home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

Ночь выдалась беспокойной. Отчасти потому, что приходилось удобрять волосы бальзамом, отчасти — плохо спалось. Будь неладны эти треклятые змейки и камни! Неудивительно, что проснулась я с тяжёлой головой в прямом и переносном смысле и в дурном настроении.

И вместо того, чтобы бежать искать камни, я была вынуждена сидеть и ждать парикмахера. Ева ни за что не стала бы действовать назло дракону, делала бы своё дело молча и без видимых вспышек, но во мне вскипело праведное возмущение. Желание противостоять и доказать свою правоту вылилась в мою зависимость от ситуации. Ну и кому стало лучше от того, что внутри холерика проснулся ярый революционер? Наступила вот на грабли собственного темперамента, теперь придётся доводить задуманное до конца.

С другой стороны, пока не найду ключи от врат, ход домой заказан. Но и доставлять удовольствие Ардену, радуя его своим опрятным внешним видом, не было никакого желания. Не было и всё. И кто скажет, что так неправильно? Капли напряжения и неудовольствия ситуацией капали в чашку терпения и постепенно наполняли её.

Сразу после завтрака пришла Жакли. Женщина принесла небольшой аккуратный саквояж, в котором обнаружилось всё необходимое парикмахеру. Расчёски, ножницы, растворители, краски. Увидев меня, Жакли ахнула. Ещё бы не удивиться — мои волосы превратились в самую настоящую копну, волочившуюся за мной полутораметровой фатой.

— Но как же? Как же...

— Не переживайте вы так, — я улыбнулась. — Прокрасить это будет сложно. Но мы ведь постараемся? Нужны пятна и полосы. Грязные, размытые. Справитесь?

— Зачем вам это, леди? — Жакли не понимала.

— Люблю экстравагантность. Поверьте.

Расположились мы в ванной. Вот где было раздолье! Просторное помещение, небольшой бассейн очень настраивали на проведение всех процедур с максимальным комфортом. Я спокойно лежала на тёплом камне, пока парикмахер трудилась, как пчёлка.

— Жакли? — спросила её спустя время. — У вас есть муж, дети? Откуда вы?

— О, — зарозовела женщина. — Вы интересуетесь мной?

— Почему бы и нет?

— Так неожиданно, — Жакли покраснела сильнее. — Ни одна леди меня не спрашивала о семье.

Я молчала, побуждая отвечать на вопросы. К счастью, служанка догадалась, что я жду и продолжила:

— У меня есть сын, дочь и муж. Живут в Раниндаре, работают.

— А вы? Почему здесь? Скучаете по ним?

— Скучаю. Но здесь лучше платят. И в любой момент я могу прервать контракт, чтобы вернуться домой.

— А знаете как?

— Нет. Но милорд не откажет. Я не так давно навещала родных.

Слова Ардена подтверждались. Похоже, здесь и правда все живут добровольно. Ну что ж. Над людьми он хотя бы не измывается. Повезло, видать, только мне. Лидосский напоминал хитрого мальчишку, который дёргает за косички в своём желании понравиться девочке. Но глупый мальчик не понимал, что девочка совсем скоро его попросту возненавидит. Вот уж не знаю, надолго ли хватит терпения участвовать в играх дракона. И что будет, если случится срыв?

Я пыталась решить проблему, меня не покидала надежда. Хотелось, очень хотелось верить, что дракон не законченный мерзавец. Этот мужчина мог бы понравиться, но всё чаще вызывал раздражение и желание бежать от него без оглядки. Множество противоречивых эмоций кипели в глубине души, заставляя раз за разом проходить испытания.

Жакли уже вовсю делилась подробностями личной жизни. Я же механически задавала вопросы, слушая, что творила в детстве Люсьен и почему у Марика прибавляется вес. Зацепилась за реплику об украшениях.

— Вчера, вроде бы, змейки нашлись, — вклинилась в монолог.

— Змейки... Весь дворец шокирован поступком Дэссы. Кто бы мог подумать! — воскликнула Жакли. — Такая хорошая девочка и вдруг — воровка! А я с ней сидела за одним столом! Ела, пила!

— Думаете, заразились?

— Что? Дэсса чем-то болеет?

