home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 19

Я вернулась во дворец воодушевлённая произошедшим. Всё получилось! Удалось не только заставить Рейлима признаться в том, что он Ардену угрожал, но и обнаружить Аль-кан! Это было главной удачей — найти артефакт.

Демонд встретил меня на крыльце. Хмурый взгляд дворецкого подсказал — что-то стряслось.

— Леди Ольга. У нас во дворце гости, — произнёс он, забирая из моих рук пакеты. — Стража. Рейлим.

— Ммм... А что им нужно?

— Теперь они ждут вас.

Улыбнувшись Демонду, я прошла в гостиную. При виде меня Рейлим тут же вскочил, пытливо рассматривая. Он явно хотел найти следы магии от сферы преображения, а может хотел увидеть черты Мэрин?

— Леди Ольга! В столь позднее время ходите за покупками?

— Я делаю всё исключительно по настроению, — мягко парировала ему. — Раниндар славится своей ночной жизнью. А вы?

Заприметила кусок ткани в красный горошек, выглядывающий из-под мундира. Уголок топорщился в районе манжета. Раньше пижама была закрыта домашним халатом. Смешно!

— Тоже ходите в гости по ночам, вместо того чтобы спать?

Данора слегка перекосило, но следователь быстро взял себя в руки. Его глаза злобно блеснули. Странная ухмылка, которой он одарил стражников, мне не очень понравилась.

— Доставайте ловушку, — произнёс Рейлим, и я почувствовала, как Арден напрягся.

Водный чуть подался вперёд, взгляд дракона потяжелел, вдоль рта наметились суровые складки. Незапланированный форс-мажор? Терпение, дракончик. Сейчас ни в коем случае нельзя выдать себя.

— Вам не кажется, Данор, — холодно произнёс Арден, — что вы превышаете полномочия?

— С чего вы взяли, лорд Лидосский? — в тон ему сухо ответил следователь. — Я имею полное право проверять любого человека в Раниндаре на следы колдовства. В любое время. Забыли наши законы?

— Что за ловушка? — вырвалось из меня прежде, чем я усмирила своё любопытство.

Внимательный взгляд на Ардена, потом на Рейлима, на стражников. Один из них достал крохотную пластину и развернул её, превращая в тоненький обруч.

— Леди Ольга, — чинно произнёс Данор. — Ловушка обнаруживает следы любого колдовства, использовавшегося людьми на протяжении не меньше двух дней. Вам, наверное, известно, что в Раниндаре запрещена магия, не считая мелких почтовых услуг и целительства.

— Ах, ну конечно! — я улыбнулась. — И как же вы будете проверять?

— Встаньте.

Я с улыбкой смотрела на Ардена, пока стражник водил обручем возле меня, надевал его, заставлял переступать через светящийся круг на полу. Я могла бы покрутить эту игрушку на талии или на шее, но в планы дознавателя эта опция не входила. Что-то должно было случиться, но чем разочарованней становился Рейлим, тем больше улучшалось настроение у Лидосского.

— Так понимаю, вам больше незачем задерживаться в моём доме, — наконец произнёс Арден. — Уже и так слишком поздно, а Ольга устала. Если это всё, покиньте мой дом.

Злое бессилие следователя по особо важным делам, его досада были так откровенны, что мы с Водным переглянулись. Арден развёл руки.

— Не понимаю, Рейлим. К чему ты всё это устроил?

Данор ничего не ответил. Быстрым шагом дракон направился на выход, уводя за собой своих псов. Как только за ними закрылись двери, я кинулась к Ардену.

— У нас получилось!

— Ты — молодец! Только вот скажи... Как у тебя получилось обойти силу ловушки?

— Может, случайность?

Я пожала плечами. Главное, что мы готовы к суду. Уже послезавтра свершится правосудие над настоящим убийцей.

— Знаешь, Ольга, — Лидосский сначала всмотрелся в меня, а затем коснулся губами лба. — Пойдём, покажу врата. Думаю, пришло время, и ты должна знать, где во дворце находится выход на Землю.

— С чего вдруг такая щедрость?

— Любовь силой не удержать. Да и мне будет спокойнее, если ты будешь знать, как отсюда уйти.

Я улыбнулась. Свершилось! Дракон всё понял и осознал. Он решил довериться провидению и моим чувствам, предоставил выбор. По крайней мере, после его слов и действий дышать станет легче. Уж точно!



