водиться тигры и как с ними бороться — никто не знал. Им живо представилось, как зверь, которого привлек запах человека, теперь шаг за шагом приближался к ним…

В четвертый раз рык тигра раздался совсем близко. Один из юношей не выдержал, поднял полог палатки и выбрался наружу. Скоро его примеру последовали остальные воины.

Стояла ясная лунная ночь. Луна заливала землю таким ослепительно-ярким голубым светом, что казалось, будто наступил день, только голые горы оставались совершенно черными.

Молодым воинам казалось, что еще миг — и тигр выпрыгнет из-за кустов. Рев звучал все ближе и ближе, но откуда именно слышался голос зверя, по-прежнему было непонятно.

Сразу за палаточным лагерем начинался лесистый горный склон. Внезапно все росшие там деревья разом зашумели под порывом ветра. В тот же миг молодые воины метнулись к тени, промелькнувшей на склоне горы напротив лагеря, но сразу же бросились от нее прочь вниз по косогору, сторонясь лунного света и стараясь двигаться только по темным ложбинам.

После того как все воины разбежались, окрестности еще несколько раз огласил рев, он становился все сильнее. С последним рыком обладатель ужасающего голоса выскочил на край поляны, где одиноко стоял брошенный всеми паланкин с невестой.

Это действительно был огромный матерый тигр.

Залитый ярким лунным светом, зверь стал медленно обходить паланкин. Внезапно край покрывавшего паланкин полога поднялся, и показалась женская фигурка. Увидев перед собой женщину, тигр непроизвольно отпрянул и прижался к земле.

В бледно-голубом лунном свете невеста, пошатываясь, сделала несколько шагов навстречу тигру, как будто ее притягивало к нему, и внезапно упала без чувств. Так падает старое сухое дерево…


Прошло полтора десятка лет. Женщина, бывшая когда-то невестой, теперь жила в горах с тигром. У них было двое детей — мальчик и девочка. Тигр почти каждый день уходил далеко в горы, где добывал оленей pi собирал дикие плоды, чтобы накормить жену и детей. Женщина сначала горько оплакивала свою несчастную судьбу, но потом смирилась и пришла к выводу, что всему виной ее грехи в прошлой жизни — а раз так, то ей ничего не остается, как провести остаток своих дней женой дикого зверя…

Двое ее детей, мальчик и девочка, по виду ничем не отличались от людей, но души у них были звериные, а характер — буйный и дерзкий. Старший сын вырос особенно крупным и сильным и в поединках никогда не уступал диким зверям.

Однажды в ночь лунного затмения дети вдруг обрели человеческий разум и стали понимать язык людей. Женщина несказанно удивилась и обрадовалась, но радость ее длилась недолго, ибо теперь сын и дочь начали докучать ей вопросами: «Почему мы — люди, а наш отец — тигр?»

Женщине не хотелось раскрывать детям тайну их рождения, но сын и дочь продолжали упорствовать, и матери, в конце концов, пришлось рассказать им о том ударе, который обрушила на нее судьба полтора десятка лет тому назад…

— Но ведь тигр — это не человек, — произнес сын, выслушав рассказ матери. — По-моему, нам нужно как можно быстрее бросить этого зверя-отца и уйти от него к людям.

Сестра согласилась с братом, но мать стала ему возражать:

— Вы двое, если хотите, можете идти. Но я… Я — мать, и потому немного по-другому думаю… Да, раньше я тоже собиралась оставить мужа-тигра, но потом передумала — все равно ведь это меня не спасет… Да и как я смогу убежать от тигра — я, слабая женщина?

— У тигров такие сильные лапы, что они легко пробегают тысячу ли, — продолжала она. — У тигров такие зоркие глаза, что они видят на тысячу ли вперед. Вы, двое, не уступаете вашему отцу в силе ног, поэтому если захотите уйти от него, то, конечно, уйдете. Да, улучите момент, уйдите, доберитесь до города, где живут люди! Но заклинаю вас — живите там по людским законам!

Прошло еще полгода. Однажды тигр в поисках добычи ушел куда-то далеко-далеко, за высокие горы, за глубокие ущелья. Брат с сестрой решили, что настал подходящий момент, чтобы бежать, и принялись уговаривать мать уйти вместе с ними.

Женщина идти не хотела, но сын насильно взвалил мать себе на плечи, взял сестру и вышел из логова отца-тигра. Двигаясь по дороге, которую заранее разведал юноша, путники спустились с гор и через пару дней вышли к людям.

Они увидели поселок, вошли в него, и только тогда мать наконец отказалась от мысли вернуться к оставленному в горах мужу. «Чему быть, того не миновать, — убеждала себя она. — В конце концов, мы же возвращаемся на мою родину…» А детям женщина наказала ни в коем случае не раскрывать тайну своего рождения: «Что бы ни случилось, никому нельзя рассказывать о том, что мой муж, ваш отец, — тигр! Узнают об этом люди — не будет нам жизни от их презрения!»

