home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

В какой момент нахлынула пустота? Сложно сказать. Наверное, после того, как закрыла дверь комнаты, в которой содержали Дэссу под стражей. Девушка была сама не своя, зарёванная и опустошённая. Она уверяла, что никогда не посмела бы взять ни заколки, ни камни.

Дэсса помнила всё. Ментальное сканирование она не проходила. Возможно, потому что дракону без разницы, кто настоящий вор. Главное — драгоценности найдены, виновник под стражей, а дальше — пусть ждёт наказания.

Но я-то поняла, что девчонку подставили. И желание восстановить справедливость перевесило отчаяние в собственной безвыходной ситуации. Наказание без вины — хуже не придумаешь в жизни.

Я брела по коридору, уставшая (всё же волосы были обузой), и думала, кому выгодно подставить девчонку. За одной из дверей до меня донеслась перебранка. Плакала женщина. Мужской голос её уговаривал, выделяясь едва слышным, приятным тембром. Снова кто-то кого-то обидел и пытался просить прощения.

С чёткой мыслью встала, как вкопанная. Надо выяснить, откуда Арден узнал, где искать пропавшие вещи. Почему не спросила раньше? А вот некогда было в плену бурных, противоречивых эмоций. Чувства... Они нас делают слабыми, если не умеешь с ними справляться. Снова любимые грабли.

Я не могу прошлое изменить, и обстоятельства бывают сильнее. Чем быстрее смирюсь, что слаба сейчас, и успокоюсь, тем скорее найдётся выход. Неуправляемые эмоции делают меня беззащитной. Они хороши только там, где есть страсть и постель. И то, ненадолго. После — всегда наступает похмелье, если чувства не подкреплены уважением к себе и партнёру.

Чтобы справиться с трудностями и обрести силу, я должна взойти над эмоциями, встать над ситуацией и увидеть её глазами не Ольги Рейно, а стороннего наблюдателя за поступками Ольги. Напоминание себе простой истины неожиданно придало сил.

Ардена нашла в кабинете. Сначала в глаза бросились шкатулки с подарками. Они стояли в ряд на письменном резном столе. Лидосский сидел поодаль в массивном кресле и крутил в руках одну из змеек Алайи. Угрюмый неприступный дракон казался полностью погруженным в размышления. Его настроению соответствовала атмосфера самого кабинета, нагнетаемая тяжёлыми портьерами, закрывающими ложные окна, тусклый свет, испускаемый магическими шарами. Угу... Дракон в своём логове. Почему-то на ум пришло такое сравнение.

Я остановилась на пороге, громко постучав. Взгляд мрачного дракона плавно обратился ко мне и вдруг прояснился, на губах появилась улыбка.

— Ольга... — с облегчением выдохнул он и поднялся, приглашая войти. — Рад тебя видеть.

— Я по делу, — сухо произнесла.

— По делу?

Лидосский постарался подавить разочарование, придав себе неприступно-обиженный вид, и указал на соседнее кресло возле торшера.

— Присядь. Поговорим.

Я воспользовалась приглашением и, не дожидаясь новых вопросов, спросила:

— Откуда стало известно о том, что заколки находились у Дэссы?

— Что? — Арден как будто опешил. — Почему это тебя так волнует?

— Дэсса не виновата в краже. Я уверена, её кто-то оговорил.

Мне показалось, или Арден не понял, за кого я только вступилась? Что ему слуги? Да, они живут в сытости и тепле, но всё же для дракона — мелкая пыль. Какая разница, кто из них виноват в преступлении? Водный хмурился, явно пытаясь предугадать суть предстоящего разговора. И предпочёл молчать, оставляя для себя преимущество.

— Вы узнали, что змейки зашиты в её матрасе. Откуда? Как это произошло?

— Я расскажу, — произнёс Арден. — Но позволь мне объясниться сначала. Выслушай.

Стоило усилий подавить тяжкий вздох. Я предполагала, что дракон рано или поздно захочет выяснить отношения. Пришлось кивнуть. А что мне оставалось? Я по-прежнему зависела от Водного и его доброй воли.

— Мне очень неприятно, что ты вернула подарки, — попробовал он надавить.

Арден не сводил с меня глаз. Наступила пауза, ответом на которую стал мой спокойный, почти равнодушный вид. Меня нисколько не смущал собственный поступок, и дракон это понял. Какое может быть раскаяние после сознательного решения? Если он огорчился, мне жаль. Ведь сам напросился!