— Нет, не болеет, — невесело усмехнулась. — Не думаю, что она своровала бы что-то у вас.

— Ох, — покачала головой Жакли. — Никогда не знаешь, с кем рядом живёшь... Я вот вам историю расскажу. Как раз про змеек Алайи.

— Ммм? — я вся превратилась в слух.

— На эти заколки как-то раз положила глаз пассия нашего лорда. Ну у неё были очень длинные, тяжёлые волосы. Но не такие как у вас. Ваши красивее, длиннее.

— И чем же заинтересовали её эти змейки?

— О! У них есть способность придавать любой причёске воздушность. Никакой тяжести на голове, волосы легко расчёсываются, блестят. Змейки, заговорённые колдунами Алайи.

— Ну и что же случилось?

— А то, что наш лорд выгнал Дарину. Она эти заколки присвоила. Милорд змеек забрал, злился тогда. Потом они долго у него в ванной лежали. Потом их украли.

Я хмыкнула. Откуда украли? Из ванной или вынесли из зала с коллекцией? А что, разве Арден скупой? Если бы я не видела собственными глазами, как в Леврии относятся к Водному, если бы не слышала Вальда, если бы с избытком не получала подарки, не видела, в каких условиях работают слуги здесь... Тогда да, засомневалась бы в щедрости Водного. Но, видимо, разделяет дракон простые сокровища от коллекционных вещей. А, может, некая Дарина его сильно достала. Вот бы знать как.

Ничего спросить не успела, потому что к нам пожаловала Липпа с новой шкатулкой. На этот раз плоской, квадратной из белого перламутра.

— Леди Ольга. Господин передал вам колье, — произнесла она с лёгким поклоном. — Хотите посмотреть?

Я обречённо вздохнула. Как же мне надоели эти попытки купить моё расположение. До скрипа в зубах. Эта упёртость дракона во что бы то ни стало найти украшение, которое бы понравилось мне, начинала откровенно бесить.

— Поставь на столик, — попросила Липпу и оставшееся время с нетерпением ждала, когда Жакли закончит работу, слушая дворцовые сплетни.

Результат порадовал. Я превратилась в русалку. Зелёная, местами бурая с красными проплешинами копна волос занавесила меня и волочилась по полу, когда я, нагрузившись шкатулками, шла к Пилии сдавать драгоценности Ардена. Мне чужого не надо. Представляю, сколько тратится денег на ненужную мишуру.

Но не волосы занимали мои мысли, а Дэсса. Чёрт возьми, как Водный оказался некстати! То он слугам всё рассказал, теперь как будто вора нашёл и поместил под стражу. Жаль, не успела поговорить с Дэссой прежде. Хотела разжалобить её, надавить. Девчонка очень эмоциональна, и мне не составило бы труда получить ряд признаний.

Но вот какая незадача: змейки нашли, камни — нет. Дэсса не похожа на преступника, который, попавшись на одном, не повинится и в остальном. Но выводы делать рано. Не помешает после Пилии найти Ламиэ и поговорить с ней обо всём. Именно с ней. Я намеренно за ужином умолчала о том, что хочу пообщаться с Ламиэ, чтобы ей ненароком не прочистили мозг. С Ардена станется, если у него рыльце в пушку. Так хотя бы оставался шанс.

Леди Пилия находилась на месте. Мне кажется, у неё дар речи пропал, когда она увидела зеленоволосую Лорелею, вплывающую в её кабинет.

— Ы... — вытянулась её шея. — Леди Ольга?

Хм... А кто же?

— Здравствуйте, леди Ривес, — вежливо произнесла, подплывая к столу. Ведь мои ноги и руки были скрыты плотным волосатым покровом.

— Вам не кажется, вы чересчур увлеклись волшебным бальзамом? — Пилия не растерялась. — Вы считаете — это красиво?

— Господину нравится. Он в восторге, — скромно ответила ей, а затем выгрузила шкатулки.

— Что это? — кивнула Пилия на богатство.

— Подарки. Мне они не нужны.

Ривес взяла одну из шкатулок и щёлкнула замочком. Крышка откинулась, и брови Пилии поползли от удивления вверх. Окинув взглядом оставшееся, недоверчиво посмотрела на меня:

— Вы сознаёте?

