home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 18

После обеда мы занялись опросом слуг. При том, что большинство из них жили в городе и приезжали во дворец на работу, кое-кто ночевал в специальном флигеле. Радовало, что именно эта пристройка находилась на другой стороне резиденции.

Убийство произошло в южной части, Арден гулял в северной, флигель был с западной. Водного, действительно, могли не заметить в ту ночь. Вероятности уменьшались стремительно, и всё равно предстояло много работы. Потому мы с Арденом разделились. Может, и хорошо. Я осталась наедине с собой и могла хорошенько подумать.

Выходит, Водный мне не доверяет. Иначе, как расценить его нежелание рассказать, где врата? Придётся искать их самостоятельно. В таком обилии комнат, залов и коридоров с магическими защитами — задача, практически, невыполнимая.

— Вы хорошо спите ночами? — спросила «между прочим» у мастера Дэма, перекусывая сладким пончиком с взваром сиольи.

— Как убитый! Набегаешься за целый день.

— А в ту ночь слышали что-нибудь? Может, кого-то видели? Ардену важна наша помощь.

— Эх, леди-леди. Если бы я мог помочь, — разочарованно вздохнул повар. — Но я, правда, спал как убитый. Ой... — прикрыл рот ладонью. — Я сказал лишнее?

— Не берите в голову, — улыбнулась. — А есть кто-нибудь во дворце, кто страдает бессонницей?

— Ну-у-у...

— Вы же всё о всех знаете. Все реки текут к вам.

— Портниха жаловалась, — важно сказал мастер Дэм. — Это я хорошо помню. Она могла что-нибудь слышать в ту ночь.

— Пойду, навещу её, — улыбнулась повару. — Сиолья — выше всяких похвал. Я ещё в первый раз оценила божественность вашего творчества!

От неприкрытой лести Дэм даже чуть покраснел. Вот и чудненько! Людей надо любить. Люди любят, когда их хвалят. Значит, следующей будет портниха? Как её зовут... Милья? Или Милин?

В перерывах между опросами я размышляла. Кольцо Аль-кана... Вернее, кольца. По легенде их было два.

Можно предположить, что одно по-прежнему обитает на пальце Ланорда? Можно. Ведь он до сих пор носит перстень-обманку.

Могла у него забрать кольцо Элизель? Могла. Она ведь призналась, что это её магия испортила моё бальное платье.

Пока не спросишь Аллерского, не узнаешь. Но мне крайне нужен этот артефакт, чтобы сбежать. Даже если кто-то украл кольцо Элизель, у Ланорда может быть второй Аль-кан.

— И как долго вы страдали бессонницей? — спросила я у Милин, перебирая пальцами безделушки для платьев, в обилии лежавшие в шкатулке.

— Ох, леди! Я мучилась много лет. Но буквально лун двадцать назад мне подарили чудесный мешочек!

— Мешочек?

Милин соскочила и вытащила из кармана холщовую сумочку с расшитыми вензелями.

— Мне сказали, там заговорённые травы. Стоит положить их под подушку и... Чудо! Всю ночь сплю и просыпаюсь с первым солнцем.

Угу... В Раниндаре было ещё и второе. Первое — белое, вставало примерно в пять утра, второе — красное, в семь. Несмотря на обилие солнц в этом мире было не жарко. Может, спасала всех магия. Может, солнца находились далеко от планеты.

Когда на палец скользнуло прозрачное колечко, я не сдержала улыбки. Как оно похоже на артефакт! Перепутать — раз плюнуть. И эта швейная фурнитура использовалась для пошива платьев, прекрасно удерживая такие же пластмассовые крючки.

— Ну что ж! Я рада за вас, — задумчиво произнесла и медленно поднялась со стула. — Вы точно ничего не слышали той ночью? Это бы так помогло нашему Ардену.

— Нет, леди Ольга. Не слышала, — с сожалением сказала портниха и покачала головой. — Я крепко спала. Но если что-то узнаю, обязательно обо всём доложу.

— Договорились!

Я попрощалась, вышла из мастерской и сразу наткнулась на Ривес. Экономка стояла безмолвным призраком в коридоре. Бледная, с тёмными кругами под глазами. Увидев меня, Пилия улыбнулась. Кривая улыбка показалась не очень нормальной.

