home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 20

Через минут двадцать после отъезда Ардена я направилась в его кабинет. Крайне важно знать, что происходит на совете. Результат слушания решит многое и от воли присяжных будет зависеть бежать или остаться.

Если Данор признается в совершённом преступлении, на него наденут чёрный браслет, и Арден окажется на свободе. Если не признается — кольцо предъявят на слушание и тогда... Подмена станет явной. Следователь по особо важным делам обязательно воспользуется ситуацией и переведёт внимание правосудия на Ардена или меня. И дальнейшие действия станут вполне очевидными. Отвечать за убийство Элизель в планы никак не входило.

Когда на лестничном пролёте появились серебристые лучи, я поняла — гости. Портал открылся, а потом из него шагнул Ланорд. Чуть нахмуренный, с плотно сжатыми губами, явно принявший важное для себя решение. Увидев меня, Аллерский на миг замер, потом улыбнулся.

— Оля! Как видишь, я не ошибся и вновь почувствовал тебя на расстоянии!

Я закусила нижнюю губу, медленно её отпустила. В планы вмешалось само провидение, требующее от меня максимальной собранности и готовности к любому повороту событий. Улыбнулась приветливо.

— Ты решил не идти на слушание?

— Зачем? Мне и так всё ясно, душа моя.

— Вот как?

Душа моя? Настроен дружелюбно? Его эмоции не могли не обрадовать, хотя и доверять рановато. Окинула взглядом мужчину. Больше уверенности, меньше бледности и подавленности, плечи распрямлены.

Ланорд медленно спускался по лестнице. В его глазах появился блеск, на губах сквозила загадочная полуулыбка. Чуть снисходительная, немножко насмешливая и в то же время нежная улыбка мужчины, которому очень нравится женщина.

— Признаться, не ожидал, — произнёс он довольно мягко. — Ты меня весьма удивила, но ничуть не испугала. Даже наоборот.

— Не понимаю, о чём ты.

Моя усмешка не осталась незамеченной. В ответ на неё Ланорд прищурился, а затем медленно снял с пальца перстень-обманку, обнажая тонкий полупрозрачный Аль-кан. Голубое свечение разлилось по аристократичной белой руке с длинными тонкими пальцами. Была у этого артефакта особенность — кольца служили верой и правдой хозяевам, пока находились в паре. Им требовалась подпитка друг другом, иначе бы они превратились в пустышку. Женская часть и мужская, левая — правая. Именно из манускрипта с легендами я узнала об этой особенности колец. О ней знал Аллерский. Дракончик сразу понял на предпоследней встрече, что ещё один Аль-кан у меня. Такая вот милая особенность, проявившаяся свечением в парке, а теперь и в холле дворца. Я предполагала вопрос.

— У тебя есть для него пара, не правда ли?

— Есть.

— Именно поэтому, — ласково продолжил Ланорд, — тебе не удастся меня обмануть.

— Я не собиралась тебя обманывать.

— Ты такая же, как и я, — с удовольствием заключил он. — Мы так похожи.

— Это чем же? — я улыбнулась.

— Да ладно, Ольга. Я не собираюсь обвинять тебя, — успокаивающе сказал дракон. — Но представь на миг, если Ардена оправдают, и все решат, что ты виновата. Что будет, когда сюда явится стража?

— Скорей всего, меня захотят казнить.

— Вот именно. Казнить. И оправдаться не дадут. Ты же человек, — с внутренним самодовольством заключил Аллерский. — А я люблю тебя. Кажется, даже больше, чем мать. Я не позволю им лишить себя любимой. Понимаешь?

— Ты так добр. Но именно поэтому я хочу сбежать, и ты мне не помешаешь!

— Ни за что. Мало того, помогу. Буду рядом. И никогда ни в чём тебя не упрекну.

Сначала я отвернулась, пытаясь сдержать эмоции. Мысли, догадки потоком превратились в уверенность. Смех вырвался наружу внезапно. Может, в чём-то он был истерическим. Аллерский, сам того не зная, подтвердил подозрения и теперь осталось лишь убедиться в них.

— Ты всегда ненавидел свою сестру, Ланорд!

