home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Введение

Двадцатилетний романтик Виктор Гюго считал изобретение книгопечатания величайшим историческим событием. «В нем зародыш всех революций!» — восклицал он. И пояснял: «В виде печатного слова мысль стала долговечной как никогда: она крылата, неуловима, неистребима… Этот способ выражения мысли является не только самым падежным, но и более простым, наиболее удобным, наиболее доступным для всех…»[1]

С того времени, как был написан этот восторженный панегирик книгопечатанию, прошло полтораста лет. Ныне мы более трезво оцениваем возможности типографского станка. Мы видим в книгопечатании, а точнее, в печатной книге, лишь одну из форм регистрации и распространения информации. Форму далеко не единственную и оптимальную лишь в определенный период развития человеческого общества.

Новейшие изобретения постепенно ограничивают поле деятельности книгопечатания. Электронная память современных счетно-вычислительных машин хранит информацию, для воспроизведения которой понадобилось бы выпустить десятки тысяч книг. Радио и телевидение приносят новости в дом каждого из нас с такой скоростью, которая не по силам печатному станку. Превратившись в ультраскоростные ротации, он все же не может сделать регистрацию, доставку и воспроизведение информации единовременными самому факту ее возникновения.

Правда, печатное слово еще и сегодня служит основным источником распространения идей, революционизирующих общественную жизнь во всех ее формах и проявлениях. Однако истоки революционных потрясений, периодически охватывающих общество, мы видим и находим не в книгопечатании, а в противоречиях между производительными силами этого общества и сложившимися в его недрах производственными отношениями.

Пройдет время — и развитие производительных сил породит новые средства информации. Но и тогда человечество не перестанет интересоваться многовековым путем печатного станка и его подвижниками, не жалевшими ни сил, ни жизни для того дела, которое казалось им столбовой дорогой общества. Изобретение книгопечатания всегда будет считаться одним из «звездных часов» человечества, минутой величайшего озарения, последствия которого неисчислимы.

Об этом убедительно и точно писали основоположники марксизма-ленинизма.

19 июля 1840 г. (а в этот год весь мир отмечал 400-летие изобретения книгопечатания великим немецким первооткрывателем Иоганном Гутенбергом.

19-летний Фридрих Энгельс писал своему другу писателю Левину Шюккингу (1814–1883), что «праздник Гутенберга» был «отмечен с блеском» [2]. «Празднику книгопечатания» молодой Энгельс посвятил и специальную корреспонденцию, присланную им из Бремена в штутгартскую газету «Моргенблатт фюр гебильдете Лезер» и опубликованную 30–31 июля 1840 г. В ней Энгельс подчеркивал, что юбилею книгопечатания «был придан народный характер» [3].

Среди многочисленных юбилейных изданий, выпущенных в 1840 г., привлекает внимание «Гутенберговский альбом» брауншвейгского издателя Генриха К. А. Мейера[4]. В нем напечатана (в испанском оригинале и в немецком переводе) ода Мануэля Хозе де Кинтаны (1772–1857) «На изобретение книгопечатания» и указано имя переводчика: Фридрих Энгельс[5].

Кинтана, воспевая человеческий разум и ставя имя Гутенберга рядом с прославленными именами Коперника, Галилея, Ньютона, пишет:

«А ты не бог ли, кто века назад В живую плоть облек и мысль и слово,

Что, раз возникнув, улетело б снова,

В печатном знаке не найдя преград?» [6]

Речь идет о регистрации и распространении информации. Как видим, Кинтана превосходно уловил смысл и значение книгопечатания. Поэма заканчивалась вдохновенным гимном в честь Гутенберга:

«Хвала тому, кто темной силы чванство

Повергнул в прах, кто торжество ума

Пронес сквозь бесконечные пространства;

Кого в триумфе Истина сама,

Осыпавши дарами, вознесла!

