home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 19


Аэлита

Сквозь маленький иллюминатор каюты виднелась Земля. Я дома, но на душе тревожно.

За трое суток я не получила никаких известий. Меня никто не посещал. Неизвестность

сводила с ума. Все попытки что-то сломать или уничтожить были безрезультатными.

Казалось, на борту корабля все вымерли, и меня никто не слышит. На горизонте как раз

показался находящийся в трёхстах тысячах ларков (100 км.) от Земли орбитальный военный

космопорт. Сердце забилось чаще в предвкушении прибытия. Скоро меня, наконец, выведут

из каюты и посадят в компактный звездокар. Возможно, я увижу Джара. Нет, я точно его

увижу, или я не Аэлита Айдар.

Прошло около часа, и вот корабль получил разрешение на посадку и пристыковался. Я

слышала гул шагов в коридоре, но мой крик по-прежнему игнорировали. Но все равно, я

дождалась, свершилось! Меня выпустили. Два стража с каменными рожами обступили меня

с обеих сторон и, подхватив под руки, потащили вперед по пустому коридору звездолета

прямо к выходу. Все мои вопросы, просьбы и требования они игнорировали. Не люди –

роботы. Я решила подождать: было интересно, куда же они меня ведут. Оживлённый обычно

космопорт сегодня, на удивление, был абсолютно пустым. Где-то в другом конце слышался

топот ног, но было слишком далеко, чтобы кого-то разглядеть.

- Джар! - завопила я в никуда. - Джар!

Стражи резко дернули меня, шикнули и ускорили шаг. Отклика на свой зов я не

услышала. Конвоиры завели меня в темное помещение, из него – в узкий коридор, а затем

мы попали зал отбытия звездокаров на Землю. Я увидела до боли знакомый кар и

притормозила, но стражи упрямо тащили меня вперед, в лапы монстра.

Люк передо мной открылся, и на пороге возник дядя Эдгар собственной персоной. Я

многое могла бы ему сказать, но почему-то промолчала. Покорно вошла внутрь и позволила

усадить себя в пассажирское кресло. "Арктика" была огромным звездокаром премиумкласса. Если сильно захотеть, в нем можно устроить космическое диско. Стражи заняли

места пилотов, а дядя молча уселся в кресло напротив меня.

- Где капитан Кристон? - требовательно спросила я. На данный момент меня больше

ничего не интересовало.

- Аэлита, - дядя принял образ мудрого покровителя и снисходительно улыбнулся. - Ты

многое пережила, я понимаю, девочка моя. Не волнуйся, как только я доставлю тебя на

Цэрру, ты сразу пройдешь полный курс реабилитации.

- Как в прошлый раз, дядя? - хмыкнула я. - Когда погибли мои родители? Тогда ты тоже

обо всем позаботился, верно?

Лицо мужчины посуровело – мой издевательский тон ему явно не понравился.

- Я всегда о тебе забочусь, Аэлита.

- Ты заботишься только о себе и своем состоянии, дядюшка.

- Хватит, - воскликнул он, стукнув кулаком о подлокотник, обтянутый натуральной

змеиной кожей. - Ты слишком молода и неопытна, совсем не понимаешь, кто тебе враг, а кто

– друг. Кристон – предатель и преступник, его ждет соответствующая участь.

- Вот как? - съязвила я. - А кто же тогда я? И какова моя участь?

Дядя тяжело вздохнул и на секунду замолчал, обдумывая слова.

- Я хотел отгородить тебя от всего этого, девочка. Пытался не допустить твоего участия в

разбирательстве, чтобы не впутывать, но капитан Жердан...

Дядя недовольно поджал губы и покосился на стражей. Они были достаточно далеко,

чтобы не слышать нашего разговора.

- Я очень ошибся в нем. Кто-то связался с Канцлером и доложил, что ты была на

"Армагеддоне" и участвовала в событийях. Поэтому твоё обязательное присутствие

требуются во время следственных действий и военного суда над капитаном Кристоном.

- То есть, ты просто хотел меня спрятать? - поразилась я. - Всем сказать, что меня там не

было, а Кристона обвинить в предательстве?

Вопросы были риторическими, ответов не требовали, но я должна была озвучить

коварные планы дядюшки.

