home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 11


Я не знала, что ему ответить на это. В голове всплывали какие-то отрывочные мысли о

правилах морали, профессиональной субординации и прочей чепухе, но под прямыми

"лучами" его ласкового взгляда вообще не могла толком думать. Он стал наклоняться, а я и

не подумала отдалиться. Словно в замедленной съемке, наблюдала, как его красивые губы

приближаются к моим, а сердце с диким восторгом стучало набатом, ожидая, когда

наступит момент соединения.

С прикосновением Джара вернулась привычная дрожь. Я не могла пошевелиться,

прислушиваясь к внутренним ощущениям. А он не давил, действовал очень мягко и

ненавязчиво. Сначала его губы лишь слегка коснулись моих. Он плавно отстранился и

внимательно посмотрел в мои глаза, проверяя реакцию. Мне понравилось то, что он со мной

сделал. Очень. Перевела взгляд на его губы, и этот знак он расценил абсолютно верно.

Зарылся пальцами в мои волосы и притянул к себе.

Больше я не хотела бездействовать, мне нужно было участвовать в этом безумии под

названием "Поцелуй с начальством". И я поддалась его власти, открываясь для него. Наши

языки сплелись в древнем танце любви, тела пылали такой страстью, что я забыла, как

дышать, полностью отдаваясь наслаждению. Энергия внутри раскалилась до предела, внизу

живота образовался тягучий ком возбуждения, а из груди вырвался стон. Джар ненадолго

отстранился, давая возможность отдышаться, но ласки не прервал. Его губы прошлись по

скуле, спустились на шею и, наконец, добрались до ушка. До затуманенного страстью разума

дошел мягкий шепот соблазнителя:

- Ты только моя, Аэлита. Только моя.

И все началось заново. Наш поцелуй набирал такие обороты, что мне стало страшно за

свое душевное равновесие. Таких сокрушительных чувств я не испытывала никогда в жизни.

Эйфория и удовольствие буквально разливались по венам. Я никогда и ни за что не хотела

бы это прерывать, лишь идти вперед, идти до конца.

- Джар, - его имя вырвалось вместе с очередным стоном. Это был потрясающий звук.

Хотелось снова и снова произносить его имя, когда он будет максимально близко ко мне,

даже когда он окажется во мне, и наши тела соединятся в единое целое.

Разум от избытка гормонов счастья отключился окончательно, и мною завладели

инстинкты. Не прерывая поцелуй, перелезла со своего кресла Джару на колени и отчетливо

ощутила силу его возбуждения. Теперь глухой стон издал он, еще сильнее прижав меня к

себе и слегка раскачивая. Он все-таки довел меня до безумия, потому что я прошептала в его

губы то, что сама от себя не ожидала:

- Хочу тебя. Сейчас.

Услышав это, он медленно отстранился, взволновано глядя на меня. И надо ж было моей

совести проснуться именно в этот момент. "Вот же дура!". Я прикусила нижнюю губу и

отвела взгляд от пытливых глаз капитана.

- Ты же не собираешься прямо сейчас отказываться от своих слов? – улыбаясь, спросил

он, приподнимая мое лицо за подбородок.

Я окончательно залилась краской и с трудом удержала его взгляд.

- Я просто... - неловко начала оправдываться, - простите, не знаю, что на меня нашло. Я

плохо себя контролирую и подозреваю, что вы каким-то образом влияете на мое сознание,

капитан.

А что? Лучшая защита – нападение! Так всегда учили в академии.

- Нет, Лита, - немного посерьезнел Раджар. - Между нами образовалась особая связь.

Сама Вселенная свела нас вместе.

Я нахмурила брови, пытаясь представить как это возможно, и недоверчиво посмотрела

на кэпа.

- Мне трудно в это поверить. Звучит нереально!

- Я знал, что ты не поймешь, - тяжело вздохнул он. - Земляне не испытывают чувства

притяжения к своим половинкам.

- Хотите сказать, я – ваша половинка?

- Может, перестанешь мне выкать? Это звучит странно, особенно если учесть, что ты

сидишь на моих коленях.