За сутки до приговора


На прогулке в парке я думала об удаче. Похоже, госпожа Фортуна повернулась ко мне лицом. Я гуляла по узким, извитым дорожкам и ждала Ланорда. Ещё вчера утром отправила ему сообщение о том, что хочу увидеться и поговорить по очень важному делу. Пели птицы, дул тёплый ветерок, в небе светили солнца. Прекрасный день, который может решить много проблем.

Аллерский явился вовремя.

— Ольга! Милая! — произнёс он, приблизившись со спины. — Я так скучал!

Объятья Ланорда показались крепче обычного. Развернулась к дракону и чмокнула его в гладко выбритую щёку. Всмотрелась внимательнее в точёное мужское лицо. Прорезались глубже морщинки, в глазах как будто навсегда застыла тоска. До сих пор переживает о смерти сестры и плохо спит ночами? Очень и очень похоже.

— Ты стала ещё красивее, — мягко произнёс Ланорд.

— Мне нравятся твои комплименты, — улыбаясь, потянула дракона за собой. — Они такие искренние, непринуждённые.

Скамейка стояла неподалёку под сенью раскидистого дерева. Пожалуй, моё любимое место, удалённое от дворца и любопытных глаз. Здесь можно поговорить, не переживая, что кто-то услышит. Разместившись удобнее, я обратилась к Ланорду.

— Знаешь. Я тоже соскучилась.

— Правда? Не представляешь, как рад слышать это, — дракон улыбнулся, но тут же нахмурился. — Что у тебя с настроением? Ты чем-то опечалена? О чём важном хотела поговорить?

— Переживаю. Завтра будет совет, и если что-то пойдёт не так... Ардену грозит опасность. Мне грозит опасность. Я волнуюсь. Как всё разрешится?

— Ты продолжаешь верить Ардену? — усмехнулся Ланорд. — Ты — добрая, Ольга. И так похожа на мою мать.

— Ты мне это уже говорил.

— И каждую встречу лишь убеждаюсь в своей правоте. И не устану повторять.

— Почему ты не доверяешь Ардену? Он ведь друг твой и семьи. Разве он мог убить?

— Прежде всего, он — дракон. И Арден ругался с Элизель в ту ночь. Он не хотел её видеть, боялся, что она помешает вам. Я знал свою сестру. Элизель умела быть резкой, настойчивой. Она ещё в тот вечер собиралась к Ардену. Мы даже повздорили. Я просил её быть благоразумной, но она стояла на своём. Глупая девчонка! Ругала меня, обзывала слабаком, говорила, что за счастье надо бороться. Ты понимаешь? Она говорила, что готова за любовь даже убить, — Аллерский взял меня за руку. — Олечка... Главное, ты не переживай. Что бы ни случилось, у тебя есть друг. Настоящий друг.

— Так здорово, это слышать, — растрогалась я.

Я покачала головой, следя за тем, как Ланорд гладит мои пальцы. Тёплые прикосновения, как будто надёжные. Мои глаза были прикованы к рукам дракона, а вернее к его перстням. Из-под кольца-обманки исходило голубое свечение. Неужели Аль-кан?

Ланорд проследил за моим взглядом и вдруг нахмурился. Он тоже увидел свет. На его лице отразилась целая гамма чувств от неверия до возмущения, удивления. Я аккуратно вытянула руку.

— Что-то не так? — поинтересовалась.

— Да нет, — задумчиво произнёс Аллерский. — Всё хорошо. Сейчас подумал. А вдруг ты права, и Арден не убивал Элизель? Если совет сочтёт его невиновным, у тебя могут начаться проблемы.

Встав со скамейки, я сделала пару шагов от Аллерского. Замерла, смотря вдаль на деревья. В небе сгущались тучи, грозя пролиться ночным дождём. Приняла решение раскрыться дракону, вернулась к Ланорду и села рядом.

— Я могу тебе доверять?

— Ты же знаешь. Конечно.

Вздохнула.

— Решила бежать, если суд оправдает Ардена. Людей не любят в Раниндаре. Рано или поздно они сделают виноватой меня.

— Бежать? — усмехнулся Аллерский. — Как ты намерена это сделать?

— Арден показал, где находятся врата. У меня есть ключ. Мне лучше уйти.

— Лидосский не отпустит. Он тебя найдёт и вернёт.

— Боюсь, что у нас ничего не получится с Арденом, — вздохнула я. — Мы слишком разные.

— Вот как?

