home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 24

Две красные полоски. На двух — целых четыре.

Катя передвигала тесты, выложенные на краю раковины, меняя местами, но от перемены мест слагаемых…

И мыслей по этому поводу у неё, наверное, должно быть много, но пустая голова только гудела, как церковный колокол.

«Я беременная!»

Бум-м-м-м!

Забулькал и отключился чайник. Залаяла соседская собака. С громким карканьем пронеслась над домом стая ворон.

Примелькавшийся своим клипом, из телевизора вполголоса доносился попсовый хит. Врывался в открытые окна нагретый солнцем воздух. День обещал быть жарким.

Всё осталось таким, как прежде. Но всё абсолютно изменилось.

Катя ходила весь день, словно стукнутая по голове пыльным мешком. Что-то делала. Что-то ела. Что-то смотрела, уставив взгляд в телевизор. Чем-то обмахивалась, изнемогая от жары.

Но в голове пульсировало: «Что я скажу Андрею?» и «Как отреагирует Глеб?» — больше её ничто не волновало.

Раз за разом Катя прокручивала в уме возможный разговор то с одним, то с другим, и раз за разом действие останавливалось в тот момент, когда она должна была сказать ключевую фразу про беременность. И боялась её произнести. И не знала, чего ожидать, как от одного, так и от другого. Точно — ничего хорошего.

К тому моменту, когда вечер наконец принёс долгожданную прохладу, Катя уже трусила настолько, что готова была всё и от всех скрывать.

Тогда-то у калитки и остановился красивый белый джип.

«Ну, лиха беда начало», — прокомментировала она появление из машины Карины и распахнула сетчатую дверь.

— Привет! — темноволосая девушка поздоровалась скупо и холодно. Собственно, как и должна была поздороваться.

— Чай? — предложила Катя из вежливости.

— Думаешь, разговор будет долгим? — усмехнулась Карина, откидываясь в кресло на веранде.

Что бы Катя ни сказала, она ждала и её язвительности, и её презрения. Более того, она, наверное, их заслужила. А оскорблённая Катиным поведением Карина приехала требовать сатисфакции.

— Думаю, что ты лезешь не в своё дело, — не стала заморачиваться Катя с гостеприимством.

— Я пока и не лезу, — закинула Карина ногу на ногу. — Приехала просто тебе рассказать кое-что. О чём ты и понятия не имеешь.

— Это о чём же? — Катя сделала такой же пируэт ногами.

— Например, о том, что Адамов не пропустил в этом городе ни одной блондинки от пятнадцати до тридцати.

— Правда? — усмехнулась Катя. — А женщинами постарше, значит, брезгует? А в пятнадцать — разве не подсудное?

— Так его почти засудили. Говорят, откупился, гад.

— Решила снабдить меня местными сплетнями? — смерила её Катя взглядом. — Только мне-то до них что?

— Может, и ничего. А может, на что и рассчитываешь. Так это я так, на всякий случай, — не осталась в долгу Карина.

— Не рассчитываю. Но и оправдываться перед тобой не стану. Не маленькая. И с Андреем сама разберусь.

— Я же сказала, я не ссориться с тобой приехала, — облокотилась Карина на стоящий между ними стол. — И уж, тем более, не уму-разуму тебя учить. Просто поясню кое-что про первую жену Адамова.

— Догадываюсь, что она, наверно, тоже была блондинкой, — усмехнулась Катя.

— Да, — ответила Карина, и Катя услышала точно такие же категоричные нотки, как иногда проскальзывали в ответах Андрея. — Его бывшая жена — та самая девушка, на которой Векслер чуть не женился.

Ощущение, словно хрустнул зуб, заставило Катю выпучить глаза.

— Векслер два года с неё пылинки сдувал, а она собрала свои вещички и вышла замуж за Адамова.

— Не может быть, — покачала головой Катя.

— Теперь ты понимаешь, почему так плохо, что ты не просто загуляла, а поехала именно с ним?

Катя прикрыла рукой лицо. Глупо было говорить Карине, что ничего не было. Да, в этот-то раз ничего, но беременна она от Глеба.

Катя пропустила волосы между пальцев и откинулась на спинку, шумно выдохнув.

— Я приехала сказать тебе, что промолчу. Мне не трудно, хоть и горько знать, что ты с ним так, — Карина болезненно поморщилась, покачала головой, — несправедливо. Но это действительно не моё дело. Только упаси тебя бог сказать Векслеру про Адамова. Ты разобьёшь ему сердце.

