home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13

Разбирательство по делу применения магии на балу затянулось до позднего вечера. И когда всё закончилось, Арден выдохнул с облегчением. Наказание в размере крупного штрафа — не самый худший исход. Он защищал честь женщины, на которую строил планы. Это оказалось веским основанием, но по-настоящему спасли почти неуловимые следы, оставленные кем-то ещё.

Жаль, распознать колдуна не получилось. Слишком магия была тонкой, неявной. Появись Рейлим чуть позднее, и этих следов обнаружить бы не удалось. Злопыхателю определённо помогал какой-то древний артефакт, умеющий скрывать магию от всех, кроме держателя. Только вот такие артефакты давно затерялись и превратились в сказания. Но факт оставался фактом — очень искусный колдун испортил им праздник.

Ольга оказалась права в предположении, что её кто-то хотел обидеть. Через неё сделать больно ему.

Схема проста. У него слишком много если не врагов, то недоброжелателей точно. Начиная с оппонентов в парламенте, заканчивая любовницами и обманутыми драконами. Ничего не поделаешь. Придётся терпеть и противостоять с честью всем выпадам. Интересно, если Ольга согласится быть с ним, готов ли он ради неё и её спокойствия оставить политику и Раниндар, как это сделали Вальд, Ридерик?

Арден вернулся домой. В парадном холле было свежо и тихо. Казалось, воздух звенел, рассыпаясь миллиардами атомов. Только он направился к лестнице, как навстречу вышел Демонд. Дворецкий, одетый с иголочки, был бодр и свеж. Никакой усталости или недосыпа на уже немолодом лице. Впрочем, за это Демонд ценился.

— Милорд, — поклонился дворецкий. — Рад видеть вас.

— Я тоже рад, — Арден улыбнулся в ответ. — Как дела?

— Всё как всегда. В порядке.

— Хорошо, — довольно кивнул, чуть прищурился. — Ты что-то хотел, Демонд?

— Позвольте вопрос?

— Давай.

— Леди Ольга уехала?

— Произошло некоторое недоразумение на балу, — усмехнулся он. — Думаю, Ольга вернётся. Сообщи мне, как только это случится.

— Слушаюсь, милорд, — Демонд поклонился ещё раз. — Прикажете что-то ещё?

— Нет. Ты свободен.

— Как скажете, милорд.

Арден поднимался по лестнице, намереваясь поспать, пока есть несколько часов до рассвета.

Ольга, скорей всего, осталась с сестрой. Может быть, заночевала. Навряд ли она будет сильно переживать. Ридерик обязательно найдёт нужные слова. Ледяной хорошо знает законы мира.

Улыбнулся, вспомнив восхищённый взгляд Ольги и мимолётный поцелуй, отправленный на прощанье в знак абсолютной признательности. Жалел ли он о сделанном? Нисколько. Пожалуй, поступит так же, если снова потребуется. Он стал её героем, совершил красивый поступок. Любимая оценила. Что может быть лучше?

В спальне было темно. Арден щёлкнул пальцами, зажигая магический шар. Ближайшая сфера разгорелась жёлтым, тёплым свечением, имитируя множество тонких свечей и обнажая предметы. Из сумрака появились кресла, столик, комод.

— Арден, ну наконец-то, — нежный приятный голос послышался с кровати. — Я уже заждалась.

Он развернулся и замер. На покрывале из антейского шёлка в лёгкой ночной рубашке, почти ничего не скрывающей, лежала та, кого он видеть сейчас не хотел.

— Элизель? Какого дракха? Что ты делаешь в моей спальне?

Тонкая, грациозная девушка незамедлительно поднялась и будто слетела с кровати. Длинные полупрозрачные полы веером взвихрились вокруг её тела, приоткрыв бёдра и плоский живот. И снова сомкнулись, посильнее обняв её стан.

— Я пришла объясниться.

— В таком виде? Сюда?

— Какая разница, где говорить, мой милый Арден?

Мягко, по-кошачьи ступая, Элизель приблизилась к нему и зашла за спину, обдав тонким шлейфом чуть сладковатых духов. Её рука плавно заскользила по предплечью вверх-вниз.