— А... Леди Ольга! — проскрипела она. — Ну как?

— Что как?

— Как вам живётся в шкуре убийцы? Нравится?

— Что вы несёте? — я не сдержала смешок. — Это же вы поругались с Элизель. У вас был мотив убить драконицу. Разве не так?

— А вы следили за ней и ревновали хозяина, — Пилия прищурилась, скривилась вся. — Если думаете, что я позволю вам выжить, когда будут убивать моего мальчика... Ты глубоко ошибаешься!

— Пилия. Вам нездоровится?

В этот момент я отшатнулась, потому что Ривес подняла кулаки. В её глазах появилась ярость. Показалось, что ещё чуть-чуть и она бросится на меня. Защищаться-то я умела, но давать сдачи больной, расстроенной женщине было вне моих принципов.

— Ты должна признаться! — прорычала Пилия. — Должна!

— В чём?

— Ты должна признаться, иначе я сама расскажу всё драконам!

— Что вы расскажете драконам, леди?

Холодный голос Ардена сзади заставил выдохнуть с облегчением. Прям вовремя он. Может, Арден на неё повлияет?

— Я настоятельно рекомендую вам успокоиться, выспаться и вести себя тихо, — очень спокойно, чуть ли не вкрадчиво Водный давал указания. — Не подходите к Ольге.

— О, милорд!

— Леди! Вы рискуете рабочим местом, — процедил Водный. — Понимаете?

— Мне не будет жизни без вас, — процедила Пилия тон в тон. — Я не позволю ей радоваться на вашей могиле.

— Ривес! — рассерженно рявкнул Арден. — Лучше вам выполнить мой приказ, иначе я за себя не ручаюсь! В следующий раз вас уволю!

Ривес вскинула руки к груди в умоляющем жесте, но ничего не сказала. Она была похожа на несчастную собаку, потерявшую любимого хозяина. Столько боли и бессилия читалось в её глазах. У меня не было злости, но я испытывала искреннее сожаление. Вот это преданность! Я, наверное, так не умею.

Пилия фыркнула, развернулась и зашагала по коридору. Я смотрела ей в спину, когда Арден меня приобнял.

— Как успехи?

— Такое ощущение, что все слуги спали. По крайней мере те, с кем я общалась, — по пальцам прикинула. — Пятеро точно!

— То же самое у меня, — произнёс дракон и взял меня под руку. — Пойдём. Есть предложение.

— Ммм?

— Как насчёт того, чтобы проникнуть к Рейлиму в мозги и посмотреть, что у него там происходит?

— Как ты себе это представляешь? — усмехнулась я. — Здравствуйте, Рейлим. Позвольте заглянуть к вам в мозги?

— Именно так и сделаем.

Мы оба понимали, что общение с Данором очень серьёзный риск, но нужно с чего-то начать. Любопытных ушей во дворце не обнаружилось, поэтому о ссоре и угрозах знали только Арден и я. Нужно было найти подтверждения случившемуся, а это станет возможным, если во всём Данор признается сам. Мы должны хотя бы попробовать.

— Поедем к нему в гости и поговорим.

— И Данор, конечно, будет рад нас видеть, — скептично произнесла. — Встретит, чаю нальёт.

— Нас точно будет не рад. Но Мэрин и её отца он примет с великой радостью.

— Поясни.

— Сферы преображения помогут нам стать на время Мэрин и её отцом.

Оказывается, Водный даром времени не терял. Его шпионы уже донесли, что отец Мэрин и она сама находились в городе, а с Рейлимом они последний раз виделись на балу. Причём, на балу парочка не общалась — по-видимому, оставаясь в ссоре.

— Навряд ли Данор будет откровенен при отце своей невесты, — я думала. — А вот если Мэрин устроит ему показательный скандал, то во время вспышки получится что-то узнать.

— Одна ты к нему не поедешь, — отрезал Арден. — Да ещё и под чужой личиной. Если вскроется использование магии, нарвёшься на огромные неприятности.

— А что изменится, если будешь присутствовать ты?

— Я заставлю Рейлима забыть о нашем визите. Думаю, на это моих способностей хватит. Если явятся стражники на магический след, так же поможет дар. Пусть он не такой сильный, как раньше, но я заставлю нас отпустить.