Дракон прищурился, не говоря ни слова. Он не возражал, но и не соглашался с моим утверждением. Я видела по его глазам, лицу, позе — он требовал доказательств. С чего я это взяла? Ведь такого любящего брата ещё поискать.

— Сестра всегда напоминала тебе о гибели матери, — начала я. — Ты рос и с каждым годом убеждался, что она явилась причиной твоего душевного недовольства.

— Как ты это поняла?

— Ты недолюбливал её в детстве. Сам же и рассказывал в подводном дворце. Ты не говорил прямо, но отношение слышалось в интонации. Я не обращала внимание. В детстве так часто бывает. Но когда Элизель упала на наших глазах, я вновь увидела пренебрежение. На краткий миг я заметила враждебность и холодность, но ты сильный, Ланорд. Ты справился с эмоциями и сразу взял себя в руки. Ты скрывал свои чувства от всех и постоянно сравнивал меня с мамой. Ты противопоставлял меня Элизель, пытаясь забыть свою боль. А на балу? Ты же натравил на меня сестру. Заставил её ревновать, высоко оценив подарок Ардена в виде жемчужного платья. Потом Элизель совершила подлость, и ты помог ей развеять следы.

— Из-за неё умерла моя мать, — процедил Ланорд. — Отец женился на Рокси. Она и родила Элизель. Узнав об этом, моя мать очень страдала. Мучилась. Ведь она любила отца. А потом... ушла к дракхам. Мою маму звали Олана. Красивое имя, да?

— Ни Рокси, ни Элизель не виноваты в поступке твоей мамы, Ланорд. Это было её решением.

— Они сочли её сумасшедшей! Понимаешь?

Как будто Ланорд разозлился. Столько страсти и ненависти было в его словах. Но вдруг дракон рассмеялся, и смех ярким холодным звоном рассыпался в холле дворца. Настолько холодным, что я даже поёжилась.

— Мы поругались с Элизель в тот вечер, — откровенно признался он. — Она решила тебя убить, если у неё не получится вернуть Ардена. Избавиться от тебя, понимаешь?

— А говорил, любишь, — я огорчилась. — Ты всю ночь играл в карты, пил, развлекался, пока мне грозила опасность. Это... просто...

— Я был сильно пьян, — согласился Ланорд. — Очень сильно. Но я думал о тебе. Меня не волновали шлюхи и карты. Но наглости не хватило тебя побеспокоить в ту ночь.

— Ты же мог открыть портал и прийти. Рассказать всё и защитить.

— Я и пришёл.

— Ты был в саду той ночью?

— Любовь моя, — улыбнулся Ланорд. — Ты очень умная и опасная женщина. Ты любого заставишь остро почувствовать и вспомнить каждый миг собственной жизни.

— Ты был в саду.

— Был. И встретил её. Она шла по аллее в распахнутой накидке. Голая, — губы Ланорда задрожали от злости. — Распутная девка нисколько не заботилась о чести семьи.

— Что было дальше?

— Мы поругались ещё раз, — Ланорд заложил руки в карманы. — Она имела наглость тебя оскорблять. Она оскорбляла меня.

— Чем же?

— Обозвала сумасшедшим. Эта дрянь посчитала мою любовь сумасшедшей, — губы Ланорда задрожали от злости. — И это после того, как в умственной неполноценности обвинили Олану!

— У драконов психические болезни — нонсенс! Я читала.

— Вот именно, Ольга. Случаи сумасшествия так же единичны, как и позорны. И эта тварь посмела обвинить меня! Меня!!! — едва ли не взревел от негодования Ланорд. — Наследника дома Аллерских!

— И что ты сделал?

— Всадил в эту дрянь кинжал!

— Кинжал?

Хм... Что-то новенькое. Ничего не помню про колото-резаные раны на Элизель. На ней не было и следов крови. Никаких упоминаний о насилии, драке. Никаких образцов кожи под ногтями, кроме кожи Пилии Ривес.

— Я был пьян.

— Но на теле Элизель не было ран.

— Это ничего не меняет. Она всё-таки сдохла! Как давно я об этом мечтал.

Вот и признался. Ланорд поссорился с Элизель, пил и пьяным заявился ко мне. Ну, почти заявился. И без артефакта он мог в любое время бывать в доме Лидосских. А с артефактом он пришёл в спальню за шидой, был негласным свидетелем разгоревшейся стычки с Пилией, догнал Элизель в парке и отомстил. Сломанная психика вследствие детской травмы — вполне объяснимо.

