home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 14

— Андрей?! — Катино сердце стартануло с места в карьер, сразу перейдя на бешеные обороты.

— Не разбудил?

— Нет-нет, — Катя оглянулась в сторону дома, куда ушёл Глеб, и пошла вниз к морю.

— Я не мог ничего сказать при Стефании. И вышло неловко, что мы так поспешно уехали, — у Кати волосы на руках вставали дыбом от его голоса. Тихого, спокойного, мягкого.

— Ничего, — отмахнулась Катя.

— Отец позвонил, что мать в больнице. Прости, я торопился. И даже не мог объяснить, почему.

— Ничего, — заладила она, как попугай, но уже вылетело, куда деваться. — Я всё понимаю. Как она?

— В порядке. Просто все переволновались. У неё давление всегда было низкое. Но чтобы так — никогда. Она упала, ударилась головой, долго пролежала без сознания. Мы ещё в больнице, она пришла в себя. Врачи сказали, ничего страшного. Но пока подержат её. Отец настоял на дополнительных обследованиях. И Стефания, наверное, останется с ним.

— А ты? — Катя присела на деревянный лежак, опережая Андрея своим вопросом.

— Я поэтому и звоню. Я, — он замялся. — Просто я уже сказал на работе, что меня дня два не будет. А здесь я им не нужен. Ты завтра сильно занята?

— У тебя есть предложения? — улыбнулась Катя и откинулась на спинку, вытянув ноги.

— Есть. Я бы хотел провести эти дни с тобой.

— Со мной? — она закрыла глаза, тихо млея от радости. Нет, всё же он к ней неравнодушен.

— С тобой, — серьёзно прозвучал его ответ. — Покажу тебе город. Покатаю по окрестностям. У нас столько красивых мест. Жалко, если ты уедешь, так ничего и не увидев.

— Звучит заманчиво.

— Значит, ты не против? — а вот теперь Андрей улыбнулся.

— Не против. Только опасаюсь, что мне понравится.

— Тогда у тебя будет повод задержаться подольше. Или вернуться сюда снова.

— Отличный повод задержаться.

«Или остаться навсегда», — прострелила её шальная мысль. Как пуля. Навылет.

Катя даже подскочила на жёстком лежаке и, спустив ноги, уставилась на тёмные узкие доски. Эта мысль показалась такой привлекательной. Ведь что-то задержало здесь отца. Навсегда. Может, такое же неожиданное знакомство или неясное, необъяснимое желание остаться. Может, это у них общее? И именно ради этого она приехала и пыталась узнать, понять, разгадать эту загадку. Но так и не приблизилась к ответу ни на шаг. Всё только решала всякие наследственные вопросы.

И, кстати, о них.

— Только боюсь, завтра я буду весь день занята, — вздохнула Катя и, увидев торчащую из шва полотенца нитку, попыталась её оторвать. — Должны приехать из БТИ, ещё и межевание, и тоже на завтра.

— Тогда…

— Нет-нет, — перебила Катя, как всегда поспешно, даже не дослушав, что Андрей хотел сказать, и тут же бросила своё занятие по распусканию шва. — Ты всё равно приезжай.

— Я хотел сказать, что тогда я всё равно приеду, — улыбнулся Андрей. И Катя невольно улыбнулась в ответ. — А там решим.

— Хорошо. Я буду ждать.

— Тогда… — он намеренно сделал паузу, словно ждал, что Катя снова перебьёт. И явно всё ещё улыбался, когда продолжил: — До завтра.

— Да, — ответила Катя в тон ему, переходя почти на шёпот. — До завтра.

Андрей отключился первый. Катя подняла глаза и увидела Глеба, стоящего на лестнице с бокалом шампанского. Трудно сказать, долго ли он там простоял и много ли слышал. По крайней мере, по его невозмутимому лицу понять это было невозможно.

Катя поднялась, запахивая поплотнее полотенце, и чувство вины, противное, гаденькое, вынудило её натянуто улыбнуться. Катя презирала себя за эту улыбку.