— Но я сам виноват, — гораздо мягче продолжил Лидосский. — Заставил тебя терпеть мою назойливость. Следовало прислушаться к твоим желаниям. Не надоедать с украшениями, не предлагать бальзам.

— Не действовать исподтишка, — подчеркнула я сложившийся факт.

Я не обвиняла дракона в том, что он заставил меня отращивать волосы. Сама вызвалась. Ведь могла подстричь их сразу, как только увидела длинными? Могла. Не стала. Но в данном случае мы оба понимали, что подсовывание втихаря средств по уходу за волосами не является благородным поступком.

— Мне следовало предупредить о бальзаме заранее, но я предполагал, что ты откажешься.

Правильно предполагал. И нашёл выход, предоставив мне шанс распробовать «волшебное средство» на практике. Вдруг понравится? И, похоже, дракон извинялся.

— Прости. Подобное не повторится.

О! И правда, просит прощенья. Я кивнула. Верить или не верить его словам не могла. Время покажет, но хотя бы признался в том, что перегнул. По крайней мере, данное раньше обещание — не лезть мне в голову, Арден выполнял, чем весьма обнадёживал.

— Хорошо. Так что с заколками? — вернулась к делу. — Каким образом, стража узнала, что они зашиты в матрас?

Арден почему-то вздохнул. Тень досады скользнула по его лицу, но быстро растворилась улыбкой. Неужели, ожидания не оправдала? Или он надеялся, что я растрогаюсь и брошусь в его объятья?

— Мне прислали накануне записку. Без подписи.

— Можно взглянуть?

Арден поднялся, чтобы спустя минуту передать мне тонкий лист с тремя корявыми строчками. Человек, написавший записку, либо очень плохо владеет письмом, либо выводил буквы левой рукой...

Я задумалась. Из нескольких подозреваемых, самый главный был, пожалуй, один.

— У меня есть просьба...

Подняла глаза на дракона, и тот опустился на пол рядом со мной. Так, чтобы наши лица оказались друг напротив друга. Мужской взгляд я выдержала с трудом. Уж очень он был выразительным, цепким и в то же время задумчивым.

— Для тебя — всё, что угодно.

— Нужно собрать кое-кого из прислуги. Липпу. Тони. Мили и Льен.

— Я распоряжусь, — Арден кивнул и взял меня за руку.

Скажем так: на удивление быстро нашёл её закопанную в волосах. Выудил из буро-зелёной копны и поднёс к губам. Обжёг горячим дыханием. Приложил ладонь к своей щеке, заставляя меня почувствовать гладкую тёплую кожу. Повёл руку, моделируя нехитрую ласку, снова поцеловал. Нежно, с каким-то внутренним трепетом прямо в раскрытые пальцы. Кровь зашумела в висках, прилила к щекам и отхлынула от красноречивого взгляда.

— Хочу быть тебе ближе, — произнёс он, по-прежнему сжимая ладонь, — только не знаю как. Чем загладить вину?

На этот раз я промолчала, аккуратно выудив кисть из захвата. Просто поняла, что не хочу слушать очередную порцию уговоров и лжи в ответ на просьбу открыть портал между мирами. Не видела больше смысла проситься домой, когда не хотят отпускать.

Пауза неумолимо затягивалась. Арден и так знал ответ. Тогда дракон резко встал, шагнул к дверям и спустя мгновение потребовал к себе камердинера.

— Привести сюда Липпу, Тони, Мили, Льен, — отрывисто ему приказал. — Быстро! И стражников двух позови!

Внимательно выслушав хозяина, слуга немедленно удалился.

Я оказалась права. Нехитрый диктант расставил всё по местам. Почерк на записке полностью совпал с почерком глупой служанки. Липпа на третьей фразе начала шмыгать носом, а потом вдруг расплакалась. Недоуменный взгляд дракона вызвал ухмылку. Они не знали то, что знала Липпа и я.

— Все, кроме Липпы, свободны, — распорядился Арден, чутко уловив мою мысль. — Стража пусть ждёт за дверью.

Слуги безмолвными тенями растворились, с трудом пряча невольное любопытство. Служанка вся съёжилась в кресле, ожидая расправы.

— Я могу проникнуть в её разум, — хищно улыбнулся дракон, — и узнать всё, что нам нужно.

Тут же вспомнилась головная боль и тошнота после воздействия Ардена. Показалось, что не так и безобидно для жертвы, если в её голове будет копаться кто-то чужой.