Бездна! Действительно, сижу! Я в ужасе округлила глаза и попыталась слезть, но Джар

сжал ладонями мои ягодицы и придвинул к себе. Слегка спавшее возбуждение вновь

взлетело до высот.

- Не пущу! - хищно оскалился мужчина.

Но было уже слишком поздно, совесть окончательно отрезвила меня и укротила так

некстати распоясавшиеся инстинкты. А профессионализм так вообще требовал немедленно

сесть в свое кресло и проверить все показатели.

- Капитан... - начала я, но под насмешливым взглядом, все же сдалась. - Джар, а не могли

бы мы продолжить этот разговор вне дежурства? Все-таки, мы приближаемся к Плутону, а

там нас ждут пираты.

Кристон вмиг посерьезнел, но все еще крепко прижимал меня к себе.

- Ты права. Ты только не волнуйся, мы легко справимся с этим заданием, а затем я отвезу

тебя домой. К нам домой.

Я смотрела на него, как на чудо Вселенной, не веря ни единому слову, но спорить не

стала. На красивые речи и громкие обещания у меня давно выработался иммунитет. И хоть у

Кристона железная репутация человека своего слова, мне все равно трудно поверить, что

кто-то пойдет против дяди Эдгара. Хотя невозможно отрицать тот факт, что из всех мужчин

на этом корабле меня интересует только один – капитан. И дело вовсе не в его высоком

статусе, влиянии и положении в обществе. И уж точно не в его "сногсшибательной"

внешности. Это будто... действительно притяжение, как у разнозаряженных полюсов

магнита. И если допустить, что он испытывает то же самое...

- Входящий вызов из гаражного отсека, капитан, - прозвучал голос Миры.

Я быстро вернулась на свое место – на этот раз меня отпустили. Кристон включил связь,

и на галоэкране возникли эйрэ Пэйто и доктор Праус. На заднем плане маячили другие

члены команды.

- Все готово к ритуалу, капитан, - отозвался Эрик.

- Хорошо, - кивнул тот. - Вуст с вами?

- Капитан? - на галоэкране тут же показалось непроницаемое лицо первого пилота,

измазанное какой-то белой мазью, видимо, от гематом.

- За штурвал, - решительно издав приказ, Джар отключился.

- Мне жаль, что ты поссорился с другом, - виновато произнесла я.

- Не напоминай, - зло процедил он.

- Этого больше не повторится, капитан, - заверила его. - Я не встану со своего места.

- Думаешь, я оставлю тебя здесь с ним? - возмутился он. - Ни за что!

- Первый пилот Вуст. Доступ разрешен, - произнес голос системы у входного люка.

Пока Алек направлялся к панели управления, Джар взял мою руку, помог встать с кресла

и больше не отпускал.

- Первый пилот по вашему приказанию прибыл, - вытянулся Алек, отдавая честь.

- Вольно, - буркнул капитан. - Включи галовизор и наблюдай за прощальной

церемонией.

- Есть, капитан.

Вуст смотрел прямо перед собой, весь такой официальный и обиженный. Но Джара,

казалось, это мало волновало. Может, они не такие уж и друзья? Пока я размышляла,

капитан потянул меня за руку в сторону главного подъемника.

- Тебе раньше доводилось видеть прощальную церемонию? - спросил Кристон, когда мы

оказались в коридоре.

- Нет.

- Приятного мало.

Перед тем, как зайти в гаражный отсек, я все-таки отвоевала свою ладонь у Кристона. Он

не стал спорить, но посмотрел с явным недовольством. Вся команда была в сборе и, как

только увидели капитана, дружно отдали честь.

- Вольно, - молвил он, окидывая команду зорким взглядом.

В гаражном отсеке находились спасательные капсулы и боевой звездолет. Помимо

большого центрального люка, через который вылетали разведывательные дроиды и

звездолет, был еще один – маленький, предназначенный как раз для подобных мероприятий.

У люка с большим иллюминатором находилась платформа, планирующая на уровне моих

коленей, на ней лежало упакованное в гидропластик тело мужчины.