— У меня по программе ещё торт, — сказал Глеб как ни в чём не бывало, хотя что-то едва уловимое в нём всё же изменилось: чуть дрогнувший уголок рта, жёсткость взгляда, изгиб бровей.

— Его ты тоже сделал сам? — Катя замерла, не дойдя до Глеба пару ступеней.

— Ты обо мне слишком хорошего мнения, — подал ей руку Глеб. — Но с шампанским, надеюсь, тоже будет вкусно. Или чай?

— Ладно, сойдёт и шампанское, — великодушно согласилась она. На что Глеб, оценив иронию, лишь качнул головой.

На улице похолодало. Но Катя заметила это, только поднявшись по лестнице. Наверное, там нагретое за день море отдавало своё тепло. А здесь, наверху, к тому же поднялся ветер. Плюс сырое полотенце съедало драгоценные градусы.

— Держи, — Глеб накинул ей на плечи тонкий плед раньше, чем она успела пожаловаться. И прежде, чем дошла до стола, зажёг электрический камин перед большим полукруглым диваном.

Она уютно расположилась на мягких подушках.

— У тебя очень красивый дом, — смотрела Катя на мерцающий в круглом очаге огонь. В тонком пледе с леопардовым окрасом на голое тело девушка чувствовала себя в настоящей шкуре у настоящего костра.

— Мне тоже нравится, — поставил перед ней Глеб кусок торта с воздушным безе. Под тяжестью мужского тела подушки прогнулись, и Катя непроизвольно склонилась к нему.

Глеб недолго думал, будет ли ей так удобно. Просто придвинул её к себе и позволил опереться на своё плечо.

Тепло камина с одной стороны, жар его тела — с другой. Говорить больше ни о чём не хотелось. И думалось в его крепких руках только об одном. О том, как бы всё это было чудесно, не думай Катя о другом парне. И отогнать теперь эти мысли, забыться, остаться только здесь и сейчас, с Глебом, в его доме, в его объятиях Катя после звонка Андрея уже не могла.

Она никогда не умела расслабляться в местах временных, случайных, транзитных. В гостях, гостиницах, залах ожидания. И это было хуже всего, что сейчас рядом с ней был такой мужик, а она думала о том, что хочет домой.

Глеб приготовил своими руками ужин, ответил на все её вопросы, привёз в свой дом, носил её на руках, отлюбил качественно и с душой. По отношению к нему это было так несправедливо. И она была ему очень, очень признательна за всё это, только… только почему-то очень хотелось плакать.

— Устала? — заботливо целуя в макушку, спросил он её, притихшую, раздавленную, как букашка, собственными мыслями.

— Немного.

— Может, тогда в кроватку? — он обнял её покрепче и вдохнул запах её волос. — Посмотрим какой-нибудь фильм и баиньки.

— Можно, — ответила Катя. Попросить Глеба отвезти её домой ей не хватило смелости. Или, наоборот, хватило совести не просить.

— Тогда пойдём? — встал он, как всегда просто взяв ответственность на себя, пока Катя всё ещё раздумывала — не пойти ли ей на попятную.

На черных шёлковых простынях в окружении горящих толстенных свечей, размером с Катину ногу и пахнущих чем-то цитрусовым и хвойным одновременно, Глеб накручивал на палец Катины волосы и смотрел фильм. Или так же, как и Катя, делал вид, что смотрит.

— Я три года собирался сюда кого-нибудь привести, — вдруг сказал он задумчиво. — А ведь построил этот дом специально, чтобы баб водить.

— Наверное, он слишком тебе понравился, — оценила Катя его похвальную откровенность. Закрылся. Злился. Предупреждал. — Или ты лучше, чем о себе думаешь.

— Нет, я именно такой, — хмыкнул Глеб. — Но в этот дом, в итоге, так никого ни разу и не привёл. Наверное, ждал тебя.