С противным лязгом капкан защёлкнулся.

— Я уже сказала, — обратилась Катя к новому плафону, а потом только повернула голову к девушке.

Теперь пришла очередь Карины пучить глаза.

— Правда, имён не называла, — ещё затеплилась какая-то фальшивая надежда. Нет, Катя не хотела делать Андрею настолько больно. Она не хотела делать ему больно совсем. — Но это же ничего не меняет, да?

— Чёрт! — Карина закрыла глаза и сглотнула.

И уже от того, как было больно ей, просто любившей этого парня до самоотречения, Кате стало плохо. Представить, каково будет Андрею, Катя даже не бралась.

— За что ты с ним так, а? — такая горечь была в её голосе.

— Как, Карина? Как?! — Катя сама готова была расплакаться. — Адамов был до него. Понимаешь? До. Мы познакомились, когда я только приехала. Да, в отличие от Андрея, он очень настойчивый. Но я никому ничего не была должна. Никому и ничего. А Андрей появился после. И Глеба в моей жизни не стало, когда в ней появился Андрей. И поездка эта ничего не значит. Вот хочешь — верь, хочешь — нет, а ровным счётом ничего. Я никогда ему не изменяла и даже не собиралась, как бы это ни выглядело.

— Но что-то ведь всё равно не так? — таким же женским чутьём почувствовала неладное Карина, как Катя понимала всё про неё.

— Я беременна от Глеба.

— Нет, — вырвалось у той прежде, чем она в ужасе закрыла рот рукой.

— Да, — достала Катя из кармана тест и бросила на стол. Она так и носила их оба в кармане. Порылась и предъявила второй. Две красных полоски на обоих размазались, но никуда не делись.

— И что тебе ответил Адамов? — К чёрту сантименты! Мозг — уже не врага, а подруги — Карины включился, чтобы искать решения.

— Я не сказала, — выдохнула Катя. — Я сама подтвердила свою беременность только сегодня.

— Надо сказать, — сверлила её сочувствующим взглядом Карина. — Ты не можешь принимать такие решения единолично.

— Я затем и поехала, — грызла заусенец Катя. — Я поняла это только сейчас, зачем именно я поехала. Убедиться, что нет у нас ничего с Глебом. Что с лёгким сердцем, пока Андрея нет, я могу сделать аборт. И забыть об этом. Навсегда. И больше никогда не вспоминать. Потому что всё, что было до него, было до него.

— Блин, — потёрла бровь Карина. — Не думала, что когда-нибудь это скажу. Но теперь мне искренне жаль Адамова.

— Ну спасибо! — с чувством развела руками Катя. — Теперь мне стало намного легче.

— Всё же, мне кажется, ты должна ему сказать. Отцу ребёнка, — Карина встала.

— Минуту назад ты была в этом уверена, — усмехнулась Катя. — Теперь тебе уже кажется. Может, чаю попьёшь, задержишься? Глядишь, и твоё мнение изменится на противоположное. Лично я уже весь мозг себе вывернула наизнанку, обдумывая, как поступить.

— М-да, — шумно выдохнула Карина. — Но если хочешь всё оставить в прошлом, решение надо принимать быстрее. Времени осталось совсем немного.

— Может, всё же зайдёшь? — спросила Катя с надеждой.

— Правда, не могу, — покачала головой девушка. — У меня там хаски рожает. Помощь может понадобиться в любой момент. Но, знаешь, какое бы ты решение ни приняла, я пойму. В конце концов, Андрей — не маленький мальчик. Справится.

И всю дорогу до калитки Кате казалось, что именно этого Карина и хотела. Чтобы подставить Андрею своё хрупкое дружеское плечо для поддержки да утирать его слёзы на своей груди полновесного третьего размера.

Нарушая все установленные собой запреты, Катя достала из скромной стопочки в пять оставшихся отцовских тетрадей ту, что была датирована годом её рождения, и завалилась на кровать читать.

«Слушая высеры своих коллег по цеху, что дети — это зло, и что давление, которое чувствуешь, когда тебе сообщают о беременности, сродни глубоководным перегрузкам, я тихо посмеивался в тряпочку. Да, может, у кого-то от такой новости и шла из ушей кровь, а судя по решениям, которые они принимали, мозг там действительно лопался, но не у меня. Я был рад. Искренне, по-настоящему. Не той самодовольной радостью самца, от которого и в пятьдесят с лишним смогла понести самка. Не тем визгливым восторгом несостоявшегося осеменителя: «Я смог! Я смог! Мой хвостатый живчик наконец оказался настолько крут, что сделал это!» Нет, я был рад, как Иосиф, которому вручили Иисуса, потому что был уверен, что дети, они — божьи. И втайне чувствовал себя богом, потому что знал, что этот ребёнок — мой.