— Это всё стоит немалых денег. Уверена, вы найдёте этим украшениям более достойное применение.

Едва удержалась от шутки, что на эти деньги можно купить сто тыщ банок бальзамов, но прикусила губу. Ещё и потому, что Пилия вдруг нахмурилась, резко встав. Её голос задрожал от жуткого возмущения:

— Кто вы такая, леди, чтобы считать деньги дракона?

— Что?

— Лорд делал вам подарки от чистой души! Вы же! Вы набрались наглости прийти ко мне и всучить то, на что был выделен огромный бюджет? Вы решили посмеяться надо мной и над моим господином?

Оу! Я что-то не поняла? В полном недоумении, оцепенев от нападения, критики, я собиралась с мыслями. Вообще-то, я ничего ни у кого не просила и с самого начала обозначила, что мне подобные подношения не нужны. Но спорить с ней? Оправдываться? Ругаться? Что-то доказывать? К чему влиять на чужие иллюзии, если моё присутствие здесь априори лишнее и неприятно? Я видела это по выражению лица Ривес, по ироничной насмешке в её глазах с проблесками искренней злости.

В ответ лишь усмехнулась и, развернувшись, вышла из кабинета, оставляя «дары». Нет уж. Никаких сантиментов. Достоинство гораздо дороже. Драгоценности мне не нужны. Точка. И всё же было обидно. Думала, Ривес будет только рада возвращению утраченных денег. Но нет. Ошиблась. Сама виновата, выстроив преждевременно ожидания. Забыла всё, чему Ева учила. И поделом! В следующий раз буду умнее.

Расстроенная, я шла по смежному просторному коридору, похожему на прозрачный тоннель, в крыло, где обитали все слуги. И хорошо, что мастерская Ламиэ была заперта. Как мне сказали, портниха на работу не вышла. Есть время до встречи с ней привести мысли и чувства в порядок, успокоиться, вернуть душевное равновесие среди водорослей и стаек рыб.

— О ра'кшам! Ольга! Ты ли это?

Удивлённо-восхищённая интонация в голосе Ланорда за спиной заставила меня улыбнуться.

— Ты выглядишь жутко! Ужасно! Как тебе мой комплимент?

Я развернулась. Удивительно, но я была рада видеть дракона. Получалось у него появляться тогда, когда нужно.

— Привет, — поздоровалась.

— Чувствую, ты сильно расстроена, — с ходу произнёс Аллерский, как только приблизился. — Что произошло, пока мы не виделись?

— Была у экономки Лидосского. Вернула в казну украшения... Ну и наорали на меня, устроили головомойку, как будто я совершила страшное преступление.

— Тебя расстроила Пилия? Всего-то? Не обращай внимание на неё. Она очень любит Ардена, занимается его деньгами. Вредная, да.

— Это не повод относиться к людям так, словно они...

Я не договорила. Нахмурилась сильнее, вспомнив презрительный взгляд.

— Послушай, — тихо сказал Ланорд и взял меня за руку. — Пилия терпеть не может девушек Ардена. Они для неё — дополнительная расходная статья и очень затратная. Арден и так тратит много на благотворительность. Ещё надо поддерживать дворец, следить, чтобы доходы соответствовали расходам, постоянный контроль. При этом она не может Ардену отказать, но привыкла быть добросовестной и хозяйственной.

— Ты её защищаешь сейчас?

— Ну... Я просто давно её знаю. Арден ей всё равно, что сын.

Ланорд смотрел на меня, а мне... Словами не выразить, как стало обидно. Но и жаловаться не собиралась.

— О! — нахмурился Аллерский. — Слёзы? Ты плачешь?

Оглянуться не успела, как оказалась в объятьях. Ланорд притянул меня к себе. Вдруг поняла, как не хватало мне дружеского участия, простого человеческого тепла. Вот так, чтобы почувствовать хоть какую-то защиту. Думала всё это время, что сильная... А получив сочувствие, растаяла и поплыла...

— Я что-то не то говорю. Прости, — шептал Ланорд. — Но поверь, мне хочется защищать тебя, помогать.

— Ответь, Ланорд... — я сделала паузу, чтобы собраться с мыслями. — Каким образом Арден успел быстрее нас найти эти заколки?

— Понятия не имею. Клянусь, был уверен, что мы найдём их первыми.