— Я так сожалею, Арден...

— О чём ты?

— Видишь ли... Я словно сошла с ума. Ты... Всегда такой доступный и близкий вдруг от меня отдалился.

Маленькая ручка Элизель плавно переместилась на спину. Поглаживающие движения были отнюдь не робкими, но уверенными. Драконица прекрасно знала, что делала. Её ласки его волновали. Может, потому что его вторая ипостась откликалась на присутствие такой же, как он. Может, потому что у него давно не было женщины.

Элизель чувствовала, как от него исходит желание. Возбуждение от драконицы не скроешь. Женщины его расы хорошо слышат влечение на уровне запаха, чувств и эмоций.

Тёплое, упругое тело прижалось к нему. Отвердевшие соски Элизель коснулись спины, вызвав внутри острый разряд. Драконица потёрлась об него.

— Я люблю тебя, мой дракон, — мягко послышалось сзади. — И никому не отдам.

— Что ты сказала?

Разум медленно затуманивался, сменяясь на похоть. Зверь внутри него требовал получить своё, самоутвердиться, стать гораздо сильнее. Рядом была божественно красивая женщина, и она хотела его.

— Это я порвала платье на Ольге.

— Зачем?

— Решила показать, что ей не место среди драконов. Она слишком слаба.

— Вот как? — неожиданно равнодушно усмехнулся в ответ. — Знаешь что... Уходи, Элизель.

— Не могу.

— Уходи.

Арден чувствовал, что сил остаётся всё меньше. Дракон внутри бушевал, готовясь в страстном порыве заполучить ту, что предлагала себя. Грань становилась всё тоньше. Кровь сильнее стучала в висках, подгоняемая глухими ударами сердца.

— Тогда я расскажу Ольге, что мы спали сегодня.

— Только попробуй.

Арден схватил её за руку. За тонкую нежную ручку с длинными, аккуратными пальчиками. Их следовало лишь целовать, наслаждаясь бархатной кожей.

— Ты не сделаешь этого, — притянул её пальцы к губам, вдыхая тонкий флёр возбуждения. — Ты не расскажешь ей ничего, Элизель.

— Не расскажу, если ты мне подаришь ночь. Последнюю ночь. Ну же, Арден! Прошу, соглашайся. Обещаю. Нашу ночь ты никогда не забудешь.

— Иногда мне хочется тебя убить, Элизель.

— Ты понимаешь, да? В твоих чувствах ко мне нет безразличия. Я готова быть покорной тебе.

Он застыл каменным изваянием. От присутствия Элизель стало душно. Одновременно волнующе. Сколько он ждал, чтобы именно Элизель пришла к нему с таким предложением? И вот она здесь. Чудовище требовало своё, бесновалось внутри, рычало, поощряя к порыву. На чашах весов с одной стороны стояла Ольга, с другой — Элизель. Коварная, мстительная, отвратительно сексуальная бестия. Покорившаяся драконица. Хотя бы здесь и сейчас.

Арден сокрушённо вздохнул и отпустил её руку. Медленно развернулся.

***

Странные дела творятся, когда всё внутри не на месте. Не получилось у меня остаться в гостях. Ещё какое-то время после ужина я общалась с сестрой, но в конце концов нервы не выдержали. Я тихонько сбежала, чётко осознавая, что отказало терпение.

Вызванный такси-экипаж доставил меня до дворца. Я дождусь Ардена дома.

Захотела сделать сюрприз. Вдруг решилась. Дракон показал себя лучшим. Он вообще был всё время лучшим. Когда я практически дошла до мужского крыла, моё внимание привлёк тихий шелест. Кто-то шёл, быстро приближаясь ко мне лёгкой, неторопливой походкой. Я остановилась, спрятавшись за тумбой со статуей. Молодой «аполлон» оказался лучшей защитой от чужих глаз. Теперь меня и ночного гостя разделяли лестница и скульптура.

Шаги приближались. Секунда, вторая, третья. Из полумрака показался женский силуэт. Стало совсем интересно. Кто что делает в мужском крыле поздно ночью, если не ранним утром? Неосознанно напряглась, а потом вдруг в холле разлился свет от магической сферы.