— Неудивительно, — произнесла. — Шида же. Яд её убил.

— Яд, не яд — не важно! Главное, Элизель больше нет.

— И я знаю, кто её убил.

— Ты!

Мы сказали «ты» одновременно, и Аллерский громко расхохотался. Он смотрел так снисходительно, что я бы сама поверила в собственную вину. Но я-то знала, что не убивала драконицу! Хотеть и сделать — разные вещи.

— Ты её убила и забрала кольцо!

— С чего ты вообще взял, что я убила драконицу? — возмутилась я. — Кольцо я подменила у Рейлима. Аль-кан был в его коллекции.

— Ольга. Оленька, — протянул Ланорд, сбавив напор. Шагнул ко мне. — Прошу. Давай уйдём из Раниндара прямо сейчас. Жестокий мир. Нам не быть здесь счастливыми.

— Нет, Ланорд, — я смотрела на Аллерского с сожалением. — Я люблю Ардена.

— Идём к вратам, — жёстче приказал Ланорд. — Или верни Аль-кан.

Я отступила на шаг, потом ещё. Поняла — сейчас самое время бежать. Как назло, Лидосский задерживался. А ведь мы были уверены, что времени для выявления нового подозреваемого потребуется в два раза меньше. Ланорд протянул руку, поманил к себе.

— Ты боишься?

— Мне надо подумать. Я хочу остаться одна.

— О нет! — рявкнул Ланорд. — Ты так просто от меня не избавишься. Считаешь, я убил Элизель?

— Разве нет?

— Разве нет?! Ах ты... — дракон сильно нервничал. — Ты уверена! Да ты...

То, что случилось потом, показалось апокалипсисом в мелком масштабе. Аллерский вспылил:

— Я не убийца! Слышишь?!

В воздухе будто сгустились тучи. Напряжение между нами росло, грозясь превратиться в стычку. Угу. Человечка и сильный дракон, обезумевший от понимания, что сдал себя с потрохами.

— Не смей так думать! — заорал он и тут же снизил тон. — Последний раз предлагаю уйти со мной. Мы будем счастливы.

Я покачала головой.

— Не сейчас.

— Значит, никогда! Ардена любишь? — выплюнул с презрением Ланорд, словно только осознал сказанное. — Ну, люби. А я убью тебя. И скажу им, что ты мне призналась в убийстве.

В воздухе раздался тонкий, еле слышимый свист, замелькали серебристые тени. То, что произошло дальше не вписывалось в рамки физических законов. Впрочем, когда колдовство вписывалось? Уж точно не тогда, когда Альросский спрятал двери в ледяной саркофаг, закрывая меня от огня. И не тогда, когда бывший жених сестры вёл себя, как покорный телок, слушаясь любой команды. И не сейчас, когда надо мной зависли тысячи острых спиц и ножей, взявшихся из ниоткуда. Сталь поблескивала на свету и выглядела устрашающе.

— Ланорд, — покачала головой, не веря в происходящее. — Ты не сделаешь этого.

— Ты никогда ей не станешь, — разочарованно произнёс Аллерский.

— Ланорд!

Я вскрикнула. Металлический рой лезвий полетел на меня. Закрыла глаза и... захлебнулась. Всё вокруг смело потоком холодной воды. Настолько холодной, что обожгло кожу, и я задохнулась от жара, когда волна разбилась о каменный пол.

— Арден! — голос прорезался в крике. — Холодная!

Как только пришла в себя, увидела — ледяной поток остановил и Ланорда. Он смыл с ног Аллерского, отбросив его к противоположной стене.

— Арден! — выругался Ланорд. -Дракхи! Ты что творишь?

— Ещё раз увижу возле Ольги, — прорычал Лидосский, — за себя не ручаюсь. Как же ты мне надоел!

— Тихо!

Незнакомый голос раздался откуда-то сбоку, открылся серебристый портал, и появились драконы. Мой взгляд приковал один — светловолосый, с идеально прямым носом и ровным волевым подбородком. В чёрном мундире, как у Рейлима, застёгнутом наглухо. Стража.