— Он мог узнать, что ты пользовался магией здесь?

— Навряд ли. Артефакт задержания должен был скрыть все следы. Да и потом... Уверен, Арден не оставил бы без внимания подобное нахальство.

— Конечно, я не оставлю!

И снова Арден! Вмешиваться во время разговора с Ланордом у него входит в дурную привычку! Он следит за мной? Откуда узнал, что я именно здесь? Объятья резко ослабли, и я отступила, столкнувшись взглядом с Лидосским. Мрачный, хмурый Арден был весьма зол. Похоже, не у меня одной сегодня отвратительное настроение.

— Ольга?

Дракон ещё более помрачнел, разглядывая меня, хотя кроме волос и лица нечего было рассматривать. Ну ещё бы! Такая красавица во дворце! Явно результат моих усилий стоил того, чтобы увидеть абсолютное замешательство Водного. Ну а что? Я старалась.

— Слушаю вас внимательно, Арден, — взяла себя в руки, гордо расправив плечи. — Что-то случилось? Может, камни нашлись?

— Камни? — дракон сделал паузу. — Нет. Камни нет. Я искал тебя.

— Неужели? — я улыбнулась. — И зачем?

— Ты отдала все украшения Пилии? Почему?

А что я могла ответить расстроенному, раздосадованному дракону? Мне жаль, что так получилось? Я предупреждала вас, что мне не нужны побрякушки? Надоела ваша назойливость? Потратьте деньги на что-то более полезное, чем какие-то камни? Всё это прошло между строк в моих решениях и поступках. Что непонятного?

— Ольга, ответь! Я же от чистого сердца хотел порадовать тебя! — возмутился Лидосский. — Не понимаю...

— Всё вы понимаете, Арден, — твёрдо произнесла. — А если нет... Значит, мне жаль. Но так будет лучше.

— Для кого лучше, Ольга?

— Для вас. Для меня. Мне ничего от вас не нужно. Всё это лишнее. Лучше ответьте, вам нравятся мои волосы? Вы любите такую длину?

Приподняла гриву и снова её бросила на пол. Арден угрюмо молчал. Стал хмурым Ланорд. Всё это время он наблюдал за нами, не вмешивался.

Пауза затягивалась и заводила в тупик, делая встречу невыносимой. Упёртый дракон явно не чувствовал вины за собой и не хотел признавать ошибки. Тогда я решила сбежать. Именно сейчас мне было удобнее поступить именно так. Во-первых, я остро нуждалась в разговоре с портнихой. Во-вторых, пусть Арден не рассчитывает вызвать во мне чувство вины. Я взяла на себя ответственность за решение, продумав последствия, и сделала так, как решила. Так захотела и точка! Да, мне было неприятно, что он огорчился. Искренне или нет, непонятно. Но дракона не жаль. Жалость к мужчине погубит и женщину, и мужчину.

— Прошу прощения, господа, — сухо сказала. — Меня ждёт портниха.

— Ольга, стой! — Водный не хотел отпускать.

— Арден, — Ланорд вступился, — у меня к тебе срочный разговор. Ольга, иди.

— Ольга, иди?

Лидосский, кажется, удивился. Или просто потерял дар речи, с чем я его и оставила, кивнув на прощанье драконам. Надеюсь, Аллерский справится с необоснованной ревностью Водного и найдёт нужные объяснения, не доводя дело до драки. По крайней мере, пока я уходила, драконы стояли в гробовой тишине.

Ламиэ сидела в спальне заплаканной. Ни о какой работе и речи не шло. Увидев меня, портниха вскочила с кровати, подалась вперёд, но быстро сникла. Ссутулившаяся девушка выглядела очень подавленной.

— Леди Ольга? Вы?! — приветствовала она, с трудом скрывая непомерное удивление. Спустя секунды справилась с эмоциями и поклонилась. — Вы всё знаете, да?

Я кивнула.

— Дэсса... — по щекам Ламиэ потекли слёзы. — В её матрасе нашли змеек Алайи! Я не верю! Просто в это не верю!

— Ваша сестра очень хотела домой.

— Да, это правда, — с жаром произнесла служанка. — Только моя сестра не из тех, кто пойдёт против старших. Понимаете? Дэсса не способна на это. Поверьте!