— Наверное, — ответила Катя, тоже хмыкнув и не веря ни секунды в свою исключительность. Но спорить с Глебом не хотелось. И говорить об этом тоже.

Но не иначе, как из чувства противоречия, именно тогда, когда он начал вот так грубовато её отталкивать, Кате подумалось об обратном. О том, что вдруг… а вдруг… и чем чёрт не шутит, но вдруг это — любовь? Вдруг правда именно её и ждал этот дом? И именно она — та самая, единственная, которую искал всю жизнь этот невероятный мужчина? И вдруг он тоже тот самый, созданный для неё. Предначертанный. Предназначенный судьбой. А она не разгадала. Не увидела. Не заметила. И самое главное — не поверила ему.

«А вдруг? — Катя посмотрела на его руку, обнимавшую её поверх простыни. На длинные пальцы. На вены, выпирающие под кожей, на тёмные волоски, покрывающие её до локтя. — Могла бы я всю жизнь смотреть на эти руки? Засыпать под его спокойное дыхание? Просыпаться на его плече?»

И к своему ужасу, или стыду, или мучительному смятению, Катя поняла, что смогла бы. И даже не пришлось бы себя уговаривать или заставлять. Кате было с Глебом так хорошо. Но в этом не было ни единой её заслуги.

Катя развернулась и, прильнув к нему животом, заглянула в тёмные глаза. В них отражалось мелькающее на экране огромного телевизора изображение. А на лице у Глеба застыла такая озабоченность, словно он и сам не знал, что со всем этим делать. Какие-то жестокие думы заставили его густые брови соединиться на переносице. Правда, о чём бы он ни думал, это не помешало ему прижать девушку к своему горячему бедру, ни секунды не сомневаясь. Прижать и подтянуть повыше.

— Какого цвета у тебя глаза?

— Ты мне скажи, — улыбнулся он. И это невинное движение, в котором растянулись его губы, слегка обнажив белую полоску зубов, вызвало в Кате нестерпимое желание его целовать. Сейчас. Всегда. Снова и снова.

— Цвета моего безумия, — сама подтянулась она, не сводя глаз с его аккуратных, небольших, идеальных, чувственных красивых губ.

«Ну, почему нет какого-нибудь теста, датчика, прибора, чтобы определять, твоя это половинка или нет? — лезла в голову всякая ерунда, когда Глеб ответил на Катину инициативу поцелуем, от которого у неё кружилась голова. — Как понять, что биохимия крови идеально совпадает? Что биения пульса ритмичны, как взмахи двух вёсел? Что в каждом моём вдохе его выдох. Что в каждом его вдохе вся моя жизнь. Как?»

Уже не только Катина голова, уже вся комната кружилась в безумном танце. И от пламени свечей перед глазами плыли огненные ленты, змеясь, двоясь, рисуя замысловатые узоры. Но это не свечи, это Катя плавилась в руках Глеба податливым воском. Таяла горячей янтарной каплей на гладких простынях. Прогибалась под тяжестью его тела, блестящего от мелких бисеринок пота. Она собирала их, как росу, и в исступлении кусала солёные губы.

И чёрта с два это была благодарность за волшебный вечер. Или проверка на совместимость. Или ещё какая-нибудь чушь, что могла бы прийти в голову, если бы Катя и дальше могла думать в руках Глеба. Нет, это был эгоистичный, бесстыжий, вероломный, коварный, подлый умысел получить бессовестное наслаждение, которое дарила физическая близость с ним.

И её затея удалась.

Уставшая и счастливая Катя забылась сказочно красивым сном. И проснулась, когда за неплотно задёрнутыми шторами едва серело утро.

Она пощадила тихий и безмятежный сон Глеба и, прощаясь, не стала его целовать.

«Какой он всё же красивый», — обернувшись у двери, Катя в последний раз полюбовалась изгибами его сильного тела.