Ланорд чуть оживился. До этого Аллерский казался ушедшим в глубокие раздумья. О чём думал молодой дракон — неизвестно, но неожиданно он встал со скамейки. Всё это время Ланорд покручивал перстень-обманку, словно украшение жгло ему палец.

— Грустно, что закончится так, — тихо произнесла, следя за ним. — Хуже всего, когда нет доверия и не на кого положиться в трудную минуту.

Аллерский скупо улыбнулся с лёгкой грустью в глазах.

— Ольга, милая. Прости. Но мне надо идти. Вспомнил Элизель, не могу не думать о тебе и завтрашнем совете. Ещё увидимся?

Я кивнула. Удерживать дракона незачем. Артефакт задержания магии Ланорда больше не нужен. После посещения дома Рейлима у меня появился свой. Я подменила кольцо Аль-кана на безделушку от платья.

Как Данор мог догадаться о том, что на пальце Элизель такая ценная вещь? У меня было два объяснения. Первое от Ардена — у драконов нюх на артефакты. Второе более логичное — следователь по особо важным делам увлекался историей преступлений. Дракона — носителя дара убили в далёкой древности. Скорей всего, дело было громким. И пусть о нём потом все забыли, но это не значит, что трактовка событий, пусть несколько видоизменённая в виде легенд, перестала существовать.

Новым открытием я спешила поделиться с Арденом. Ему нужно знать, что в семье Аллерских с самого начала было два артефакта, и один по-прежнему находится на пальце Ланорда.

Во дворце было тихо. И всё ничего, если бы не экономка. Похоже, Пилия снова следила за мной, потому что как только я появилась в дверях лазурной гостиной, она выскочила из-за угла. Гладко причёсанная, переодетая в свежее тёмно-серое платье с белым воротничком и манжетами на рукавах, она казалась собранной и спокойной.

— Леди Ольга! — решительно произнесла она. — Покайтесь! Небесами прошу. Вы обязаны понести наказание.

— С чего бы?

— Вы не должны брать на душу камень. Вы правда хотите смерти моего мальчика?

— Я не виновата в смерти драконицы.

— Мой мальчик тоже не виноват.

— Пилия. Прошу вас. Завтра совет. Успокойтесь. Наверняка всё обойдётся.

— Для кого обойдётся? Для вас? — усмехнулась Ривес. — Ну так знайте. Если случится непоправимое, — шумно всхлипнула она, — я стану вашей тенью до тех пор, пока не отомщу.

— Послушайте меня, — я не выдержала и приблизилась к экономке. — Вы должны знать, что при необходимости я могу за себя постоять. И уверяю вас, что со своими обидчиками смогу поквитаться так, что они надолго запомнят.

— Чем вас так обидел милорд? Вы ему нравитесь! Он влюблён в вас! А вы... Вы его хотите...

По щекам Пилии потекли слёзы. Покачав головой, я прошла мимо неё. Фанатическая верность Ардену похвальна, но меня преследования и угрозы экономки стали напрягать.

Последний вечер перед судом мы провели с Арденом вместе. По просьбе дракона ужин нам накрыли на террасе, увитой цветущими лианами, с шикарным видом на парковый лес. Фиолетово-жёлтые цветы испускали дивный аромат, солнца садились за линию горизонта красными шарами, пересекаясь друг с другом. Необычное, интересное зрелище притягивало моё внимание с первого дня, и я была благодарна Водному за предоставленную возможность ещё раз посмотреть на непривычное моему миру явление. Когда покину Раниндар, однозначно буду скучать и по диковинной природе, пусть в частностях напоминающей земную.

— О чём задумалась, Олья?

Рука Ардена накрыла мою.

— Твой мир очень красив.

— Я хотел бы, чтобы этот мир стал и твоим.

— У нас есть поговорка: «Не говори «Гоп», пока не перепрыгнешь», — улыбнулась я. — Завтра решающий день.

— У нас неплохие шансы.

— Арден, — посмотрела на дракона. — Есть ли возможность у меня видеть и слышать всё, что будет происходить на совете?

— Та же, что была у меня, — губы Водного дрогнули в улыбке. — Магия хрустального шара может использоваться и людьми. Тебя научить?

— После ужина?

В ответ Лидосский пожал плечами. После, так после. Изумительное мясо с велесскими душистыми травами, приготовленное мастером Дэмом, быстро закончилось, как и лёгкое розовое вино. Мы разговаривали с драконом о чём угодно, только не о завтрашнем дне и возможном убийце, словно оба понимали, как важно отдохнуть от проблем.