— Складно, — я качнула головой. — А где сферы преображения? Надолго ли хватит их действия? Как они работают? Как записать разговор так, чтобы он стал доказательством?

В кабинете Арден достал из сейфа инкрустированную шкатулку с несколькими полупрозрачными сферами. И потом ещё одну шкатулку поменьше, где лежали маленькие синие шарики. Такие я видела на руке у Рейлима во время допроса.

— Это дибби. Если нажать сюда, начнётся запись, — прокомментировал Водный работу одного из синих шариков. — Как только разговор закончится, надо нажать ещё раз. Использованный дибби станет жёлтым или красным.

— Будет ли записанный, таким... нечестным способом, разговор являться доказательством?

— Презумпция виновности подразумевает использование любых возможностей для оправдания. Главное, не попасться страже, нарушая закон.

— Понятно, — я положила пару шариков в карман. — Что со сферами?

— Вот одна из вещей Мэрин, — на столе появилась длинная тяжёлая серёжка с драгоценными камнями. — Надень её, затем разбей сферу. Образ будет действовать час. Потом ты или разбиваешь новую сферу, или превращаешься обратно в себя.

— Занятная игрушка, — положила ещё две сферы в карман. — Ну... Тогда я пошла?

— Куда?

Я вздохнула. Вот неразумный! Его стремление защищать похвально, но я вообще-то офицер полиции и не раз бывала на «горячих» заданиях. Меня опасностью не запугать. Решение принято. Идти в дом Рейлима я должна одна.

— Арден. Как ты не понимаешь, что образ отца Мэрин никуда не годится. Ты не нужен на шептании голубков. Я вернусь и обо всём расскажу.

— Ольга!

Арден стал медленно подниматься из-за стола.

— Арден! — командно рявкнула я, заставив его вернуться в кресло с расширившимися от удивления глазами. — Я поеду одна. Точка. Мне не привыкать к опасным заданиям. У меня работа на Земле подразумевала многие неприятные вещи. Приходилось общаться с преступниками, выезжать на места преступлений, рисковать жизнью. Прекрати делать из меня тепличное растение, иначе нам будет не по пути.

— Оля. Я не знаю, насколько хватит моих способностей контролировать Рейлима на расстоянии. Ты никогда не знала Мэрин. Я могу стать ей на время.

— И выдашь себя с потрохами! Ты же мужчина! А если Рейлим полезет к тебе целоваться?

Дракон скривился, но тут же подскочил возмущённый.

— Так он полезет целоваться к тебе!

— Я — женщина, — улыбнулась. — Как-нибудь справлюсь.

Теперь вздохнул Арден. Ему пришлось смириться с моим решением. Легче всего одной «Мэрин» получить исчерпывающую информацию, как главному углу треугольника.

— Я буду за тобой наблюдать.

— Как?

— У меня есть магический шар. Если будешь хоть немного обо мне вспоминать, я смогу присутствовать на вашей встрече.

Хрустальный шар не стал открытием. Я видела такие в кабинетах экзорцистов и ведьм. Они туда всматривались в надежде получить ответы на вопросы, а потом вещали страждущим всё, что те хотели услышать. Однако и тут Арден меня удивил. Когда дракон коснулся сферы пальцами, она засветилась и стала прозрачной. В ней появились мы, диван, шкаф за мной. Оглянулась, с удивлением рассматривая кожаную обивку. Ничего себе телевизор!

— Наступил вечер, — произнесла, как только совладала с эмоциями. — Рейлим уже должен быть дома. Главное, чтобы у него не было в гостях Мэрин.

— Свои вечера Мэрин проводит в компании с подружками, — улыбнулся Арден. — Это привычка, выработанная не одним месяцем и даже годом.

— Привычкам изменить сложно, — улыбнулась в ответ. — Надеюсь, и она не сможет. Расскажи о Мэрин. Кто она, что она любит, как себя вела с тобой, рассказывала ли о Рейлиме?

И только после обстоятельного диалога попросила вызвать такси.

Когда карета остановилась возле дверей особняка Данора, мне стало страшно. Времени меньше часа, а надо много успеть. Розовые пышные складки платья жутко мешались. Они вздымались во все стороны, придерживаемые дверцами кареты. И воланы, рюшки, длинные тяжёлые волосы, серьги в ушах, от которых уже ныли мочки. Это был образ драконицы, а под ним всего лишь простой человек.