Борцу за благо — гимны без числа!» [7]

Позднее Ф. Энгельс определит место книгопечатания в ряду причин, вызвавших, по его словам, «с чудесной быстротой» возрождение и развитие наук «после темной ночи средневековья». Во-первых, считает Энгельс, это — развитие промышленности, породившее «массу новых механических (ткачество, часовое дело, мельницы), химических (красильное дело, металлургия, алкоголь) и физических факторов», во-вторых, установление тесной взаимосвязи между различными странами Европы, в-третьих, географические открытия. «В-четвертых, — подчеркивает Энгельс, — появился печатный станок» [8].

Аналогичная оценка принадлежит Карлу Марксу. Называя три великих изобретения, которые «вводит буржуазное общество»: порох, компас и книгопечатание, К. Маркс поясняет: «Порох взрывает на воздух рыцарство, компас открывает мировой рынок и основывает колонии, а книгопечатание становится средством протестантизма и, вообще, возрождения науки, самым мощным рычагом для создания предпосылок необходимого духовного развития» [9]. Книгопечатание, по Марксу, одна из необходимых предпосылок буржуазного развития [10], великое открытие ремесленного периода [11].

Возникновение книгопечатания способствовало тому, что наука и образование утеряли религиозный характер, сделались светскими. Говоря о предпосылках Крестьянской войны в Германии, Ф. Энгельс отмечал, что духовенство «в результате изобретения книгопечатания и роста потребностей все более расширяющейся торговли… лишилось монополии не только на чтение и письмо, но и на более высокие ступени образования» [12].

«Книга — огромная сила» [13]. Эта емкая ленинская формула превосходно характеризует ту великую роль, которую печатное слово сыграло и играет по сей день в истории человеческого общества. Нет никакого сомнения, что В. И. Ленин говорит здесь о печатной книге. В том, что это именно так, убеждает нас другое ленинское высказывание: «Печатный станок — сильнейшее наше оружие» [14].

Массовость и оперативность — вот в чем секрет могущества печати. И как же важно в наши дни, когда могущество это не подлежит сомнению, знать о его истоках, разобраться в причинах, породивших его, отдать должное Иоганну Гутенбергу — человеку, с трудами и днями которого связаны первые шаги типографского станка.

Литература о великом первооткрывателе Иоганне Гутенберге и об изобретении книгопечатания поистине необозрима. Полного, отвечающего современным требованиям указателя ее не существует. Еще в 1886 г. голландец Антоний ван дер Линде зарегистрировал 1099 книг и статей о Гутенберге [15]. Американский исследователь Дуглас Макмертри, который в 1942 г. вместе со своими сотрудниками составил указатель литературы «Изобретение книгопечатания», довел это число до 3228 названий [16]. За неполные 50 лет, прошедших с тех пор, число это, пожалуй, утроилось.

Историография гутенберговского вопроса, к сожалению, по сей день не создана. Алоиз Руппель, автор одной из подробнейших монографий о жизни и деятельности Гутенберга, писал в 1939 г. о «лабиринте противопоставленных одно другому мнений», в который попадает каждый, кто начинает заниматься гутенберговским вопросом [17]. При сравнительно ограниченном числе документальных источников и почти полном отсутствии свидетельств современников исследователи перепробовали, пожалуй, все возможные сочетания предположений и гипотез. Жизненный путь изобретателя «оброс» таким количеством легенд, что в гипотетичности их не могут разобраться даже опытные гутенберговеды. Со временем некоторые из легенд перешли в традицию, источник их возникновения забылся.

В конце XV — начале XVI в. еще были живы люди, на глазах которых свершился великий переход от рукописания к книгопечатанию, но обстоятельства этого перехода уже начали забываться. Рядом с именем Иоганна Гутенберга стали называть других людей, претендовавших на честь считаться изобретателем книгопечатания. Правда, дату возникновения нового искусства помнили. В 1540 г. немецкие типографы собрались в Виттенберге и под руководством Ганса Люфта, пропагандиста и издателя трудов Мартина Лютера, торжественно отметили столетнюю годовщину книгопечатания. Так была заложена традиция «столетних празднеств» (Sakularfeier) — они отмечались в 1640, 1740 и 1840 гг. В 1940 г. юбилейным торжествам помешала война.