Арден много шутил и внимательно слушал, когда я рассказывала ему о своей жизни. Мы танцевали под музыку, похожую на перезвон колокольчиков со звоном эоловой арфы, разыгрываемую придворными музыкантами в дальней части террасы.

Поздно вечером, когда вокруг нас зажглись магические светильники, дракон встал из-за стола, предложив следовать за собой. Предстояло выполнить просьбу — показать, как работает загадочное устройство. В кабинете Арден достал хрустальный шар и поставил его на стол.

— Положи на него руки, — попросил он и, когда я сделала это, закрыл мои ладони своими. — Смотри в центр сферы и думай обо мне. Сосредоточься.

Тепло дракона быстро передалось, наполняя меня внутренним трепетом. И когда шар засветился, а после появилась картинка окружающих нас предметов, я вскрикнула от удивления. И ещё сильнее обрадовалась, когда дракон оставил меня и отступил на шаг. Теперь я видела всё глазами Лидосского. Вот он повернулся к двери, затем снова ко мне.

— Завтра сделаешь то же самое, — произнёс Арден.

Убрав руки от сферы, которая тут же погасла, я подошла к дракону. Захотелось к нему прикоснуться. Приложила ладонь к его щеке, погладила кожу с уже лёгкой небритостью. Другой повела по крепкой груди, очерчивая литые мускулы под тонкой рубашкой. Сталь, неуловимая хищность, мужественность меня всегда заводили. Это случилось и сейчас. Кажется, я задышала глубже и чаще, поймав себя на мысли, что хочу содрать с него лишние тряпки. Они мешали мне наслаждаться мужчиной.

Арден накрыл мои пальцы своими. Его подозрительный прищур заставил рассмеяться.

— Что?

Дракон озадаченно хмыкнул.

— Ты понимаешь, что сейчас ходишь по краю?

— Разве?

— Мне очень тяжело сдерживаться рядом с тобой.

— А ты не сдерживайся.

Удивление и неверие на лице Водного показались мне несказанно милыми. Он прижал меня к себе крепче.

— Ты уверена?

— Да, — прошептала ему уже в губы. — Как никогда.

И подалась навстречу, разрешая себя целовать. Провела по волевой скуле, стараясь навсегда запечатлеть в памяти правильный контур лица и нежное восхищение в синих глубоких глазах. Даже если эта ночь первая и последняя, она будет счастливой. Хотелось порыва, исполнения безумных желаний. Хотелось близости с этим мужчиной, узнать его лучше. Познать.

Дракон дразнил меня тягучими, проникновенными поцелуями, пока я бурно откликалась на ласки. Подставляла губы, шею, плечи, постанывая от удовольствия. Уверенно сжимала красивое, рельефное тело, наслаждаясь его силой и твёрдостью. Никогда не сомневалась в том, что с Арденом мне будет хорошо. И убеждалась ежесекундно. Мужчина был опытным, зрелым. И это сводило с ума.

Платье легко спало на пол, оставив меня в нижнем белье. Тончайшее белоснежное кружево я купила в торговом центре специально для нашего вечера.

— Олья, — прерывисто выдохнул Арден, скользнув жадным взглядом по телу. — Какая же ты.

Пальцем повёл по коже, оттягивая лямку бюстгальтера. Медленно стянул её с плеча и прижался к ключице губами. Будто обжёг. Я всхлипнула от нетерпения и очутилась на столе. Ровная поверхность на контрасте показалась прохладной. Арден улыбнулся. На короткий миг перехватило дыхание.

— Как долго я мечтал о тебе, — глухо произнёс он.

Уверенное движение сильной руки вниз по спине, и я выгибаюсь навстречу. Смещаюсь ближе к мужчине.

— Ещё!

Бесстыдные прикосновения и откровенные ласки возбуждали до грани. Наши стоны разносились по всему этажу. Наверное... Я не знаю. Впрочем, на тот момент нам не было никакого дела до случайных свидетелей. Какая разница, что вокруг происходит?

Я погружалась в чувственное удовольствие, отдаваясь дракону. Я принадлежала ему, впитывая в себя ощущения. Их хотелось запомнить. Арден стал моим лучшим любовником. Не важно, что будет дальше. Главное то, что сейчас.

Мы расстались под утро. Я настояла. Боялась собственной слабости и не хотела, чтобы Арден увидел слабой меня. Начинался рассвет нового дня, решающего судьбы и жизни.




