home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 16

Он любил горячий сладкий чай, хорошо плавал, называл её отца старым брюзгой, уважал и ценил старинные вещи, у него золотые руки — он практически идеален. И всё это Катя узнала об Андрее за каких-то полдня.

За оставшиеся полдня она узнала, что он мечтает жить в своём доме, а не в квартире, свободно говорит на английском, разбирается в машинах и любит животных. Но не потому, что его подруга детства — ветеринар, а потому, что относится к ним лучше, чем к людям. И в том, что он совершенен, Катя уверилась окончательно.

Чего Катя об Андрее не знала, так это того, как он целуется, на каком боку спит, кто была та девушка, что его бросила, а ещё: есть ли у него вообще какие-то планы на Катю.

Потому что у самой Кати планы на Андрея были самые, что ни на есть грандиозные. Например, не спугнуть его, не сломать тот хрупкий росток душевной близости и доверия, что всё же пробился сквозь идеально круглые камни того пляжа, на котором они сегодня провели весь день вдвоём. День, который стал таким интенсивным сеансом терапии, что к вечеру Катя и забыла, что чуть не умерла с утра.

Между рассветом и закатом, как между двух стенок книжной полки, уложилось всего так много, что было страшно, влезет ли ещё хоть тоненькая книжонка с историей из её жизни, ведь день ещё не закончился. Но во что бы то ни стало, а Кате надо было её впихнуть. Хоть брошюрку, хоть один листик. Вписать и втиснуть единственное слово — поцелуй. Именно сегодня. Во что бы то ни стало.

— Как мама? — спросила она, вешая на спинку стула мокрое полотенце.

Андрей, в отличие от Кати, во время их чудесной поездки плавал. У Кати чуть сердце не остановилось, когда он нырнул в море со скалы. Вместе с Гастоном Катя металась по берегу, ожидая, когда Андрей вернётся, прижимая к себе это полотенце, а щенок — пытаясь его у Кати отвоевать.

Растирая мягкой махровой тканью стройное тело слегка дрожащего на ветру Андрея, Катя и поняла, что поцелует его сегодня. Сама, если он так и не решится. Солёные капли падали с его волос. Он вытирал их с её рук ледяными ладонями, но тогда ещё было не время.

Гастон схватился зубами за полотенце и утащил со стула. Катя кинулась за ним.

— Мама — хорошо, — ответил Андрей на её вопрос, про который она уже и забыла.

Он засунул в карманы руки. Поза вышла выжидательная, особенно когда он оперся плечом о дверной косяк, словно ещё не решил, уходить ему или остаться.

— А Стефания? — Катя всё же отняла у щенка полотенце.

— Скучает по Гастону, — улыбнулся Андрей, глядя как щенок подпрыгивает, пытаясь теперь ухватить край ткани, которую Катя сворачивала. — А так, думаю, неплохо. Голос радостный. Отец её вечно балует.

Катя улыбнулась, теперь доставая из сумки влажный плед.

— У меня хоть отца и не было, но отчим тоже замечательный. Добрый, заботливый, терпеливый. И тоже втихушку от мамы то денег мне даст, то в любимый ресторан отведёт, то нытьё моё терпеливо выслушивает, советы дельные даёт. Это он, кстати, поддержал меня сюда поехать. Мама до последнего была против.

— Как, кстати, твои успехи с отцовскими записями? — Андрей наконец отлип от дверного проёма, но подходя к столу, на который Катя уже выкладывала недоеденные в поездке продукты, руки из карманов так и не достал.

— А никак. Тяжело мне читать его дневники, — вздохнула Катя. Она действительно и до конца первой тетради не дошла.

— Почему?

— Даже не знаю, как сказать, — она отодвинула стул и села. — Понимаешь, он был неисправимым бабником. В худшем смысле этого слова. Таким похотливым волокитой и редкостной сволочью.

— Понимаю. А ты надеялась, что он был рыцарем без страха и упрёка? — усмехнулся Андрей. Он чуть навис над Катей, обеими руками опираясь на столешницу.

— Пусть не рыцарем, но таким мрачным изгнанником, не принятым этим обществом. Благородным, отвергнутым, непонятым. Почему-то я представляла себе его именно таким, — Катя вынула из пакета с огурцами влажные салфетки и, чтобы чем-то занять руки, переклеивала липкий клапан. — Ведь он долго жил во Франции, просил политического убежища в Германии. И хоть славился всегда какими-то крайними взглядами и непримиримостью, мне казалось, это просто какое-то показушничество и пиар, не больше. А теперь оказывается, он и в жизни был таким. И к женщинам, которым посвящал все свои книги, относился на редкость потребительски.