— Это безопасно?

— Смотря сколько тратить энергии, — лаконично ответил Лидосский. — Больше сил — меньше последствий, тоньше воздействие. Останется лишь лёгкая усталость, может быть, тошнота. Меньше сил — грубее работа. Можно потерять себя, способность думать, сознавать происходящее. На время или навсегда. Тут уж как повезёт. Или как я захочу, — добавил гораздо тише.

Липпа побледнела сильнее. Арден не сводил взгляд с запуганной его словами служанки. Я же ужаснулась, вдруг осознав, какой рядом монстр. К счастью, монстр, вроде как, прекрасно знал и контролировал собственный дар и не пользовался им без крайней нужды.

— Ну что, Липпа, может сама признаешься? — предложила я, горячо надеясь, что служанка проникнется. — Нет ничего хуже превратиться в растение.

Нет никаких гарантий, что дракон расскажет всё, что увидит. А так есть шансы, что камни найдутся, если служанка их тоже взяла. Надежда вновь появилась, когда Липпа всхлипнула и кивнула.

— Я не хотела, — подняла она глаза на меня. — Я не думала, что так получится.

— Как получится?

— Тони... И Дэсса, — Липпа прижала руки к груди. — Вы — женщина. Вы должны понять, как сжимается внутри, когда любимый смотрит на других женщин. А на неё он смотрел так нежно... Я так боялась, что он бросит меня.

Кафе с летней площадкой, небольшие круглые столики из стекла и ротанга, тканевые салфетки в крупную красную клетку, в вазоне цветы, испускающие пряный, чуть сладкий запах. И улыбка Артёма напротив. Та самая, которой я могла бы любоваться часами. И брюнетка, подавшая нам каппучино... Как сейчас.... Лёгкое напряжение в теле и нехороший укол предчувствия от того, что в карих глазах вспыхнуло пламя, когда его взгляд остановился на ней, на её губах, спустился к вырезу блузки. Он сам подался вперёд, неосознанно желая приблизиться к незнакомке с ароматом духов, в которых угадывались тяжёлые древесные нотки...

— И поэтому надевали сапфиты? — усмехнулась я, вспоминая, как хотелось в первое время быть красивее её. Бельё, одежда, новая причёска... Всё это, на самом деле, несусветные глупости. В искренних чувствах нет места чужим.

— О... Это... Вы и это знаете?

Арден хмыкнул, проявив недвусмысленный интерес. Я же... Чёрт... Как бы не прилетело глупой служанке и за то, что надевала чужое.

— Что было дальше? Не будем уклоняться от темы.

— Мне стало так больно... Так больно! Я в тот день убиралась в зале с коллекцией. Я ненавидела Дэссу. Вы понимаете? Она прикрывалась несчастной любовью, а сама строила глазки моему жениху!

— Что вы сделали?

— Я взяла змеек Алайи.

— А камни с белой лилией и цаплей?

— Камни? — служанка отпрянула, спиной прижимаясь к спинке стула. — Я не брала никакие камни. Нет! — энергично замотала головой. — Нет! Не подумайте!

— Продолжим, — я не удержалась от вздоха. — Вы взяли только змеек. Зачем?

Липпа зло прищурилась.

— Я решила уничтожить её. Раздавить. Но потом...

Мы терпеливо ждали, пока служанка совладает с эмоциями.

— Пришёл Тони, принёс цветы и... колечко. Ему доставили его с Леврии. Красивенькое такое, с жёлтым камушком внутри. Он клялся в любви. Мы наметили дату свадьбы.

— Почему не вернули змеек?

— Я хотела. Правда, хотела, но в тот день, — Липпа перевела взгляд на дракона. — Милорд нас созвал всех и оповестил о краже. Вот тогда я испугалась. Я сильно испугалась.

— Трусость заставила вшить змеек в чужой матрас? — криво усмехнулся Арден. — Очень подлый поступок.

Я приподняла брови, но постаралась спрятать эмоции. Чья бы корова мычала! Ещё неизвестно, кому принадлежит гран-при за подлость в подводной клоаке из лжи и коварства.

— Не-е-ет! — не разочаровала служанка. — Не так! Дело в том... Дело в том, что я узнала... Услышала на кухне... Что за день до подарка... Тони с Дэссой ругались. Он... Я узнала, что он явился с кольцом после того, как Дэсса ему отказала. Она сказала, что любит другого. А Тони сказал, что любит её.