Её зажгла Пилия Ривес. Экономка бесстрашно вышла навстречу гостье, как-то поразительно бесшумно и незаметно поднявшись по лестнице.

— Элизель?

О чёрт! Да это же, и правда, Элизель!

— Незабвенная экономка, — ехидно произнесла драконица. — Ты как всегда не спишь? Ходишь, цепная собака, дом стережёшь? Боишься, ценности украдут, а тебя выпорют?

— Что вы здесь делаете? — не обращая внимание на оскорбления произнесла Пилия. — Да ещё и в таком виде!

Точно! Вдруг поняла, что Элизель стоит перед нами в полупрозрачной рубашке. Да на драконице нет даже белья! Ничего нет, кроме пеньюарчика на голое тело. Что она делала здесь? Сердце бешено застучало. Кровь прилила к вискам. Словно услышав мой безмолвный вопрос, Элизель пояснила:

— Ну как же... Мы с Арденом чуть-чуть порезвились. Или ты забыла, что он — мой дракон?

— Что-то я сомневаюсь.

Ай да Ривес! Умница. Ответила ударом под дых. Хотя своим ответом Элизель уже ввела в нокдаун меня. Что-то ещё мешало осознать произнесённое. Что-то сдерживало, не давая разразиться грому и молниям. Даже мышцы заболели от напряжения. Я ждала дальнейших событий так, как путник ищет воду в пустыне.

— Мой, — резко произнесла Элизель. — Арден — мой! И всегда будет моим. Никакие человечки между нами не встанут. Он поиграет с этой пришлой, но женится на мне. Сегодняшняя ночь — доказательство. Потому что я и только я смогу подарить ему одарённых детей. И благодаря мне его дар раскроется.

— Сомневаюсь.

— Что? — губы Элизель надменно скривились. — Что ты сказала, тварь?

— Сказала, что знаю хозяина гораздо лучше, чем вы думаете, Элизель.

После этих слов, кажется, драконица взбесилась.

— Ты хоть представляешь, что я с тобой сделаю, как только стану хозяйкой?

— Не имею ни малейшего представления.

— Да я сгною тебя, старуха! Раздавлю! Отправлю мыть котлы или полоть ришвину под палящим солнцем на Лебе.

— Это будет ваше право, леди.

Драконица бесилась сильнее. Она приблизилась к Ривес, а затем толкнула её, отбрасывая на пару шагов назад.

— Право! Это будет моё право! Да я бы тебе сейчас глаз вырвала и язык, — прошипела змея.

Видеть происходящее, мягко скажем, было противно. Сестра Ланорда словно сходила с ума, понимая, что ничего сделать не может. Но и Ривес уже не выглядела спокойной. Губы экономки подрагивали, на лице проступили пятна.

Доверенное лицо Ардена, такая же «человечка», как я, была просто в бешенстве, но вынужденно терпела представительницу «высшей расы». Ничего не попишешь. Каждому своё место в Раниндаре.

И всё же я сочувствовала Ривес и так же ненавидела Элизель. Ну какая дрянь! Невоспитанная хамка! И такие нравятся Ардену? Да если он на ней всё-таки женится, сам себя накажет на ближайшие триста лет. И поделом!

Элизель подняла тонкую руку. На пальцах заискрилась голубая энергия, растеклась до локтя, обвила запястье. И... Вдруг погасла. Недоумение на раздражённом лице и досада блондинистой стервы показались мне высшей наградой.

— А что происходит?

Драконица попробовала магию снова. Но безуспешно. Мне тоже стало интересно, почему Элизель не может открыть портал и свалить из дворца побыстрее?

— Что? Магия не работает? — Пилия холодно рассмеялась. — Так вам и надо. Идите домой в чём есть. Надеюсь, дойдёте. В парке ночью гуляют прасские волки.

— Вот ра'кшам!

Драконица выругалась и замахнулась на Ривес. В отблеске ночника блеснули острые длинные когти. Секунда и ладонь наотмашь скользнула по дряблой щеке.