К вечеру следующего дня женщина и двое ее детей добрались до города, в котором она когда-то родилась. Здесь все переменилось: тот царский дом, к которому принадлежала женщина, давно пал, никого из родственников уже не было в живых, а царством правил другой правитель.

Растерявшись от этих известий, мать и ее дети стояли, не зная, что предпринять. Странных полуобнаженных людей обступили горожане — все в один голос спрашивали, из какой страны они пришли.

— Раньше мы жили в этой стране, — отвечала женщина, — да похитили нас злодеи. Долго мы скитались на чужбине, но теперь, к счастью, я с детьми вернулась в родные места.

Жители города из жалости принесли беженцам еды, дали какую-никакую одежду. На следующий день мать и дети поселились на окраине в крохотной хижине, которую из сострадания построили для них горожане. Благодаря помощи соседей им как-то удавалось сводить концы с концами.

Через месяц маленькое царство начало страдать от частых набегов тигра. Это потерявший семью зверь от тоски по жене и детям воспылал яростным гневом, спустился с гор и, оглашая окрестности ужасающим ревом, стал то и дело врываться в деревни, нападать на людей и резать скот.

Тигр был неуловим. Когда люди думали, что он сегодня появится в деревне, тигр заступал дорогу путникам на горном перевале; когда считали, что зверь ушел в горы, тигр внезапно появлялся в полях неподалеку от города и оттуда совершал набеги на городские кварталы.

Никто не знал точно, сколько людей погубил зверь, но вся страна от страха перед тигром потеряла сон. Особенно трепетали от ужаса путники. Теперь в горах даже группа из нескольких человек не могла чувствовать себя в безопасности, поэтому люди сбивались в караваны из нескольких десятков человек. А путешествовали они не иначе, как держа наготове пращи и алебарды, стуча в барабаны и трубя в трубы, сделанные из больших морских раковин.

Узнав о бедствии, обрушившемся на страну, ее правитель из опасения, что его милосердие к подданным перестанет быть повсеместным, приказал спешно уничтожить дикого зверя.

Приграничные горы, в которых обитал тигр, заполнили охотники со всей страны, но им никак не удавалось застрелить зверя. Нападения тигра продолжались, он появлялся и исчезал, как по волшебству, а охотники лишь понапрасну теряли своих товарищей.

Когда стало ясно, что охотникам добыть тигра не удастся, правитель сам выступил из столицы во главе войска и оцепил горы, в которых скрывался зверь. Более десяти тысяч солдат, разбитых на множество отрядов, целыми днями обшаривали лесные дебри, забирались высоко в горы, спускались в глубокие ущелья.

Но и эти меры привели только к тому, что число убитых тигром людей и животных продолжало множиться, а громоподобный рев зверя стал эхом отзываться во всем горам и долинам едва ли не каждый день. Нередко солдаты, едва заслышав рев тигра, уже начинали дрожать от страха и с громкими криками бежали на подгибающихся ногах вниз по горным склонам…

Объявили набор новых охотников. На призыв монарха откликнулись даже добровольцы из других царств. Охотники вместе с солдатами в поисках тигра забирались в самые глухие горы и ущелья. Теперь зверь не появлялся днем, но зато ночью постоянно нападал на стоянки и лагеря. Не проходило и ночи, чтобы в горах не погибал охотник или не был ранен солдат.

В конце концов, правитель обратился к стране с особым указом, в котором объявлялся набор новых храбрецов для борьбы с тигром. Избавителю царства от тигриной напасти было обещано щедрое вознаграждение, но ни одного добровольца больше так и не нашлось…

Царский указ дошел и до бедной лачуги, в которой жили мать и двое ее детей.

— Неужели мы и дальше будем прозябать в такой бедности? — спросил у матери сын, узнав о царском указе. — Зима скоро, а у нас ни еды, ни одежды… Нужно откликнуться на призыв правителя!

При этих словах сына лицо женщины исказилось мукой:

— Можно ли так говорить?! Он хоть и зверь, но отец ваш. Негоже из-за нашей бедности гневаться на отца и тем более причинять ему зло…

Скоро к брату присоединилась сестра, и они принялись уговаривать мать в два голоса:

— Но ведь тигр — это не человек, можно ли здесь говорить о добре и зле? Мы ведь уже ушли от него, о каких отцах и детях теперь можно вести речь? Нам самим нужно о себе думать, разве не так? А ведь у нас на завтра нет ни зернышка риса!