— Как к персонажам.

— Точно, — подняла на него глаза Катя. — Ты знал? Он говорил с тобой об этом?

— Не то чтобы говорил, — Андрей отодвинул стул, помедлил, словно раздумывая, не совершает ли он какую-то фатальную ошибку, но всё же сел. — Но однажды разговор об этом зашёл.

— Чай? — с надеждой спросила Катя. И Андрей кивнул.

— Я, когда узнал, что он писатель, конечно, решил прочитать что-нибудь из его книг. И выбрал «Червивую плоть».

Катя наливала в чайник воду и, услышав название самой грязной, самой скандальной книги отца, невольно качнула головой.

— Просто она оказалась самой короткой, — оправдался Андрей. — Но и название, конечно, цепляющее, мне стало интересно.

— Дочитал? — щёлкнула Катя включателем. Загудевший агрегат заглушил слова Андрея, но Катя услышала его «Да». — И как тебе?

— Нормально. Для того времени, в котором она была написана, наверное, остро. История про проститутку, больную СПИДом, которая решила стать орудием правосудия и убивать «плохих парней», — Андрей пальцами показал кавычки. — Утопично.

— А в итоге заразила того, кого любила всю жизнь. Трагично, — ответила Катя. Она так и осталась у кухонного стола, только развернулась к Андрею, скрестив на груди руки. — Но я бы сказала, что это — история любви. А что сказал тебе автор?

— Что люди ошибочно думают, что всё, о чём он писал, он пережил сам. Что его герои реальны. А ещё, что в них есть глубина, идея, смысл. На самом деле эту книгу он написал на «подрочить». И спросил меня, сколько раз я передёрнул, пока дочитал.

— Мда… — не нашлась с ответом Катя, глядя на невозмутимое лицо парня. — Интересно, и почему я ему верю?

— А вот я не поверил, — улыбнулся Андрей. — И почему-то мне кажется, что в своих дневниках он писал такую же дичь. Потому что знал, что, возможно, кто-то будет их читать. Поэтому мой тебе совет: не верь тому, что он там пишет. Не порть своё отношение к нему. Потому что на самом деле это неважно. Потому что был человек Эдуард Полонский, а был писатель. И это не одно и то же, потому что писатель — это должность, профессия, работа. Как и любая другая.

— И всё же мы все вкладываем душу в свою работу.

— Я не вкладываю. Мне платят за неё деньги.

— Хотелось бы тебе поверить, — налила Катя в его кружку кипяток и вернула чайник на место. — Но так не бывает. И где-то там, среди его жёстких, омерзительных, гнусных строк, я всё же надеюсь найти доброе, вечное и нетленное.

— Уверен, что ты найдёшь, — улыбнулся Андрей. — Ведь всё зависит от того, кто ищет. Но что на самом деле ты хочешь знать?

— На самом деле — ответ всего на один вопрос. Почему никогда он не интересовался своей единственной дочерью? Каким бы он ни был мужем, писателем, другом, любовником, всё это разные ипостаси. Ничто не мешало ему быть моим отцом. Но он этого не сделал. Почему?

— Надеюсь, что когда ты найдёшь ответ, он тебя не разочарует. Хотя на самом деле мне кажется, он у тебя уже есть, — он отставил кружку, сделав не больше пары глотков. — Он оставил тебе этот дом. И этим всё сказал.

Андрей снова встал, пока Катя осмысливала услышанное.

— Спасибо за чай! — он стоял так близко и так далеко одновременно и смотрел на Катю выжидательно. И Кате казалось, она знала, чего он ждал. Приглашения.

«Я?! — ответила ему удивлённым взглядом девушка. — Это должна сделать я?»

Она тоже не сводила с Андрея глаз. И он молчал, но не уходил. Словно решал в уме какую-то невыносимо «сложную» задачу. Доказывал теорему Пифагора. Складывал два и два.

«Математик хренов!» — разозлилась Катя и не выдержала.

— Останешься?