К первому столетию книгопечатания майнцский корректор Иоганн Арнольд опубликовал латинские вирши, восхвалявшие создателей типографского станка, являвших собой, по его мнению, некоторое подобие «святой троицы». «Первый был Гутенберг, — писал Арнольд, — второй Фауст, третий — Шеффер» [18]. Вскоре, однако, появились труды, в которых назывались иные имена.

Адриан Юниус (1511–1575), врач и хронист, в составленном им историческом труде «Батавия» (труд впервые был напечатан в 1588 г. в Лейдене, уже после смерти автора) утверждал, что книгопечатание было изобретено не в Германии, а в Голландии в городе Гарлеме человеком по имени Лауренс Янсзон и по прозвищу Костер [19]. Это утверждение, ставшее вскоре известным в Германии, вызвало стремление собрать все сохранившиеся к тому времени свидетельства младших современников великого изобретения. Впервые это сделал профессор теологии Даниель Крамер в приложении к изданной в 1608 г. в Лейпциге книге Иеронима Горншуха «Ортотипография» — руководстве для корректоров. Книга неоднократно переиздавалась и пользовалась большим успехом [20].

Второе столетие со дня изобретения книгопечатания было торжественно отмечено в 1640 г. Корректор Себастьян Готтфрид Щтарке произнес в Лейпциге «Короткую историческую речь о благородном, всемирно знаменитом, высоко полезном искусстве книгопечатания» [21]. Он склонялся к тому, чтобы признать изобретателем богатого майнцского бюргера Иоганна Фуста, а Иоганну Гутенбергу отводил скромную роль его служителя и помощника, который к тому же пытался похитить секрет открытия. Как равноправный участник изобретения Фуст (или Фауст, как тогда говорили) фигурирует и на страницах труда «Об изобретении и совершенствовании типографского искусства» Бернгарда фон Маллинкродта (1591–1664), изданного в Кельне в 1639–1640 гг. [22] На титульном листе книги изображены профили Гутенберга и Фуста.

Большую роль в становлении гутенберговедения как отрасли историко-книжного знания сыграл геттингенский историк Иоганн Давид Кёлер (1684–1755). Он впервые обратился к актовой документации, положив начало интенсивным архивным поискам, которые продолжались на протяжении почти двух столетий и привели к открытию многих интересных и значительных документов о жизни и деятельности Иоганна Гутенберга. В книге «Заслуженное и тщательно установленное по сохранившимся источникам воссоздание чести Иоганна Гутенберга» (Лейпциг, 1741), направленной главным образом против голландских притязаний, Кёлер опубликовал многие акты о майнцском периоде деятельности изобретателя [23]. Наибольшее значение среди них имел так называемый Хельмаспергеровский нотариальный акт — едва ли не главнейший и наиболее значимый источник гутенберговского вопроса. Акт этот, впрочем, был известен и ранее; его опубликовал в 1734 г. Г. X. Зенкенберг, не связав, однако, с историей книгопечатания [24].

Примерно в это же время в Страсбурге поиски документов о Гутенберге проводил Якоб Венкер (1668–1743) — архивариус братства св. Фомы. Сам он, однако, ничего не публиковал; находки стали известны благодаря Иоганну Даниэлю Шёпфлину (1694–1771) и его труду «Vindicae typographicae», вышедшему в 1760 г. в Страсбурге [25]. Здесь впервые увидели свет материалы процесса, который в 1439 г. братья Дритцен вели против Гутенберга. Это — важнейший источник для реконструкции обстоятельств возникновения книгопечатания. Впоследствии, уже в 40-х годах XIX в., поиски в страсбургских архивах продолжили Леон де Лаборд и Шарль Шмидт.