— Леди Ольга, — уверенно приказал блондин. — Оставайтесь на месте. Шаг влево или вправо, и вам снесут голову.

Ланорд засмеялся с явным облегчением и быстро вскочил.

— Ну, наконец-то! Я думал, сам расправлюсь с убийцей моей сестры! Она только что мне призналась!

— Следователь по особо важным делам лорд Марийский. Назначен вместо лорда Рейлима, — представился дракон и повернулся ко мне. — Леди Ольга. Вы подозреваетесь в совершении убийства леди Элизель Аллерской.

— Убийца — Ланорд, — спокойно произнесла я и посмотрела на Аллерского.

Он расправил шире плечи и засмеялся. Чуть истеричный смех показался мне неприятным. Дракон был уверен в том, что останется безнаказанным. Высокомерно скользнул по мне взглядом, вмиг превращаясь в одного и снобов недолюбливающих «человечков».

— Ольга! В чём я признался? — скептично спросил и состроил домиком брови. — Мы мило поболтали. Это ты убила Элизель и забрала у неё фамильный артефакт!

— Это ты меня чуть не убил! Арден подтвердит.

— Бред! — возмутился Ланорд. — Я хотел вызвать стражу. Ты должна ответить за сделанное.

Глядя на Аллерского, Арден стиснул челюсти крепче, сдерживаясь изо всех сил. Только догадываться, чего стоило Водному стоять и спокойно смотреть на друга. Похоже, бывшего.

— Мы разберёмся, — произнёс следователь. — А пока вы, леди Ольга, последуете со мной.

— Ольга никуда не пойдёт! — Арден выступил вперёд и задвинул меня за спину. — Она под защитой дома Лидосских и нести ответственность за неё буду я. Согласно Раниндарским законам вы не можете мне запретить.

— Если вы мне сейчас же не представите доказательства невиновности... Я буду вынужден пойти на крайние меры, — жёстко сказал Марийский. — Вы сами под подозрением, лорд. Вам ещё предстоит дать объяснения по поводу ограничивающего браслета и ответить за использование магических сил. Вы покинули зал суда без разрешения.

— Ольга?

Арден посмотрел на меня. В синих глазах как никогда проявились сожаление и беспокойство. Страх потерять, оказаться не способным помочь. Столько искренних чувств промелькнуло у него на лице, что сердце защемило от счастья. Тогда я вытащила из кармана сферу.

— Вот дибби, — протянула её Ардену. — Весь разговор с Ланордом записан.

— Дибби? Что?

А мне понравился неверящий взгляд Аллерского, полный разочарования и досады! На лице с идеальными пропорциями отразился ужас, губы искривились в неестественной, жуткой улыбке.

— Ольга? Ты записала наш разговор?

— Ты же сам назвал меня умной и опасной женщиной, — я поморщилась. — Как только ты появился, я активировала устройство. Интуиция не подвела.

— Передайте сферу, — следователь протянул руку. — Мы разберёмся.

— Нет. Мы будем просматривать её здесь и сейчас, — Арден улыбнулся. — И сделаем перезапись. Не хочу, чтобы случайным образом пропало доказательство вины лорда Аллерского.

— За кого вы меня принимаете?

— Прошу прощения, месир, — Арден почтительно склонил голову. — При всём уважении к вам. Это лишь мера предосторожности.

В углу разгоралось подозрительное свечение. Как будто открывался портал. Странно, что его не видели другие драконы, увлечённые выяснениями.

— Портал! — вскрикнула я, показав на открывающееся пространство. — Ланорд!

Очень вовремя обнаружила, между прочим. Никто и не заметил, как Аллерский медленно сдвигался к углу. Повезло, что Арден оказался быстрее. Он перехватил Ланорда и отбросил к стражникам, мешая побегу. Аллерский едва удержался на ногах и скривился от неприязни, но кидаться на Лидосского не спешил. Грязно выругался, когда по бокам от него встали стражники.

— Не спеши, — прошипел ему Водный. — Мне кажется, тебе надо остаться.

На лице Аллерского проступили красные пятна, заиграли желваки. От напряжения он крепко сжал кулаки. Ланорд волновался, и его чувства были видны невооружённым глазом.