— Нет, — ответил Андрей, не задумываясь, и грустно улыбнулся. Словно она его разочаровала. Словно они играли в «гляделки» и Катя первая отвела глаза. Проиграла. Всё же надо было промолчать, сдержаться, пересилить себя, не торопиться. Раз он всё равно бы ушёл. Только с тем, что стоило изображать из себя того, кем она не являлась, Катя была не согласна.

И её теперь терзали просто гамлетовские сомнения. Словно она только что снова спрыгнула с пирса. Словно совершила что-то непоправимое. Ей даже послышался шепоток продавщицы из магазина: «Столичная профурсетка!»

— Прости, я не…

Катя не договорила и тут же забыла, что хотела сказать — Андрей заткнул её рот поцелуем. Нежным, влажным, сладким, чайным.

А говорят, не надо путать тёплое с мягким. Но ему удалось совместить. И поцелуй его слился с губами Кати так же мягко, как тепло отзывался в сердце его взгляд. Завёрнутое в сахарную вату его обаяния, окутанное воздушным облаком его невесомой ласки, Катино сердце не боялось разбиться о рёбра, хотя колотилось с силой кузнечного молота, отбивая секунды этого самого долгожданного в её жизни поцелуя.

Он был ей нужен. Нестерпимо, постыдно, мучительно. Но Андрей поцеловал её и ушёл.

Просто отстранился, «Прости!» и вышел. В холодную ночь. В мутный безразличный туман.

Катя слышала, как завелась машина. Как надрывались собаки, провожая по улице его рычащий грузовик. Но, прильнув поясницей к кухонному столу, ещё чувствуя тепло его рук, Катя не в силах была ни шевелиться, ни терзаться в догадках.

«Лучше бы он меня не спасал», — подумала она с отчаяния.

Впереди её ждала оглушающе одинокая ночь.

Ночь. Этого мирного и спокойного времени суток Катя всегда боялась. Все, даже самые маленькие её страхи, мизерные обиды и незначительные душевные переживания отражались гигантскими чудовищами на белых стенах её бессонниц. А сегодня Кате было о чём пострадать. И с уходом Андрея у неё не осталось ни одного способа справиться со своими демонами.

Но Андрей ушёл. И в пустой постели её ждала ночь невыносимой тоски по тому, от кого она ушла сама. Даже нахлебавшись солёной воды, она не перебила жажду по нему.

— Чёртов сукин сын! — материлась она по дороге в магазин, работающий допоздна.

И кому из них двоих было адресовано обращение, она и сама толком не знала. Глебу, который засел занозой в заднице. Или Андрею, который мог бы просто трахнуть её, и дело с концом, но был слишком мямлей, чтобы просто так её хотя бы поцеловать.

— Бутылку водки, — Катя оглянулась по витринам. Что ещё? — Сок. Банку огурцов.

— Сок какой, красавица? — с характерным акцентом спросил пожилой уроженец Кавказа из-за прилавка.

«Наверное, сам хозяин. Как там его? Самвел?» — вспоминала Катя, глядя на выпирающее брюшко невысокого дядьки с крупным носом.

— Вообще всё равно.

Видимо, она посмотрела на него слишком выразительно. Он кивнул и, ни о чём больше не спрашивая, поставил на прилавок бутылку, пакет томатного сока и банку корнишонов.

— Хлеб?

— Точно! — показала Катя на него пальцем. — Спасибо!

Он назвал сумму, отсчитал сдачу, сложил всё в чёрный пакет и подал его за хлипкие ручки прямо девушке в руки.

— Я слышал, ты дом продаёшь?

— Уже нет, — подняла на него девушка кристально честный и упрямый взгляд. — Сама буду жить. Хорошо тут у вас. Море. Солнце. Чайки.

«Мэры. Козлы. Тряпки», — продолжала она этот список достопримечательностей, уже покинув магазин. И озабоченное: «Вах! Ну, и правильно! Забор снесут, и будет стоить в три раза дороже!» вдруг заставило остановиться у калитки.

— А вот возьму и действительно останусь! — заявила она молчаливым тёмным деревьям. И ей стало неожиданно радостно от этой шальной мысли. И болезненное чумное веселье вдруг накрыло её от осознания того, что и правда никто не может ей запретить остаться.

Она бросила пакет на стол и, нарушая все правила, которые сама же себе установила, позвонила Димке.

— Добрейший вечерок! — прозвучал звонкий голос друга, пробирая Катю до слёз своей родной привычной теплотой. — Или что там у тебя уже, ночь?