В день приговора


Ольга ушла, оставив его на рассвете. Что двигало ей, когда она приняла решение, Арден не знал, но согласился с её выбором. Уважение и любовь начинаются с мелочей. То, что чувства взаимны, не осталось сомнений. Как верная подруга, Ольга помогала ему доказать невиновность. Как страстная любовница, горячо и с желанием отзывалась на ласки. Она не признавалась в любви, и это было не нужно. Достаточно действий, поступков.

Сначала он, и правда, не хотел допустить её побега. Ольга интересовалась вратами, была довольно скрытной, искала артефакт задержания магии, чтобы исчезнуть из Раниндара, не оставляя следов. Ева подарила ей ключ от Земли. Всё складывалось так, словно любимая решила сбежать от него или от грозящего ей наказания после фатальной ошибки. И в том, и в другом случае она имела право на выбор, как и возможность ему довериться.

Если любишь — отпусти. Известная истина, недоступная драконам из-за их эгоизма, открывалась ему каждый день, проведённый с Рейно. Любовь силой не удержать. Настоящие чувства либо есть, либо их нет. Потому и пошёл навстречу. И был вознаграждён тем, что Ольга раскрылась ему и стала ближе.

Время шло. Нескольких часов хватило отдохнуть, привести себя в порядок. Экипаж ждал возле парадного входа, когда Арден спустился в холл.

— Милорд! Подождите!

Встревоженный голос экономки разбил тишину. Пилия кинулась к нему, преграждая дорогу. Её лихорадочно горящие глаза, растрёпанные седые волосы, словно она забыла причесаться с утра, ввели в размышления. Что с ней? Заболела?

— Леди Пилия?

— Вам не нужно ехать, милорд! Вы не должны ехать один.

— Почему?

— Вы не убийца! Вас не должны осудить! Это несправедливо! Прошу... Умоляю... — глухо говорила она, сжимая в руках юбки платья. — Скажите им, леди Ольга — убийца. Это же так очевидно! Возьмите её под стражу, иначе она сбежит. Одумайтесь, Арден.

— Да что ж такое-то!

Он разозлился и сильно.

— Вы явно не в себе! Вы пьяны?! Чем вам леди Ольга не угодила? Зачем вы преследуете её, не имея никаких оснований? Что бы ни произошло, она — моя любимая женщина, и я всегда буду её защищать. Слышите, Ривес?

— О, милорд! — простонала экономка.

— Помолчите! — рявкнул он. — Вы глубоко ошибаетесь, если думаете, что я избавлюсь от леди Ольги. Всё, что вам взбрело в голову, является лишь вашей больной фантазией. Держите её при себе.

Сделал шаг в сторону дверей, развернулся. Она вывела его из себя. С сожалением смерил взглядом женщину, служившую ему верой и правдой. Выбор ведь так очевиден — если Пилия ненавидит Ольгу, ей не место во дворце рядом с ней.

— Ваш контракт прекращён. Идите к себе, собирайте вещи.

— О, Небеса! — вскрикнула Ривес. — О, Небеса!

— Прощайте, леди, — кивнул. — Демонд вас рассчитает.

— Это я убила Элизель, — отчётливо проговорила Пилия замогильным тоном. — Слышите, милорд?

— Что? — не поверил ушам. — Что вы сказали?

— Я люблю вас так же сильно, как Лима. Я пережила гибель сына, но не переживу вашей. Не переживу и разлуки с вами. Лучше уж смерть. Пусть сделают виновной меня. Отвезите меня на суд. А если нет... Я пойду к ним сама.

— Вы в своём уме?

— Да, — Пилия решительно вздёрнула острый подбородок. — Я убила леди Элизель, вытащив шиду из браслета в спальне у леди Ольги. Я готова во всём признаться. Вы должны жить.

Арден глубоко вздохнул и подошёл к Ривес. Взяв руками её за виски, наклонился и заглянул ей в глаза. Не оценить жертву экономки нельзя, поэтому он поможет ей забыть неприятные вещи. Спустя несколько секунд Пилия часто-часто заморгала и улыбнулась:

— Желаю вам удачи, милорд.

— Идите к себе, отдыхайте, леди, — приказал он. — Не беспокойтесь ни о чём.

— Как скажете, милорд.

Пилия поклонилась и быстро скрылась из виду. Арден посмотрел на Демонда, похожего на безмолвную статую. Всё это время дворецкий стоял, вытянутый, как струна и ждал приказа.

— Присматривайте за леди Пилией. Она не должна причинить вред леди Ольге.

— Будет сделано, милорд.