— Держи язык за зубами! — прошипела Элизель. — Мы ещё посмотрим, кого загрызут прасские волки.

На лице Ривес, как след от когтей, проступили кровавые полосы. Пилия схватилась за щёку, в её глазах полыхал огонь. Злость? Нет, даже не злость. Во взгляде экономки плескалась неукротимая ярость, смешанная с ненавистью и явным презрением.

Тогда Элизель фыркнула, резко развернулась и пошла вниз по лестнице. Легко и бесшумно, как тень.

— Гадина! — донеслось ей вслед от Ривес. — Я этого так не оставлю.

Экономка всхлипнула, коснулась царапин. Наверняка, очень больно! Чуть дыша следила за тем, как Пилия отправилась следом за Элизель.

Я стояла за статуей. Внутри всё умирало, вспыхивало и разгоралось от обиды и боли. В голове постепенно восстанавливался весь разговор в мельчайшей до деталей последовательности.

Откуда вышла драконица? Из спальни Ардена.

Что она сказала экономке? Врала? Навряд ли.

Стоит спросить у Ардена, что делала у него Элизель? А расскажет? Сколько было лжи раньше? Да и вообще... Разве мне Водный что-то должен? Мы с ним не спали. В верности он не клялся. Неоправданные ожидания — только моя проблема. Да их быть не должно!

И чуть не присела от страха, когда в коридоре появился Лидосский. Полураздетый и очень хмурый он пошёл вниз по лестнице. Поняла, что дракон напряжён и явно чем-то сильно расстроен.

Вот куда он пошёл? Провожать свою драконицу? А я-то, дура, решила дождаться дракона в его собственной спальне! Хорошо — не дошла. Элизель! Вот уж точно мерзавка! Сдохнет, мало кто о ней пожалеет.

Я боролась внутри с бушующим ураганом, но всё же не выдержала и отправилась вниз. В придворцовый парк, подышать свежим воздухом. Волки? Волков не боялась. Уверена была, их там нет. Гораздо больше зверей надо бояться человеческой злобы и ненависти. Ревность тоже опасна...

Минут через двадцать я поднялась к себе. Спокойная и умиротворённая, как никогда. Всё же свежий воздух всегда влиял на меня хорошо.

Бессонная ночь, нервы порядком утомили. Я разделась, сбросив платье на кресло, сняла с запястья прозрачный браслет. Драгоценные камни изделия весело сверкнули в отражении ночной сферы. Подарок дракона. Вернее, вещь напрокат. Браслет был с секретом. Среди камней находились заговорённые шиды.

— Надень, прошу, — произнёс Арден ещё в экипаже. — Так мне будет спокойнее.

— Что это?

— Украшение с шидами. Вот смотри!

Арден коснулся одного из прозрачных камней. Тот быстро налился кровью, замерцал ярко-алым, немного расширился.

— Таким можно убить даже дракона. Достаточно раздавить шиду и выдавить на кожу дракона сок.

— А человека тоже можно убить этим камнем?

— К счастью, нет. Иначе бы я не позволил его носить.

— Ну, хорошо. Раз ты считаешь, что так будет лучше.

— Используй шиду только в случае крайней нужны. Они здесь вне закона.

— А ты главный нарушитель порядка? — я рассмеялась.

— Получается, так.

С этими словами Арден припал к моим губам, коротко поцеловал. Экипаж уже подъезжал ко дворцу, где проходил праздник.

— Не хочу тебя потерять, слышишь?

— На слух не жалуюсь, — улыбнулась, чувствуя себя самой счастливой.

А теперь я смотрела на искрящийся камнями браслет, лежащий на старинном комоде, и вспоминала слова драконицы.

«Мой. Арден — мой! И всегда будет моим. Никакие человечки между нами не встанут. Он поиграет с этой пришлой, но женится на мне. Сегодняшняя ночь — доказательство. Потому что я и только я смогу подарить ему одарённых детей. И благодаря мне его дар раскроется.»

— Не бывать этому, — тихо произнесла и упала в кровать.