— Она влюблена! А любовь нас делает сумасшедшими.

— Любовь не мешала ей страдать и находиться во дворце вот уже двадцать оборотов луны!

Я прикинула. По местным меркам больше трёх месяцев. Как-то многовато для девушки, знавшей о вратах. Но Дэсса могла сомневаться всё это время, мучиться, решиться на кражу, спрятать заколки, ждать удобного времени, надеясь, что гроза обойдёт стороной. Но быть такой спокойной при разговоре со мной, зная, что поиски украденного начались? Бред! Только не Дэсса! Она бы выдала себя!

— Леди Ольга! Вы должны верить мне! — Лами снова бросилась в ноги. — Дэсса — не воровка! Она воспитывалась в строгости и понимает, как опасно идти против хозяев. В нашем мире за воровство убивают. Преступников мучают перед смертью. Пытки страшные. Дэсса не могла оступиться. Она несчастная, но не дура и хочет жить! Я это точно знаю.

Ламиэ вдруг зарыдала. Горько, мучительно, сотрясаясь всем телом. Я не выдержала и опустилась к ней, чтобы хоть как-то утешить. Неизвестно, какие законы здесь, и что грозит девушке, посмевшей позариться на собственность Водного. Если невиновность Дэссы не будет доказана, страшно представить, что её ждёт. Я прекрасно знала, кто такие драконы.

— Она моя единственная кров-виночка. Она мне как ддочь. Я растила её столько лет, — спотыкалась от чувств Ламиэ, — мама же умерла...

— Ну, хорошо, — сочувствуя, я гладила её по плечу. — А камни? Их-то зачем Дэсса припрятала?

— Камни? — подняла мокрые глаза служанка. — Какие ещё камни?

— Два разукрашенных кулона. На одном нарисован аист, на другом — красивый цветок.

— Нет... Я их не видела, — замотала головой Лами. — Я была, когда стражники вспороли матрас. Они спрашивали про камни, но Дэсса клялась, что понятия не имеет, откуда взялись заколки. Какие уж камни! Она так испугалась... Она чуть в обморок не упала!

— Ну, хорошо... Хорошо.

Я медленно поднялась. Призрачная надежда растворялась, как дым, оставляя после себя пустоту. Как-то стало тоскливо. Я предполагала, что вор, укравший заколки, прихватил и камни с собой. Ланорд, в чьей силе металлы, нашёл эти змейки. Я надеялась, что с его помощью найдутся и кулоны с Земли. Но... Нет. Всё закончилось на той точке, с которой и началось.

Быстро взглянула на Ламиэ. Мог Арден навязать ей свою волю? Мог рассказать собственную версию событий? Не помешает расспросить и Дэссу, если внушать ей Лидосский не может.

***

На мгновение показалось, он мог бы убить.

Ланорда. Её. Подойти, разбросать их в разные стороны, утвердить свою власть и навсегда вырвать из памяти сцену, нечаянно возникшую перед ним.

Настроение и так безнадёжно испортилось, когда на столе аккуратными столбиками появились шкатулки. Ривес принесла драгоценности ему в кабинет. Украшения, подаренные Ольге от чистого сердца, теперь стали насмешкой и подтверждением бесполезности всех ранних усилий.

Ольга... Загадочная неприступная Ольга... Манящая и желанная женщина одним поступком перечеркнула все надежды и планы. Та, о которой он думал всё время и не мог выкинуть мысли из головы.

Пилия сухо рассказала о визите Рейно, а потом он сам вознамерился найти её и потребовать объяснений.

Нашёл... И вот чудом сдержался.

Аллерский нежно обнимал Ольгу, пока та пылко прижималась к нему. Никакого сопротивления, мягкие голоса, душевная близость. Что связывает этих двоих? Когда и что он упустил, позволив Ланорду посещать его крепость без спроса?

Ольга, конечно, сбежала. Гордая, не желающая отвечать на вопросы. Жуткая в своём стремлении досадить.

Эти волосы... Разве он такие имел ввиду, когда сказал, что с длинными ей будет лучше? Почему она превратно истолковала его простую невинную прихоть?