Демонд подошёл к дверям и открыл их для хозяина. Склонил голову, прощаясь с ним.

— Мы ждём вас, милорд. Все слуги желают вам удачи.

Арден чуть улыбнулся. До Справедливой палаты, где пройдёт суд, он доехал быстро. Дорогой всё думал об Ольге. Лишний раз приятно вспомнить её улыбку, поддержку. Удивительно, как за такой короткий срок она его изменила, превратив эгоистичного манипулятора в мужчину, не мыслящего жизни без желания оберегать и нежить любимую женщину.

Теперь он очень хорошо понимал друзей. Страх Ледяного и желание перевернуть мир после несчастного случая с Евой. Затворничество Каменного после смерти любимой. Острое чувство любви окрыляло и доставляло страдания. Но и жалеть было не о чем. Он давно уже понял — лучше любовь познать.

На каменных лестничных ступенях, ведущих в палату, его ждал Альросский. Ледяной приехал поддержать и стать при необходимости поручителем. Поздоровался с другом.

— Как ты? — спросил Ридерик.

— В порядке, — кивнул.

— Желаю удачи.

— Она точно не помешает, — улыбнулся тепло. — Мы ещё погуляем с Ольгой на вашей свадьбе.

— Надеюсь.

Уже на пороге их приветствовал секретарь. Сначала Ледяного, затем обратился к нему:

— Лорд Лидосский. Все в сборе. Ждут вас.

Арден усмехнулся. Не прийти невозможно. Откажется, его незамедлительно обвинят и приведут приговор в исполнение.

Судьи заседали в овальном зале, освещённом магическими шарами. Весь совет уже сидел за изогнутым длинным столом — члены парламента, знатные раниндарцы, представители власти. Было много и любопытных, стоящих за перекладиной, разделяющей зал на части. На этот раз было много зевак. Их называли свидетелями правосудия. Ещё бы! Случилось «знаменательное событие», из ряда вон выходящее.

На заседание пришёл Прон. Резко состарившийся отец Элизель сидел за спинами Рейлима и Тора. Он безучастно смотрел на происходящее, но в его глазах вспыхнула непримиримая злость, когда их взгляды случайно встретились. Спустя мгновение Прон отвернулся. Прекрасно! Считает убийцей.

Ланорда в зале не было, что мучительно напрягло. Почему сын Аллерского не явился на судебный процесс? Неужели поедет к Ольге? Внутри неприятно кольнуло.

— Уважаемые жители Раниндара, — громко заговорил главный секретарь. — Все мы собрались здесь по весьма неприятному поводу. Убили цвет нашей расы, молодую, прекрасную драконицу леди Элизель Аллерскую. Почтим её память.

Глубокий вздох громовым раскатом растёкся по всему залу и стих.

— Что ж. Приступим. Слово главному обвинителю Эону Мирду. Пожалуйста.

Высокий, широкоплечий дракон в золотом пенсне степенно вышел из-за стола, стряхнул с камзола невидимую соринку. Повернулся к судьям, поклонился в приветствии, посмотрел на него.

— Лорд Лидосский. Потрудитесь сообщить, где вы были в ночь, когда свершилось убийство?

— Находился в своей спальне, — как можно спокойнее ответил Арден.

— Правда ли, что леди Аллерская была у вас тем вечером?

— Да.

— Правда ли, что вы поругались с ней?

— Я не ругался с Элизель. Она злилась. Хотела, чтобы я провёл с ней ночь.

— А вы?

— Отказался.

По залу пронёсся шум, сдавленный недовольный ропот. Интересно, сколько из присутствующих решили, что он — избалованный придурок? Элизель хотела быть с ним, а он отказался. Неслыханная наглость и сумасшествие — не отвечать на знаки внимания дракониц, перебирая их, словно игрушки. Арден усмехнулся, осознав, сколько зависти и ненависти кружится сейчас вокруг. Жаль, он мало думал о своей репутации раньше.

— Что было потом?

— Элизель ушла.

— Вы последовали за ней? Ведь у вас был повод ненавидеть девушку.

— Нет. Я остался в спальне. К Элизель я всегда относился с теплом. Как к младшей сестре, — произнёс Лидосский, вызвав утверждением очередную волну недовольства.

— И всё же она ревновала вас к вашей новой любовнице.

— Вот именно. Ревновала она.

— Значит, вы отрицаете свою вину?

— Отрицаю.

— За вас может кто-то поручиться в зале?

— Да. Лорд Альросский Ледяной дракон, — бросил быстрый взгляд на Ридерика.