Липпа горько разрыдалась, сгорбилась, вмиг состарившись лет на пять. Я ей не мешала, вспоминая Артёма. Вся боль, все слёзы, все мысли вдруг нахлынули, погружая меня в не такое уж и далёкое прошлое. Он ведь меня предал тогда...

— Дальше что? — нетерпеливо продолжил Арден.

— Дальше я вшила заколки, когда Лами и Дэсса ушли в мастерскую и... написала записку.

Я прикинула. Как раз примерно в эти часы разлетелись притяжители Ланорда. Чуть пораньше бы стали искать, и виновница была бы другой.

— Стража! — Арден не стал больше ждать. — Уведите эту служанку. Ту, что сидит за кражу, выпустите.

— О, милорд! — Липпа вскочила и бросилась в ноги дракону. — Смилуйтесь, прошу. Я вам верой и правдой служила. Не будьте строги со мной. Я... Это... Простите... Ревность, она глаза застила!

Лидосский отступил на шаг, как будто даже брезгливо. Плотно сомкнутые, искривлённые губы, надменный взгляд и тень отвращения на лице от вынужденного унижения Липпы. И тогда служанка кинулась ко мне.

— Леди Ольга. Прошу вас! Ну вы то меня понимаете? Это Тони виноват, что так вышло! И Дэсса! Не я! Понимаете? Я — жертва. Я всего лишь люблю!

Отрицательно покачав головой, я показала, что не мне здесь решать. В конце концов, надо думать, что и как делаешь, и нести ответственность за поступки. Для меня же произошедшее стало ещё одним доказательством того, что бывает, когда додумываешь за других.

Липпа оказалась одной из женщин, живущих эмоциями. Она позволяла им управлять собой и, к сожалению, поплатилась. В порыве подсунула змеек, оклеветала невинную, зная, что той грозит наказание. А раскаялась только после поимки. Если ещё раскаялась...

Теперь служанка винила в происходящем что угодно, кого угодно, но не себя. Не хотела брать ответственность за свершённое. Что ж... Тот самый случай, когда человек предпочитает врать себе и другим из удобства и не желания в себе что-то менять. Липпа не уважала себя. Какое к ней уважение появится у других?

Стражники вывели Липпу. Девушка не скрывала слёз, представляя собой жалкое зрелище. Я повернулась к дракону.

— Какое ей грозит наказание?

— Ольга, — дракон попытался уйти от ответа. — Не думаю, что тебе понравится мой ответ.

— Переживу, — я не сводила глаз с Ардена.

— За воровство и обман её выпорят.

— Она останется в живых после порки?

Наступила короткая пауза. Судьба Липпы решалась. Интересно, насколько жестокий дракон?

— Хорошо, Ольга, — Лидосский вдруг улыбнулся. — Наказание будет, по-возможности, мягким.

Что он сказал? Хорошо? Может ли его ответ значить, что здесь царят дикие нравы? Хотя и на Земле до сих пор рубят руки и бьют до смерти, казнят. Просто чудесно, что уточнила специально. Лидосский не захотел выглядеть чрезмерно жестоким, поэтому пошёл на уступки. Главное, решение дракон принял сам. Я всего лишь спросила.

— Ты очень умная женщина, — с нежностью сказал Арден и качнулся ко мне. — Скажи... У нас есть шансы восстановить отношения? Ты простишь меня?

— Я вас ни в чём не обвиняла. Пока. — сделала акцент на последнем слове. — Если не возражаете, оставлю вас. Немного устала.

— Поужинаешь сегодня со мной?

— Нет. Не хочу смущать вас своим плохим настроением, — отказала дракону и тихонько покинула кабинет.

Настроение портилось быстрее летней погоды в горах. Вот только я радовалась, что удачно раскрыла воровку, но тут же поняла, — камней не нашла. Снова возникло отчаяние, подкатывающее к горлу истеричным комком. Неизвестность и безысходность мучили. Я от них задыхалась. Что будет дальше? Смахнула невольную слезу, но заставила себя успокоиться. Не дождётся. Унижаться, просить не буду.

Вернулась в спальню и спокойным голосом вызвала Вайку, попросив её привести Жакли. Настала пора распрощаться с копной. Ситуация с Липпой полностью выбила из колеи или, наоборот, заставила взглянуть на себя по-другому. Я расхотела Ардену что-то доказывать. Чем я отличаюсь от глупой служанки? Ничем. Только потешить публику. Сколько пройдёт дней, пока я полностью стану куклой, равнодушной к своему заточению?