В Лейпциге, справедливо претендовавшем на звание столицы типографов, 300-летие книгопечатания было отмечено волнующими празднествами, по материалам которых был издан сборник «Высокочтимое воспоминание об изобретении книгопечатания при праздновании в Лейпциге окончания третьего столетия всеми типографами» [26]. Украшением сборника стала торжественная речь писателя и ученого Иоганна Христофа Готшеда (1700–1766), составленная с неплохим знанием литературы. Речь породила традицию, которую с успехом восприняли писатели следующих поколений: Георг Гервег и Фердинанд Фрейлиграт, Отто Виганд и Франц Меринг, Альфонс Марж Луи де Ламартин и Анатоль Франс…

В том же 1740 г. Иоганн Кристиан Вольф (1689–1770) издал в Гамбурге двухтомную хрестоматию «Памятники книгопечатания», в которой были воспроизведены в переводе на латынь 44 работы, трактовавшие историю книгопечатания [27]. Многие из них носили характер источника. Первые издания этих работ очень редки и в настоящее время практически недоступны для исследователей. Поэтому и сегодня хрестоматия Вольфа — настольная книга каждого гутенберговеда.

В противовес этим публикациям голландский юрист Герхард Меерман (1722–1771) выпустил в 1765 г. двухтомный труд «Происхождение типографии», на страницах которого отстаивал приоритет Костера [28]. Несправедливость этих притязаний хорошо показал лейпцигский типограф Иоганн Готлоб Имануэль Брайткопф (1719–1794). Превосходно знавший полиграфическую технику, он сумел профессионально и компетентно подойти к сложному и запутанному вопросу. Брайткопф задумал создать капитальную «Историю изобретения книгопечатания», но повседневные практические дела руководимой им крупной издательско-полиграфической фирмы оставляли мало времени для научных занятий. В свет вышли лишь отдельные фрагменты в полном виде никогда не законченной работы: «Сообщение о гравировании пунсонов и литье шрифта», «Опыт исследования происхождения игральных карт, введения льняной бумаги и начала гравирования по дереву в Европе» и, наконец, «К истории изобретения книгопечатания» (Лейпциг, 1779) [29]. На страницах последней работы были проанализированы три новые претензии на честь считаться изобретателем книгопечатания. Само возникновение этих претензий говорило о том, насколько далек был XVIII в. от точного и документально подтвержденного знания об обстоятельствах возникновения типографского станка.

Новое слово в гутенберговедении было сказано в XIX в., когда историко-книговедческое знание становится самостоятельной научной дисциплиной. Появляются первые достаточно обстоятельные труды, посвященные всеобщей истории книгопечатания. На их страницах мы встречаем сравнительно подробные очерки об изобретении книгопечатания. Назовем прежде всего выпущенную в 1840 г. в Лейпциге к 400-летнему юбилею «Историю книгопечатания в его возникновении и развитии» Карла Константина Фалькенштайна (1801–1855) [30].

В дальнейшем появляются «История книгопечатания» (Париж, 1854) француза Поля Франсуа Дюпона (1796–1879), превосходно документированное двухтомное «Руководство по истории книгопечатания» (Лейпциг, 1882–1883) немецкого книготорговца Карла Беренда Лорка (1814–1905) и, наконец, роскошно изданная «Иллюстрированная история книгопечатания» (Вена, 1882) австрийского профессора Карла Фаульмана (1835–1894) [31]. Следует назвать и первую русскую «Иллюстрированную историю книгопечатания и типографского искусства», составленную Ф. И. Булгаковым (1852–1908) и выпущенную в свет в Петербурге в 1889 г.

Едва ли не крупнейшее достижение гутенберговедения XIX в. — труды голландского историка Антония ван дер Линде (1833–1897). Вопросом о возникновении книгопечатания в Европе он занялся, имея перед собой четкую и недвусмысленно сформулированную цель — доказать приоритет Лауренса Костера. Однако изучение материала привело его к противоположным выводам. В 1878 г. Линде выпустил в свет монографию «Гутенберг. История и вымысел», три четверти которой занимал раздел «Заблуждения, сказки и фальсификации» [32]. Особенно подробно анализировались материалы, послужившие основой для утверждений о приоритете Костера. Монография была превосходно документирована. В приложении к ней были опубликованы тексты 17 архивных источников о жизни и деятельности Гутенберга.

Вершиной исследовательской деятельности Линде стал трехтомный труд «История изобретения книгопечатания» (Берлин, 1886) [33], который и по сей день остается непревзойденным с фактографической точки зрения. В нем Линде собрал почти исчерпывающую для своего времени литературу вопроса (1099 названий), хотя и не систематизировал ее. Он опубликовал тексты 90 ранних свидетельств о зарождении книгопечатания в Европе, полностью воспроизвел все известные к тому времени документы. Линде положил начало тщательному учету всех сохранившихся экземпляров первопечатных изданий. Так, 42-строчная Библия была известна ему в 30 экземплярах, каждый из которых он описал как можно более подробно.