Друг медленно поднялся с кресла и чуть поклонился «присяжным», выражая согласие с его заявлением. У Ледяного безупречная репутация, привилегированный статус в столице. Все эти обстоятельства сейчас имеют немаловажное значение.

Мимоходом отметил удовлетворённую улыбку председателя совета. Доминик всегда благоволил к нему. Хорошо, что именно он взял на себя ответственность быть главным вершителем.

— У вас есть доказательства, что был кто-то ещё, кому смерть Элизель была выгодна?

— Да. Есть, — спокойно произнёс Арден и посмотрел на Рейлима. — Следователь по особо важным делам Рейлим Данор угрожал мне.

В зале воцарилась тишина. Было слышно, как песчинки медленно ссыпаются во вторую чашу песочных часов. Секунда, другая. Время на осмысливание и новый вопрос:

— Какой повод у него был для угроз?

— Мэрин не так давно была моей любовницей. Она изменила ему. Когда Рейлим узнал, то сильно разозлился и пообещал уничтожить меня.

Тихое рычание донеслось от Рейлима, но следователь молчал. Он понимал, как важно сейчас не наболтать лишнего. Только руки, сжатые в кулаки, показывали, в какой ярости пребывает дракон. И навряд ли из-за обвинений в угрозах. Скорей всего, бесится из-за Мэрин и публичной огласки нюансов его личной жизни. Губы Ардена дрогнули в недоброй ухмылке. Сочувствия к Данору не было.

— Есть те, кто могут подтвердить ваши слова? — продолжил Эон.

— Слуги.

— Этого недостаточно, лорд Лидосский.

— Моя женщина.

— Этого тоже недостаточно.

— Сам Данор.

Выложив несколько дибби на стол, Арден выбрал один из них и протянул его стражнику. Остальные дибби с признаниями Ольги и слуг, которым внушили нужное, записывались в присутствии поручителя за день до совета. При необходимости они станут неопровержимым подтверждением его правоты. Секретарь дотронулся до мягкой выемки, и в центре зала появилась картинка. Ссора дракона и его «невесты» стала достоянием публики в считанные минуты. Рейлим какое-то время смотрел молча, потом медленно поднялся.

— Это не Мэрин, — процедил сквозь зубы. — Доказательство лживо.

— Лорд Рейлим, — Эон тут же переключился на следователя. — Мы все видели, как вы признались в угрозах лорду Лидосскому. Почему вы ему угрожали?

Арден откинулся в кресле и сложил руки перед собой. Пальцы соприкоснулись. На его губах заиграла многообещающая улыбка. Рейлим не дурак и должен понимать, что ложь однажды обесценит всю правду в последующем.

— Это была ревность, — Данор будто выплюнул из себя признание. — Но обратите внимание. Доказательство получено с использованием запрещённой магии. Со мной разговаривала не Мэрин. Леди Картэ подтвердит столкновение с двойником.

— Вы можете доказать использование запрещённых приёмов Водным драконом, лорд Рейлим? — тут же спросил Эон.

— Нет.

— Ответ принят, — обвинитель кивнул. — Есть у вас что-то ещё для Совета, лорд Лидосский?

— Да. Лорд Рейлим интересуется артефактами древности. У него есть редкая коллекция.

— Какое отношение его коллекция имеет к убийству?

— У леди Аллерской вечером перед смертью было на пальце кольцо. Знаменитый когда-то в древности перстень Аль-кан. У Элизель, найденной утром, не было на пальце кольца.

По залу снова прокатился шум и на этот раз много громче. Усмирить его получилось не скоро. Потребовался полог тишины, заставляющий замолчать зевак.

— Что вы хотите этим сказать?

— Такой же перстень появился в коллекции следователя.

— Что? — встрепенулся Прон. — Как это возможно? Это правда?

— Лорд Аллерский, — Эон обратился к Прону. — Что вы ответите на заявленное Водным драконом?

— Кольца Аль-кана принадлежат моей семье уже несколько веков, — отец Элизель медленно поднялся. — Их всего два. И они хранятся в сокровищнице.

— Вы уверены?

— Можем проверить.

— Да, пожалуйста. Совет предоставит портал для посыльного, чтобы сохранить время, — поклонился Эон и объявил: — Перерыв! Лорд Рейлим. Вы более не можете покидать этот зал до выяснения обстоятельств.

Данор поугрюмел, но кивнул, соглашаясь с обвинителем.