— Леди Ольга, — Жакли выглядела очень бодрой с саквояжем в руке. — Вы хотите подкраситься? Корни уже отрасли.

— Нет. Состриги их, пожалуйста. Полностью.

— Ох, леди! — обрадованно всплеснула руками Жакли. — Вам какую длину? До пояса оставить или чуть ниже лопаток?

— Вот так, — резанула пальцем по затылку, — стриги. Без лишних вопросов.

— О...

Ну да. Я понимаю. Баланса мне не видать даже в длине волос. То два метра за спиной по полу волочится, то под мальчишку. Но я так решила и отступать не собиралась. Не хотел на меня Арден смотреть, когда волосы были до плеч? Вот и прекрасно. Сам того не зная, оказался катализатором к действию. А короткую стрижку я планировала давно. Если не понравится, у меня есть бальзам. Вот где простор для экспериментов и радости.

Я села на резной мягкий стульчик и нетерпеливо повела плечами.

— Жакли. Приступай. Волосы надоели.

— Слушаюсь, моя госпожа, — и парикмахер тут же закрутилась возле меня.

Жакли ушла, оставив меня злой и счастливой. Почти счастливой. Как это возможно в тюрьме. Обрезав волосы, я всё равно что сбросила с плеч тяжкий груз. Искупалась в бассейне, переоделась, наслаждаясь чистотой в каждой клеточке. Всё это время я думала, как действовать дальше.

Быть собой, естественной — понятно. Только вот как двигаться к цели? Где искать эти чёртовы камни? В личных покоях дракона? А если он спрятал их с помощью магии? Тогда пропажу ни за что не найти.

Я ходила по комнате из угла в угол, перебирая в уме различные варианты. И как назло ни один мне не нравился. Заниматься обыском в чужой спальне — провокационная, опасная мера, когда идёт речь о мужчине, от которого хочешь сбежать. Заняться опросами слуг, убирающихся в покоях дракона? Но та же Липпа ничего не видела, другие могут держать рот на замке.

Как же меня выводила из себя вся эта глупая ситуация! Ну почему я такая слабая и не могу за себя постоять? Пальцы сжались на тонком горлышке бутылька с туалетной водой... Рука поднялась, а в следующий миг без тени сожаления я запустила предмет в сторону чудо-дверей. Просто, чтоб выплеснуть ярость.

— Дракхи! — выругался Арден, внезапно явившийся из проёма. — Что происходит?

Сказала бы я ему что, но даже не улыбнулась. Я предупреждала — настроение у меня отвратительное. Делать вид весёлый и придурковатый не было никакого желания.

Дракон в свою очередь замер. Он остановился возле дверей, и мне показалось, левый глаз Ардена малость дёрнулся от неожиданности. Сначала я выжидательно прищурилась, пытаясь понять, что случилось, потом вспомнила. Ах, да! Волосы!

— Тебе... Новая стрижка... Хорошо... — как-то не очень убедительно сделал комплимент Арден. — Первый раз вижу у женщины такие короткие волосы.

— Это ещё не предел, — самодовольно заявила я. — Можно и покороче.

— Ну да, — с небольшой заминкой кивнул дракон. — Ты вольна делать всё, что угодно с собой.

Умница! Выводы сделал правильные. И с чем пожаловал? Неужели только за тем, чтобы объявить мне и так очевидные вещи? Я наклонила голову, продолжая молчать.

— Ольга. Я очень надеюсь, что ты поймёшь меня и простишь.

Внутри ухнуло. Почему-то вдруг подумала о служанке. Слишком эмоциональная Дэсса могла что-нибудь с собой натворить. Быть без вины виноватой очень и очень сложно. Давит морально, заставляет терзаться. По крайней мере, меня. А вспоминая затравленный взгляд девушки, не сомневалась, что та же участь может постичь и её.

— Что-то с Дэссой?

— Нет. Служанку выпустили из-под стражи. Хочу поговорить о другом. Прежде чем я расскажу, ты должна знать... Я всегда восхищался и буду восхищаться тобой. Ты настолько поразила меня непосредственностью, что я просто не совладал с эмоциями. Я не хотел с тобой расставаться, мне нравилось думать, что нас свяжет немало приятных минут, но всё пошло не так. И...