После трудов Линде костеровский вопрос окончательно отошел в область легенд. Для самого же автора его научная деятельность обернулась серьезными неприятностями. Соотечественники обвинили его в отсутствии патриотизма и заставили покинуть Голландию.

Критику источников, столь блестяще примененную Линде к вопросу о приоритете Лауренса Костера, некоторые современники голландского историка распространили и на актовую документацию, относящуюся к жизни и деятельности Иоганна Гутенберга. Надо сказать, что долгий путь гутенберговедения омрачен немалым количеством мистификаций и подлогов, которыми занимались на первый взгляд вполне серьезные и солидные ученые. Добавим, что большинство документальных источников о жизни и деятельности Иоганна Гутенберга дошли до нас в поздних копиях. Доказать сейчас их подлинность затруднительно, если не невозможно.

Нашлись скептики, которые подвергли сомнению основательность возведенного с таким трудом здания гутенберговедения.

Карл Фаульман, автор широко известной в свое время и уже упоминавшейся нами «Иллюстрированной истории книгопечатания», выпустил в 1891 г. книгу «Изобретение книгопечатания в свете новейших исследований» [34]. На ее страницах он собрал многочисленные примеры подделок гутенберговских документов. Выводы Фаульмана были неутешительны: он сомневался в подлинности почти всех документальных свидетельств о жизни и деятельности Иоганна Гутенберга или заявлял, что они повествуют совсем о других людях, носивших то же имя. «Легенда о Гутенберге» — такой формулой подытожил Фаульман свои наблюдения.

Взгляды Фаульмана в дальнейшем развивал англичанин Джон Генри Хесселс, опубликовавший в 1901 г. статью под красноречивым названием «Так называемые гутенберговские документы», а впоследствии и книгу с не менее красноречивым названием — «Гутенберговская фикция» [35].

Высказывания скептиков были встречены почти единодушным осуждением со стороны гутенберговедов. В основательных и документированных рецензиях-отповедях была показана ошибочность построений Фаульмана и Хессельса.

В преодолении скептицизма решающую роль сыграли источниковедческие исследования. Источниковедение — мощное оружие исторической науки, но об этом подчас забывают. Точное знание документов дает историку точку опоры, с помощью которой он, подобно Архимеду, может перевернуть мир.

Одной из таких работ стала появившаяся в 1900 г. публикация Карла Шорбаха (1851–1939) «Документальные известия о Иоганне Гутенберге» — свод архивных материалов, повествующих о жизни и деятельности изобретателя книгопечатания [36]. Свод этот, дополненный последующими публикациями, стал основным источником-пособием для многих поколений гутенберговедов.

Важнейшим источником для истории книжного дела служат сами книги. Сводный каталог всех сохранившихся экземпляров первопечатных изданий составил в 1911 г. Сеймур де Риччи (1881 — после 1942). На его страницах дано подробное описание книг, изданных в 1445–1467 гг. [37]

Конец XIX — начало XX в. в гутенберговедении ознаменованы повышенным интересом к отдельным первопечатным изданиям, к кропотливому и углубленному их изучению. Особенно тщательно штудировались шрифты этих книг. Была разработана хорошо продуманная методика исследования шрифтов, причем в качестве конечной задачи ставились определение места и времени выхода в свет изданий, лишенных выходных данных. В первом варианте такую методику создал сотрудник Королевской библиотеки в Гааге Иоганн Виллем Холтроп и английский книговед Генри Бредшоу (1831–1886). Методика была применена к анализу голландских первопечатных изданий. В дальнейшем ее значительно усовершенствовали библиотекарь Британского музея Роберт Проктор (1868–1903) и прославленный немецкий книговед Конрад Хеблер (1857–1946).