Мать поняла, что переубедить детей не удастся, смиренно опустила голову и горько расплакалась…

Молодой человек сунул за пазуху кинжал, вышел из дома и двинулся в сторону приграничных гор — туда, где он раньше жил и где теперь набирали добровольцев. В горах, служивших прибежищем тигру, почти у каждой деревни были расставлены заставы. На первой же такой заставе юноша заявил, что он пришел по набору, после чего добровольца направили по цепочке от одного поста к другому. И на каждом посту солдаты бранили глупого юнца, который не боится тигра, а некоторые упрекали его за безрассудство и советовали немедля возвращаться домой. Но молодой человек пропускал эти слова мимо ушей.

Миновав так несколько застав, молодой человек, в конце концов, оказался перед царским шатром, стоявшим у подножия горы, где и удостоился встречи с правителем.

— И как же ты думаешь справиться с этим зверем? — обратился монарх к своему единственному добровольцу. — Какие-то особые уловки знаешь?

— Увижу тигра, подойду поближе и заколю его — вот и все! — ответил юноша.

Присутствовавшие военачальники рассмеялись, но правитель даже не улыбнулся:

— Тогда за дело! — сказал он.

Впрочем, следующие несколько дней юноша провел в горном лагере безо всякого дела: окрестные горы и долины были плотно оцеплены пешими и конными воинами, однако тигр в эти дни почему-то здесь не показывался.

Но вот однажды ночью молодой человек проснулся от громких кличей и грохота боевых барабанов, которые гулким эхом отдавались в горах и долинах. Прибежавший солдат сообщил, что в лесу только что видели тигра.

Юноша сунул кинжал за пазуху и выбежал из палатки. Ночь была такая лунная, что казалось, будто уже наступил день. От самой палатки пока хватало глаз — повсюду виднелись фигуры солдат. Они рассыпались по берегам ручьев, по склонам холмов, по горным кручам, скрывались среди рощ и перелесков. Огромным кольцом оцепления был окружен густой девственный лес, в котором, как говорили, и скрывался тигр.

Солдат было великое множество: одни крепко сжимали в руках мечи, другие готовили алебарды и луки, третьи молились. Были и такие, кто при известии о появлении тигра едва не бросился бежать.

Юноша прошел мимо солдат, миновал линию оцепления и вышел в поле. Теперь только это поле, поросшее высоким бурьяном, отделяло его от цели — леса, в котором скрывался тигр. И как только молодой человек сделал по полю первые шаги, как разносившиеся повсюду боевые клики, звуки труб и барабанов вдруг разом смолкли.

Молодой человек добрался до опушки леса и остановился. Он подумал, что тигр, наверное, укрывается где-то глубоко в чаще, но тут же понял свою ошибку, ибо увидел зверя, который сидел на большом плоском камне у самой кромки леса.

Это и впрямь был тигр. Его отец.

Освещенный прямым лунным светом, тигр сидел недвижимо, как статуя, и только глаза у него сверкали…

Юноша, наконец, поднял взгляд на тигра. Он не видел в нем отца. Нет, теперь перед ним стоял дикий зверь, стоял враг, которого нужно убить — иначе он убьет тебя…

Тигр смотрел в сторону юноши широко раскрытыми глазами, но оставалось непонятным, видит он его или нет — зверь по-прежнему не двигался.

Наконец, тигр медленно поднялся, вытянул вперед передние лапы, выгнулся дугой и издал высокий, протяжный рык. Задул ветер, закачались деревья.

Зверь описал по камню короткий полукруг, опустил хвост, изогнулся и низко наклонил голову. Теперь он был готов к броску на этого дерзкого юнца, который посмел подойти к нему столь близко.

Глядя прямо в глаза зверю, юноша тоже принял боевую стойку, но в следующий миг тигр вдруг внезапно обмяк, словно передумал атаковать противника, снова вытянул вперед передние лапы и с самым безобидным видом опустился на камень.

Юноше стало ясно, что тигр его узнал.

Он подошел поближе. Тигр не шевелился. В глазах зверя не было ничего, кроме нежности и любви. Юноша влез на камень. Тигр медленно повернул к нему голову. Молодой человек подошел еще ближе и склонился над зверем. Тигр лег набок, сощурил глаза и снова пристально оглядел юношу взором, полным невыразимой любви и нежности.

«Отец!» — ударило в грудь юноши теплое чувство, но он сразу отогнал его, нащупал за пазухой кинжал и в мгновение ока глубоко всадил его в брюхо тигра.

Закапала кровь; ее черные брызги разлетались по поверхности камня. Тигр забился в страшных судорогах, но не выказал ни гнева, ни ярости. Он по-прежнему не отрывал от юноши кроткого, полного любви взгляда. Молодой человек изо всех сил рванул кинжал вверх и распорол тигру брюхо.

По лицу тигра впервые пробежала мука. Зверь широко раскрыл рот, будто хотел напиться лунного света, потом несколько раз взвыл то высоким, то низким голосом… Наконец, силы оставили его, тигр вытянулся и испустил дух.