- Как ни прискорбно, но я должен сообщить пренеприятнейшую новость, - начал

капитан, обращаясь ко всем. - Член команды боевого истребителя "Армагеддон", наш друг,

верный страж Земного Союза, муж и отец троих детей – Левар Маармар – скончался этим

вечером. Причина смерти – внезапная остановка сердца. Как показали посмертные

исследования, которые провел доктор Праус, никакого воздействия на организм вредными

веществами или препаратами не выявлено. Это позволяет сделать выводы, что смерть

наступила естественным путем.

Повисла тишина. Капитан давал всем возможность осмыслить его слова. Затем, встав в

стойку, Джар повернулся к платформе и положил правую руку на грудь, отдавая честь. Все,

включая меня, в точности повторили его действия.

- Открыть внутренний боковой люк, - отдал приказ Кристон.

Эйрэ Пэйто, стоявший у консоли управления, ввел код доступа, и система оповестила об

открытии. Платформа медленно поползла в очистительное помещение, и люк за ней сразу

же закрылся, отделяя нас от тела.

- Открыть внешний боковой люк, - уже тише произнес капитан Кристон.

Спустя пару секунд в эргостекле иллюминатора мелькнул открытый космос, который

принял тело погибшего. Очень грустный момент. Я совсем не знала этого человека, но,

наблюдая прощальную церемонию, ощутила какое-то разрывающее сердце чувство. В такие

моменты задумываешься о чем-то великом, вечном: о жизни, о существовании, о Вселенной.

Насколько один человек мелок и незначим по сравнению со всем этим...

- Верность, воля, порядок, - проскандировал капитан лозунг стражей Земного Союза,

вновь отдавая честь.

Все дружно повторили за ним, и лишь после этого прозвучал приказ о закрытии

внешнего люка.

- Мы никогда не забудем нашего сослуживца, - повернулся Джар к членам команды. - На

корабле объявлен суточный траур. Всем соблюдать порядок.

- Есть, капитан, - раздался гул голосов.

- Вольно. Разойдись.

По окончании церемонии Кристон сразу подошел ко мне и, взяв за руку, вывел прочь из

гаражного отсека под любознательными взглядами остальных.

- Устала? - спросил Джар, ведя меня по узкому длинному коридору в направлении рубки.

- Нет, капитан.

Тот недовольно покачал головой и вновь задал вопрос:

- Голодна?

- Нет.

- Что-то болит?

Закатила глаза. Он что, издевается? Решил достать меня вопросами?

- Нет!

- Не откажешься провести со мной ночь?

- Нет, - на автомате ответила я, а затем, осмыслив, остановилась и в шоке уставилась на

капитана. - Простите, что?

Джар тихо рассмеялся и с хитрой ухмылкой вплотную подошел ко мне, чтобы

соблазнительно прошептать на ушко:

- Я имел в виду ночное дежурство. Но если у тебя есть другие предложения, с

удовольствием их выслушаю.

Мои щеки залил густой румянец, а губы расплылись в смущенной улыбке. Он меня

сделал! А ведь даже на секунду не промелькнула мысль о ночном дежурстве!

- Я смотрю, вы любите поиграть словами, капитан?

- Если только словами, второй пилот, - в тон мне ответил Джар. - Но не чувствами. И уж

точно – не вашими.

Не уверена, что как следует поняла смысл его слов, но они определенно мне

понравились. Кристон вновь схватил мою ладонь и завел в рубку.

- Капитан!

Вуст тут же встал с кресла у пульта и отдал честь.

- Доложить обстановку.

Пока Алек отчитывался, я уселась за штурвал на место первого пилота и проверила

радар. Все тихо. До зоны орбиты девятой планеты осталось восемь часов пятьдесят пять

минут по корабельному времени. Надо же, уже третий час ночи. Как быстро пролетело

время. "Надо было следить, а не облизывать капитана", - заворчала совесть. Но как бы она ни

распиналась, стыдно все равно не было. Ни капельки! Кажется, капитан Кристон, сам того

не ведая, пробудил мою развратную натуру, которая спала все эти годы. А теперь, стоит

оказаться рядом с Джаром, все чаще возникают мысли о нас двоих, и непременно – в

горизонтальной плоскости.

- Вольно. Свободны, первый пилот, - холодно произнес Кристон.