Ещё вчера на ужине начался перебор. Волосы были везде, они прятали соблазнительные изгибы, которыми он до сих пор любовался... Пожалуй, только лицо и голос напоминали о той, кого он украл, не в силах справиться с безрассудным порывом.

Ну да... Ещё вчера он думал, что Ольге не помешает в полной мере «насладиться» собственной глупостью. Хочет носить копну? Пусть. Он терпелив. Рано или поздно, поймёт, что манипулировать им не получится. И решение отращивать волосы, она сама приняла. Он не настаивал. Предложение испробовать силу магии всего лишь предложение и... его личные оправдания. На самом деле он хотел видеть Ольгу послушной, уступчивой, любящей. Но стало всё только хуже.

«Всё вы понимаете, Арден!»

До сих пор в ушах звучали её слова, и он впервые задумался. Провожал взглядом девушку с прямой спиной, расправленными гордо плечами и... любовался. Она вновь бросала его: несломленная, уверенная в себе, невзирая на тяжесть, волочившуюся под ногами... И вызывала внутри жгучее чувство добиваться её покорности дальше.

— Ты дурак, Арден! — произнёс Ланорд, как только закрылась дверь. — Даррван.

— А ты, смотрю, очень скорый. И давно вы на «ты»? — зло бросил и оказался пригвождённым ответом.

— Давно.

— Какого ра'кшама ты здесь делаешь? — прищурился. — Сам расскажешь, как на этот раз обошёл главный портал?

— Я чувствую Ольгу, её настроение. И у меня есть субартефакт, подаренный тобой. Забыл?

Арден едва не скрипнул зубами и сузил глаза. Напряжение ещё больше усилилось, превращая его в опасную стальную машину, готовую перемолоть кости новоявленному врагу.

— Мне, кажется, — процедил, — ты зарываешься, друг. Ты не в Раниндаре и здесь не дворец для любовных интриг.

— Поэтому плести интриги ты предпочитаешь сам? — насмешливо прищурился Аллерский. — Издеваешься над беззащитной, наслаждаешься её страданиями.

— По-моему, ты не в себе. Я за неё отвечаю.

— И держишь насильно.

— Она в гостях.

— Серьёзно? В таких, что не может уйти? Кого ты обманываешь? Порталы она открывать не умеет. Заколки нашлись. А камни с самого начала были у тебя? Так?

— Они лишь предлог. Средство её удержать. А ты мешаешь. Вертишься вокруг моей женщины.

— Она не твоя. До сих пор не стала и навряд ли ей станет. Не видишь, с каждым днём она от тебя отдаляется? Драгоценности вернула, волосы назло отращивает, разговаривать не хочет. Разве так себя ведёт влюблённая женщина?

— Это ты нагло вмешался. И даже не скрываешься, играя роль милого доброго друга.

Ланорд невесело усмехнулся, вызвав ещё большее раздражение. Что Аллерский пытается ему доказать? Как он мучает Ольгу, у ног которой роскошь, влиятельный, сильный дракон, готовый исполнять её любые желания?

— А что ты хотел? — Ланорд шагнул к нему, не обращая внимание на его злость. — Я должен поддерживать тебя в играх? Хочешь её сломать? Ты ослеплён. Она закрыта и недоступна. До сих пор. Ты хоть понимаешь, чем всё закончится, если не остановишься вовремя?

— И ты решил мне помочь, — едкую иронию скрывать не стал.

— А кто ещё раскроет тебе глаза? Я давно нашёл бы Альросского, но нет. Я здесь. С тобой. Разговариваю. Как думаешь, почему?

— И почему же?

— Потому что я твой друг. А Ольга... Она чудесная девушка. И я завидую тому, что ты раньше встретил её. Но ты ей нравишься. Или нравился. Я не знаю, каков её порог терпения и понимания. И сможет ли она простить.

— Убирайся. Отсюда. Вон.

— Как скажешь, — спокойно ответил Ланорд. — Я тебя предупредил.

Аллерский отступил, открыл портал и ушёл. Через миг ничего больше не напоминало о нём. Арден раздражённо повёл плечами. Следовало с самого начала запретить несанкционированные посещения и закрыть дворец. Теперь он обязательно исправит оплошность. Ольга принадлежит ему, и расставаться с ней он не намерен.


Глава 7 | Любимая для колдуна. Вода | Глава 9