home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Колофон Католикона 1460 г.

Имени Гутенберга в колофоне, как видим, нет. Разные историки приписывали это издание разным типографам. Кроме Гутенберга, называли имена Фуста и Шеффера, неизвестного типографа, будто бы работавшего в Майнце в 1450–1460 гг., и, наконец, эльтвилльских типографов братьев Бехтермюнце, в руки которых в дальнейшем попали матрицы «Католикона».

Версию «Фуст-Шеффер» наиболее подробно обосновал А. Руппель. Он мотивировал свои доводы тем, что в период между 1459 г., когда вышло в свет издание «Rationale divinorum Officiorum» Г. Дуранти, и 1462 г., когда увидела свет 48-строчная Библия, мы не знаем ни одного сколько-нибудь объемного издания, напечатанного в этой хорошо поставленной и весьма продуктивной мастерской. Руппель указал также, что «Католикон» внесен в издательский каталог Шеффера, выпущенный в 1469–1470 гг. [445] В пользу версии как будто бы говорила и находка Г. Цедлера, обнаружившего корректурные оттиски «Католикона» в переплете одного из изданий Петера Шеффера.

В 60-70-х годах XX в. в гутенберговедении господствовало мнение, что типографом «Католикона» был сам изобретатель книгопечатания. Тезису о необъяснимой паузе в издательской деятельности Шеффера новые историки противопоставили утверждение о том, что пауза была оправданной, ибо вызвана финансовыми затруднениями после выпуска в свет громоздких, требовавших колоссальных затрат изданий, и прежде всего Псалтырей 1457 и 1459 гг. (По нашему мнению, как тезис, так и антитезис достаточно субъективны.)

Указывалось, наконец, что каталог Шеффера был скорее книготорговым, чем издательским: в нем можно встретить издания и других типографов. Что же касается корректурных листов «Католикона», то их появление в переплете одного из изданий Шеффера могло быть чисто случайным[446].

Прежде чем рассказать о последних, по-своему сенсационных исследованиях «Католикона», познакомимся с этим изданием. «Католикон» напечатан «в лист», в две колонки. В книге 373 листа, или 746 страниц. Отпечатана она убористым шрифтом, кегль которого равен 4,1 мм, или 10,9 типографских пунктов, что близко к современному шрифту «корпус». Столь мелких шрифтов история книгопечатания еще не знала. На полосе размещено 66 строк, в каждой из которой (в одной колонке) в среднем 46 литер. Ученые подсчитали, что если бы книга набиралась шрифтом В42, она имела бы 2083 страницы[447].

Сохранилось 75 экземпляров «Католикона», 11 из них — на пергамене. Леонгард Хоффман считал, что первоначально было издано 240 бумажных и 30 пергаменных экземпляров. По его мнению, расходы на издание составляли не более 2000 гульденов, а стоимость реализации 11 250 гульденов[448]. Издание, таким образом, принесло большую прибыль.

Наиболее подробно и тщательно «Католикон» изучил Готфрид Цедлер, посвятивший этому изданию хорошо документированный труд, увидевший свет в 1905 г.[449] Цедлер обратил внимание на то, что сохранившиеся экземпляры «Католикона» отпечатаны на бумаге трех сортов с тремя различными филигранями. В пределах одного экземпляра бумага не смешана, она всегда одна и та же. Обнаружено 18 экземпляров на бумаге с водяным знаком «Голова быка с андреевским крестом между рогами», 26 — с водяным знаком «Литера С», 22 — с водяным знаком «Корона».

Цедлер установил, что отверстия на листах от игл, на которые листы накалываются при подаче их на декельную рамку типографского станка, размещены по-разному. В специальной литературе такие отверстия называют пунктурами. В пергаменных экземплярах «Католикона» пять пунктур, в экземплярах на бумаге «Голова быка» и «Литера С» — четыре, в экземплярах на бумаге «Корона» — только две. Расстояние между пунктурами различно; это свидетельствует, что издание печаталось по крайней мере на четырех типографских станках.

В последнее время Теодор Герарди с помощью новейших методов изучил филиграни бумаги «Католикона»; его работы продолжили в 1980 г. Ева Цише и Дирк Шнитгер, применившие для этой цели электронно-рентгенографический анализ[450]. Результаты исследования поставили Герарди в тупик. Он установил, что бумага со знаком «Голова быка» использовалась в период с 1454 по 1466 г., со знаком «Литера С» впервые появилась лишь в 1468 г., а со знаком «Корона» — еще позднее. Свое недоумение Герарди выразил в названии статьи, опубликованной в 1973 г.: «Когда в действительности был напечатан, „Католикон“ с колофоном 1460 г.?»[451].

В свою очередь, Е. Цише и Д. Шнитгер установили, что экземпляры «Католикона» с филигранью «Голова быка» напечатаны в 1460 г., со знаком «Литера С» — в 1468–1469 гг., с филигранью «Корона» — в 1472 г. Таким образом, Гутенбергу можно приписать лишь первое из этих изданий. По мнению этих исследователей, второе и третье издания выпустил Петер Шеффер, который в точности, буква за буквой, повторил издание Гутенберга тем же самым шрифтом.

При любой перепечатке с новым набором неизбежны корректурные исправления, варианты, наконец, просто опечатки. Но набор во всех трех изданиях был одним и тем же. Предположить, что первоначальный набор сохранялся в течение 12 лет, никто из исследователей не решился. 746 полос «Католикона» содержали около 100 тысяч литер. Отлить такую массу шрифтовых знаков и «заморозить» их на 12 лет — этого не мог позволить себе и самый богатый типограф! Современному исследователю сразу бы пришла в голову мысль о стереотипии, но этого процесса в ту пору не существовало.

