home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 21

В ночь перед приговором


Я лежала на шёлковых простынях в нежных объятьях любимого. Моя голова покоилась на его левом плече, пока я перебирала и гладила его пальцы. Всё складывалось как в сказке. Арден перестал удерживать меня силой. Он вытащил меня из лап Данора, показал место, где находятся врата, научил пользоваться магическим шаром, чтобы оставалась возможность для решений и действий. Его поступки заслуживали уважения и доверия, и я намеревалась с лихвой всё отдать. Сильный дракон, расставивший приоритеты в пользу любви, заслуживал восхищения. Тихо спросила:

— Почему ты не спрашиваешь, зачем я подменила кольцо?

— Просто доверяю тебе, Олья, — с улыбкой ответил любимый. — Но если ты интересуешься, спрошу. Почему ты подменила кольцо?

— Неизвестно убийца Данор или нет. Есть вероятность, что следователь оправдается. А при побеге Аль-кан — крайне полезная вещь.

Невозможно доказать, что ночью в парке Рейлим встретился с Элизель. Нельзя утверждать, что он убил драконицу. Я перевернулась на живот, чтобы посмотреть в глаза Ардену. Настало время признания.

— В тот день, когда ты разрешил проникнуть тебе в подсознание, я увидела воровство. Рейлим наклонился к мёртвой Элизель и снял артефакт с её пальца.

— Что? — напрягся Арден. — Но я не видел! Не помню!

— Перед тем, как это сделать, он раздавил золотистую сферу.

— Да ладно! — Лидосский хмыкнул. — Поэтому я и забыл. Заклятье забвения. Вот старый хрыч!

— Хрыч? Старый?

— Ну, вообще-то, да, — Арден засмеялся. — Рейлим гораздо старше меня.

— Что ему грозит, если он оправдается в убийстве?

— В Раниндаре не любят воров. Руку отрубят.

— Фух, — я выдохнула и поднялась. — Жестоко.

Арден невесело улыбнулся.

На Земле тоже рубят руки за воровство в некоторых государствах. Особая жестокость всегда вызывает страх. Может потому и случаи воровства там крайне редки. Это же как Рейлим возжелал артефакт, что пошёл на подобное? Его болезненная страсть к коллекции помогла нам выбраться из проблем.

Все эти дни после убийства я готовила побег. Иногда необходимо правильно посмотреть правде в глаза. Какими бы прекрасными профессиональными навыками я не обладала, невозможно найти в кратчайшие сроки убийцу, когда все обстоятельства против. Надеяться на удачу нужно, но важно предусмотреть отступление. Что и произошло. Сначала подмена кольца — я искренне верила, что мне удастся добраться до артефакта, и Рейлим не подвёл. Необычайной радостью стало и возвращение дара дракона, пусть и скованного браслетом.

Мы решили: Арден отправится на суд и постарается ввести в новые подозреваемые Данора. Так у нас появлялось время на дальнейшие поиски убийцы. Никто не собирался сдаваться. Быть беглецом, скрывающимся от правосудия, то ещё «удовольствие». В случае провала мы договорились бежать, но судьба распорядилась иначе.

***

Неделя после совета прошла довольно насыщенно. Мы оставались в Раниндаре, давали показания и наблюдали за следствием. Для Прона случившееся оказалось ещё одним и более жёстким ударом. Он сильно сдал, как и прогнозировал следователь Марийский. Уважаемый старый дракон потерял обоих детей.

К удивлению Ардена, Ланорда не казнили.

Аллерский уверял всех, что не убивал Элизель. Нервные срывы один за другим мучили его на протяжении следствия. Ланорд соглашался, что ругался с сестрой, всадил в неё нож. Кровь вытер собственным платком, смоченным в алкогольном напитке, похожим на земную обычную водку, а бутылку и тряпку выбросил в ближайшем пруду. Потом покинул место преступления, испытал раскаяние и вернулся. И нашёл мёртвой сестру.

Прон взял разрешение у Ардена, водолазы облазили весь пруд от и до. Хотел найти доказательства правоты сына. И... Нашёл. Увы, но пустая бутылка и платок никак не помогли оправданию. Ланорд был последним, кто видел Элизель живой. Он был тем, кто покушался на её жизнь. Неудивительно, что и сестру позже добил.

Именитые врачи Раниндара сошлись во мнении — случившееся произошло вследствие детской травмы. Женившись на другой драконице, Прон перестал заботиться о первой жене. Та не выдержала, наложила на себя руки, оставив сиротой сына. Тогда Прон забрал ребёнка, вырастил, с годами оценив его способности и таланты. А Ланорд всю жизнь помнил, как мать растирала на себе сок шиды в ночь самоубийства. Так гордыня и эгоизм разрушили не только Олану, но и её собственного ребёнка. Ланорд не смог понять и принять решения своей матери.