Потянулись минуты ожидания, но в итоге всех ждал сюрприз. В сокровищнице Аллерского колец Аль-кана не нашли. Их просто не было. Ни на привычном месте, ни где-либо ещё. Арден с интересом наблюдал за оживлением, царящим вокруг после возвращения Прона. Наконец все разошлись по местам, и секретарь объявил о продолжении собрания. На площадку перед советом снова вышел Эон.

— Лорд Рейлим. Вы готовы открыть свою коллекцию для досмотра по собственному желанию?

— Я готов сделать признание, — произнёс, вставая, Данор. — У меня, действительно, есть одно из колец Аль-кана. И я готов вернуть его лорду Аллерскому.

— Убийца! — Прон выругался, прожигая Рейлима ненавидящим взглядом. — Ты убил мою девочку из-за кольца?

— Откуда у вас артефакт? — начал допрос Эон. — Вы убили леди Аллерскую?

— Нет. Я не убивал. Я снял кольцо уже с трупа.

Прон усмехнулся, покачал головой и закрыл руками лицо. Новые обстоятельства всколыхнули старательно запрятанные эмоции. Какие-то несколько фраз и дракон Аллерский на глазах почернел от горя.

— Вы украли кольцо?

— Да. Украл. Меня можно понять. Слишком ценный артефакт я увидел. Не сдержался. Я — коллекционер древних вещей, с детства интересуюсь историей преступлений. Аль-кан — мечта и драгоценная жемчужина для любого. Находка.

— Мерзавец! Вы сняли артефакт с пальца несчастной девочки! Вы хоть понимаете, что натворили? — не удержался от возмущения Прон. — И как это низко! Вы — благородный дракон опустились до низости!

— Я готов вернуть кольцо.

Данор сник, но взгляда не отвёл. Эон о чём-то разговаривал с советом, кивал, глядя на Рейлима. В конце концов достал из резной деревянной шкатулки чёрный браслет. Арден торжествующе улыбнулся. А вот и новый подозреваемый. Пусть теперь побудет в его чешуе.

Главный обвинитель подошёл к Данору.

— Лорд Рейлим. Вы отправитесь за кольцом, и у вас будет время доказать непричастность к убийству. Но вы же понимаете, что мы не можем просто вас отпустить.

Данор протянул руку.

— Да вешайте уже браслет.

Чуть поморщился, когда смоляной обод защёлкнулся и сократился до объёма запястья. После формальности следователь по особо важным делам в сопровождении стражи отправился порталом домой.

Опять потянулось время. Арден встал, чтобы немного размяться, и снова прислушался к ощущениям. Тишина. Ольга... Она не вышла на связь. Хрустальный шар молчал — иначе бы он слышал его активность. Может, всё испортил браслет, и дар снова пропал?

Всмотрелся в воду в графине, потёр пальцами, заставляя её всколыхнуться. Нет. Колдовство с ним.

Неприятное чувство нахлынуло внезапно. Почему-то раньше он его не услышал. Необъяснимая тревога разрасталась с каждой секундой. Арден ещё слушал себя, когда вернулся Рейлим. Смотрел, как рассаживается по местам совет, как Эон несёт доставленный артефакт Прону.

Секунда, другая, третья. Словно громом в тишине прокатилось удивлённое утверждение Аллерского:

— Это не Аль-кан! Я понятия не имею, что это за безделушка!

— Я знаю, у кого настоящее кольцо, — Рейлим не преминул ответить. — Оно в доме Лидосского. У его женщины — Ольги. Она приходила ко мне в тот вечер и подменила Аль-кан.

— Зачем ей это? — не понимал Прон. — Зачем ей кольцо?

— С помощью артефакта можно затеряться в мирах. И человечка это знала. Теперь вы понимаете, кто настоящая убийца несчастной драконицы? — Рейлим зло рассмеялся. — Ревность! Она ревновала Лидосского! А лорд Лидосский пытался свою любовницу защитить.

— Задержать! — громко приказал Доминик в нарастающем гуле из зала. — Задержать и привести на совет! Лорд Лидосский! В ваших интересах снять защиту с дворца.

— Защита днём не работает, — медленно отчеканил Арден, прислушиваясь к стихии.

Попасть домой крайне важно до того, как стража найдёт любимую. Встал, открывая портал на глазах изумлённых драконов. Все разбирательства и объяснения позже. Ольга так и не активировала хрустальный шар. Может, что-то случилось?


Глава 18 | Любимая для колдуна. Вода | Глава 20