Сенсационное решение проблемы предложил в 1982 г. американский исследователь Пол Нидхем[452]. По его мнению, «Католикон» напечатан не с помощью подвижного шрифта. Его полосы составлены из цельных двойных строк, собранных в колонки и в страницы. После печатания строки были сохранены и впоследствии использованы для допечатки тиража.

Надо сказать, что еще Цедлер, а до него Адольф Шмидт заметили, что двойные строки играют в «Католиконе» совершенно особую роль[453]. В старопечатных, да и в новых, изданиях, нередко можно встретить перевернутые, поставленные «вверх ногами» литеры. В «Католиконе» таких нет. Но зато Цедлер обнаружил в первой колонке листа 131 целых две строки, поставленные «вверх ногами». При этом строки поменялись местами — сверху оказалась строка 36, а снизу — 35. В других экземплярах эти строки стоят правильно, причем оттиск, вне всякого сомнения, произведен с того же самого набора.

В конце листа 189 оставлено 12 пустых строк. Типограф заполнил их не пробельным материалом, а набором, который при печати не был набит краской. Так называемый слепой оттиск дали строки 13, 14, 11, 12, 9, 10 набора колофона с листа 372, т. е. знакомые нам пары «нечетная-четная строка». Интересно, что при печатании 189 листа книги уже существовал набор ее последнего листа. В случае набора подвижным шрифтом так обычно не бывает: набор и печатание осуществляют параллельно, с тем чтобы использовать минимальное количество шрифта. Этот слепой оттиск Цедлер нашел в экземпляре с филигранью «Литера С», а в экземпляре с водяным знаком «Корона» на том же месте были поставлены совсем другие строки, к тому же перевернутые: 5, 6 и 3, 4 (л. 170 об.). Прокомментировать странности набора «Католикона» Цедлер не сумел. Но они легко объясняются с помощью гипотезы Пола Нидхема. Американский исследователь, изучив многие экземпляры «Католикона», обнаружил и новые примеры той особой роли, которую играют в этом издании комбинации четных и нечетных строк. Во второй колонке л. 38 экземпляра из собрания Д. П. Моргана он заметил сдвиг строк по сравнению с остальными. Надо сказать, что выключки строк типограф «Католикона» не делал. Все строки здесь разной длины. Но зато левая сторона колонок образует прямую линию. Так вот на л. 38 две строки (опять-таки две!) — 7 и 8 сдвинуты влево, а на л. 5 об. (во второй колонке) строки 51 и 52 сдвинуты вправо. Нидхем обнаружил также несколько случаев нового набора, и в каждом из них переливались сразу две строки.

Гипотеза Нидхема, а нам представляется, что сейчас ее уже можно считать доказанной, поставила перед исследователями серьезные вопросы, ответы на которые по сей день не даны. Прежде всего следует решить, каким способом изготовлялись двойные строки. В этой связи надо вспомнить аббата Тритемия, утверждавшего, что Гутенберг и Фуст «прежде всего напечатали словарь, известный под именем „Католикон“», потом они начертали последовательность букв на деревянных досках и составили вместе формы. Однако этими формами они не могли ничего другого напечатать, так как буквы нельзя было отделить от досок и они не были подвижными, но как говорилось выше, были выгравированы[454]. Из заключения аббата как будто бы вытекает, что «Католикон» печатали ксилографическим способом — с цельных, гравированных на дереве форм. Но согласиться с этим нельзя. В том, что оттиск сделан с набора, убеждают совершенно идентичные одноименные знаки (при наличии, впрочем, нескольких графических форм каждого знака). Строки несомненно отливались в матрицы. Но как? Мы постараемся разобраться в этом в следующей главе.

Зачем было в 1460 г. при наличии хорошо отработанной и проверенной в 42-строчной Библии техники набора подвижными литерами применять трудоемкую технику изготовления двойных строк? Кто был человек, использовавший эту технику? Можно ли продолжать связывать печатание «Католикона» с именем Иоганпа Гутенберга? На все эти вопросы исследователям еще предстоит ответить. Пока же отметим, что с помощью тех же матриц и, возможно, в той же технике отпечатаны и другие издания.

Это прежде всего «Трактат» Матвея Краковского, который в 1405–1410 гг. был епископом в Вормсе. Книга эта, как считают исследователи, вышла в свет еще до «Католикона» 1460 г. Сохранилось 42 экземпляра, один из них находится в Государственной библиотеке СССР им. В. И. Ленина [455]. Строки «Трактата» отлиты на больший кегль, чем строки «Католикона», а именно на 4,8 мм. Отпечатана книга в четвертую долю листа.

В таком же формате отпечатаны 34-строчное и 36-строчное издания «Трактата» Фомы Аквинского. Это небольшие брошюры в 12 и 14 листов. 34-строчное издание известно в 35 экземплярах, а 36-строчное — в шести. Печатались они, скорее всего, одновременно с «Католиконом».

С помощью тех же матриц напечатаны индульгенция в пользу монастыря Нойхаузен, сгоревшего в июле 1460 г. во время «архиепископской войны», а также недавно найденная индульгенция 1464 г. генерала ордена Тринитариев Радульфуса [456].


«Католикон» 1460 г. | Иоганн Гутенберг | Изобретение