На следующий день молодой человек предстал перед правителем.

— Кто ты, из какого царства и как сумел сотворить столь невиданное дело? — спросил его монарх.

— Я из вашего царства, в детстве рос в горах, там узнал звериные повадки, вот и все, — ответил юноша. Но правитель не удовлетворился таким ответом:

— Здесь что-то нечисто, — произнес он. — Поведай нам все без утайки! Расскажешь — тогда сверх награды за избавление от тигра еще более щедро вознагражу тебя!

Юноша не отвечал.

— А будешь молчать, — продолжал монарх, — тогда не останется ничего иного, как изгнать тебя из царства. Наши подданные не смеют идти против воли правителя!

Молодой человек и на этот раз ничего не ответил. Однако правитель не собирался отступать. Каждый день, снова и снова, он призывал юношу к себе и то сулил ему невиданные блага, то грозил всяческими карами. И однажды молодой человек перестал скрытничать и поведал монарху тайну своего рождения. Юноша в подробностях рассказал, как бежал от отца-тигра, как вернулся в родное царство, как прозябал в нужде и бедности и как решил откликнуться на призыв правителя.

Выслушав юношу, правитель произнес:

— Ты, добродетель поправ, на родного отца руку поднял! Мало того — жизни его лишил! Как же тогда ты будешь вести себя с другими, тебе неродными? Воистину, трудно привадить дикого зверя, но легко совершить злодеяние! Ты сделал большое дело — избавил народ от напасти. Но лишать жизни отца родного — это вершина жестокосердия! За геройский поступок твой богато награжу тебя, но за свершенное зло караю изгнаньем из царства! Быть по сему! Воистину, не бывать в царских законах кривде, не бывать в словах государя обмана!

Молодого человека увели домой, и он стал ждать новых повелений монарха.

Между тем по приказу правителя построили два больших корабля и доверху нагрузили их съестными припасами и роскошными одеждами. Когда оба корабля были готовы, к ним привели юношу и его сестру, и каждый поднялся на свой корабль. В день, когда корабли должны были выйти в море, на берегу собрались огромное число людей, чтобы поглазеть на это зрелище.

Так мудрый правитель славно вознаградил и отменно наказал брата и сестру. Что же до их матери, то она осталась в его царстве. За то, что женщина не отступила от своего супружеского долга, монарх даровал ей домик и средства на пропитание…

Сильное южное течение подхватило корабли и унесло их в открытое море. Через месяц корабль юноши прибило к берегам какого-то острова. Увидев на острове густые леса и обильно плодоносящие деревья, юноша решил остаться здесь жить. Через несколько лет у этих берегов потерпело кораблекрушение судно, на котором находился измученный морским переходом купец со своей семьей. Молодой человек убил главу семейства, а его дочерей оставил жить на острове. У юноши от этих девушек родилось множество детей; все они выросли сильными и здоровыми. У других потерпевших кораблекрушение вблизи острова также рождалось много детей. Через несколько веков население острова разделилось на господ и подчиненных, высших и низших. Был построен столичный город, деревни, возведено несколько замков…

Рассказ юноши о том, как он убил тигра, передавался на острове из поколения в поколение как предание о далеких предках. С годами тигр в этом рассказе постепенно превратился во льва. В конце концов, лев, которого, по преданию, убил пращур островитян, стал символом этого царства, и царство это стали называть Страной Львов.

А корабль, на котором находилась сестра юноши, счастливо избежал кораблекрушения и достиг запада Персии. Здесь девушка очаровала местное божество и произвела на свет множество девочек, положив начало Великому западному царству амазонок.

С этими легендами можно познакомиться в сочинении преподобного Сюань-цзана[70] «Записки о путешествии в Западный Край при Великой династии Тан». Сам Сюань-цзан не добрался до Страны Львов, но слышал рассказы жителей тех мест и записал их.

«Люди Страны Львов ростом низки, обличьем черны. У них квадратные челюсти и высокие лбы. По природе своей они свирепы, без вреда для себя пьют вино, настоянное на перьях ядовитых птиц. Но люди эти храбры и отважны, ибо они — потомки дикого зверя» — такими словами заканчивается повествование об этом царстве в «Записках» Сюань-цзана.

Кстати, во времена путешествия Сюань-цзана в Индию в первой половине VII века это островное царство уже называлось не Страной Львов, а носило другое имя — Симхала. Теперь этот остров называется Цейлон. А на каком острове находилось Великое западное царство амазонок, основанное сестрой первого правителя Симхалы, — того сегодня уже никто не знает…


В СТРАНЕ РАКШАСИ | ЛОУЛАНЬ и другие новеллы | ЕВНУХ ЧЖУНХАН ЮЭ