- Есть, капитан.

Через пару секунд мы остались одни, и я вновь ощутила, как чувства собираются в груди

тугим комом. Это было предвкушение.

Боковым зрением заметила, что капитан усаживается в соседнее кресло, и сразу ощутила

его пристальный взгляд. Я точно знала, о чем он сейчас думает. Мои губы горели пламенем,

а тело было окутано легким возбуждением.

- Мы не должны этого делать.

Я первая не выдержала напряжения, но лица к нему не повернула.

- Делать чего? - заинтересовано спросил капитан.

Недовольно покачала головой и настойчиво произнесла:

- Вы знаете!

- Хм... Это то, о чем я думаю? - расстроено спросил он.

- Именно!

- Что ж...

Он дернул к себе мое кресло и, не обращая внимания на вялые попытки сопротивления,

пересадил к себе на колени.

- Я с тобой полностью согласен, - довольно улыбнулся он. - Мы не должны находиться на

таком огромном расстоянии друг от друга.

- Джар! - возмутилась я, ощущая, как разбушевались гормоны.

- Ты опять сопротивляешься, - укоризненно напомнил он.

- Во-первых, - не уступала я, - на корабле траур. Во-вторых, то, что было... Это временное

помутнение рассудка, минутная слабость, капитан. И я не хочу, чтобы вы думали, что меня

так легко собла...

Рот мне закрыли уверенным поцелуем, так и не дав выразить свою мысль. И понеслось...

Не в силах сопротивляться сладостным ощущениям, прикрыла глаза. Тут же в сознании

мириадами звезд вспыхнули огни. Казалось, мозг готов расплавиться от переизбытка

счастья. Я словно с головой окунулась в совершенно иной мир, другое пространство,

параллельную реальность, где абсолютно ничего не было вокруг – лишь темнота, я и он. А в

следующее мгновение будто кто-то включил свет. Я вновь оказалась в рубке "Армагеддона",

сидящая на коленях капитана. Он больше не целовал меня, а со смешинками во взгляде

изучал.

- Прости, пожалуйста. Продолжай.

О чем это он? Ах, да! Моему нетрезвому мозгу понадобилось еще несколько секунд,

чтобы вспомнить спутанные мысли. А потом я разозлилась. Правда, совсем слегка, потому

что, похоже, я вообще не могу на него злиться.

- Это было нечестно с вашей стороны, - вынесла вердикт я.

- Да, - улыбнулся хитрец, - признаю. Возможно, мои методы несколько...

- Нагловаты?

- Ну... Да!

Увидев мой недовольный взгляд, Джар вмиг посерьезнел.

- Я понял, что ты хотела сказать. И только потому, что это была глупость, я заставил тебя

замолчать.

- Вовсе не глупость, - возмутилась я и все-таки слезла с его колен. А затем стала нервно

расхаживать по рубке, пытаясь сформировать мысли. И таки нашлось, что сказать. Может,

виноваты недавние события, а может, просто стресс, но меня опять потянуло на истерику.

- У вас изначально сложилось обо мне неправильное мнение. Будто я легкомысленная

дурочка, случайно попавшая на ваш корабль. Ну, допустим, поступок действительно

легкомысленный, но я была в отчаянии, - воскликнула я, продолжая наматывать круги. - И я

понимаю, что вас во мне привлекает, - на секунду остановилась, чтобы указать на свое тело.

- А за неимением в открытом космосе других вариантов вы, как капитан, решили оставить

меня для личного пользования, так сказать. Но я не собираюсь быть трофеем и насечкой на

спинке кровати в ознаменование очередной «победы». И вообще, - ну, что сказать, тут я

окончательно разошлась, - если вы подумали, что через меня можно сблизиться с главным

командором земной армии...

Громкий шум прервал мою гневную и в то же время отчаянную тираду. Кристон так

резко встал со своего места, что тяжелое кресло второго пилота повалилось на пол. Я

поймала обжигающий взгляд Раджара и поняла, что ничего хорошего меня не ждет.

- Что ты только что сказала? - вкрадчиво спросил он, надвигаясь, словно каменная гора.