Мягкие ковры позволили бесшумно ступать, собирая бельё. Дрожа в утреннем тумане от холода, Катя натянула платье, брошенное у бассейна. Повесила через голову на плечо сумочку. Туфли так и остались лежать на влажных камнях берега. Надеть их Катя решилась, только выйдя за ворота. Каблуки гордо застучали по асфальтированному подъезду к высоченному забору, который остался за спиной.

Согласно проложенному Катей в гугл-картах маршруту, до дома идти действительно двенадцать километров. Гугл оптимистично рисовал цифру в один час и двадцать минут в пути. Но будь на Кате кроссовки, а не восьмисантиметровые каблуки, она и то не уложилась бы. На каблуках же она прошла чуть меньше километра за двадцать минут, а потом скинула их и пошла босиком.

По росистой траве, что росла на обочине укатанной дороги, шагалось веселее. Роса холодила ноги, трава щекотала лодыжки, острые камешки, что порой попадались под ноги, кололись, но в целом оказалось терпимо. Катя даже согрелась от быстрого шага. И дорога, не специально проложенная, а просто укатанная машинами по полю, хоть и не была обозначена в огромной паутине дорог мира, но вела Катю точно по направлению к дому. И точно по направлению из одного мира, с которым она решила покончить, в другой, который манил совсем другими цветами и красками и казался реальнее.

Машина Глеба нагнала её где-то на середине пути. Мягко прошуршав шинами, джип остановился чуть впереди. С голым торсом, в одних шортах и тапках на босу ногу, Глеб выпрыгнул Кате наперерез.

— Я тебя чем-то обидел? — он встал в нескольких шагах от девушки, и тревожно всматривался в её лицо.

— Нет, я, — Катя опустила голову, перехватывая туфли из одной руки в другую. — Я просто не стала тебя будить.

— Это не ответ.

— Глеб, — она подняла на него глаза. — Всё было чудесно. Спасибо за вкусный ужин, за великолепный вечер, за всё — спасибо. Но нам больше не нужно встречаться.

— Почему? — его слова словно разрубали воздух, клубящийся вокруг них утренним туманом.

— Потому, что всё это хорошо, волшебно, великолепно, но… ненадолго. А я, — она снова перехватила туфли. — Я боюсь, что если не остановлюсь сейчас, то потом забыть тебя не смогу.

Он молчал. Так и стоял каменным изваянием, слушая, что она ему скажет.

— Я совершенно беспомощна перед твоим обаянием, перед твоим напором, перед твоей харизмой. Ты попользуешься и бросишь, а я, — на мокрые ступни налипли травинки, но Катя не стала наклоняться, чтобы их смахнуть, только посмотрела вниз и вновь подняла глаза, — боюсь, я слишком сильно к тебе привяжусь. Мне потом с этим не справиться.

— Попользуюсь? — усмехнулся он. — Значит, это так пользуются?

— Не цепляйся к словам, — Катя посмотрела на него умоляюще. — Ты прекрасно понимаешь, о чём я говорю. Всё это так замечательно именно потому, что ненадолго. Я уеду, ты останешься. И мы оба прекрасно это осознаём, что всё это временно. Всё это одноразово и случайно, поэтому так феерично. Прости, но на этом всё.

— Ну, всё так всё, — вздохнул Глеб и развернулся к машине. — Садись, подвезу до дома.

— Я дойду, — ещё пыталась отказаться Катя.

— Даже не сомневаюсь, что дойдёшь, — открыл он заднюю дверь. — Только ты босиком, а тут змеи.

— Змеи? — испуганно отступила Катя с травы на колею, всматриваясь в траву.

— Да, щитомордники, например, нападают без предупреждения. Ну, давай, давай! — он выразительно посмотрел на часы, светящиеся на приборной панели, словно девушка его задерживает.

«А, ну, конечно, — вспомнила Катя. — Ничто не может заставить его отложить утреннюю тренировку».

И за все те пять минут, а может, даже меньше, что они ехали, больше не сказали друг другу ни слова.