Вышла из кареты, подошла к дверям особняка и только коснулась рукой, как тяжёлое полотно заскрипело.

— О! — восторженно меня приветствовал немолодой мужчина в красной ливрее. — Леди Мэрин! Вот радость-то будет! Вот радость!

— Данор дома?

— Милорд дома. Он будет шокирован. Это же... Это же...

Чудо. Угу. Мэрин никогда бы не приехала сама к жениху, пожертвовав весельем. Уверена, бывала она исключительно тогда, когда что-то от Рейлима хотела. Данор терпел, ведь он мечтал видеть Мэрин в качестве законной жены и матери собственных отпрысков.

Взглянула в зеркало. До сих пор было толком некогда себя рассмотреть. Покрутилась. Показалось, что именно так и поведёт себя девушка с маленькими пухлыми губами и глазами, как у телёнка. Почти белые волосы были заколоты высоко, открывая тонкую гибкую шею, платье царицы или, скорее, Барби. Барби! Точно, Барби!

— И тебе нравились такие? — прошептала.

«К сожалению», — хмыкнуло рядом.

Я чуть не подскочила от неожиданности, но вовремя сообразила об эффекте магического шара. Ответить не успела, потому что появился Рейлим. В домашнем золотом халате и войлочных разноцветных тапках с приподнятыми носками.

Вспомнила наказ дракона — смотреть чаще Рейлиму в глаза. Так у Ардена будет шанс хоть немного его контролировать, а, возможно, залезть ему в память.

— Мэрин?

Сердце забилось чаще, в кровь выбросился адреналин. Началось. Уф... Началось.

«Спокойнее, Ольга. Я рядом», — голос Ардена стал хорошим транквилизатором.

Сложила руки на груди, прищурилась, выжидая.

— Почему ты не со своими подружками?

В вопросе Рейлима было столько неуверенности и любопытства, что я поняла — не выгонит. Похоже, Мэрин, не обманывала. Данор души не чаял в Мэрин и вёл себя с ней, как тряпка. И бегала она по любовникам в поисках более жёсткой руки.

— Вспомнила о тебе.

— Вспомнила?

Появились нотки радости и недоверия.

— Ты что-то хотела?

Я вздохнула так глубоко, как только могла, прикусила губу, как это делала Мэрин. Потянула её, отпустила. Паузу. Нужно выдержать театральную паузу.

— Увидеть тебя.

— И всё?

— Мало? — надула губки и развернулась к выходу. Надо рискнуть. Сделала пару шагов.

— Мэрин, подожди! — услышала окрик и замерла.

Развернулась, не пряча счастливой улыбки.

— О, Мэрин! — окончательно растаял Данор. — Любовь моя! Я тоже соскучился. Ты надела моё любимое платье!

— Я так рада видеть тебя, — тихо произнесла, прислушиваясь, как странно звучит мой низкий голос.

— Правда?

Закивала. Восхищение и обожание в глазах следователя по особо важным делам мне не очень понравились. Как-то быстро мы помирились. Поругаться с ним будет сложно, если он настолько боготворит драконицу.

— А серьги? — Рейлим расплылся в широкой улыбке. — Ты нашла серёжку, которую потеряла? Что за чудесный день?

М-да... Видать Мэрин не баловала этого дракона вниманием, раз он даже найденной серёжке радуется, словно дитя. Я позволила поцеловать себя в щечку, приобнять и повести внутрь дома. Единственно, что делала — запоминала, как выйти обратно. Всё же я — золушка и должна быть внимательной. Арден о времени предупредит.

— А я уже спать собрался, — как-то по-стариковски начал Рейлим. — А перед сном, думаю, дай посмотрю коллекцию.

— И ты не думал обо мне? — капризно протянула. — Коллекция важнее, да?

— Думал, любимая. Думал. Ни дня не проходило, чтобы не думал, — Данор заглянул мне в глаза. — Чем тебя порадовать? Может, хочешь пиретского вина?

— Нашёл чем удивить, — усмехнулась. — Не хочу.

— Может, посмотрим сферы? У меня есть пара новых историй.

— Опять громкие преступления древности? — пренебрежительно фыркнула. — Ну-у, Рейлим!