- А как же еще шестеро человек, которые были с нами? Они ведь не будут врать, дядя.

- Нет, не будут, - спокойно согласился он. Подозрительно спокойно. От внезапно

нахлынувших мыслей я насторожилась. Неужели он убьет их? Да, ради спасения своего

положения он сделает это. У меня нет доказательств, но, глядя на него сейчас, я с

уверенностью могу сказать, что именно он убил моих отца и маму, его сестру, для

достижения своих целей.

- Ты монстр, - прошипела я, сцепив руки в кулаки.

Эдгар бросил на меня предупреждающий взгляд и самодовольно хмыкнул, снимая все

маски.

- Вижу, по-хорошему ты не хочешь. Что ж, все равно будет по-моему...

Он с победным блеском в глазах уставился в иллюминатор, и я проследила за его

взглядом. Три военных звездолета направлялись в сторону Земли. Я чувствовала: Джар был

там, в одном из них. Мне безумно захотелось оказаться сейчас рядом с ним, попасть в

крепкие мужские объятия и никогда больше не расставаться. Сердце ныло, и я собралась с

духом, чтобы молить монстра о пощаде.

- Дядя, я...

Меня прервал резкий толчок звездолета. Я дернулась вперед, но ремни безопасности не

дали свалиться с кресла. Краем глаза заметила яркую голубую вспышку и с замиранием

сердца повернула голову, уже догадываясь, что произошло.

В иллюминаторе открылся вид, породивший в глубине моей души немой крик ужаса.

Взрыв. Один из звездолетов взорвался, превратившись в космическую пыль. Я прикрыла рот

руками, пытаясь судорожно вдохнуть. Затем еще и еще. Отчаянное рыдание вырвалось

наружу, не давая нормально дышать. Душу окутал леденящий страх, но тот же час появился

крохотный огонек надежды. А что, если не он?

- Скажи, что ты не убил его, - всхлипнула я. Не медля, отстегнула ремни и бросилась дяде

в ноги, ожидая услышать ответ. - Пожалуйста, скажи, что это не он! Скажи, что не он!

Я смотрела на монстра умоляющим взглядом, затаив дыхание. Я ненавидела его всем

сердцем, но, в то же время, готова была целовать руки, лишь бы он сказал, что с Джаром все

в порядке. Даже если обманет, мне нужно было это услышать, чтобы не сойти с ума. Я

боялась допустить малейшую мысль о жизни, где нет его. Разве можно так жить?

Дядя нахмурил брови и положил свою руку поверх моей.

- Аэлита, - удивленно произнес он. - Не припомню, чтобы ты когда-либо являла

подобные эмоции. Неужели дело в Кристоне? Или ты волнуешься о ком-то другом?

Я громко всхлипнула и прикусила губу, чтобы удержать дрожь подбородка.

- Джар, - только и смогла вымолвить я. - Пожалуйста, скажи.

Дядя потер ладонью подбородок и перевел недовольный взгляд в иллюминатор.

- Идиотка, - неожиданно резко прошипел он, отталкивая меня. От неожиданности я

повалилась на пол и отползла назад. Глаза застилала мутная пелена слез, а в груди

образовался твердый ком. Пусть ругает, избивает – что угодно, лишь бы Джар был жив.

- Тебе хватило ума влюбиться в Кристона? - взревел он на весь салон. Правда, стражи не

подали виду, что услышали. - Как ты только могла додуматься до этого? Ты обещана

цэррийцу. Я же объяснял тебе.

- Я – его айлинэ, - неожиданно вырвалось у меня. Это звучало, словно приговор, услышав

который, дядя должен был, отринув всякие сомнения отпустить меня к нему.

- Я – его, - вторила я. - И ты никогда не изменишь этого.

Проснулись моя ненависть, мое отчаяние, мое свободолюбие. Я готова была бороться.

Поднялась на ноги и подошла к монстру, на лице которого читалось презрение.

- Если ты убил его, - прошипела я, наставляя указательный палец, - я убью себя.

На лице Эдгара Сарона в секунду сменились десятки эмоций. Он удивлялся, багровел от

злости, шипел и даже хмыкнул напоследок. В его глазах горели пламя ярости и ненависти.