— Спасибо! — выпрыгнула Катя перед калиткой.

— Не за что, — у Глеба было совершенно непроницаемое лицо.

Он не попрощался и не задержался дольше ни на секунду. Машина развернулась в узком пространстве улицы в три точных движения.

И всё, что Кате осталось на память — красные огни стоп-сигналов и три семёрки номера. Ещё там чернело три буквы. «Г», что, видимо, означало «Глеб». И после цифр — «АД», что можно расшифровать, как Адамов. Глеб Адамов. Но, если прочитать слитно, то выходило «ГАД».

«Гад, он и есть гад», — открыла Катя дверь, едва сдерживая слёзы.

Её встретил радостно повизгивающий Гастон и запах роз, ни одна из которых в огромном букете до сих пор не завяла.

Катя подняла на руки вертлявого щенка, и слёзы, горькие и едкие, всё же потекли из глаз. Она зарылась носом в мягкую шёрстку, прижимая к себе собаку. Но даже это, самое преданное в мире существо, пока не могло заглушить её отчаяние.

Катя заранее знала, чем всё это закончится, но всё равно было невыносимо больно. Сквозь пелену слёз букет выглядел бордовым пятном.

— К чёрту всё! — одним размашистым движением девушка скинула его со стола.

Невинные цветы отлетели к дивану. Ваза громко стукнулась об стол, из неё потоком полилась вода, растекаясь по полу грязной лужей.

Кап! Кап! Кап! — падали последние капли на жёсткую поверхность. Гастон рвался обследовать этот неожиданный водопад. Но Катя нацепила на щенка поводок, так и держа одной рукой. Второй она подняла тяжёлый букет.

Мало беспокоясь о том, что входная дверь осталась открытой, полная какой-то полоумной решимости, она засунула ноги в кроссовки и уверенно направилась к пирсу.

Гастон визгливо тявкал, беспокоясь за хозяйку, когда она забралась на железную конструкцию, оставив питомца внизу. Катя же осторожно ступала по железным балкам, направляясь к началу пирса, утопающему в густом тумане.

Она перешагивала через дыры между сгнившими досками, и колючие стебли роз, впиваясь в руки, добавляли этой безумной затее элемент мученичества.

Туман клубился позади, скрывая пройдённый путь. Туман серел впереди, отгораживая Катерину от всего остального мира. Волны бились под ногами о железные сваи.

Девушка последний раз вдохнула полной грудью аромат роз, смешанный с запахом солёной воды. И, отброшенный подальше, букет упал в воду с тихим всплеском.

— Прощай, — прошептала Катя цветам. Но прощалась не с ними. И даже не с Глебом, хотя думала сейчас, конечно, о нём. Она прощалась со своими сомнениями. С душевными терзаниями, что заставляли её метаться между двух парней. С глупыми «А вдруг он не такой?» и «А что, если?».

Букет качался на волнах кровавым пятном. Отлив уносил его всё дальше от пирса. Катя следила за ним, чутко прислушиваясь к своим ощущениям.

Нет, легче не стало.

Когда она шла сюда по гнилым доскам, ей казалось, что если она выкинет этот букет и попрощается, то всё встанет на свои места. Останутся она и Андрей. А Глеб… Глеб запомнится только нечаянным приключением. Ярким, красивым праздником, который уже закончился.

Глупо. Отчаянно и глупо. Словно этот наивный ритуал действительно мог что-то изменить. Словно в его силах было лишить её памяти. Словно она и правда надеялась всё так легко забыть.

Только однажды она уже переворачивала эту страницу. Не помогло. Даже тогда уже было поздно. Сейчас стало поздно навсегда. И просто брошенный в воду букет — этого было так ничтожно мало.

— Трусиха! — презрительно хмыкнула Катя, обращаясь сама к себе. — Жалкая трусиха!

И, оттолкнувшись от опоры, прыгнула в воду.


Глава 13 | Ветер в кронах | Глава 15