— Димыч, — прошептала Катя, так перехватило горло от распиравших её чувств. — Как ты там?

— Хорошо, мой далёкий друг, — ответил Димка бодро. — Работаю. В твоей конуре поддерживаю порядок, если что.

— К чёрту мою конуру, — села Катя на диван, прижимая к уху трубку. — Как же я рада тебя слышать!

— Соскучилась? — довольно усмехнулся он. — Ну, рассказывай, какие там у тебя новости?

— Это ты рассказывай!

— Погоди, погоди, — возмутился Димка. — Это ж ты мне позвонила. Ты и рассказывай.

— Я позвонила, чтобы узнать твои новости.

— А-а-а-а, — протянул он понимающе. — Тогда можешь вздохнуть с облегчением. Я больше не одинок.

— Серьёзно?!

— Серьёзнее некуда, — Катя прямо увидела, как он с чувством поджал губы. — Зовут Настя. Ма-а-асквичка. Работает маркетологом в сети каких-то ресторанов.

— А где познакомились?

— Да у меня в спорттоварах и познакомились. И, ты не поверишь, — он хохотнул, — в ней, метр пятьдесят роста.

— При твоём метре девяносто — это нечестно, — возмутилась Катя. — Я протестую! А бедным высоким девочкам что делать, если те, кто рос для них, достаются таким коротышкам? Ну почему ты вечно выбираешь себе гномов?

— Ну, нравятся мне миниатюрные брюнетки! — сказал Димка таким тоном, который Кате слишком хорошо был знаком. Возражать было бесполезно, хотя она-то знала, что это неправда. — И не вечно. Давай рассказывай, что у тебя.

— У меня всё сложно, — вздохнула она.

— Даже верю. Но что именно?

— Дим, мне кажется, я влюбилась, — покосилась Катя на торчащую из пакета бутылку. Определённо, такие признания надо запивать чем-то чистым или сорокоградусным. — Только не знаю, в кого.

— Не знаешь, кто он?

— Не знаю, в кого именно. Потому что их двое, Дим! И я не знаю — кого выбрать.

— Однако, — она даже слышала, как он пошкрябал щетину на щеке.

— И знаешь, что я сделаю? Сейчас напьюсь и пошлю на хер обоих. Вернее, одного я уже послала, только мне от этого ни разу не легче. А второй… Дим, скажи, ты свою Настю на каком свидании в койку затащил?

— Только никому не говори, ладно? — понизил друг голос. — На третьем. А что?

Катя загибала пальцы: первая встреча с Андреем не считается, ужин на веранде — раз, день на море — два, вечер в няньках опять не считается, сегодня — три.

— Тогда у меня всё плохо. Третье свидание, и он меня только поцеловал.

— Я свою тоже не сразу поцеловал. У меня аж руки тряслись, так я боялся к ней прикоснуться. Если бы она сама не настояла.

— Я надеюсь, ты сейчас шутишь? — поверить в то, что её обаятельный красавец друг Димка не уболтал девушку на первом же свидании, Катя не могла.

— Как бы я хотел, чтобы это была шутка. Но ты помнишь, это между нами, да? А то, знаю я вас, де-во-чек, — произнёс он по слогам и довольно пренебрежительно, хоть и ласково. — Наверное, ты просто по-настоящему ему нравишься. Это, знаешь, когда вдруг понимаешь, что это — оно, то самое. Тогда и постель может легко подождать.

Катя не знала, есть ли у неё, что возразить. Но в Димкину теорию вписывался только Андрей. А что тогда делать с Глебом? С ярким, непредсказуемым Глебом, который готовил ей ужин, нервно дёргал ворот рубашки, словно тот был ему тесен, и у которого едва заметно дрожали руки, притрагиваясь к её лицу. Он поцеловал её минут через сорок с начала знакомства.

— Катюха, прости, но мне пора, — прервал Димка её раздумья. — Я всё же на работе.

— Да, да, беги, конечно! Спасибо, Димыч! Звони!

— Не кисни, моя красавица! Всё образуется! Пока! — и он повесил трубку.

— Пока! — едва успела ответить Катя.

И передумала напиваться.

Выпив таблетку снотворного, Катя звёздочкой раскинулась на кровати.

И ей стало так неожиданно хорошо.


Глава 15 | Ветер в кронах | Глава 17