Таким я не видела его никогда.

- Сядь, - ядовито бросил он, кивнув на мое кресло.

- Скажи, что это не он, - в тон ему потребовала я.

Он истерично хмыкнул и сцепил губы от злости.

- Не он. А теперь сядь.

Добившись своего, я вновь почувствовала слабость и жалость к самой себе. Вселенная,

эти тревожные секунды, что я пережила, точно сократили мою жизнь на несколько

десятилетий. Не видя ничего вокруг, уселась в кресло, пристегнулась и уставилась в

иллюминатор. Теперь уже два звездолета летели перед нами, словно не было никакого

взрыва всего несколько минут назад.

- Кто в нем был? - На автомате спросила я, все еще наслаждаясь облегчением.

- Остальные стражи "Армагеддона", - хладнокровно ответил Сарон.

Сердце замерло. Нет! Олко, Алек...

- Не-е-ет! - взорвалась я новыми рыданиями. - Как же это? Как... ты мог?

- Прекрати истерику, Лита, - проорал монстр. - Ты совершенно невменяема. Либо мы

будем договариваться, либо проведешь остаток жизни в психиатрическом пансионате. На

Цэрре, - добил меня он.

Я на секунду прикрыла глаза, а затем окатила его дикой ненавистью. Он хочет

договариваться? Хорошо, я устрою ему договор.

***

- Ты все поняла? - потребовал ответа дядюшка. Я недовольно закатила глаза и вновь

кивнула:

- Да, да. Я все поняла. Ты повторяешь мне эту историю в сотый раз.

- Это не шутки, Лита, - заладил дядя Эдгар. - Ты будешь давать показания перед военным

трибуналом. Дело настолько серьезное, что приедет даже Канцлер. Сейчас вся моя карьера в

твоих руках, потому я должен быть уверен, что ты все точно уразумела.

В этот момент дверь в мою комнату открылась, и на пороге показалась знакомая девушка

в белом халате.

- Опять инъекции, - недовольно пробубнила себе под нос.

- Да, опять, - отрезал дядя, поманив девушку пальцем.

Молодая брюнетка незамедлительно подошла ко мне с заготовленным шприцем,

наполненным розоватой жидкостью. Сделав укол в плечо, она сладко мне улыбнулась,

подмигнула и кивнула дяде. Та еще кокетка!

- Спасибо, доктор. Можете идти, - поблагодарил Эдгар и вновь занял стойку напротив

меня.

- Итак, давай все повторим сначала.

- Как скажешь, дядя, - хмыкнула я.

- Как ты попала на "Армагеддон"?

- Социальный эксперимент, - бросила я давно заученную фразу.

- Верно. Как вы оказались в плену у райданов?

- Поступил сигнал тревоги. Я переволновалась и упала в обморок. Дальше ничего не

помню.

- Хорошо, а что произошло, когда ты очнулась?

- Я оказалась в одном помещении с доктором Эриком Праусом. Ночью нам удалось

сбежать. Мы направились в рубку, но там уже был капитан Кристон. Из коридора мы

услышали его голос и остановились послушать. Он говорил с одним из райданов, споря по

поводу суммы, которую райданы должны перевести ему на счет за доставленных людей.

- Умница, - довольно улыбнулся дядя. - И о какой сумме идет речь?

- Два миллиона кредитов.

Дядя кивком головы разрешил мне продолжать, и я продолжила заученную речь:

- После этого райдан покинул рубку, и капитан Кристон остался один. Доктор Эрик

приказал мне оставаться в коридоре и быть начеку, а сам вошел внутрь, вырубил Раджара и

послал сигнал помощи на Землю. Кристон очнулся и убил доктора. Затем капитан нашел

меня и заставил принять сильнейший стимулятор метагетрин. Он взял меня в заложницы,

нашел своих друзей, вступив в заговор с которыми, совершил это предательство, и повел к

спасательным шлюпкам. Нас должны были перехватить у Сатурна, но стражи Земного

Союза нашли раньше. Капитан Кристон угрожал мне и пытался выторговать свою жизнь в

обмен на мою, но у него ничего не вышло. Стражи подобрали шлюпки, схватили капитана, а

меня освободили! - На последних словах я радостно всплеснула руками и довольно

оскалилась. - Ну, все? Теперь уже можем ехать?