Его признали сумасшедшим. Раздвоение личности, как первый случай за последнюю тысячу лет. Молодой дракон просто забыл о последних минутах, пытаясь сохранить разум. Совет постановил закрыть Ланорда под стражу, назначить принудительное лечение. Его судьбой дальше мог распоряжаться только отец.

У меня на произошедшее преступление была своя точка зрения. Аллерский всегда мог свободно проникнуть во дворец Ардена. Ланорд пользовался дружбой, что и сделал в ту ночь. Браслет с шидами Ланорд заприметил ещё на балу, позднее поругался с сестрой.

Он встретил её в парке, вновь ругался с ней и в ярости всадил нож ей в грудь, подкрепив намерения стихией.

Помимо яда шиды драконы уязвимы, если распороть им сердце, приложив большое усилие. Таким усилием становились магические стихии. Человеку проткнуть кожу, мышцы драконов не представлялось возможным. Потому и считалась эта раса практически неуязвимой.

Тело Элизель действительно регенерировало. Аллерский был страшно зол и пьян, но моральных сил ему не хватило добить кинжалом сестру. Поэтому и ушёл. И не просто ушёл, а во дворец за шидой с браслета. Ведь ожившая драконица устроила бы грандиозный скандал, а то и обвинила брата в покушении со всеми вытекающими последствиями.

У Ланорда было много причин добить Элизель. Во-первых, он спасал свою шкуру от мести сестры. Или чешую, как принято говорить в Раниндаре. Во-вторых, именно скрывая следы, легче перевести подозрения на Ардена или кого-то из слуг, на меня.

Шида стала идеальным вариантом. Ни дружбой, ни любовью тут и не пахло. Раскаяния не было. В тюрьме Ланорд по-прежнему бесился от ненависти к сестре, считая именно её виноватой во всех бедах, свалившихся на его плечи.

Доказать, что Ланорд побывал во дворце, не представлялось возможным. Следователи были уверены, Аллерский с самого начала продумал план. Мы же с Арденом тихо помалкивали. Лишний раз объясняться с правосудием никто из нас не хотел. Шиды Водный спрятал подальше, о пропаже бусины тоже никому ничего не сказал.

Как только чёрный браслет с Ардена сняли, дракон стал гораздо сильнее. Иначе как объяснить его абсолютную идеальность? Он делал всё, предвосхищая мои желания.

— Откуда ты узнал? — спрашивала я у него в ответ на тот или иной знак внимания.

Дракон лукаво улыбался, целовал меня и отшучивался. Не удивительно, что ему подчинялась вода. Вечно изменчивый, изворотливый, хитрый. Такого мужчину оставалось только принять. Но я знала, в обиду Арден меня ни за что не даст и любит безумно. Причём взаимно.

Совет не смог Водному даже назначить штраф — ведь во время побега из зала суда на нём был тот же ограничивающий браслет. Обвинения с его дома полностью сняли.

И всё же... Меня мучили мысли. Какая-то недосказанность или незавершённость, корней которой найти не могла. Ланорд спровоцировался, пришёл в день суда, выложил всю поднаготную. Он обвинял меня в преступлении. Зачем? Действительно, решил «забыть» о шиде или, правда, не убивал?

А если не он, то кто?

— Ольга. Ты не пришла в гостиную?

На пороге выросла широкоплечая фигура дракона. Арден смотрел с беспокойством.

— Я жду тебя. Тебя нет. Скоро Ридерик с Евой приедут. Что-то случилось? Тебе нездоровится?

— Думаю о Ланорде. Он уверяет, что не пользовался шидой. А что если он не сошёл с ума? Тогда кто убил Элизель?

Арден подошёл к окну. Дракон стоял недвижимо, заслоняя собой солнечный свет. Руки он заложил в карманы брюк, пальцы в них непроизвольно сжались, превращаясь в увесистые кулаки. Злится? Недоволен вопросами? Отвечать не хочет? Наконец повернулся. Вытащил руки, взгляд — прямой и открытый.

— Ланорд — трус и слабак. Это я знаю точно. Он мог бы признаться мне раньше. Ведь мы же друзья? Не стал. Значит, был повод. Я также знаю, что все слуги дворца невиновны. Мой дар стал очень сильным. Люди не замечают, когда я читаю их души.

— Ты и меня проверил? — я прищурилась.