Тяжело сглотнув, стала отступать назад. В ушах пульсировало давление, сердцебиение

ускорилось, я буквально почувствовала себя загнанной ланью перед разъяренным хищником.

- Ну...я.., - хотела найти оправдание, но не смогла вымолвить ничего достойного.

Когда уперлась бедром о центральный стол системы, Джар остановился в шаге от меня,

меча молнии. Молчание затянулось, стало неловко, но я все еще не знала, что сказать.

Вспомнились все ласковые слова и поступки, что были в этот день. Обещания в его

исполнении звучали так искренне. Нежные взгляды были такими манящими, а поцелуи –

незабываемыми. Тогда что не так?

- Значит, ты не поверила мне, когда я сказал, что ты моя женщина, Аэлита? - пророкотал

голос Кристона, заставляя меня поежиться от противных мурашек по коже. - И не поверила

тогда, когда я назвал тебя своей второй половинкой? Моей айлинэ?

- Я не знаю, что такое "айлинэ", - зачем-то пискнула я.

- И ты наверняка не поверила мне, - продолжил гнуть свое разозленный капитан, - когда

я пообещал забрать тебя в наш дом.

Он наклонил голову, смотря на меня исподлобья, и явно ожидал ответа. Его вид пугал:

взгляд безумный, как тогда, с Вустом, плечи напряжены, руки вытянуты по швам, а пальцы

плотно сжаты в кулаки. Я смогла лишь отрицательно покачать головой. Притом врать не

стала, ответила правду.

Кажется, Джар совсем не ожидал такого исхода, потому что его лицо стало меняться на

глазах. Жесткие черты смягчились, сложившись в выражение непонимания, даже волнения.

Капитан был в растерянности.

- Почему? - уже мягче спросил меня, сокращая дистанцию между нами. - Почему, Лита?

Его огромные ладони легли на мои щеки, и он коснулся своим лбом моего, окончательно

вторгаясь в личное пространство. Ладно, хватит лицемерить самой себе. Мне нравится,

когда он так делает. Когда крадет мой воздух, и мы дышим в унисон. Когда он так близко,

что сердце замирает, а сознание погружается в приятное забытьё. И, бездна поглоти, да! Да,

хочу, чтобы все, что он озвучил, было правдой. Хочу, чтобы он забрал меня с собой, и я стала

для него единственной женщиной. Бездна, я даже готова рвануть за ним на край Вселенной.

Потому что... хочу любить. Безгранично. Безоглядно. Безумно. Хочу не просто доверить, а

полностью отдать этому мужчине свое сердце, душу, тело. Только ему... всю себя, без

остатка. Но... Боюсь. Очень боюсь вновь споткнуться, упасть и беспомощной сломанной

куклой лежать в грязи.

- Боюсь, - шепотом вторила я, чувствуя, как одинокая слеза катится по щеке.

Джар приподнял мое лицо и очень нежно коснулся губами соленой капельки.

- Ты боишься меня?

Это даже больше звучало как утверждение, чем вопрос. И столько горечи было в его

голосе, что мое сердце защемило от дикой печали. Он абсолютно неверно расценил мои

слова, наверняка подумав о своей внешности.

- Нет, - уверенно ответила я.

- Да ладно, Лита, это же очевидно, - голос Раджара мгновенно похолодел, а лицо

превратилось в непроницаемую маску. Я понимала, что он делает. Пытается закрыться,

отдалиться. Но не смогла ему позволить сделать это. Вопреки собственным сомнениям

несмело подняла ладонь и очень осторожно прикоснулась к обезображенной стороне лица.

Провела кончиком пальца ото лба, вдоль виска, спустилась на щеку и остановилась на уголке

губ. Он не шевелился все это время, пристально всматриваясь в мое лицо. Если он думал

увидеть там отвращение, то очень ошибся.

- Я боюсь не тебя, - твердо повторила, глядя в красные глаза.

- Тогда чего? - тяжело выдохнул он, будто понять меня дано лишь высшему интеллекту.