Настоящая Мэрин могла бы притопнуть ножкой, но я удержалась. Всего должно быть в меру. Даже капризов. Пусть Рейлим привычен и не к таким вывертам, но он должен поверить в мою «любовь» и желание «помириться».

Пусть думает лучше, чем развлечь меня в своём доме. Кино и вино — не варианты. У меня строго ограничено время. Думай, Данор! Мы ещё должны поругаться.

— Знаешь! У меня в коллекции появилось несколько новых вещей, — задумчиво произнёс он. — Хочешь, тебе покажу?

— Новые вещи? — а вот это может быть интересно. — Конечно, хочу! Я люблю новые вещи!

Улыбнулась с энтузиазмом, заметив, как воодушевился Рейлим, и захлопала глазками. У меня складывалось отчётливое ощущение, что зная об изменах Мэрин, в свои исследования этот мужчина любимую не посвящал. Боялся её потерять, закрывая глаза? Очень и очень похоже.

Ну и в какой момент ударить Данора по самому больному? Глядя на счастье, отразившееся на хищном лице, мне стало его по-человечески жалко. Слепой глупец! Он даже не догадывается, что Мэрин до него нет дела, а вместо неё пришёл враг.

Рейлим привёл меня в кабинет. Он не переставал улыбаться и даже попытался поцеловать. Вежливо уклонилась от губ, хихикнув, чем вызвала смех. Вот и славненько! Пошутили и поиграли!

— Мэрин! Я соскучился!

Глаза в глаза. Долгий неотрывный взгляд.

— Так приятно это слышать, Данор. Как у тебя дела? Как работа? — проворковала я и запнулась. Переборщила!

Следователь выставился на меня так, словно увидел впервые.

«Ра'кшам, Ольга! Мэрин никогда бы не спросила его о работе. Она ещё большая эгоистка, чем Элизель.»

— Почему тебя интересует моя работа? — так же напрягся Рейлим.

Профессиональный следователь сделал опасную стойку. Я же потупила глаза, мои губы задрожали, дёрнулись в полуулыбке.

— Я была несправедлива к тебе. Никогда толком не интересовалась мужчиной, за которого хочу выйти замуж...

— Что я слышу такое? — подался вперёд Данор. — Мэрин! Ну, повтори!

— Я не буду повторять, — тут же надменно сжала губы и посмотрела ему в глаза. — Достаточно раза.

— Ах, Мэрин! — дракон вдруг расслабился и великодушно рассмеялся. — Всё та же, моя капризуля! Но хотя бы призналась в чувствах. Ты сделала меня самым счастливым.

— Я и пришла сама, — кокетливо улыбнулась и потупила глаза. — Цени это. А ты... По-прежнему внимательный и галантный. Не выгнал, а вина предложил и сферы, и коллекцию посмотреть.

Намеренно переводила разговор с себя. Иначе ещё пара вопросов и я завалюсь. Рейлим — старый прожжённый чувак, работающий следователем по особо важным делам. Он сейчас под флёром своей любви, может, Арден помог, но в какой момент наступит отрезвление?

Я следила за тем, как счастливый Данор нажимает на выпуклую панель в стене, как стена поворачивается, открывая тайную нишу, заполненную разными украшениями.

Раздался лёгкий свист, и я поняла, что Водный впечатлён не меньше меня.

«Это же артефакты! Я половину из них не видел и не знал, что они существуют!»

— Смотри, любовь моя, — Рейлим подозвал меня. — Видишь это колье?

Передо мной лежало изумрудное колье невиданной красоты и тонкой ручной работы. Уверена, оно стоит безумных денег. Что в этом случае должна сделать Мэрин?

— Ах! — вскинула руки к груди и восторженно вскрикнула. — Какая прелесть!

— Этот артефакт я нашёл для тебя. Он продлевает молодость и красоту.

— Ты мне его подаришь? О! Можно примерить? Ты лучший, Данор!

— Я разрешу тебе его надевать, — плотоядно улыбнулся Данор. — Как только выйдешь за меня замуж. Ты же понимаешь, какая это ценность? Любая драконица пойдёт на всё, лишь бы им завладеть. А со мной ты будешь в безопасности.

— О! Ты такой милый, — я улыбнулась и захлопала в ладоши. — Поскорее бы свадьба!