Арден вздохнул, явно не решаясь сказать. Что вообще происходит? Кратковременная заминка оказалась мучительной, но дракон всё же продолжил:

— Камни. Их не было. Я сделал заказ. Им подготовили место на стойке.

— Что?

Вопрос повис в воздухе и растворился. Это что же получается...

— Я надеялся... Хотел тебя сделать счастливой. Но понял, что твой свободолюбивый характер лишь отталкивает тебя от меня.

— Что-о? — Постепенно доходил смысл всех слов. — Камней никогда не было?

— Ольга... Позволь, я всё объясню.

— Ещё объяснения? Какие?

— Я могу вернуть тебя домой, но приглашаю с собой в Раниндар. Увидишь мир драконов, побываешь на балу Лунни, который проводится раз в десять лет. Там встретишься с Евой и Ридериком. Мы известим их о твоём прибытии.

— Это так по-одло!

— Ольга. Прошу!

— Это мерзко... — выдохнула, не в силах совладать с волной гнева. — Отвратительно!

Я шагнула к дракону, искренне сожалея, что флакон с туалетной водой не прилетел прямо в него.

— Вы! — я задыхалась от нахлынувших чувств. — А Ева? Ева знала или про неё тоже соврали?

— Я сообщил ей. Она рассердилась.

— Рассердилась? Да она до сих пор сходит с ума! А я... Вы хоть понимаете степень подлости своих действий? Столько лжи... Ради чего?

— Ты мне очень нравишься, Олья... Я тобой восхищаюсь.

— Да что вы говорите! — снова выплеснулись эмоции. — Вы.... Я вас... Ой, как я вас зато ненавижу!

После этой фразы я оказалась в объятьях. Вроде бы надёжных, но таких двуличных и лживых. В тесных и крепких, наполненных приятным ароматом духов.

— Олечка... Послушай... Влюбился в тебя, как мальчишка...

— Идите к чёрту! К чёрту иди! — я ругалась, не в силах совладать с бушующей бурей. — Ненавижу! Ты мне зато безразличен! Ты — лжец! Таких, как ты — ненавижу!

А он... Он продолжал удерживать меня, горячо шепча слова оправданий. Обещал больше не лгать, говорил, что это был единственный, на самом деле, проступок. Сказал, что не удержался от соблазна. Как не хотел отпускать... Я сжала кулаки и со всей силы въехала ему по рукам, удерживающим меня от побега, потом по предплечьям, плечам. Ещё раз... Но толку!

Внутри пылал гнев вперемешку с обидой. Всё это время Арден играл. И пусть я знала, догадывалась чуть ли не на девяносто процентов, что в ситуации с камнями замешан дракон... Но что их вообще не существует? Новость стала ударом под дых...

Всё это время душу не покидала надежда, что Арден не такой подлый. А тут... Всё-таки настроила «замков», а теперь получала сполна. Иллюзии разрушились, Водный провёл меня, как соплячку. А мне... будет урок! Ведь я даже мысли не допустила, что Арден блефует. Что я искала? Кого? Воровку заколок?

Напряжение, досада и раздражение требовали выхода, и я не стала препятствовать чувствам. Арден стойко терпел и даже отпустил меня, и всё испортил. Я отступила и, не сдерживаясь, хлестанула его по щеке. На гладкой коже тут же проступили красные пятна. В синих глазах зажглись нехорошие огоньки. Такие... Очень нехорошие, тёмные.

— Ну это слишком! — вдруг рявкнул он. — Да. Я, может быть, и подлец! Но я действовал искренне и ни о чём не жалею!

Я вздрогнула от неожиданности, а потом всё случилось. Отшатнулась назад. Но поздно! Арден налетел на меня, скрутил снова в объятьях. Попытка увернуться от поцелуя оказалась плачевной. Удерживая голову, Арден впился мне в губы. Жадный поцелуй, нетерпимый заставил меня глупо поддаться. Даже всхлипнуть не успела, как очутилась в плену. Теперь страстном и жгучем. Внутри всё вспыхнуло и разгорелось: мышцы, кровь, каждая клеточка. Мир закрутился, распался мозаикой. А поцелуй продолжался, напористый, жаркий, пока не осталось сил. Лишь тогда Арден чуть отстранился, разрешив перевести дух.

— Безразличен? Вот это чистая ложь, — самоуверенно заявил, но тут же поправился. — Прошу. Дай нам шанс. Давай отправимся в Раниндар. Тебе понравится, я уверен.