Я искренне надеялся, что родится девочка. И не знаю за что, клянусь, я не достоин такой чести. Может быть, авансом, но я получил свёрток, перетянутый розовой лентой. И в день, когда я увидел этот чистый удивлённый взгляд, я первый раз подумал, что в кои-то веки совершил что-то стоящее.

Я любил смотреть, как она спит. Переживал, когда, она тужилась, пачкая пелёнки. Вытирал собственные слюни, когда она самозабвенно мусолила кулак. Ненавидел, когда она краснела, надрываясь в требовательном крике. И ревновал её к материнской груди.

Всё, чего я так долго искал. Не полутона, не бледные тени, не оттенки — вся безумная палитра чувств, яркая до рези в глазах, к нелепому существу нескольких дней отроду.

Это сильно. Это отвесно. Оглушительно.

И я оглох, ослеп, обездвижел. Умер и заново возродился в этой сути, частично сложенной из моих клеток, сотканной из нитей моих хромосом, изваянной в последовательности моих генов. Она совершенна. Она — моя дочь!»

Катя вытерла слёзы, комкая салфетку.

Мама говорила, отец даже не приехал встречать её в роддом. В прокуренной квартире, полной пустых бутылок, она положила Катю на кресло прямо в одеяльце и молила бога, чтобы дочь не проснулась, пока грязные простыни со следами отцовских развлечений она не заменит на те, на которые не страшно положить грудного ребёнка, а полы не отмоет до состояния, когда на них без опаски можно будет ступать.

Да, потом были цветы, воздушные шары, нарядная коляска и мольбы о прощении на коленях. Отец любил красивые жесты. Только то ощущение гадливости поселилось в матери навсегда. Оно разъедало их отношения, как рак. Она так и не смогла ему простить того единственного дня, когда из-за вспышки инфекции её скоропостижно выписали из роддома и вещи ей привезла соседка. Она словно прозрела, увидев неприглядную суть старого кота, слишком самодовольного, чтобы даже вылизаться, как следует.

Андрей был прав, не стоит ворошить этот пепел. Катя найдёт только то, что ищет. Увидит то, что захочет знать, и, не задумываясь, отринет всё, что не будет вписываться в рамки её мнения об отце. Она никогда не докопается до сути.

И Глеб был прав — возможно, ей повезло вырасти без отца.

Катя мечтала об этой тишине, чтобы остаться наедине с отцовскими тетрадями. Но у неё нет отца. И нет ключей от той двери, которую так опрометчиво она пыталась открыть. Всё, чем он был, никогда не понять по тому, что от него осталось. Всё, что он чувствовал, умерло вместе с ним.

Она аккуратно сложила тетради в пакет и унесла в кладовку. Может, когда-нибудь она к ним вернётся. Может. Когда-нибудь. Когда будет считать эти записи просто очередной книгой. В которой нет человека, а есть только опыт, мастерство и писательский талант.

Бессонная ночь, полная горьких раздумий.

Кате опрометчиво показалось, что в отношениях с Глебом они поставили точку. Но даже если бы не эта беременность, только сейчас ей стало очевидно, что всё с точностью до наоборот.

Он привёл её в дом, в который никого не приводил, он познакомил её со своими друзьями. Он открылся ей с той стороны, где ей было с ним легко и уютно. Словно у красивого здания «Глеб Адамов» был богатый, нарядный лицевой фасад, в который никогда бы не постучалась такая «нищенка», как Катя, но был и уютный тенистый дворик. И с чёрного входа, где «только для своих» он привёл её туда за руку. И дал понять, что её страх перед ним беспочвенный. Её предубеждение беспричинно. Он не небожитель, не козёл, не урод, не беспринципный похотливый самец. Для неё — нет.

Глеб дал почувствовать ей свою важность для него. И Катя поверила в его искренность. И вдруг ясно представила себе его лицо, когда она скажет ему о беременности. Удивлённое, растерянное, сомневающееся сначала. А потом — счастливое. Именно таким Катя хотела бы его видеть. А после его реакции на беременную бывшую жену, ей как никогда казалось, что она недалека от истины.

И она даже легко могла себе представить, что он изменит своему решению и предложит ей и руку, и сердце. И женится в четвёртый раз. Он не брал в рот алкоголь до встречи с Катей. Он никого не приводил в свою «берлогу». Нетрудно представить, что он сделал бы ради ребёнка. Всё.