— Нет, милая! Придётся ждать восхода новой звезды.

— Какой шанс упущен был...

Мой огорчённый вид растрогал Рейлима. Он даже похлопал меня по плечу довольный собственным превосходством. Попалась рыбка на крючок! Ага! Так думал он, глядя на невесту, у которой зажглись глаза на колье.

— Пить хочу! — капризно заявила и посмотрела на «жениха». — Очень!

Данор хотел закрыть сейф, но я снова скривилась.

— Ты так редко мне показываешь коллекцию! Что тебе стоит чуть-чуть подождать? Я хоть полюбуюсь колье.

Тогда дракон нехотя кивнул.

— Вода тебя устроит?

— Конечно, — я приблизилась к Данору и коснулась его щетины губами. — Ты такой заботливый у меня!

И Рейлим снова «поплыл». Расцвёл и пошёл к столу, налил воды, повернулся.

— А это? Что за ерунда?

Я крутила в руках небольшую брошь, похожую на жука, украшенного самоцветами, пытаясь скрыть волнение, накатившее при виде одного предмета коллекции. В углу, на крохотной подставке у Данора лежало колечко. Прозрачное. Ничем не примечательное.

«О дракхи!» — выругался Арден минутой раньше, когда понял, что за артефакт перед нами: «Олья! Ты понимаешь, что нашла?»

Ещё бы я не понимала. У Рейлима в коллекции лежал Аль-кан. Вот это повезло, так повезло!

— А ну, положи обратно, — в голосе Данора зазвенела сталь. — Тебе не следует без спроса брать мои вещи!

— Жалко?

— Это моя коллекция, — холодно продолжил «жених». — Я сказал, положи!

Под внимательным прищуром Рейлима я вернула брошку на место. Скривила обиженно губы, набычилась, глядя на то, как Данор закрывает сейф.

— Как ты смеешь со мной так разговаривать? — чуть не взвизгнула, когда он повернулся. — Кто я тебе? Служанка?

— Мэрин! Ну, прости!

— Простить?

Мои губы задрожали, на глазах появились слёзы. Ещё чуть-чуть и прорвутся рыданиями.

— А ещё клялся в любви!

— Я и люблю! Я всегда с тобой откровенен, но не нужно без спроса брать мои вещи.

— Это всего лишь стекляшка!

— Мэрин! Ну, прости!

— Откровенен? — я опустила руку в карман и нажала дибби. — Я тоже буду с тобой откровенна. Ты хочешь знать, где я потеряла серёжку?

Угрюмое молчание Данора и потяжелевший взгляд оказались лучшим стимулом продолжать. Обычно затишье бывает перед бурей, а буря — это эмоции. На эмоциях можно многое узнать.

— Я оставила её в доме Ардена.

— Ты надевала мой подарок на свидания с Арденом?

— Да.

— Как это цинично, Мэрин, — почти шёпотом произнёс Данор. — И когда же ты её забрала?

— На днях. Арден рассказал, как ты приходил к нему и устроил ссору. Зачем, Рейлим?

— Потому что ты... Шлюха! — рявкнул Данор. — Ты бегаешь по любовникам, пока я люблю тебя искренней чистой любовью!

— А угрожать-то Водному зачем? — сбавила тон. — Зачем ты грозился его уничтожить?

— Затем, что этот мерзавец заплатит за всё! Я не позволю никому оскорблять своё честное имя! Никому! Даже Ардену! Ты — моя жена и будешь хранить мне верность! Поняла?!

— Я тебе не жена!

— Ты скоро ей станешь! Я их научу тебя уважать! И тебя научу уважению!

Вот сейчас мне стало жалко Мэрин. Надеюсь, она сделает правильный выбор и будет держаться подальше от этого мужчины. Сноб и эгоист!

«Ольга, пора!» — проговорил Арден: «Ты — умничка, сделала всё, как надо».

Я отступила назад.

— Не получилось у нас помириться, — прищурившись, произнесла. — Ты снова разочаровал!

— Всё равно приползёшь, — усмехнулся дракон. — Ты не сможешь жить без меня. Сколько раз уже было так?

Я качала головой, двигаясь к выходу. Ещё чуть-чуть и я в коридоре. Дальше бегом на воздух, Арден закажет такси.

