home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Петер Шеффер. С портрета XVI в,

Неизвестно, когда Петер покинул Париж, перебрался в Майнц и встретился здесь с Иоганном Гутенбергом. Произошло это, скорее всего, в самом начале 1450-х годов. Вспомним, что в 1449 г. Петер еще был в Париже, а в 1455 г. уже присутствовал в качестве свидетеля на подписании Хельмаспергеровского нотариального акта.

Два года спустя, в 1457 г., в Майнце вышла в свет роскошная крупноформатная Псалтырь — первая в мире книга, в которой названы имена типографов. Колофон книги гласит: «Настоящая книга Псалмов, красотой инициалов украшенная и рубрикацией достаточно разделенная, при помощи искусного изобретения печатания и набора литер, без какого-либо применения калама так изображена и ко славе господней совершена умением майнцского гражданина Иоганна Фуста и Петера Шеффера из Гернсгейма в год господен 1457 в канун Успения». Имя действительного изобретателя книгопечатания Иоганна Гутенберга здесь, как видим, не упоминается.

С Псалтырью мы в дальнейшем познакомимся подробно. Пока же отметим, что в ее колофоне впервые указано фамильное прозвище мастера, под которым он вошел в историю книгопечатания, — «Sclioffer», в буквальном переводе с немецкого — пастух. Видимо, кто-то из предков будущего типографа занимался пастушеством. В его фамильном гербе, воспроизведенном в одном из позднейших изданий, изображена голова быка.

Так началась деятельность типографии Иоганна Фуста и Петера Шеффера, у истоков которой стоит творческий гений Иоганна Гутенберга. Типография выпускает около 1458 г. Служебник, в 1459 г. — новое издание Псалтыри и «Правила богослужения» («Rationale divinorum officiorum») Г. Дуранти, для которых был отлит шрифт, мелкого кегля. 14 августа 1462 г. увидела свет новая, на этот раз 48-строчная Библия.

Петер Шеффер — ведущий специалист типографии, но, видимо, никак не компаньон Иоганна Фуста. В руках первого — техническая и эстетическая сторона дела, в руках второго — финансовая. В двух колофонах изданий Цицерона 1465 и 1466 гг. Фуст указывает, что книги изготовлены руками его «мальчика» Петера из Гернсгейма — «manu Petri de Gernsheim pueri mei». Историки толковали этот факт как указание на родственные связи: Петер был женат на дочери Фуста Христине. Однако уже А. Руппель в небольшой монографии о Шеффере, увидевшей свет в 1937 г., подчеркивал, что слово «риег» в средневековой латыни никогда не употреблялось в значении «сын» или тем более «зять» [186]. В колофонах книг, изданных Фустом и Шеффером, первый именуется гражданином Майнца, а второй — клириком города и епископства. Если бы Петер женился на Христине до 1462 г., до потери городом самоуправления, он автоматически получил бы майнцское гражданство. Этого, однако, не произошло. А следовательно, нельзя утверждать, как это делают некоторые историки, что Шеффер был женат на Христине уже во время процесса 1455 г. и что именно этим и объяснялось его некорректное поведение по отношению к Гутенбергу. Нет оснований подозревать Шеффера в столь далеко идущей непорядочности.

О Петере как о муже Христины с определенностью говорится лишь в документе от 14 января 1468 г., который находится в Парижской национальной библиотеке. Заметим, впрочем, что подлинность документа не доказана. Американский историк книги Гельмут Леман-Хаупт считает, что Шеффер женился не ранее 1467 г. [187] К этому времени Иоганн Фуст уже умер.