Дядя Эдгар тяжело вздохнул, потер подборок и, наконец, утвердительно кивнул. Он

нервничал. Я же изнемогала от нетерпения: через час в военном трибунале начнется

решающее слушание по делу капитана Кристона. Следователи целую неделю собирали

информацию, искали свидетелей, улики, проводили допросы. А меня дядя полностью

изолировал от общества. Лишь однажды меня навестил страж трибунала и задал несколько

наводящих вопросов. Ну и, конечно, молодая докторша, которая следила за моим

эмоциональным состоянием и трижды в день делала инъекции якобы нужных организму

витаминов. От всего этого чувствую себя превосходно, только не терпится выйти в свет.

Раджар

- Кристон, - послышалось из коридора.

Люк в мою камеру открылся, и на пороге возник страж порядка. Первый человек,

которого я увидел за семь суток моего пребывания в следственном изоляторе.

- Неужели уважаемый следователь соизволил, наконец, провести допрос? - язвительно

протянул я, поднимаясь с койки.

- Капитан Кристон, - напряженно произнес молодой паренек, держа руку на бластере,

будто опасаясь меня. - Вас вызывают в зал суда.

Я остановился в двух шагах от люка. Какого, в бездну, суда? Сейчас? Без

предупреждения? Без предварительных показаний? Сцепил губы и сделал несколько

вздохов, чтобы успокоиться. Естественно, я знал, что так будет. Ни о каком непредвзятом

следствии не может быть и речи. Вся надежда – на Тамира. Прикрыв веки, я вспомнил о

главном и тут же почувствовал трепет в груди. Аэлита, я увижу ее сегодня! Резко шагнул к

стражу, напугав паренька до икоты. Он ухватился за бластер, направил на меня, но ему все

же хватило ума не выстрелить.

- Спокойно, - хмыкнул я. - Веди.

Но кое-что вспомнил и дернулся в сторону санблока. Подбежал к зеркалу и взглянул на

свое отражение. Чудовище! Измученное ожиданием и разлукой чудовище. Быстро умылся и

поспешил к стражу.

- Пошли.

Обогнув застывшего с бластером в руке паренька, направился в конец коридора. Молодой

страж посеменил за мной, а я не смог удержать радостного смешка. Меня, наконец,

выпустили из заточения, и я увижу свою любимую. Сейчас это лучшее, что со мной может

произойти.

Выйдя из коридора, встретил еще двух сопровождающих, постарше и поопытнее. Они

окинули паренька осуждающим взглядом, одели на меня электронные кандалы и погрузили

в кар.

Дорога в зал заседания длилась неимоверно долго и мучительно. Я буквально сгорал от

нетерпения – так хотелось хотя бы на секунду взглянуть в её нежное личико. Кого я

обманываю? Мне никогда не хватит секунды, я хочу все время в мире, чтобы быть с Аэлитой.

- Приехали, - бросил страж, останавливая кар.

Меня вывели на улицу и подвели к заднему входу. Неподалеку слышался гул голосов.

- На это дело слетелись репортеры со всей Земли, - хмыкнул один из стражей, обращаясь

к коллеге.

- Да что там с Земли – со всей системы! - отозвался второй, заводя меня внутрь

высотного здания.

- Даже Канцлер будет, - взволновано ответил паренек за моей спиной.

Я покорно следовал за стражами порядка, впитывая новую информацию. Репортеры,

Канцлер... Это же замечательно! У всех на виду Сарону не удастся отвертеться.

Меня провели к подъемнику и доставили на семьдесят восьмой этаж прямо к двери

главного зала трибунала.

- Пойдем, - кивнул страж и открыл проход.

Ступив шаг, я оказался в небольшой лазерной клетке, отделяющей подсудимого от

остальных участников судебного процесса. Окинув присутствующих быстрым взглядом,

разочарованно выдохнул, не увидев ни одного знакомого лица. В зале не было ни Литы, ни

Тамира, ни даже Сарона. За высокой трибуной восседал уважаемый судья по имени Вахтенг.

Чуть ниже – семеро присяжных, от решения которых зависит моя дальнейшая судьба.