Знакомясь с гутенберговедческими штудиями начала XX в., удивляешься тщательности, с которой они были выполнены. Казалось, ни одно, даже самое наименьшее изменение типографских знаков, незначительнейшие отличия штрихов не были пропущены.

По характеру набора научились определять «почерк» наборщика. По небольшим фрагментам устанавливали общий объем издания.

Большое значение имела активная деятельность группы исследователей, которые применили к первопечатным изданиям так называемый типологический метод, или метод Проктора-Хеблера, доведя его до совершенства. В этой связи следует назвать имена Карла Дзяцко, Пауля Швенке, Готфрида Цедлера, Отто Хуппа.

Карл Дзяцко (1842–1903), сотрудник ряда университетских библиотек и профессор библиотековедения в Геттингенском университете, оставил память в гутенберговедении превосходным сравнительным исследованием 36- и 42-строчной Библий, результатом которого стало утверждение о том, что первое из этих изданий печаталось после второго [38]. Дзяцко осуществил ряд важнейших источниковедческих штудий; ему принадлежит, в частности, вторичное «открытие» и тщательное изучение Хельмаспергеровского нотариального акта.

Ученик Дзяцко Пауль Швенке (1853–1921) начинал свою деятельность в университетских библиотеках, а впоследствии стал директором Королевской библиотеки в Берлине. Он — автор многочисленных исследований, посвященных отдельным первопечатным изданиям — учебникам латинской этимологии — Донатам, так называемому «Турецкому календарю» 1454 г., «Турецкой булле» папы Каликста III (1456 г.), 36-строчной Библии [39]. Особенно подробно им была изучена 42-строчная «Библия» Иоганна Гутенберга. В 1913 г. Швенке подготовил факсимильное издание этого замечательного памятника, которое было осуществлено лейпцигским издательством «Инзель» [40]. В 1923 г. был выпущен «завершающий том» издания, который содержал комплекс исследований Швенке, посвященных 42-строчной Библии.

Готфрид Цедлер (1860–1945) впервые описал ряд изданий, выполненных наиболее примитивным первопечатным шрифтом. Изучал он и голландские первопечатные издания. В 1921 г. он опубликовал в Лейпциге капитальную монографию «От Костера к Гутенбергу. Ранние голландские издания и изобретение книгопечатания» [41], на страницах которой оспаривал приоритет Гутенберга. В кругах немецких книговедов монография произвела впечатление разорвавшейся бомбы. История с Линде повторилась — теперь уже на немецкой почве. В обстановке националистического угара, охватившего Германию после первой мировой войны, Цедлера обвиняли чуть ли не в отсутствии патриотизма, хотя основной его тезис вроде бы не оспаривал немецкого вклада в великое изобретение. Цедлер считал, что еще до Гутенберга в Голландии разрабатывался примитивный способ печатания с наборной формы, причем форма эта изготовлялась из отдельных литер, отлитых не с помощью словолитного инструмента, а путем литья в земляную опоку. Что же касается немецкого изобретателя, то он значительно усовершенствовал голландский способ.

В становлении гутенберговедения как специальной отрасли историко-книжного знания большую роль сыграли созданный в 1900 г. в Майнце Гутенберговский музей и основанное при нем год спустя Гутенберговское общество [42]. В 1902–1934 гг. общество выпустило 23 тома «Публикаций» [43], на страницах которых увидели свет многие важнейшие труды по истории раннего этапа развития книгопечатания. Исследовательская деятельность Общества значительно активизировалась после того, как его возглавил (в 1920 г.) профессор Алоиз Руппель. По инициативе Руппеля в 1925 г. к 25-летию Общества было выпущено «праздничное издание» «Гутенберг-Фестшрифт», в котором помещено 76 статей авторов из 19 стран мира [44]. Среди них были и представители молодого советского книжного дела — А. А. Сидоров и Л. М. Лисицкий.

Успех «праздничного издания» побудил Общество начать выпуск «Гутенберговского ежегодника», ставшего вскоре одним из наиболее авторитетных продолжающихся изданий по вопросам книжного дела [45]. Бессменным редактором ежегодника в 1926–1969 гг. был А. Руппель. Под его руководством в 1926 г. было начато издание серии «Маленькие издания Гутенберговского общества» [46]. В ее рамках в 1926–1976 гг. было выпущено 99 небольших монографий и научно-популярных работ, посвященных преимущественно проблематике раннего книгопечатания.