Последней книгой, подписанной совместно Фустом и Шеффером, стало «De officiis» Марка Туллия Цицерона, вышедшее в свет 4 февраля 1466 г. Весной того же года Фуст отправился в Париж. Целью поездки, видимо, были и заботы о распространении во Франции 99 печатных изданий. В Париже свирепствовала чума; майнцский горожанин заболел и вскоре умер. Случилось это до 30 октября 1466 г., когда Петер Шеффер и Конрад Хенкис, именуемые «печатниками из Майнца», заказали поминальную мессу по Иоганну Фусту в парижском аббатстве Сент-Виктор. Предполагается, что в этом аббатстве и похоронен Фуст. Платой за мессу служил экземпляр «Посланий» св. Иеронима, напечатанных Шеффером на пергамене 7 сентября 1470 г. Более того, аббат Сент-Виктора возвратил майнцскому типографу 12 золотых талеров — разницу между стоимостью книги и мессы [188].

Выше упоминался Конрад Хенкис. Кем он был и какое отношение имел к покойному? Маргарита, вдова Фуста, женщина далеко не молодая, спустя год после кончины супруга вышла замуж. Ее избранником стал Хенкис. Любопытно, что документы называют его «цум Гуденсберг», а значит, он имел какое-то отношение к фамильному дому изобретателя книгопечатания, дому, который к тому времени был уже потерян семьей. Парижский документ от 14 января 1468 г., о котором уже говорилось, называет Петера Шеффера мужем дочери Конрада Хенкиса. Человек этот был, скорее всего, значительно моложе Маргариты, вскоре скончавшейся. В 1473 г. Петер Шеффер заказал поминальную мессу по тестю и теще в майнцской церкви св. Доминика, причем расплачивался за нее опять-таки печатными книгами.

Женитьба Хенкиса на Маргарите и Шеффера на ее дочери были в традициях времени. Вдова мастера обычно выходила замуж за ведущего подмастерья. Хенкис, видимо, имел отношение к финансовым операциям Фуста. На долю же Петера Шеффера, технического руководителя типографии, выпала женитьба на дочери покойного. Тем самым дело оставалось в руках той же семьи.

Брак Шеффера был счастливым и продолжительным. Христина родила ему четырех сыновей — Грациана, Иоганна, Петера и Людвига. По крайней мере три из них стали типографами. Да и вообще счастье улыбалось Петеру. Умер он в глубокой старости в начале 1503 г. Последняя подписанная им книга Псалтырь датирована 20 декабря 1502 г. С 1457 по 1502 г. Шеффер выпустил свыше 250 изданий, которые принесли ему славу и деньги. В 1496 г. Шеффер и его жена владели тремя домами в Майнце и одним — во Франкфурте.

Дерево, посаженное Иоганном Гутенбергом, стало приносить щедрые плоды, и Шеффер умело воспользовался этим.

Говоря о его вкладе в типографское дело, обычно называют изобретение словолитной формы и создание новых каллиграфически убедительных и точных графических форм шрифта. Шрифты изданий Шеффера действительно превосходны. Что же касается изобретения словолитной формы, то документальных подтверждений этому нет.

Источники, которые намекают на личные достижения Петера Шеффера, восходят к нему самому. Прежде всего это послесловие к кодифицированному своду римского права византийского императора Юстиниана. (Знаменитые «Институции», или «Кодекс юрис цивилис» Петер Шеффер выпустил в свет в 1468 г., уже после смерти и Гутенберга и Фуста.) «Тот, кому это нравится, — писал он в послесловии, — кто, благодаря своему искусству, счастливо мог идти по следам превозносимых людей, был определен этими замечательными людьми к искусству резьбы. Это были два родившихся в Майнце человека, которых звали Иоганнами, и они стали знаменитыми первыми печатниками книг, с которыми Петер дошел до страстно ожидаемой могилы, коснулся, но все же, единственный, избежал ее с тем, чтобы раздавать свет и разум с помощью предложенного им способа резьбы» [189].

В колофоне есть перекличка с новозаветным рассказом о том, как апостолы Иоанн и Петр отправились к могиле Христа с мыслью спуститься в нее. Но Петр, коснувшись гроба спасителя, решил, что его предначертание — распространять христианство. Так и Шеффер, без ложной скромности уподобляя себя апостолам, говорит о своем желании отдать жизнь распространению и совершенствованию искусства книгопечатания.