В синих глазах я видела искренне желание объясниться и найти понимание. Солжёт? Или?

— Да.

Выдохнула. Главное, не спешить с выводами. Никогда и ни в чём. Честность Ардену только в плюс, а мне, значит, не верит?

— Ты не доверяешь мне?

— Это не так, — Арден качнул головой. — Просто случайность. Захотел услышать ещё раз, что ты говорила Ланорду. Ну и... залез чуть глубже.

— Да? — недовольно буркнула я. — Интереснее копаться в чужих мозгах, чем просто спросить?

Нащупала за спиной небольшую подушку. Я сердилась и сильно. Пусть только попробует ответить неправильно — не посмотрю ни на что. Огрею так, мало не покажется! Пусть будет по-детски, но напряжение сброшу.

— Прости. Обещаю, больше не повторится, — во взгляде Ардена зажглись хитрые огоньки. — А ты... Хочешь меня ударить, да?

Я со стоном вскочила с кресла. Лидосский и раньше был невозможен, а теперь читал мысли на расстоянии. Захотелось сбежать, но не вышло. Арден меня поймал, рассмеялся.

— Бессовестный! Ты же обещал!

Мужская ладонь мягко закрыла мне рот, запрещая ругаться. Дракон сжал меня крепче, приблизил лицо, чтобы горячо зашептать:

— Люблю тебя, Оленька, слышишь?

— Отпусти!

Не отпустил. Сжимая в объятьях и покрывая поцелуями моё лицо, он шептал всякие глупости, пока я не сдалась на его милость, а вернее в плен ненасытных желаний. Невозможно устоять под обаянием шикарного, любящего мужчины.

Время замедлило ход, оставляя за порогом спальни нашу мелкую ссору и приезд долгожданных гостей. Мир сузился до нас двоих, и всё позабылось. Арден срывал одежду. С меня, с себя. Он отпустил своего зверя, позволяя себе дьявольскую решительность и настойчивость. Порывистый, страстный дракон жаждал обладать, и меня это несказанно возбуждало.

Никто и никогда не испытывал ко мне таких чувств. Никто и никогда не проявлял их так горячо. Арден действовал одержимо. Стискивал, ласкал, будоражил откровенными поцелуями, нежно прикусывал мои губы, шею, грудь. Откровенно упивался победой, пока я стонала и наслаждалась мужчиной. Я выигрывала будучи слабой и млела от счастья.

Спустя какие-то время обессиленно лежала на нём и любовалась глубокой синевой его глаз. Искренний, ласковый, чуткий Арден был тем, кого я хотела бы видеть мужем.

— Мы же поженимся, да? — спросил он и всё-таки получил подушкой.

Я сползла с него за «орудием», чтобы посильнее огреть.

— Нет!

— Удивительная способность противоречить любви, — смеялся он, играючи защищаясь. — Но я не сдамся. Ты всё равно будешь моей.

— Ева же! — вскрикнула я, вдруг вспомнив, что мы ждём в гости сестру. — Забыла!

Обвела взглядом комнату, хранившую следы нечаянного порыва. Хорошо, одевалась я просто и причёска всегда в порядке! Слетела с кровати прямиком в душ, молясь о том, чтобы Арден не заявился следом. Иначе всё надолго затянется. И как потом оправдываться перед сестрой?

Когда вышла из ванной, Арден уже ушёл. Выдохнула с облегчением, быстро переоделась, а затем выскользнула за дверь. Но до лестницы не дошла — дорогу преградила Пилия Ривес. Строгая, как всегда собранная, с волосами, запрятанными под платком, она попыталась улыбнуться, но у неё плохо вышло. Интересно... Я давно её не видела и не слышала. Где она была?

— Леди Пилия?

— Леди Ольга, — поклонилась она. — Уделите мне, пожалуйста, время.

— Если недолго.

— Ни в коем случае. Я хочу перед вами извиниться, — произнесла она. — И сказать, — пауза показалась мне долгой.

— Что?

— Для меня не будет лучшей хозяйки, чем вы, — она потупила глаза. — Простите ещё раз.

— Хозяйки?

— Милорд вас никогда не отпустит. Поверьте. Я хорошо его изучила. Он в вас души не чает. Любит безумно, готов на всё.

— Спасибо на добром слове, но мне и правда пора.

— Вы простите меня? Я слишком сильно испугалась за него.

— Да. Вас можно понять, — произнесла и улыбнулась. — Вы хотели как лучше для Ардена.

Словно тяжкий груз слетел с души экономки. Она вся расцвела на глазах.