Я никогда особо не интересовался правом, считая, что для этого есть юристы –

профессионалы своего дела. Я могу позволить себе лучшего адвоката, который без труда

докажет мою невиновность. Но есть такая книга, как Всеобщий галактический военный

кодекс, согласно которому подсудимый военного суда права на защитника лишен. В таких

процессах работают только следователи, которые пытаются воспроизвести события,

полагаясь на факты, записи журналов, камер наблюдения, показания свидетелей и прочих

якобы неоспоримых фактов. Одним словом, цирк и профанация.

Перевел изучающий взгляд на зал, в котором собрались репортеры, глазеющие на меня,

словно на чудо Вселенной. Я так понял, делать видеофиксацию судебного процесса

запрещено, поэтому не обнаружил в зале ни одной камеры. Хотя вон та молодая девица с

аквамариновыми волосами припрятала микрокамеру в оправе своих очков. Наши взгляды

встретились, и она понимающе подмигнула мне. Признаться, я удивился и даже обрадовался,

подумав, что она, должно быть, пришла по просьбе Тамира.

Зал оживился, когда центральная дверь отъехала, и на пороге показались первые лица

планеты - Канцлер Земли и Главный Командор земной армии. Все присутствующие

поднялись со своих мест, свидетельствуя уважение двум вошедшим мужчинам.

Канцлера я видел не впервые. Высокий мужчина, слегка полноватый, всегда безупречно

одет, ухожен. Взгляд хищника, подбородок гордо поднят, тонкие губы никогда не

улыбаются. Он несколько раз публично объявлял мне благодарности и вручал награды за

особые заслуги перед Земным Союзом. Этот человек вызывал двойственные чувства. С

одной стороны, я уважал его как мудрого и ответственного правителя. Он имел стальной

характер и держал под контролем всю планету. Канцлер был прекрасным дипломатом и

несколько раз за время моей службы предотвращал военные конфликты с другими

системами Галактики. Но, с другой – он слишком уж тесно общался с Сароном, безгранично

доверяя ему. Возможно, относился как к другу. Сможет ли Канцлер, узнав правду о своём

соратнике, позволить суду вынести справедливое наказание за его злодеяния? Ведь Канцлер

выше трибунала и может изменить решение присяжных и судьи. Или он и так все знает и

будет прикрывать друга?

- Судебное заседание по делу Раджара Кристона, обвиняемого в предательстве и сговоре

с врагами человечества, объявляется открытым, - прозвучал голос секретаря трибунала.

Канцлер и Командор уселись в свои кресла, расположенные прямо напротив меня. На их

лицах я не смог прочесть ни одной эмоции – настолько непроницаемы они были.

Дальше пошел долгий и нудный процесс ознакомления с обвинительным актом и

материалами дела, которые следователи сочли доказательствами моей вины. Я честно

пытался вслушиваться в монотонный голос судьи, но мысли то и дело возвращались к

Аэлите, моей айлинэ. Я переводил взгляд то на Сарона, то на дверь, готовый взвыть от

нетерпения. На секунду уловил насмешку в глазах этого урода, и в груди зародилось

сомнение. Что он сделал с нею? Как смог повлиять? Вспомнился рассказ Литы о смерти её

родителей. Тогда он поместил её в лечебницу и частично стер память. Если он сделал это

снова...

- Гррр!

Из моей груди вырвался неконтролируемый рев, привлекая всеобщее внимание. Даже

судья запнулся и уставился на меня. Сарон расплылся в довольной улыбке, предвкушая

лёгкую победу. Но я не дам ему осуществить свой грязный замысел. Он не заберет мою

девочку. Ответив ему той же многозначительной улыбкой, я добился нужного эффекта.

Командор, казалось, побагровел и позеленел одновременно, но быстро взял себя в руки. Он

нервничал, что не удивительно. Если что-то пойдет не по его плану, все сфабрикованные им

и его подручными улики обернутся против него. А теперь пришло время послушать, что же

там накопали подкупленные следователи.

Нестерпимо долгих полтора часа я слушал доклады трех следователей, высосанные из

пальца. Судья, присяжные и даже Канцлер очень внимательно слушали их, задавали

вопросы, уточняли. Но для меня все это было глупым и наигранным шоу. Все их доводы

вызывали только смех и недоумение. Правда, поскольку на кону стоит моя жизнь, громко

смеяться я не стал.