Личный вклад А. Руппеля на алтарь гутенберговедения включает 45 книг и около 300 статей. Наибольшую известность получила монография «Иоганн Гутенберг. Его жизнь и его дело», выпущенная впервые в 1939 г., переизданная в дополненном и переработанном виде в 1947 г. и репродуцированная в 1967 г. [47] Монография как бы подводила итоги достижения гутенберговедения в первой половине XX в. Ее значительный недостаток — почти полное отсутствие научного аппарата. На соответствующие упреки критиков А. Руппель в предисловии ко 2-му изданию монографии ответил лишь раздраженной фразой: «Куда это приведет, если я захочу документировать всю чушь, которая написана о Гутенберге!»

Привело же это к тому, что при великом обилии всевозможных публикаций в нашем распоряжении по сей день нет подлинно научной монографии о жизни и деятельности Иоганна Гутенберга, в которой бы возникновение книгопечатания в Европе было рассмотрено во всем обилии связей и аспектов.

В 40-60-е годы XX в. в гутенберговедение пришло новое поколение историков. Его представляли хорошо уже известные исследователи: Рудольф Блюм, Карл Вемер, Ганс Видман, Фердинанд Гельднер, Теодор Герарди, Адольф Дреслер, Альберт Капр, Северин Корстен, Ганс Люльфинг, Гельмут Прессер, Гельмут Розенфельд, Аллан Стивенсон, Фридрих Адольф Шмидт-Кюнземюллер, Отто В. Фурман, Рудольф Юххоф [48].

Нельзя не сказать и об успехах молодого советского гутенберговедения, первые шаги которого восходят еще к довоенному времени. В советских книгохранилищах нашлись фрагменты первопечатных изданий. Еще в 1926 г. А. И. Малеин (1869–1931) описал отдельные листы из учебников латинской этимологии, так называемых Донатов, найденные в библиотеке Академии наук в Ленинграде [49]. В 1937 г. Б. И. Зданевич (1886–1966) отыскал в Киеве, казалось бы, совсем немыслимое — неизвестное до той поры издание Иоганна Гутенберга «Провинциале Романум» [50]. Десять лет спустя, в апреле 1947 г., В. С. Люблинский (1903–1968) обнаружил в Государственной публичной библиотеке имени М. Е. Салтыкова-Щедрина фрагмент редчайшей 36-строчной Библии [51]. Трудно переоценить значение капитальной публикации Н. П. Киселева (1884–1965), который ввел в оборот науки сведения о древнейших памятниках печати Германии и Голландии [52].

В 1940 г. в нашей стране был торжественно отмечен 500-летний юбилей книгопечатания [53], а в 1968 г. — 500-летие со дня кончины Иоганна Гутенберга [54]. Памятником последнего юбилея остался коллективный труд «Пятьсот лет после Гутенберга» (М.: Наука, 1968), в создании которого принимали участие Н. В. Варбанец, Э. В. Зилинг, В. С. Люблинский, Е. С. Лихтенштейн, А. И. Маркушевич, А. А. Сидоров и другие известные советские книговеды.

Подступом к монографической разработке вопроса явились научно-популярный труд В. С. Люблинского «На заре книгопечатания» (Л.: Учпедгиз, 1959), а также диссертации Н. В. Варбанец (1916–1987) и Э. В. Зилинг [55].

Значительным достижением советского книговедения нужно признать труд Н. В. Варбанец «Йоханн Гутенберг и начало книгопечатания в Европе: Опыт нового прочтения материала» (М.: Книга, 1980). Советская исследовательница уделила много внимания социально-экономическим предпосылкам возникновения типографского станка. Ее своеобразный взгляд, так сказать, «со стороны», на существо проблемы, независимость от западноевропейских стереотипов мышления позволяют считать этот труд новым словом в гутенберговедении. Несколько портит впечатление определенный субъективизм, а также тот факт, что книга Н. В. Варбанец не документирована: в ней нет библиографических отсылок. Но сочный и образный язык делает труд доступным для массового читателя.