«Такси сейчас будет», — вторя мыслям, произнёс Водный.

А потом... Двери кабинета открылись, и на пороге появился оригинал. Молодая девушка в синем платье, таком же пышном, как и розовое, зашла в комнату и застыла, переводя взгляд с меня на Рейлима.

— А... Что тут происходит? — тоненький голосок разорвал тишину.

Данор смотрел на меня, потом на новую гостью. Снова на меня.

— А ты кто? — выдавил, сглотнув слюну.

Настоящая Мэрин странно хихикнула и... грохнулась в обморок. Всё! Я рванула к выходу, но не тут-то было. Данор догнал меня в три прыжка. Схватил за руки, развернул к себе, вперившись злющим взглядом.

— Ты кто? Сфера преображения, значит? — прорычал он. — Ты хоть понимаешь, что будет тому, кто нарушает законы?

«Ольга. Смотри ему в глаза», — приказал Арден, и я не посмела ослушаться.

В тёмно-серых глазах Данора плескалась ярость. Казалось, Рейлим меня сейчас просто убьёт. Вдруг суженные зрачки дракона стали расширяться. Появилось ощущение, что следователь сопротивляется, но силы у него уменьшались. Внезапно руки Данора разжались, освобождая путь.

«Ольга. Беги! Я не знаю, долго ли он будет в отключке.»

А я что? Мне только волю дай. Сорвалась в бег и, спустя пару минут, сидела в карете. Такси уже прибыло за мной и стояло возле крыльца.

— Куда едем? — спросил возничий.

— Торговый центр. Любой.

***

Арден выдохнул с облегчением, когда экипаж скрылся за поворотом. Магический шар погас — ведь он питался от его колдовства. Несмотря на измождённость, внутри распирало от гордости за любимую. Да она просто актриса! Развела Рейлима, как неопытного щенка.

Конечно, стало страшно, когда на пороге появилась Мэрин. Это же уму непостижимо — пришла в самый неподходящий момент! Почувствовала подмену? Зачем явилась? Может, её кто-то предупредил? Кто?

При виде своего двойника изнеженная драконица почему-то хлопнулась в обморок. Лучше бы она налетела на Данора в эмоциональном порыве и помогла Ольге бежать. Но увиденное оказалось не по силам неустойчивой психике Мэрин.

Еще страшнее стало за Ольгу, когда Данор догнал её и схватил. План затрещал по швам, рискуя провалиться в ту же секунду. Если бы Рейлим узнал Ольгу и прояснил тайный замысел, её могли тут же отправить в тюрьму. За использование магии в Раниндаре, особенно такого уровня и порядка, могла в лучшем случае грозить публичная порка, в худшем — смертная казнь.

Желание вытащить любимую из лап жестокого врага вызвало такой мощный всплеск колдовства, что он сумел отключить Данору сознание. Неизвестно, остался ли магический след после его манипуляций, но Ольга сумела сбежать.

В торговом центре она сменит облик и тихонько вернётся домой с новыми платьями. Так они договаривались. Арден закрыл глаза, чувствуя, как возвращается дар. Магия струилась по жилам вместе с кровью, наполняя его силой и бодростью. Ограничивающий браслет больше не был помехой и чувствовался холодным кольцом. Действовал он или нет — неизвестно. Вновь обострился слух. Звук капель воды, шорох шагов экономки, находящейся где-то поблизости, грубая брань возле парадных дверей.

Арден медленно встал с кресла и направился к выходу. Стоило ожидать — Рейлим далеко не глупец и быстро сообразил, кому потребовалось преображаться для получения доказательств.

В холле ругался Данор. Следователь по особо важным делам в застёгнутом наглухо мундире пытался проникнуть в жилую часть вместе со стражей. Дворецкий их не пускал.

— Мне нужно срочно увидеть лорда Лидосского! — негодовал он. — Сейчас же пригласите его!

— Лорд Арден уже отдыхает, — пытался возражать Демонд. — Он просил не беспокоить.

— Меня не волнует, что он просил. Идите и позовите его.

— Рейлим, Рейлим, — вздохнул Арден, появляясь на лестничном пролёте. — Где ваши приличия? Вламываться в чужой дом незваным гостем, да ещё в такое позднее время. Кто вас учил манерам?