Меня обвиняли в международном шпионаже и предательстве, единственным наказанием

за которое служит смертная казнь. По выстроенной следователями версии событий

выходило, что я договорился с райданами о доставке на их корабль товара в виде членов

своего экипажа. Стражи даже нашли на моем личном счету два миллиона кредитов, перевод

которых был осуществлен на следующий после захвата "Армагеддона" день. Сведения о том,

что предатель – именно я, им предоставил покойный доктор Праус, который каким-то

непостижимым образом якобы смог попасть в рубку. Идиоты, они ведь не видели той рубки

и понятия не имеют, что райданская система управления коренным образом отличается от

нашей. Только Лита при помощи межгалактического переводчика смогла управлять

кораблем.

Когда же начнут допрашивать свидетелей? По тяжелому вздоху судьи понял, что не

скоро. Страж порядка как раз перешел к роли племянницы Командора в этой истории.

Примечательно, что Сарон воспользовался моей же хитростью. Стражи подтвердили, что

Аэлита попала на мой корабль по программе социального эксперимента. Они предоставили

запись нашего разговора с Главным Командором, где я назвал выдуманное имя капитана

выдуманного агентства, и даже вызвали того самого капитана дать показания не в мою

пользу. Я бросил Сарону насмешливый взгляд, на что он гордо задрал подбородок. Вопросов

у присяжных не возникло – чисто сделано.

- В зал суда для допроса вызывается эссера Аэлита Айдар.

Услышав любимое имя, я быстро перевел взгляд на дверь и подошел ближе к лазерной

сетке. Лита появилась на пороге, немыслимо красивая, словно ангел. Длинное снежно-белое

платье шлейфом развевалось при каждом шаге. Её рыжие волосы были распущены и

каскадом спадали на плечи. Она выглядела свежо и счастливо улыбалась. Но её взгляд ни на

секунду не зацепился на мне. Она смотрела лишь на довольную морду Сарона, так

беззаботно идя в лапы к врагу. От этой картины меня передернуло. Что он с ней сделал?

- Лита! - хриплым голосом позвал её.

Она замерла в шаге от Командора, но головы не повернула, не удостоив меня даже

мимолетным взглядом. Как же так? Я с ужасом наблюдал, как Сарон встал со своего места,

подошел к моей девочке, взял её за руку и подвел к креслу свидетеля напротив судьи и

присяжных. Я смотрел на её профиль, а полные тревоги мысли были лишь о том, что я

потерял её.

- Назовите ваше имя, - потребовал судья.

- Аэлита Айдар, - прозвучал нежный голос.

- Вы подтверждаете, что участвовали в социальном эксперименте, вследствие которого в

образе старого китайца по имени Ли Тай Чу попали на патрульный истребитель

"Армагеддон" под командованием капитана Раджара Кристона?

- Да, так все и было, - уверенно ответила Лита и посмотрела на Сарона. Тот

покровительственно улыбнулся и довольно кивнул.

Нет! Нет! Это просто кошмарный сон.

- Как вышло, что вы сняли маску?

- Таковы были условия эксперимента, - пожала плечами она. - Я должна была открыть

своё инкогнито на третий день эксперимента.

- А когда это произошло, и Главный Командор земной армии, ваш дядя, узнал, что вы

летите с командой стражей к орбите Плутона, какова была его реакция? - допытывался

судья.

- Вы же смотрели видеоотчёт дальней связи. Дядя был в ярости, требовал свернуть

миссию и вернуться на Землю.

- И что на это ответил капитан Кристон? Он выполнил приказ Главного Командора?

Лита ответила не сразу. Сначала она взглянула на Сарона и, дождавшись его

утвердительного кивка, снова повернулась к судье и присяжным.

- Капитан Кристон проигнорировал приказ и принял решение лететь дальше, - робко

ответила Лита.

Сарон, сидящий напротив, бросил мне победный взгляд и хищно оскалился. Я не мог

произнести ни слова, отказываясь верить в происходящее – моя айлинэ свидетельствует

против меня.


Глава 18 | Единственная во вселенной | Глава 20