Вот уж точно, утро вечера мудренее. Мне крайне необходима свежая голова, а это возможно при условии, что будет сон, невзирая на драконов, дракониц, разыгравшуюся во дворце драму. Или трагикомедию... Да. Пусть останется трагикомедией.

Сама не заметила, как уснула, чтобы проснуться от ласковых поцелуев. Нежные прикосновения к волосам, лицу дарили негу. Хотелось оставаться в блаженстве как можно дольше, не думать ни о чём. Но, увы, я понимала, кто рядом, и что было услышано ночью. Настроение плавно менялось, превращаясь в сожаление. Снова не сложилось. Похоже, не судьба построить отношения с мужчиной. Что драконы, что обычные люди — мне не везло. Я хотела любви, быть единственной, но, видимо, получить искренние чувства от партнёра не суждено.

— Оля. Оленька. Ты не представляешь, как я соскучился, — ласково шептал дракон, пока мои губы растягивались в подобие улыбки.

Решения не было. Почему? Несмотря на обуревавшие чувства, я помнила — пока нет доказательств, всё является домыслами. В том числе домыслами сейчас являлась связь Ардена с Элизель. Именно связь — их ночь изменой нельзя назвать. Но и задавать прямые вопросы я была не готова, поэтому осознанно выбрала выжидание. В душе разгорелась надежда, что Арден сам всё расскажет и ничего не потребуется выяснять.

— Привет. Ты вернулся?

— Ночью. Если бы я знал, что ты во дворце, поверь, мы встретились бы гораздо раньше, — нежно промурлыкал Лидосский. — Прости, что без разрешения. Очень хотел видеть тебя.

— Рада, что тебя освободили из-под стражи.

— Я не мог позволить кому-либо насмехаться над моей женщиной. Отделался небольшим штрафом.

Небольшим? Скептично улыбнулась. И по поводу чья я женщина, и представив, какой мог быть назначен штраф. Пилия любую сумму оценит, а если до неё дойдёт причина произошедшего, то достанется всем, кто попадётся ей «под руку».

— Удалось узнать, кто совершил подлость?

— Расследование продолжается, — качнул головой дракон. — Это мог сделать любой недоброжелатель. Любой, кому не понравилась ты, или кто ненавидит меня.

— Даже Элизель?

— Элизель? — Арден чуть прищурился. — Да. Она тоже могла. Видишь ли в чём дело, Оленька, следов магии почти не нашли. Вовремя появился Рейлим.

Я хотела задать дракону множество вопросов, вертящихся у меня в голове. Например, как он относится к Элизель, знает ли, что она ревнует его, как сумасшедшая, или строит на него планы. Но решила молчать. Почему? Очень просто.

Женщины любят выяснять отношения и лезть в душу мужчинам. И чаще всего делают это не вовремя и неуместно. Скорей всего, я услышу лишь то, что будет приятно мне, Арден не захочет — солжёт. Поверю ли я ему после того, как много раз обжигалась?

Именно так всё и происходило, пока я встречалась с Артёмом. Он лгал, я строила иллюзии, односторонние планы, потом сама и страдала.

Да и как я буду выглядеть, расспрашивая об Элизель? Попробуй объясни, что движет мной любопытство. Выглядеть это будет как ревность и ревностью быть. 1714d2

— Ты позавтракаешь со мной? — тон Ардена резко сменился, стал мягче, нежнее.

— Конечно. А после я хотела бы навестить сестру. Всё-таки ночью сбежала из дома Альросского.

— Как скажешь, Олья. Как скажешь. У тебя есть какие-то пожелания к завтраку? Может, хочешь чего-то необычного?

— Нет. Мне без разницы.

— Твоя не привередливость меня восхищает. Редко встречал девушек, которые готовы обойтись малым.

— Для счастья много не надо, — я улыбнулась в ответ.

— Буду ждать тебя в холле столько, сколько потребуется, — тогда откланялся Арден и покинул спальню.

Я ещё какое-то время лежала в кровати, потом не спеша поднялась, привела себя в порядок, оделась. На душе было как-то сумбурно.


Глава 12 | Любимая для колдуна. Вода | Часть 3. Заложница Глава 14