— Только не думайте, леди, что я дам много потратить на свадьбу. Максимум пятьсот гостей, — она прикусила губу. — Ну, хорошо. Тысяча.

После её слов я от души рассмеялась. До свадьбы далеко, а если даже — мне будет достаточно тесной компании близких, родных и друзей. Оставив Пилию, спустилась в гостиную и очень вовремя. Приехала сестра с Ридериком.

Ева обняла меня.

— Рада, что всё закончилось, — тихо произнесла она и посмотрела на Ардена. — Поздравляю. Ты многое приобрёл.

— Всё благодаря Ольге, — любимый мне улыбнулся.

— Береги мою сестру.

— Будь спокойна.

Ева кивнула и нежно посмотрела на Рида.

— У нас для вас новости, — произнёс Альросский. — Мы скоро поженимся.

Внутри растеклось тепло. Моя сестричка приняла решение связать судьбу с мужчиной, который её сильно любил. Ледяной дракон тот, кто будет беречь и защищать мою сестру, станет отцом её детей.

— Прекрасная новость! — расплылась в искренней улыбке. — Рада за вас. Я помогу с организацией свадьбы?

— Обязательно, — поддержал Ридерик. — Мы надеемся на вашу помощь. Арден? Не откажешь нам?

— Разве я могу? Всё, что потребуется. Хотите дождь, хотите потоп.

Мы весело засмеялись. Арден подошёл ко мне, нежно притянул и поцеловал в висок. Обмен любезностями, радушные улыбки, обед в тёплой, душевной компании, с обсуждением вопросов по будущей свадьбе. Сколько гостей, где пройдёт праздник, что подарить. За радостной беседой прошлое отодвинулось и померкло. Главное, всё закончилось.

— Лорд Арден, прошу прощения, — на пороге столовой появился дворецкий. — Тут приехал посыльный.

— Откуда?

— Не могу знать. Он оставил букет цветов и коробку.

— Вот как? От кого?

— Не могу знать, — пожал плечами Демонд. — Сказано, что цветы для леди Евы, а коробка для леди Ольги.

— Вноси.

Внутри неприятно кольнуло, а сердце забилось чаще. Предчувствие — штука странная. Настигает всегда нежданно. Непредвиденные подарки? В Раниндаре у нас с Евой не было знакомых, друзей. Мы переглянулись с сестрой. Я пожала плечами. И?

В зал зашли две служанки. В руках одной был роскошный букет в ажурной белой бумаге. На изумрудных стеблях, обвитых декоративным вьюном, гордо краснели бутоны. Яркая, как алая кровь, лидея символизировала любовь и страсть. Вьюн — привязанность, белый цвет — чистоту и начало. Все флористы Раниндара наперебой рекомендовали именно такие букеты драконам, желающим подчеркнуть пылкие чувства к любимым.

Служанка подошла к сестре.

— Леди Ева. Букет для вас.

— От кого?

— Нет карточки. Ничего нет.

Ева приняла цветы как будто с опаской. Я видела — сестру одолевали те же мысли, что и меня. Ридерик с мрачной настороженностью следил за происходящим. Альросский пытался разгадать, кто стал дарителем столь странного знака внимания.

Вторая служанка подошла ко мне и протянула коробку. Что-то небольшое спряталось под блестящей подарочной обёрткой. Как по мгновению волшебной палочки в руках оказался нож. Раздался лёгкий хруст разрезаемого картона. В коробке находился чёрный футляр.

— Украшение? — спросила Ева.

— Может, бомба? — предположила я.

— Позволь, я посмотрю первым, — Арден вытащил из коробки футляр.

Что ж. Желание дракона понятно. Моя сестра в своё время прошла инициацию с Ледяным, находясь на грани жизни и смерти. Лидосский не хотел рисковать. Люди слишком уязвимы в мире жестоких драконов. Не доверяй никому — главное правило, когда не знаешь, что ждать от подарков.

Замочек тихо щёлкнул, и крышка откинулась. На бархатной подушечке лежала прозрачная бусина.

— Шида, — глухо произнёс любимый, наблюдая за тем, как краснеет маленький шарик. — Есть и записка.

— Что там?

Арден прочёл её молча. Так же молча протянул мне бумажку, и от волнения перехватило дух.

«Возвращаю хозяйке», — было написано на ней тонкими каллиграфическими вензелями.

И ещё одна строчка, после которой стало по-настоящему дурно. Еве. Мне.

«У воды не получилось разжечь огонь так, как следует. Игра продолжается.»


Глава 20 | Любимая для колдуна. Вода | Эпилог