Данор чуть не заскрипел зубами, когда увидел его спокойным с доброжелательной улыбкой. Рейлим прекрасно понял, на какие проблемы нарвался, и теперь не знал, что делать.

— В вашем доме обнаружены следы магии! — зло бросил Рейлим.

— Вот как? — Арден улыбнулся и медленно пошёл по ступенькам вниз. — Месир. Вы, наверное, забыли, что не так давно сами нацепили на меня браслет, блокирующий любые проявления магии.

Блеснув чёрным кольцом, он продемонстрировал наличие «игрушки» Данору. И с удовольствием отметил, как скривилось лицо следователя от замешательства.

— Или вы сомневаетесь в его работе? Хотите проверить?

Арден приблизился к дракону, не сводя глаз с лица следователя. Убеждения Данора доделают всё за него. Невозможно пользоваться магическими способностями, имея на руке артефакт, запирающий колдовство. Об этом знали все драконы без исключения. Рейлим сам подгонит свои сомнения под нужный оттенок. Когда хочется видеть чёрный, то и серые оттенки превратятся в него.

Ну же, Рейлим! Давай, расскажи, что делал после ухода Ольги. Достаточно лишь соприкоснуться взглядами на пару-тройку секунд.

— А где леди Ольга? — поинтересовался Данор и... пропал.

Проникать в подсознание драконов — задача одна из сложнейших. У представителей его расы сильнее выражены ментальные барьеры. Они не позволяли долго развлекаться, читая чужую память, и быстро раскрывали проникновение менталиста. Требовалось действовать уверенно, быстро, чтобы не выдать себя.

И всё же кое-что изменилось. Арден чувствовал, как с лёгкостью перебирает мысли следователя, словно они струны музыкального инструмента. Вот обозлённый и раздосадованный подлогом Рейлим хватает Ольгу, вот встречается с ней взглядом и спустя несколько секунд падает замертво. Провал в темноту, и вновь мир загорается красками.

— Рейлим, Рейлим! — его тормошит Мэрин Картэ. — Кто это был? Ты не хочешь мне ничего объяснить?

— Что? Что случилось?

Приподнялся, глядя на испуганное лицо невесты, но снова лёг на пол. Раскалывались виски, как после воздействия менталиста. На своей практике такое он испытывал всего раз, и это было очень давно. Драконы, способные путешествовать в чужом подсознании, рождались крайне редко и были наперечёт. Одним из них был Арден Лидосский. Самый молодой, сильный, развивший дар до невиданных высот. И вот... Болит голова, накатывает волнами тошнота. Сам Арден был в гостях? Грубая работа. Зря. Он его раскроет в два счёта.

— Ты что здесь делаешь? — прохрипел, когда боль чуть стихла.

— Мне прислали письмо. Там... Там было написано...

— Говори же! — поморщился.

— Что ты завёл новые отношения с другой драконицей.

— Ах, вот как? — поднялся, превозмогая себя. — Жди меня здесь. Поговорим позже.

Пошатываясь, направился переодеться. Или хотя бы скинуть халат и натянуть на пижаму мундир. Времени не было. Он должен успеть попасть к Лидосскому во дворец до того, как Водный приедет домой.

— Леди Ольга отправилась за покупками в центр «Риане», — ответил Арден как ни в чём не бывало. — Захотелось ей новых платьев и украшений. Женщины — такие женщины.

— Ты мне зубы не заговаривай, — Рейлим снова тронул виски. — Дракхи!

— Что? Болит голова? Погода меняется, да.

— Я дождусь леди Ольгу.

— Да, пожалуйста, — Арден пожал плечами, указывая на близстоящий диван. — Подушку, одеяло?

Не удержался, подколол Данора, вспомнив, что находится под мундиром. Беспокоиться не о чем. Ольга обещала задержаться, как можно дольше, чтобы выветрились следы от магии. Данор ничего не докажет и ничего не найдёт. По его разочарованному, угрюмому виду понятно, как дракон терзается допущенной ошибкой. Сам виноват. Жаль, заподозрил что-то, а значит не подпустит к себе. А как хотелось проникнуть в ту ночь и увидеть, как именно Рейлим убил Элизель.


Глава 17 | Любимая для колдуна. Вода | Глава 19