— Иди к чёрту! — прошипела я и снова пропала.

Казалось, дракон решил во что бы то ни стало доказать мне, какая страсть у нас играет внутри. Я таяла и сгорала, и сходила с ума, пытаясь бороться с мужчиной. Пока силы окончательно не иссякли, и я не сдалась. Я проиграла. Он выиграл. Потянулась, прильнула к Ардену скорее по наитию, сердцем, забыв о голосе разума. Полностью растворилась в эмоциях, поддаваясь собственной слабости. Возбуждение мужчины захлёстывало меня с головой. Ни один из моих прошлых партнёров так меня не желал...

Вот тогда Арден прервал поцелуй и отстранился, не раскрывая объятий.

— Прошу, останься, — прерывисто дыша, попросил он. — Позволь мне показать свои чувства.

— Что же ты? — усмехнулась я, вытирая губы или закрывая их от него. — Надо было воспользоваться мной. Я же сдалась. Ты же этого добивался?

— Нет. Мне не нужна Ольга на одну ночь. Я хочу познавать тебя долгое время. У меня никогда не было более интересной женщины. То, что есть в тебе, хочется разгадать. Понимаешь?

Ничего я не понимала. Нашёл уникальный экспонат, как же! Скептично фыркнула, упёрлась руками в предплечья. Но легче сдвинуть скалу, чем упрямого Водного.

— Понимаю, ты обижена. Но как только скажешь, открою портал и доставлю тебя домой.

— Отпусти.

Арден послушался, по-прежнему не сводя глаз. Немного напряжённый дракон следил за мной очень внимательно, ожидая решения, как приговора. Это чувствовалось и просматривалось в его взгляде, выражении лица, интонации.

— Открывай.

Я ещё злилась. Больно. Всегда больно, когда бьют по гордыни. Не такого уж и матёрого полицейского обвёл вокруг пальца хитрый дракон. Он же насильно держал меня здесь. На что надеялся? И почему вдруг пошёл на уступки? Признался в содеянном, раскаялся, умоляет остаться... Впереди новый подвох? Или я опять ошибаюсь?

Лидосский вздохнул, чуть прищурился, невесело улыбнулся. Спустя секунду началось колдовство. Волна лазурной энергии мягко потекла с кончиков пальцев, формируясь в портал. Пространство менялось, пока внутри раздирало на части.

Я развернулась и молча вышла из спальни. Видеть его не могла. Ни Ардена, ни портал. Лидосский остался в покоях, но вслед ничего не сказал. Уверена, он просто прожигал меня взглядом, пока я сбегала. Не от него. От себя.

Шаг, другой, третий. Я шла по коридору, победившая и побеждённая. Чувствовала себя полной дурой. Не просто дурой, а по уши влюблённой в мужчину, который оказался сильнее меня. Подлый? Да, подлый. Но он всё-таки попытался исправиться: признался во лжи, совершил поступок... Показал своё небезразличие к происходящему, смирение с моим решением. Не сделай он этого — сбежала бы при первой возможности, несмотря на обуревавшие чувства. Разлуку с Артёмом пережила же? Подняла голову, нашла в себе силы жить дальше и хорошо ведь жила, наслаждаясь каждым мгновением. Стала сильнее, мудрее... Наверное...

Вернулась в покои. Портал мерцал, приглашая домой. Арден стоял возле пространственного коридора, словно испрашивая пытливым молчанием: простила или решила уйти.

— Я останусь, — тихо произнесла, и лукавые искорки вновь замерцали в синих глазах. — Я привыкла быть честной с собой. Не хочу рушить всё, не попробовав по-другому.

Портал тут же взорвался разноцветными огоньками. Лидосский подошёл ко мне и чуть приобнял. Коснулся лба своим.

— Сейчас я по-настоящему счастлив, — произнёс он. — И обещаю. Больше никакой лжи между нами. Веришь?

— Попробую, — кивнула. — Не мешает Еву найти.

— Найдём, — услышала ответ и вдруг подлетела, схваченная в объятья.

Всё вокруг закружилось и остановилось на лице дракона, полном радости и надежды.

— Ты что творишь?

— Это эмоции, — рассмеялся дракон. — Предлагаю, поужинать здесь, а завтра утром отправимся в новое путешествие.

И я согласилась. По-другому и не могла.


Глава 8 | Любимая для колдуна. Вода | Часть 2. Любовница Глава 10