Зарубежные книговеды в последние годы вроде бы отказались от большинства с таким трудом завоеванных позиций. Это прежде всего относится к атрибуции первопечатных изданий. В XIX в. были найдены многочисленные фрагменты учебников — Донатов, всевозможных календарей, индульгенций, которые считали первыми опытами Гутенберга, восходящими к 40-м годам XV в. Ныне утверждают, что все эти издания более позднего происхождения и что напечатал их работавший одновременно с Гутенбергом неизвестный нам по имени мастер. В трудах последних лет Иоганн Гутенберг представлен автором чуть ли не единственного шедевра — 42-строчной Библии [56]. Парадоксальность этих построений заставила многих историков говорить о глубоком кризисе современного гутенберговедения.

Выход из кризиса, как нам представляется, один — тщательная, основанная на современных методах критика источников и основательная историографическая проработка проблемы. Чтобы идти дальше, современному гутенберговедению необходимо оглянуться назад и подытожить то, что было найдено и достигнуто в прошедшие годы. Иначе говоря, источниковедение и историография представляются нам генеральным путем развития штудий в области гутеиберговского вопроса на ближайшие десятилетия.

Определенные шаги в этом направлении уже сделаны. Большие надежды возлагают на исследование первопечатных изданий новейшими методами, например с помощью протонных миллипроб [57]. Этим способом, возможно, удастся совершенно точно атрибутировать Иоганну Гутенбергу вполне определенные издания.

Успешными были и последние филигранологические исследования. Алан Стивенсон, Теодор Герарди, Ева Цише, Дирк Шнитгер использовали для изучения бумаги первопечатных изданий новейшие электроннорентгенографические методы [58]. Благодаря этому удалось, например, доказать более позднее происхождение Миссала специального или тот примечательный факт, что «Католикон» 1460 г. по крайней мере дважды перепечатывался уже после смерти Иоганна Гутенберга.

Новая полиграфическая техника использована для выпуска высококачественных факсимиле первопечатных изданий [59], снабженных тщательно подготовленным комментарием. Среди них выпущенное в 1979 г. факсимиле 42-строчной Библии, которое сопровождает «том комментариев», представляющий собой углубленное коллективное исследование проблемы [60]. Говоря об историографии вопроса, нужно назвать вышедший в 1972 г. под редакцией Ганса Видмана труд «Современное состояние гутеиберговских исследований», содержащий много ценного и интересного [61].

Немалых успехов в последние годы добились исследователи ГДР. В 1983–1987 гг. на страницах журнала «Центральблатт фюр Библиотексвезен» началась публикация (еще не законченная) серии статей Леонгарда Гоффмана «Гутенберг, Фуст и первое издание Библии» [62]. Свежий взгляд на вещи, привлечение новейших источников позволили ученому прояснить некоторые загадочные моменты в жизни и деятельности изобретателя книгопечатания. Достойным завершением многолетних исследований Альберта Капра стала его научно-популярная монография «Иоганн Гутенберг. Личность и труд», вышедшая в 1986 г. [63] Необходимо назвать и капитальный труд Хорста Кунце «История книжной иллюстрации в Германии. XV столетие» [64], в котором немало интересных страниц посвящено Гутенбергу и его ученикам.

В заключение — несколько слов о нашей монографии. Автор этих строк не претендует на критическую источниковедческую проработку вопроса. Для этого нужно прежде всего тщательно изучить все или почти все сохранившиеся экземпляры первопечатных изданий, находящиеся в библиотеках многих стран мира. Для сколько-нибудь подробного изложения историографии у автора попросту не было места, ибо объем монографии ограничен.

Цель книги — документированное изложение жизни и деятельности изобретателя книгопечатания. В соответствии с профилем научно-биографической серии АН СССР основное внимание автор уделил техническим аспектам темы, по сей день еще очень плохо изученным. Завершает книгу краткий очерк истории полиграфической техники от XV в. и до наших дней.


Е. Л. Немировский Иоганн Гутенберг | Иоганн Гутенберг | Жизнь и деятельность