В послесловии к «Институциям» Шеффер первый и единственный раз говорит о двух Иоганнах; впоследствии он будет прославлять одного лишь Фуста. Видимо, недавняя кончина Иоганна Гутенберга потрясла его бывшего ученика, и он решил воздать должное великому человеку, хотя и поставил его на одну доску с безжалостным кредитором — Фустом.

Второй источник, рассказывающий о заслугах Шеффера, также восходит к нему самому. Это сообщение аббата Иоганна Тритемия, который в составленных им в 1513 г. «Анналах монастыря Гиршау» писал о событиях, датированных 1450 г.: «В это время в Майнце, а не в Италии, как об этом некоторые ошибочно сообщают, было найдено чудесное и ранее неизвестное искусство набирать отдельные буквы и печатать ими книги. Изобрел это искусство Иоганн Гутенбергер, горожанин Майнца, который, когда он истратил почти все свое состояние на создание этого искусства и столкнулся с серьезными трудностями как в этом, так и в других предприятиях и очень близко стоял к тому, чтобы отчаяться в успехе всего своего дела, наконец при совете и с помощью займа, которые ему предоставил Иоганн Фуст, также горожанин Майнца, исполнил начатое дело. Таким образом, они прежде всего напечатали словарь, известный под именем, Католикон», потом они начертали последовательность букв на деревянных досках и составили вместе формы. Однако этими формами они не могли ничего другого напечатать, так как буквы нельзя было отделить от досок и они не были подвижными, но, как говорилось выше, были выгравированы. После этого изобретения последовали другие, не менее искусные. Они изобрели искусство и способ отливать формы всех букв латинского алфавита, назвав эти формы матрицами, с помощью которых они снова отливали медные или оловянные, пригодные для любой печати буквы, которые раньше гравировали вручную. И, как я слышал примерно 30 лет назад из уст Петера Шеффера из Гернсгейма, майнцского горожанина и зятя первого изобретателя искусства, книгопечатание, в начале его изобретения, столкнулось с тяжелыми трудностями. Так, когда они решили напечатать Библию, они затратили более 4000 гульденов, напечатав всего три тетради книги. Упомянутый Шеффер, тогда ученик, а затем муж дочери первого изобретателя Иоганна Фуста, имевший умную и глубокомысленную голову, предложил более легкий способ отливать литеры и усовершенствовал искусство, сделав его таким, каким оно является сейчас. И эти трое одно время сохраняли искусство и способ печатания тайным — до тех пор, пока другие ученики, без их участия, не освоили этого искусства самостоятельно и не перенесли его первоначально в Страсбург, а затем и к другим народам. Сказанного достаточно, чтобы понять, что первыми изобретателями чудесного искусства книгопечатания были горожане Майнца. Первые изобретатели жили в Майнце в доме «цум Юнген», который и до сего дня называется «Печатным домом» [190].

«Анналы монастыря Гиршау» были опубликованы впервые в 1690 г. в Сент-Галлене — много лет спустя после смерти аббата Иоганна Тритемия. Сообщение Тритемия об изобретении книгопечатания многократно цитировалось и толковалось, причем комментаторы в первую очередь обращали внимание на различные несообразности. Карл Фаульман, который перевел текст сообщения на немецкий язык, писал о том, что «Католикон» напечатан лишь в 1460 г. и не может быть признан первой книгой [191]. Известны и более ранние датированные издания, например «Псалтырь» 1457 г. Указывал Фаульман и на то, что «Католикон» (отпечатан не с цельных деревянных досок, а с наборной формы. Впрочем, последние исследования показали, что какая-то доля истины в утверждении Тритемия есть. «Католикон» напечатан совсем не так, как другие ранние майнцские издания.

Трудно, конечно, ожидать от Тритемия технически правильного описания полиграфического процесса и тех усовершенствований, которые были внесены в него Петером Шеффером. Но сбрасывать это свидетельство со счета не приходится.


Петер Шеффер из Гернсгейма | Иоганн Гутенберг | Иоганн Ментелин