Почему Катя сразу поставила на нём крест? «Не мой тип. Кобель. Женат. Разово. Мимо». Почему, умирая в его руках, не дала себе ни единой возможности остаться. Упёрлась. Даже прыгнула в море, чтобы утопить свои чувства в адреналине. Нет и всё. Уничтожить, вырвать, вытравить любой ценой. Только татуировки, сделанные на сердце, не выводятся лазером. Они вырываются только вместе с сердцем.

Сейчас, в зловещей ночной тишине, Кате казалось, что она и за Андрея-то зацепилась, чтобы не дать себе возможности даже думать о Глебе.

«Нет, нет, нет, — стало страшно ей от этого предположения. — Это всё бессонница. Проклятая выматывающая бессонница».

И чтобы стряхнуть с себя это наваждение, она набрала номер Андрея, даже не глянув который час.

— Ты читал «Поющая сердцем»? — спросила Катя, в своём отчаянии не беспокоясь, как всё это выглядит и звучит.

— Что? Поющая сердцем? Кажется, нет, но я почитаю, если тебе это важно, — Андрей с готовностью согласился даже спросонья. И ни раздражения, ни упрёков.

Катя с облегчением выдохнула в подушку, услышав его голос, мягкий и ласковый, словно пушистой кошачьей лапкой провели по животу.

— Прости меня за этот спойлер, но я хочу, чтобы ты знал конец, прежде чем начнёшь читать.

В ночном безумии Кате казалось это сейчас таким важным. Чтобы он знал. Чтобы развеял её сомнения. Чтобы ответил на её вопрос.

— Я слушаю, — бархатистым велюром прозвучал его баритон в тишине.

— Это история очень сложной любви, — перевернулась на спину Катя, во всей красе рисуя в воображении картину, переданную недюжинным талантом отца. — Она — популярная певица, он — музыкант. Всю жизнь они любят друг друга и всю жизнь мучают. Терзают отчаянно и жестоко. Она резала вены, его вынимали из петли. Но когда наконец они нашли дорогу друг к другу и успокоились, оказалось, она не может петь без этих душевных ран, что он ей всё время наносил.

— Потеряла голос?

— Нет. Просто её голосу не хватало силы. В нём не стало того надрыва, которым она прославилась на весь мир. И видя, как Она из-за этого страдает, незадолго до самого важного в её жизни выступления, Он взял и разбился. Якобы несчастный случай, нелепый, глупый. Но Он именно так и хотел, чтобы Его смерть стала незаживающей раной в Её груди. Но рана оказалась такой глубокой, что Она не захотела жить без него.

Андрей слушал. Даже его дыхания не было слышно в трубку. И Катя продолжила.

— «Когда тебе станет нечего дать этому миру, — однажды сказал Он. — Умри так, чтобы мир навсегда запомнил твою смерть». Она посвятила своему погибшему возлюбленному последний концерт и наняла киллера, чтобы он застрелил её прямо на сцене, в момент, когда Она поднимет руки. И Она вышла на сцену. Но не смогла петь. Совсем. Вступление прозвучало, но под звуки Его музыки Она не могла выдавить из себя ни слова. И вдруг услышала, как поёт зал. От края и до края забитый людьми стадион пел вместо Неё, подхватив песню. Однажды хороший друг сказал ей: «Петь голосом сердца можно, только вырвав его из груди. Мир услышит её, но что ты отдашь ему, когда он захочет большего?» В книге нет ответа на этот вопрос. И в нём есть некая двойственность, потому что главного героя тоже звали Мир. И после того, как Она допела свою песню, под дикие овации вернувших ей своё расположение зрителей, Она подняла руки.

— Я обязательно прочитаю, — выдохнул Андрей. — Сильно.

— Я хочу знать, как бы ты ответил на этот вопрос, если бы он был обращён не всему миру, а единственному человеку. Что ты отдашь ему, когда он захочет большего?

— Я уже знаю ответ на этот вопрос, — Катя, как наяву, видела его тёплую улыбку. — Я бы отдал всё. Всё, что ты попросишь. И чего не попросишь — тоже. Лишь бы твоё сердце могло петь.

— Я так по тебе скучаю, — Катя закрыла глаза, чувствуя, что всё равно расплачется.

— Я так тебя люблю, — тихо-тихо прозвучал ответ Андрея.


Глава 23 | Ветер в кронах | Глава 25