- Скорее, себя, - попыталась объяснить. - Я знаю, что в наше время стабильные

отношения между мужчиной и женщиной – большая редкость. Пары разбегаются всего через

несколько лет, а о верности вообще не стоит зарекаться. Но я так не могу. Все мое естество

кричит, что так неправильно. Я хочу... - почему-то стало стыдно озвучивать свои глупые

принципы такому властному мужчине, как Джар. Мне казалось, он сейчас рассмеется мне в

лицо и посчитает ненормальной. Но он потребовал продолжить, и я рискнула поделиться

своими тревогами и переживаниями.

- Хочу, чтобы меня любили всегда, всю жизнь. И лишь меня одну. Никаких других

женщин на стороне, никаких измен. И сама готова отдавать всю себя. Знаю, это звучит

нереально. Но у моих бабушки с дедушкой было именно так. Они всегда были для меня

примером идеальной семьи. А вот мои родители за двадцать лет разбегались шесть раз, и это

вовсе не делало меня счастливой. Может быть, это и наивно, но я мечтаю встретить

мужчину, который стал бы мне надежной опорой и защитой. Чтобы прожить с ним

счастливую жизнь, родить ему детей, любить его в болезни и здравии до самой старости, а

потом умереть в один день.

С каждым моим словом на лице Раджара расплывалась улыбка, а на последних словах он

и вовсе рассмеялся. Ну вот... Так и знала, что не поймет.

- Куда? - все еще смеясь, воскликнул он, когда я попыталась выскользнуть из кольца его

рук. - Прости, сладкая, но теперь я точно тебя не отпущу.

Я мгновенно перестала вырываться. Ладно, допустим, он привлек мое внимание этим

своим "сладкая". Но все же...

- Что значит – не отпустишь, Джар? Что вообще значат все твои слова и обещания?

Он изогнул губы в той кривоватой ухмылке, которая заставляет мое сердце биться чаще,

и, нежно поглаживая мои плечи, ответил:

- Проблема в том, что ты ищешь в моих словах скрытый подтекст. Но его там нет: я

говорю лишь то, что действительно собираюсь делать. Я никогда не врал тебе и не хочу

строить наши отношения на лжи. Я хочу твоего полного доверия, когда говорю, что ты лишь

моя. Почему это так сложно для тебя?

Я была переполнена чувствами. Очень разноречивыми, сбивающими с толку чувствами.

Сама не знаю, как убедить себя переступить через собственные страхи, нарушить свои же

правила... Взять и поверить.

- Бездна, мы знакомы всего два дня, Джар! Два!

- И? - беззаботно пожал плечами он. - Я понял, что мы будем вместе, в ту самую секунду,

когда увидел твои прекрасные глаза. Целых два дня я мучаюсь от неразделенной любви. Ты

отдаешь себе отчет, что нарушаешь душевное равновесие своего капитана?

Я сжала губы, чтобы не улыбнуться, потому что не хотела терять нить серьезности этого

разговора. Но через секунду мне вообще не пришлось больше думать. Видимо, капитану

срочно было необходимо возобновить душевное равновесие, как еще объяснить его

внезапный порыв меня поцеловать? Наверное, это стало последней каплей, переполнившей

сосуд. Каплей, которая заставила все чувства, которые я так усердно прятала внутри,

необратимо вырваться наружу.

Не могу сказать точно, в какой именно момент я окончательно сдалась в поединке с

собой. Было ли это от его признания, либо же я просто поняла, что хочу целовать эти губы

всегда... Но когда Джар отстранился, и наши глаза вновь встретились, уже не могла отрицать

очевидное: я влюбилась в капитана. Только в этот раз было такое чувство, что если он

обманет или предаст, как сделал Айван, то это не просто введет меня в депрессию. А

уничтожит навсегда. Было страшно, но я, словно глупый мотылек, летела на обжигающий

свет, надеясь, что теперь он станет для меня чем-то прекрасным. Увидев это, он понял, что я

сдалась, и в его глазах блеснул победный огонек, а на лице просияла легкая улыбка. Я хотела

что-то сказать, возможно, попросить не спешить, но расчетливый капитан опять меня

опередил и пустил в ход самое действенное оружие против женского сомнения – поцелуй.


Глава 10 | Единственная во вселенной | Глава 12