— Приступайте! — разрешил следователь, и сфера зажглась.

Несколько десятков минут пролетели в мгновение. Разговор с Аллерским, вопросы, ответы, бурная реакция дракона в конце. Не знаю, как действовал дибби, но такие классные штуки совсем бы не помешали земному правосудию. Вроде сфера находилась в кармане, а получился фильм. Но мне он был не так интересен. Я любовалась Арденом. На слове «люблю» Лидосский взглянул на меня с такой нежностью, что я нисколечко не пожалела, что отдала ему сердце.

— Да не убивал я Элизель! — вдруг заорал Ланорд, крепко удерживаемый стражей. — Не убивал!

— Энжин, — произнёс Арден, когда шарик потух. — Сними с меня уже чёртов браслет. Надоел.

— Сниму, — кивнул лорд Марийский. — Если пообещаешь не покидать Раниндар до выяснения всех обстоятельств.

— Ни в коем случае.

Лидосский широко улыбнулся, когда застёжки открылись, освобождая его от ошибочного вердикта. И снова защёлкнулись, но уже на запястье Ланорда. Он, словно и не заметил произошедшего, глядя на полу в одну точку.

— Увести его, — приказал Марийский страже, кивнув на Ланорда. — Надо сообщить лорду Аллерскому о том, что произошло. Жаль. Такой уважаемый дракон потерял дочь, теперь потеряет и сына.

Ланорд расширившимися от страха глазами посмотрел на следователя. Вдруг будто очнулся и заорал на весь зал.

— Я не убивал Элизель! Арден! Ну расскажи им! Расскажи, как ты заказывал шиды у Петрима.

— О каких шидах идёт речь? — следователь взглянул на Лидосского.

— Понятия не имею, — ответил Арден и пожал плечами. — Он явно не в себе.

Объяснений Водного хватило, чтобы лорд Марийский больше не задавал вопросов. Я понимала, как Арден разочарован. Да и помогать Ланорду — лишний раз навлекать подозрения, возникнут вопросы. Нам они ни к чему. Я полностью поддерживала любимого.

Как бы Ланорд не говорил о человеколюбии, первые сложности подчеркнули его слабость и эгоизм. И если Арден готов вступиться за меня, Аллерский предал, хотел убить. Легко переложить вину на бесправную «человечку». Что уж там! Своя «шкура» дороже.

— Арден!

С беспомощным взглядом Ланорд обратился к Лидосскому, но Водный покачал головой. Поддержки не будет. Это исключено. И тогда Аллерский разбушевался. Он попытался вырваться из захвата, а когда не получилось, отчаянно разрыдался.

— Я люблю тебя, Ольга, — стонал он, закрывая руками лицо. — Зачем ты так со мной?

Дракон представлял из себя жалкое зрелище. Сердце сжималось, хотелось прекратить истерику. Куда исчезло достоинство? Отвечать за совершённое Аллерский никак не хотел, уверяя, что понятия не имеет, кто убил сестру. Он всего лишь воткнул в неё кинжал, а потом забрал его. А следов нет, потому что тело регенерировало. Выглядел он, мягко скажем, неадекватно.

— Мы оставим вас, лорд Лидосский, леди Ольга, — попрощался с нами Энжин. — Поздравляю вас! Вам несказанно повезло.

Арден кивнул. Что правда, то правда. Ведь презумпция виновности чаще всего была билетом в один конец. Мало у кого получалось доказать обратное в мире жестоких драконов. Нам повезло. А вот Ланорду придётся как-то оправдываться. Он видел Элизель последним, ругался с ней. Был агрессивен. Скорей всего, психика Аллерского не выдержала убийства, и он придумал для себя другой, более благоприятный исход. Появился нож, уход от ответственности. Дракон испугался быть казнённым, но его подвели чувства ко мне. И артефакт. Ланорд знал о его особенности и хотел вернуть второе кольцо, иначе первое быстро стало бы бесполезной игрушкой.

Как только все покинули дворец, Арден подошёл ко мне. Не говоря ни слова, просто подхватил на руки. К чему слова в эти минуты? Всё и так ясно.

Мой дракон медленно поднимался по лестнице, пока я нежно обнимала его за шею.


Глава 19 | Любимая для колдуна. Вода | Глава 21